активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » bring it on, my destiny [genshin impact]


bring it on, my destiny [genshin impact]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

BRING IT ON, MY DESTINY


raiden ei & yae miko//царство эвтюмии//сразу после победы путешественника

https://i.yapx.ru/P9nMy.png

All choice leads to my key
I hope you understand

All one step have the meaning
That’s make up all reasons

https://i.yapx.ru/P9nOF.png

Отредактировано Raiden Ei (2022-01-06 23:49:12)

+2

2

- Ты проиграла, Эи!

Объявила Яэ исход сражения. Путешественник победил. Мико не ошиблась в своём выборе. Она частенько выигрывала в соревновательную каруту под деревом, когда все вместе собирались. Эи и её друзья. Беззаботно, весело проводили время, не печалясь. Приятные были дни. Вскоре друзей у Баал не осталось, они погибли. Из всех них лишь Яэ выжила и осталась в здравом уме, но Эи решила запереться в царстве эвтюмии, оставив подругу и по-совместительству фамильяра. Побег средь бела дня! Эгоистично и по-детски, в духе маленькой Эи. Достучаться до неё оказалось сложнее, чем дождаться на небе грозы по середине ясного дня. Верховная жрица храма прибегла к очередной хитрости с помощью явившегося в земли Инадзумы чужеземца. От него пахло свежей, новой жизнью. Да, она без зазрения совести использовала его. Ну и что? Кто её за это покарает, неужели сама Эи? Эи, которая закрылась от всего мира. А кто научил её погружать собственную душу в сознание?

Старым подругам о многом предстояло поговорить. Теперь Эи придётся выслушать просьбы своего народа. Не отвернется от собственных людей. Сколько всего произошло. Изменения, которых так боялась Эи и от которых закрылась, не смогли обойти Инадзуму стороной. Сколь не прячь голову в песок, время идёт и мир меняется. Эи не архонт времени, чтобы его остановить. Ей предстоит увидеть изменённую реальность. Она понятия не имеет, чем сейчас живёт её народ и что вкладывает в слово вечность. Яэ многое придётся ей показать. Казалось, они больше никогда не встретятся, но судьбы их переплетены. Кто сказал, что лисица не скучала? Ей не хватало этого лица Эи. Проиграла и не могла в это поверить, вот всегда она с таким лицом. Мико устала от бездушной куклы, которая правила страной.

- Нам о многом предстоит поговорить. Не находишь? - заявила лисица, сложив руки на груди. Путешественник оставил их и пришло время поговорить тет-а-тет. На губах розоволосой заиграла загадочная улыбка. Сложно угадать мысли, которые крутились у неё в голове. Она умела скрывать тайны и обманывать. План добиться аудиенции у самой Эи, а не куклы, сработал успешно. Яэ пробралась в царство эвтюмии своей подруги с помощью подарка, который дала путешественнику. Теперь она могла разглядеть хорошенько, в какое одиночество себя погрузила правительница Инадзумы, размышляя о вечном.

- Ты собираешься выйти к своему народу, Эи? Кукла подобна тебе, выполняет весь функционал, но она лишь механизм для достижения целей. Ты нужна своему народу, разве, ты не услышала их мольбы? - именно стремления и желания людей, у которых были отняты глаза бога наделили путешественника огромной силой, которая позволила сразить Эи. Мико будто заранее знала, что произойдёт. Гадания в Храме сбывались, так может быть Верховная жрица гадала на удачу? Кто знает, чем она занималась и сколь долго разрабатывала свой план. У неё тоже было много времени подумать. Она предпочитала уединения и держалась обособлено. Мико плохо доверяла людям, звериное чутье подсказывало, что любой, даже самый хороший человек при определённых обстоятельствах способен на предательство. Она лишь искренне верна Эи, которая бросила её одну. Приручила и бросила. Очередной обман, обман, который свойственен не только людям, но и богам. Они тоже не постоянны. Обидно...

+2

3

Озвучено было очевидное — да, Райдэн Эи действительно проиграла. Не под натиском Путешественника, который, несомненно, был по-своему силен и умен, но под натиском людских стремлений и желаний. Глупо было бы отрицать собственное поражение и неправоту. Хоть Эи и была довольно упряма, но, тем не менее, признание проигрыша было естественной частью любой битвы. Когда-то она была воином, за плечами которого было не одно сражение. Но лишь ход этого оказался настолько непредсказуем.

— Ты права, — признала Вельзевул, вздохнув и подняв взгляд кверху. Поговорить им действительно придется, как ни крути. Яэ Мико оказалась, как всегда, гораздо хитрее, чем ожидалось. Если бы не ее вмешательство, кто знает, чем бы все закончилось в итоге. Они так давно не виделись... Эи была действительно удивлена, когда увидела старую подругу здесь. Сколько же лет прошло? Признаться честно, Райдэн была не уверена, что они еще когда-либо увидятся вообще. Это было непростое, но вынужденное решение ради обещания, которое она дала своему народу. Она больше не была чужой тенью — взяв на себя обязанности архонта, Эи пришлось исходить из общего блага, не из личного. Никто не должен был испытать то, через что пришлось однажды пройти ей самой. И именно ради этого она и ступила на этот путь, убежденная, что лишь вечность поможет избежать пугающей быстротечности.

Кто, как не Мико, должен ее понимать?

Тем не менее, Райдэн Эи была рада ее видеть. Царство эвтюмии находилось у нее в сознании, а значит, и отражало все то, что с ним происходило. Небо посветлело. На первый взгляд это будет не слишком заметно, но для Эи, которая провела тут слишком много времени в одиночестве, эта перемена сильно бросалась в глаза. Да и... сердце екнуло, если честно, когда она увидела знакомый силуэт. Слишком многое их связывало в прошлом, чтобы так просто это игнорировать.

— Именно из-за обещания, данного своему народу, я и делала все это. Только неизменная вечность может уберечь от потерь. Мы обе видели, к чему может привести стремление вперед, — взгляд был направлен по-прежнему куда-то наверх, в сторону. Эмоции скрыты под деланным равнодушием. Мико слишком хорошо ее знала, лучше, чем кто-либо, существующий на этом свете. Разве могла она скрыть свои истинные чувства и мысли, если бы решила взглянуть прямо на нее? Вдруг не смогла бы удержать эмоции под контролем? Она считала, что слов будет достаточно. Тем более, что каждое из них — правда.
— Сегун — идеальный правитель. Но... видимо, мне и правда придется внести в нее определенные коррективы, — раздался тихий вздох. Впереди ждали перемены, и этого уже никак не избежать. Райдэн Эи давно не видела мир вне царства эвтюмии. Рано или поздно ей, судя по всему, действительно придется покинуть его. Это и пугало, и вызывало определенное волнение. Осталась ли Инадзума прежней? Было страшно думать о том, насколько все могло поменяться, несмотря на ее усилия сохранить неизменность. И если она все же пересмотрит свое понятие «вечности», поддержит ли ее Яэ Мико? Хоть что-то, что совершенно точно было бы неизменно — это она рядом, на ее стороне. Но так ли это до сих пор?

Эи скучала. И, как уже упомянула Мико во время их диалога еще в присутствии Путешественника, ей действительно в глубине души было одиноко. Но имели ли значения ее собственные чувства, когда речь больше шла о судьбах стольких людей, проживающих на землях Инадзумы? Разве не эгоистично было бы вмешивать личные чувства и взаимоотношения?
— Инадзума... Какая она? — спросила Вельзевул вместо этого. Зачем строить какие-то догадки, что-то выдумывать, если можно спросить напрямую? Яэ была хитра, несомненно, и всегда себе на уме. Кто, как не Эи, это знал. Но разве стала бы она врать когда-то близкому человеку? Почему-то в этом были большие сомнения. Отсюда исходило доверие, несмотря даже на последние события. Доверие абсолютное, проверенное временем.

+2

4

Подарить частицу теплоты. Крепко обнять подругу. Скрасить одиночество любовью. Заполнить хмурый пейзаж эвтюмии красками. Всё это и даже больше хотелось сделать Яэ, но она держалась на расстоянии. Она держала в узде свои чувства, пока не поговорит. Пока не добьётся от Эи желания выйти наружу и самой увидеть свою Инадзуму, которую архонт лелеяла в собственных воспоминаниях. Неужели Вельзевул искренне считала, что течение времени оставит всё неизменным? От Мико не ускользнули изменения вокруг, как небо становилось светлее, темнота красок эвтюмии отступала. Её не обмануть так просто, задрав подбородок высоко.

- Мы обе видели, но избрали разные пути, - согласилась Верховная жрица, кивнув. События прошлого должны оставаться в прошлом, Эи пора принимать реальность таковой, какая она есть и не закрываться в комнате, хлопнув дверью, - думаю, после произошедшего тебе предстоит не только внести коррективы в сёгун, но и пересмотреть свои взгляды на вечность, - озвучила вслух очевидность. Она вполне могла позволить себе повторение слов, что говорила при путешественнике, чтобы донести свою правду. Раскрыть глаза своей подруге и вернуть её к жизни. В какой-то момент Яэ казалось, что она потеряла свою Эи, пока не появился чужеземец и пророчество сбылось, - Инадзума изменилась, но она по-прежнему Инадзума. Она никуда не делась и лучше тебе самой посмотреть, - предложила жрица, делая несколько шагов навстречу. Она мягко ступала, как лисица будучи в облике человека. Ты покинула меня, Эи. Покинула на целую вечность. Яэ обидно и одновременно она не могла позволить себе долго обижаться на подругу. Она понимала, почему Вельзевул выбрала такой путь, понимала, как утрата друзей глубоко повлияла на неё, но ведь они обе их потеряли. Они остались друг у друга, так почему бы им не держаться вместе? А не расходиться по разным измерениям. Никого уже не вернуть, надо с этим жить.

- Тебя обманули. Своим указом "Охоты на глаза" ты подвергала людей страданиям, которых ты хотела избежать. Я знаю, что ты никому не желала зла и делала это во благо, но.. - лисица берёт небольшую паузу, путешественник тоже об этом говорил, но сейчас Яэ хотела донести немного другую мысль. Она не обвиняла свою подругу ни в чем, она понимала для чего Эи всё устроила, просто не зная всех деталей, как достигался её указ, - боль от потери наших друзей останется в нашем сердце навечно. Они живы, пока живут в нашей памяти. Не обязательно уходить в себя. Не стоит навязывать людям свои взгляды на вечность и заставлять страдать. Они любят Инадзуму и не пытаются её разрушить, зачем им разрушать свой дом. Посмотри, как тут всё расцвело. Ты ведь рада моему появлению и наверняка не откажешься от чего-нибудь сладенького, хи-хи, - лёгкий невинный смешок, не несущий в себе никакого подвоха или сарказма. Она чуть склоняет голову, ближе к ухо своей подруге, - я скучала.

Теперь может признаться. Всё закончилось. Небо в эвтюмии преобразилось, разве, это не знак перемен? Перемен, которые не нравятся Эи, но они неизбежны. Мико не верится, что подруге здесь не было одиноко в своих медитациях и попытках удержать вечность. Яэ не призывала к быстротечности, она предлагала растягивать время будучи вдвоём в Инадзуме, а не по отдельности. Возможно, это её вина, что позволила подруге сбежать в царство эвтюмии, во время не поговорив с ней. Просто в какой-то момент она считала, что Эи нужно побыть наедине со своими мыслями, но это затянулось на целую вечность. Подруга слишком увлеклась. Разве так можно? Слишком жестоко оставлять свой народ без присмотра и доверять все дела безучастной к людским проблемам кукле.

+2

5

Кто, как не Эи, прекрасно понимал, что Мико так просто не обвести вокруг пальца? Ту, которая, словно хитрая лисица, сама могла продумать все наперед так, что останется лишь удивиться чужой сообразительности и находчивости. Так было всегда раньше, и едва ли что-то изменилось с давних пор. Одна из тех вещей, которые были неподвластны течению времени. И, возможно, это и к лучшему, вот только не всегда играло на руку. Как сейчас, например. Райдэн была не готова ко встрече со старой подругой, оттого довольно непросто оказалось взять нахлынувшие чувства и эмоции под контроль, успокоить разум и остаться хладнокровной.

Одно подразумевало другое — ей нужно будет многое пересмотреть, обдумать и сделать выводы, исходя уже из которых внести коррективы в сегун. Но получался какой-то замкнутый круг, и Эи уже примерно прикинула, что, возможно, придумает какой-нибудь предлог для того, чтобы временно не показывать куклу людям. Возможно, усталость или болезнь вполне подойдут? Сама же она останется здесь, в царстве эвтюмии, чтобы приспособиться к переменам, произошедшим пока что лишь в ее голове, но которые со временем затронут всю Инадзуму. Разумеется, указ об охоте она отменит первым же делом, а потом нужно будет разобраться с некоторыми людьми из Трикомиссии.

— Не вижу в этом необходимости, — холодно и все так же упрямо отозвалась Вельзевул в ответ на предложение посмотреть на все своими глазами. Что она там не видела, в самом деле? Неужто есть что-то, что невозможно будет узнать из чужих слов? Возможно, это ее упрямство исходило отчасти из волнения, а может, даже и страха. В любом случае, ее воля транслировалась людям через сегун, которая как раз-таки и была там, в реальном мире, вместо нее. Так зачем же ее личное присутствие — она так и не поняла. Или просто не хотела понимать, не готовая к тому, что все так резко обрушится на нее в один миг. И поколеблет ее неколебимую вечность.

— Инадзумой будет править сегун. Она совершенна, не подвержена течению времени. Просто мне нужно будет ее переделать. Я не могу лично заниматься всеми делами. Эрозия... не обойдет стороной никого из нас. Она слишком разрушительна, чтобы не брать ее в расчет, — в голосе сквозила уверенность и все та же холодность, отчужденность. Будто это она была бездушной куклой, созданной чьими-то руками. Вот только хватило всего лишь двух чужих слов, сказанных так близко, чтобы этот лед покрылся мелкой паутинкой трещин, готовый разбиться от любого, даже самого легкого прикосновения. Глаза на мгновение блеснули; Эи опустила веки. Сегун на ее месте не поддалась бы влиянию эмоций. Она бы никак на это не отреагировала, оставаясь все такой же отчужденной и беспристрастной. Но Райдэн Эи, сколько бы ни старалась, все никак не могла сама прийти к этому. Слишком трудно взять себя в руки и делать вид, что тебе все равно, пытаясь сохранить какие-то остатки гордости и потакать упрямству, когда на самом деле хочется заключить Мико в объятия и просто побыть так некоторое время. Но если бы все так просто действовали на поводу у своих желаний, разве можно было бы говорить хоть о какой-то объективности?

Когда Эи вновь открыла глаза, ее взгляд смягчился. Вместо холода возникло тепло; лед окончательно треснул, она проиграла второй раз подряд, только теперь уже самой себе. Некоторое время царило молчание. Хотелось сказать много всего, но стоило ли?
— Мои чувства... не так важны. Нужно исходить из всеобщего блага, — ни капли былой уверенности, скорее усталость сквозила в голосе электро архонта на этот раз. — Даже если мне было одиноко или я скучала. Разве это важно? — и подняла взгляд на Яэ, которая была уже совсем рядом. Когда успела подойти? Эи даже не заметила. Своими словами она как бы и призналась в том, что тоже очень рада ее видеть, но в то же время не собиралась учитывать личные мотивы при принятии решения о том, куда двигаться дальше. В конце концов, она собственноручно обрекла себя на вечное одиночество, так о каких личных интересах может вообще идти речь?

+2

6

Времени много, но не у всех. Чей-то век проходит, чей-то начинается. Мико чувствовала ароматы перемен, они наступили, как чужеземец ступил на берег Инадзумы. Эи сопротивляется, не желает что-то менять в своём управлении, но попытки сопротивления ослабели. Эмоции проступают наружу. Жрица внимательна, она делает вид, что не наблюдает, но всё подмечает. Всё видит. Каждую мелочь. Каждое движение, как меняется Эи, как меняется всё вокруг. Упрямая подруга в своём репертуаре. Ничего не меняется сквозь вечность, да?

- Правда не видишь необходимости или упрямство берёт верх? Не самое лучшее качество правителя. Кхм, - кашлянула она в кулачок, сложив руки на груди лодочкой. Эи неуклюже лукавила, пытаясь прятать свои чувства, но плохо выходило. Опять проигрывала. Лисица с сомнением поглядывала на неё из-под слегка опущенных пушистых ресниц, - пусть правит сёгун, но почему ты должна ограничивать себя и запираться в каморке?! - давай Эи, выскажи свои аргументы. Или у тебя их нет? не высказывает свои возмущения, посчитав не целесообразно сильно давить на подругу. Ей нужно время, чтобы привыкнуть. Ей нужно подумать и многое взвесить. Будет сложно выкурить Эи в реальность, но если получилось достучаться, значит, есть продвижения. Может путешественнику удастся как-то растормошить архонта? Вывести в люди. Впрочем, он итак уже заставил её обратить внимание на себя. Никому не удавалось попасть в эвтюмию Баал. Она предпочитала вечное одиночество, даже хитрая Мико не придумала никаких других альтернатив, как с ней связаться. Заставить Эи оживиться. Выйти из камеры одиночного заточения. Жрица безумно счастлива видеть подругу в здравом уме и ничуть не изменившуюся. Такие же привычки.

- Важно. Ты многое сделала для Инадзумы, почему не хочешь подумать о себе? Эи, - она называет её по имени ласково, хлопнув ресницами и пытаясь поймать взгляд, усталый взгляд электро архонта, который нёс бремя одиночества - мне хочется, чтобы ты вернулась в реальность. Хоть на короткое время, если не понравится, ты всегда можешь остаться здесь, - это я тебя научила сюда перемещаться и немного жалею с толикой досады Мико кивнула на окружающую обстановку. Она сама любила медитировать в одиночестве, но никогда не злоупотребляла. Реальность слаще на вкус, чем однотонность царства эвтюмии. Эи уже понятия не имеет, что случилось в мире и как всё там устроено, у неё слишком скудные познания об современной Инадзуме. Архонт застыла в прошлом и это огорчает. В двух словах не описать, как прекрасна страна вечности. Надо видеть своими глазами, но Эи упрямо не желала выходить. Что же такое? Хоть насильно вытаскивай, но Мико понимала, что так будет лишь хуже. Подруга сама должна захотеть сделать шаг в реальность. Ничего, ей нужно время, чтобы привыкнуть к этим новшествам. Новым ощущениям. Ведь она практически созналась, что скучала и устала спорить. Как долго она этого не чувствовала? Пока не увидела Мико перед собой? Что-то встрепенулось в груди?

- Я не буду настаивать. Ты сама должна пожелать выйти отсюда, - лисица легко улыбается, как же хочется взять Эи за руку и отвести в реальность. Всего лишь желание, которое не осуществится, если сама Эи не захочет этого. Сколько можно быть такой упрямой? Целая вечность прошла, в самом деле! Мир уже давно не прежний. Сладкое осталось сладким, но подаётся в другой упаковке и под другим соусом, неужели не интересно взглянуть хоть одним глазком? Ни капельки не любопытно? А куда делась целеустремлённая Эи, которая хотела любой ценой выиграть в карты и заполучить себе все сладости мира? Понятно же, как прежде ничего не будет, а будет гораздо лучше.

+2

7

Чужие слова, прозвучавшие в воздухе, лишь заставили Эи гордо фыркнуть. Не ей было судить ее, да и никому отдельному тоже. Лишь народ как единое целое мог вынести вердикт, хорошая из нее правительница или нет. Однако и к их мнению надо было прислушиваться критически. Ведь не все понимают, что порою лучше сейчас пройти через какие-то трудности и, возможно, лишения, чтобы в будущем добиться чего-то стоящего, чего-то, что принесет счастье. Она уже не хотела спорить — а смысл? Едва ли они с Мико смогут прийти к какому-то соглашению, компромиссу. Тем более, что сейчас она была на пороге перемен, как бы ни хотела этого отрицать. Ей нужно было время на то, чтобы сформировать новый подход к вечности, и тем более на то, чтобы заложить это в сегун. И, более того, она была настолько поглощена всем этим, что не могла понять, почему Яэ Мико так сильно хочет, чтобы она вышла наружу.

— Этот разговор ни к чему не приведет, — не став продолжать спор, заключила Райдэн Эи. Прямо сейчас она в любом случае не была готова покинуть царство эвтюмии. Может, позже... А пока ей надо было действительно пересмотреть свои взгляды на многие вещи. И уже исходя из них, возможно, признать свою неправоту. Что, впрочем, всегда давалось Эи, у которой был довольно-таки непростой характер, нелегко. И кто, как не Мико, должен был знать, что ей стоит лишь чуть-чуть остыть и упорядочить свои мысли, как она все равно придет к тому выводу, который будет наиболее правильным с точки зрения пользы, логики и выгоды. Вот только для кого — другой вопрос. Когда-то давно ответом было бы «для сестры». Со временем это преобразилось в «для Инадзумы». Но никогда — для себя.

И, судя по всему, в этом и был упрек Мико. Невозможно было не догадаться об этом, но пока что, в эту самую секунду Эи не была готова предложить какую-либо альтернативу, придумать иное решение. Возможно, ей и правда хотелось бы другого. Гулять по знакомым улицам, любоваться красивыми пейзажами, поедая что-нибудь вкусненькое. Слышать шум оживленных улиц, а на закате дня заглянуть в храм Наруками, где можно было бы провести весь вечер в компании дорогого сердцу человека. Как будто бы она этого не хотела, ну правда! Но она слишком хорошо помнила, к чему привела подобная беспечность. Возможно, она слишком боится снова кого-то потерять. Боится перемен.

— Дай мне время. Мне надо многое обдумать, прежде чем принимать какое-либо решение, — в конце концов сдалась Вельзевул, признавая, что, возможно, в будущем, если ее еще чем-то подтолкнуть, найти какой-то повод, она все же выйдет наружу, хотя бы на время. Эи наконец перевела взгляд на Мико, понимая, что проиграла по всем фронтам — все ее эмоции, мысли и чувства были сейчас как на ладони, как бы сильно она ни хотела их спрятать. Слишком сильно встревожили ее события последних дней, слишком сильное потрясение оказала встреча со старой подругой. И слишком сильно было не все равно, не хотелось отпускать. Но время утекало сквозь пальцы, как песок, и уж этот момент запечатлеть навечно точно не выйдет.

И снова выход был только один — пойти следом. Но слишком трудно, когда все твои идеалы рушатся, мировоззрение переворачивается с ног на голову, а все то, чем ты жил последние многие-многие годы, оказывается ложным путем. Надо было приспособиться, перестроиться. И это непросто. Некоторые в таких ситуациях обращаются за помощью к близким; Эи же, в отличие от них, напротив, нуждалась в одиночестве. Но, может, оно и правда слишком затянулось. Иначе почему сердце так затрепетало и до сих пор не желает возвращаться к нормальному ритму?

— Я верю, что смогу внести коррективы в сегун так, что впредь у Инадзумы не будет подобных проблем. Жители оправятся после войны. Я обязательно поспособствую этому. И с делами Трикомиссии разберусь. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы избежать повторения подобного, — и ведь ее слова не были пустым звуком. Ведь она продумает все наперед так, чтобы действительно избежать подобных ситуаций. Но что делать с ней самой она пока что правда не решила. — Но неужели я не смогу этого сделать отсюда? Разве обязательно выходить? Я... — она запнулась. Еще много сотен, а то и тысяч лет назад еще совсем юная Эи сказала бы, что ей страшно. Сейчас же она не могла позволить себе столь явного проявления собственных эмоций, но нужно ли оно было, когда ее и так всегда понимали без слов? Тем более что и эмоции эти были же не столь сильны. Все-таки, она не абы кто, да и давно уже не ребенок.

Тихий вздох.

— Я не повторю прошлых ошибок. Просто дай мне время, и ты увидишь, — голос вновь зазвучал твердо, в голове начал постепенно рождаться новый план, новое будущее. Лишь наметками, черновиками, которые когда-то превратятся во что-то более четкое и определенное. Но не все сразу. Этого и так было слишком много. И эти вновь возникшие чувства и эмоции при виде Яэ Мико ее, честно говоря, от неожиданности напугали — она не ожидала от себя такой реакции. Это тоже было поводом для раздумий.

+1

8

— Этот разговор ни к чему не приведет.
Действительно. Ты упряма, Эи. Сколько лепестков священной сакуры должно упасть, чтобы наконец подруга вышла из своего заточения? Яэ не собирается выпихивать архонта вечности наружу, она понимает, как ей сложно даются перемены. Она знает её, но это может затянуться надолго.. Время в эвтюмии течёт по-другому, оно бесконечно. Оно повинуется ритму хозяина. Оно не ощутимо, а в реальности проходят часы, месяцы, года. Эи остаётся в одном состоянии, как законсервированные в банке соления, а люди умирают и рождаются новые. Вздох.

Жрица кивает. Не собирается более спорить. Она не намеренно это делала, а лишь для того, чтобы подруга очнулась и подумала над настоящим, не жила прошлыми иллюзиями. Многое придётся переосмыслить, собрать в кучку мысли, но лисица уверена, что это под силу архонту вечности. Она справится со своей ношей. Лисица любуется из-под пушистых ресниц своей Эи, любуется результатом собственных стараний. Эмоциями на лице, которых добилась. Приятно видеть подругу живой, реальной, но опять недосягаемой. Через сколько они увидятся вновь? Сколько часов, дней пройдёт? Надо запоминать, ловить момент. Казалось, этот нежный образ подруги остался далеко в прошлом, навечно растворившись. Потеряна в собственном одиночестве. Потеряна и утрачена навеки вечные. Яэ смотрела на потерянных людей, которые иногда появлялись в храме и вспоминала всегда Эи, которую потеряла. Надежды на возвращения всегда бережно хранились в глубине души, но реальность показывала, что архонт не торопится возвращаться в свой вечный город. Архонта устраивало царство эвтюмии. Мрачное и полное одиночества, чтобы бесконечно медитировать.

- Время в твоём распоряжении, я не планирую у тебя его воровать, - отзывается лисица, хотя с радостью подтолкнула бы подругу на поверхность, но она итак слишком много сделала, теперь решение должна принять Баал. За ней ход. Что она выберет? Жрице будет грустно, если усилия выманить подругу останутся напрасными. Нужно простимулировать. Кажется, как ни крути, но без путешественника не обойтись, он каким-то чудесным образом действует на архонта. Привлёк внимание и безусловно ему удастся разговорить Эи, развеять одиночество. Лисица будто знала, что поможет подруге, какое требуется лекарство. Почему будто? Естественно, знала. Абсолютно всё. Аппетит возбуждает интерес и жрица храма знала, что необходимо подавать к основному блюду, какой должен быть идеальный аперитив, - я знаю, что ты со всем справишься, - Мико коснулась подбородка, неторопливо изменив позу рук и склонив голову в сторону Баал на бок. Она будто могла расслышать трепет сердца электро-архонта, словно птичка бьётся о клетку в испуге, пытаясь вырваться. Голос подруги на какое-то мгновение оборвался, показавшись не уверенным на миг, словно она, как малышка замялась, пытаясь отпроситься у мамы погулять с соседскими ребятами. На деле Баал просто не желала выходить из своего укрытия, спрятавшись от всех. Боялась, что увидит не совсем, что ожидала? Разумеется. Но разочаруется ли она? Инадзума в действительности прекрасна, цветёт и пахнет, как сакура с приходом весны. Эи обязана на это взглянуть, - не обязательно. Тебе решать.

Яэ намеренно не станет больше искушать. Не станет давить. Она уже произвела эффект. Голос подруги вновь набрал уверенность. Обещает, что всё исправит. Безусловно. Мико не сомневается, - я увижу. Как скажешь. Теперь мне пора, не буду мешать, тебя ждёт много работы, ах да..., - она сохранила небольшую паузу, создав маленькую интригу, - неважно. Как-нибудь в другой раз обсудим, - махнула рукой и сделала шаг за рамки эвтюмии. Исчезая из сознания Эи. Я отдала твоё божественное сердце. Отдала первому образцу твоей куклы, ему нужнее. Малыш сбился с пути и хотел почувствовать себя живым.

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » bring it on, my destiny [genshin impact]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно