активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » The pack survives [GoT]


The pack survives [GoT]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

The pack survives

Джон Сноу, Арья и Санса Старк//Винтерфелл//немного позднее возвращения Джона

https://vignette.wikia.nocookie.net/gameofthrones/images/d/d8/%D0%92%D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%84%D0%B5%D0%BB%D0%BB_7x05.jpg/revision/latest/scale-to-width-down/1000?cb=20171031141527&path-prefix=ru

Возвращаться домой вдвойне приятно, особенно, когда знаешь, что тебя ждут.
Джон совсем недавно вернулся в Винтерфелл, да ещё и не один. Только вот со всеми хлопотами поговорить с сёстрами как-то совсем времени не было, наконец, пришла пора это исправить.

+3

2

Явственно до жути
Передо мной ударила из мути
Фонтана белоснежного струя.

Он наконец снова дома. Снова в Винтерфелле. Кажется, будто прошла целая вечность, как Джона признали королем севера и он отправился на юг на переговоры с "южной королевой с тремя драконами." Ведь после этого произошло столько всего. И знакомство с Дени, и поход за Стену, и переговоры в Красной Гавани. Но теперь он снова тут. В тронном зале Винтерфелла. За спиной тихо потрескивает пламя огня в камине, а взгляд окружают родные каменные стены и свет факелов, пока за окном большими гроздями падает снег. Мужчина знает, что там. Что за белой пеленой за окном. Где-то далеко-далеко. Его первый и последний враг. Король Ночи. И Джон еще слишком хорошо помнит, на что способен владыка белых ходоков. Ведь если он смог убить дракона Дейнерис одним ударом копья, то что будет с обычным человеком? Как вообще тогда победить такого соперника? И затем следует та мысль, которую Джон так яростно прогоняет из своей головы. Мысль, которая так и витает в воздухе еще с отъезда мужчины из Королевской Гавани. Мысль, которая покрывает его спину холодным потом, а челюсть заставляет сжаться в напряжении, покуда руки сами тянуться к Длинному Когтю. И эта мысль проста и заключается она в том, что если Король Ночи смог воскресить погибших одним взмахом руки еще в Суровом Доме, то что он может сделать с мертвым драконом?
В жизни каждого человека случаются моменты, когда из несчастья рождается нечто полезное. Бывают времена, когда все представляется в таком мрачном свете, что вам хочется схватить судьбу за шиворот и крепко ее встряхнуть.

И от этих измышлений Джона всегда передергивает. Ибо где-то глубоко внутри он боится узнать ответ. Поэтому сделав глубокий выдох и прикрыв глаза, он снова подумал о доме.
О том, что в его покоях сейчас ждет женщина, один лишь взгляд которой заставляет его сердце биться чаще, забывая обо всем на свете. Женщина, волосы которой само серебро, а глаза подобны распустившимся фиалкам, когда кожа подобна самому дорогому шелку, что видел Джон в своей жизни. Женщина, которая завладела всеми его мыслями. И он ее любит. Больше, чем сам может себе представить.
Быть любимым - это больше, чем быть богатым, потому что быть любимым означает быть счастливым
Но это далеко не все. Затем постепенно возникают образы его семьи.
Арья...Тут Джон удивленно поднимает брови от собственных мыслей. До сих пор удивляясь встрече со своей сестрой, которую он как-то..по особенному любил все это время. И которая так разительно изменилась за прошедшее время. Она уже не была похожа на слабую, беззащитную девочку. Скорее была возмужавшей дамой, которая и сама может постоять за себя. И Джону не терпелось узнать о ее приключениях, где она была все это время, что с ней произошло. И пригодилась ли Арье Игла и как она ею воспользовалась.
Санса..Которая, похоже, полностью взяла управление Винтерфеллом на себя. И, конечно, подготовкой Севера к зиме. Тут Джон бесконечно благодарен своей сестре. И горд за нее. Он знал, что она справиться со всем, но все равно приятно видеть, как Винтерфелл полностью преобразился из разбитого замка, захваченным Болтонами, в знакомый оплот Старков. Санса полностью стала похожа на свою мать, леди Кейтлин. Властительницей Винтерфелла. И это вызвало улыбку на лице Джона. Но вот то, как Санса встретила Дени, прямо скажем- смущает мужчину. Король Севера догадывается, что его сестра недовольна "южной королевой". И поэтому Джон и хочет с ней обговорить эти моменты. И убедить ее в том, что Дени достойна быть Королевой Семи Королевств.
И, наконец, и Бран.
Тут Джон еще раз выдохнул, прокручивая в голове встречу со своим младшим братом. Ведь он стал совершенно другим. Нет, поймите правильно, Джон бесконечно рад тому, что Бран жив, и что он в Винтерфелле. Но, признайте, он стал другим. Называет теперь себя Трехглазым Вороном. И говорит те вещи, которые знает...только Джон. И это пугает. Ведь как раз вечером Бран и попросил Джона зайти к нему в покои, чтобы поговорить и обсудить союз Джона и Дени. И это настораживает.

Белая пелена за окном сменилась черным месивом. А день плавно перешел в вечер. И Джон понял, что уж слишком много времени он посвятил своим мыслям, а ведь хотел встретиться со своими сестрами. И сделав быстрый жест страже, чтобы те позвали его сестер, мужчина замер в ожидании, теперь уже просто  вглядываясь в языки пламени, подобно тому, как делал до этого, находясь в Черном Замке, будучи еще Лордом Командующим.
Если мы задаём достаточно глубокие вопросы, наступает момент, когда ответы, если они могут быть даны, убивают.

Отредактировано Jon Snow (2019-03-30 23:51:58)

+3

3

От старых привычек отделаться сложно. Столько времени прошло, чёрно-белый дом остался далеко позади, а она всё никак не перестанет исполнять давний ритуал. Тихо бродит среди людей, слушает, по крупицам собирает информацию. Три новых вещи всегда должны быть в запасе. Всегда. Она быстро усвоила, что информация может стать оружием не хуже меча или кинжала, какой бы малозначительной она бы не казалась на первый взгляд. Одно сказанное слово - может решить чью-то судьбу: спасти жизнь или отнять её. Одно имя, одно место, одна оплошность…

Тихая словно тень, она легко проскальзывала среди шумных мужчин, оставаясь незримой для них. Кто заметит тощую девчонку среди толпы вооруженных воинов? Не придают этому значению, слишком легко ускользает от глаз, оставаясь незначительной. Почти всегда. Порой внимательные взгляды безупречных цепляются, внимательно смотрят, они не так небрежно оценивают противника, хорошие воины, крепкие, но явно не привыкшие к холодным северным ветрам. Им бы одежду поплотнее.
Во дворе тренировались северяне, лязг оружие эхом отражался от каменных стен, вместо со смешками и комментариями, развлекаются как могут даже в столь мрачные времена, делают ставки кто кого обезоружит. Брат хоть и был рад, но слишком занят последнее время, слишком много дел свалилось на его плечи и совсем не до бесед с сёстрами, как раньше. Санса как прирождённая леди Винтерфелла старается как может, чтобы перенять часть хлопот, её чудесная умная сестра. И когда только она успела стать такой? А Арья… Арья делала то, что умела лучше всего- слушала. Вот и сейчас она стояла в тени и наблюдала за тем, как проходят тренировки, прислушиваясь к беседам старых вояк.

Дейенерис Бурерождённая в Винтерфелле, мать драконов, последняя из рода Таргариенов, девушка, на которую её брат смотрит с таким… благоговением?  Как тут унять любопытство? Если она и правда претендует на престол, было бы неплохо узнать с кем именно они имеют дело. Эта страна уже и так много натерпелась, ещё одного безумного правителя она не выдержит. Кто-то беспокоится, кто-то восхищен, а кто-то только и может что говорить о драконах, впрочем, Арья может их понять. Потрясающие, величественные существа. Словно статуи в подземельях королевской гавани ожили и вырвались на волю. Хотелось бы ей прикоснуться к крепкой чешуе, посмотреть поближе…

- Его Величество просил позвать сестёр,- донесли тихие голоса, проходящих мимо стражников, и Арья скрылась за колонной, прислушиваясь, - Леди Сансе уже сообщили, а вот где та вторая?

Улыбка тронула её губы. Стало быть, Джон всё же нашёл время. Хорошо. Она окинула взглядом, уходящих дальше стражников, раздумывая стоит ли им сказать, что её больше нет смысла искать? Такие невнимательные… так и враг проберётся за их спинами, а они и не узнают.

- Эй!- всё же окликнула их,- считайте уже сообщили,- «та вторая» совсем не обижает, в детстве может и задело бы, но больше нет. Слишком много имён было примерено, слишком много кличек одолжено и теперь важно лишь то, как она сама себя называет.

Путь до зала занял всего несколько минут. Все ходы ещё с детства изучены и найти самый короткий путь не составляет труда. Джон сидит спиной, вглядывается в пляшущие языки пламени, и она бесшумно подходит сзади, с интересом наблюдая за ним. Услышит ли? Заметит ли?

- Значит стал королём и нашёл себе королеву? – тихо спрашивает, задумчиво рассматривая брата. Кажется целую вечность не виделись, прошлая встреча была слишком короткой, мимолётной, недостаточной чтобы рассмотреть его, поговорить, а теперь когда можно неспешно окинуть его взглядом, замечает как сильно он изменился. Повзрослел, возмужал, обзавёлся шрамами, а черные кудри всё такие же непослушные, забавно торчат, напоминая о том юнце, который смеялся с Роббом во дворе, пока Бран носился за ней с криками за то, что она попала в его мишень. Старые добрые дни…  Смешок скрывается с губ, и она подаётся к Джону, заключает его в объятия, обнимая так крепко, как только может. Если бы он только знал, как сильно она скучала. Как даже не надеялась, что однажды снова сможет прижаться к нему, вдыхая родной запах и довольно жмурясь, как в детстве.

+4

4

Справляться с обязанностями леди Винтерфелла оказалось для Сансы весьма посильной задачей, однако, как и любой другой человек, которому, как снег на голову (в буквальном и переносном смыслах), падает сие бремя, первое время испытывала некоторые трудности, особенно в отношениях с консервативными северными лордами. Многие из них были крайне возмущены внезапным отъездом Джона на Драконий Камень, расценивая его вынужденный союз с королевой за Узким морем как предательство. Убедить их в обратном Сансе удавалось с трудом, а кроме того, ей самой не раз приходилось ловить на себе косые, неодобрительные взгляды. Старшую дочь Неда многие знали в лицо, видели ее еще в далеком детстве, уважали, как дочь Хранителя, но едва ли воспринимали управляющей. Тем не менее выбора у них не оставалось. Все они в отсутствие Короля Севера подчинялись Сансе Старк.

Случалось такое, что Сансе требовался совет человека более ученого, того бы, кто направил ее и подсказал правильный выход. Она, воспитанная по всем придворным правилам, с раннего детства готовилась стать женой лорда, исполнять обязанности хозяйки благородного дома и просто радовать глаз окружающих своей тонкой северной красотой. Отец не успел вложить в ее голову знания о том, как нужно отдавать приказы и заставлять людей подчиняться. Но Санса не могла с уверенностью заявить, что нынешняя роль не пришлась ей по вкусу.

Вот и сейчас, сидя за большим дубовым столом в своих покоях, она второй раз бегло прочитала письмо лорда Карстарка, заявившего, что его лояльность Северу непоколебима, и он отправит для его защиты всех, кто только способен удержать в руках оружие, с большим пониманием того, что во многом его согласие — ее заслуга. Благодаря ее благородным, приправленным щепоткой лести речам лорд Карстарк не отвернулся от Винтерфелла, как некоторые до него. Откинувшись на спинку деревянного кресла, Санса расплылась в задумчивой улыбке.

От размышлений ее отвлек короткий стук в дверь.

— Войдите. — машинально ответила Санса, отчасти все еще пребывая в своих раздумьях. Внутрь вошел один из ее приближенных и объявил, что Король Севера собирает обеих сестер в большом зале. Ответив ему, что она подойдет через пару минут, и дождавшись, пока дверь за мужчиной захлопнется, Санса вперила свой взгляд в горящий очаг.

Джон... Эволюция их отношений — от смешанной с чувством отвращения неприязни со стороны Сансы до глубокого уважения со стороны Джона — прошла столь же стремительно, сколь и взросление детей Неда Старка. Подобно матери, Санса не могла простить отца за то, что он опозорил ее на все Семь Королевств и привел домой бастарда от неизвестной женщины. По значимости Джон был для нее сравним с ребенком кузнеца, и она относилась к нему так, будто его и вовсе не существовало. Но затем, когда она впервые увидела его в Черном Замке, где он значительно повзрослел и остепенился, она невольно поймала себя на мысли, что винит себя в своем пренебрежительном к нему отношении. В тот миг Сансе показалось, что роднее Джона для нее никого нет.

Из своей поездки Джон вернулся не один, а привез с собой южную королеву, что претендовала на трон Семи Королевств. Бесспорно, он был влюблен в нее без памяти, это было видно невооруженным глазом, но Санса, так часто обжигавшаяся этим трепетным чувством, боялась того, что в один момент Джон поставит свою привязанность к Дейенерис выше интересов семьи. Она бы отдала все за счастье брата, но Север, их родной Север, отвоеванный кровью тысяч невинных, она бы отдать не смогла. Ни вероломной Серсее, ни великодушной (по словам брата) Дейенерис, ни самому Королю Ночи. За Винтерфелл Санса сама легла бы костьми.

Об этом ей и хотелось поговорить с братом, дать понять ему, что она на его стороне, однако семья, отчий дом и родные традиции для нее всегда будут стоять на первом месте. С этими мыслями Санса двинулась в большой зал, где уже был растоплен очаг, а в высоких креслах у огня восседали ее брат и сестра.

— Прошу прощения за свое опоздание, в этой суматохе я совсем растеряла свою пунктуальность. — Сансе никак не избавиться от учтивости даже в общении с самыми близкими. — Я рада, что ты собрал нас, Джон. Мне хотелось бы многое обсудить в кругу семьи. — голосом Санса выделила последнее слово. Ее губы тронула легкая улыбка.

+2

5

Мы не требуем бессмертия; но нам невыносимо видеть, как поступки и вещи внезапно теряют свой смысл. Тогда обнаруживается окружающая нас пустота.
Мужчина по-прежнему вглядывался в языки пламени. Казалось, будто он уже видит Стену. Не полностью, скорее просто контуры. Видит, как огромная черная тень приближается к ней, укутанная в белый саван. Видит тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч вновь поднятых Королем Ночи мертвых людей. И они ждут.  Чего ждут? Не понятно. Джон пытался даже рассмотреть их лица, замечая, что в их армии есть и мертвые великаны. Отчего уже Хранитель Севера тут же вспоминает слова Старой Нэн, которая рассказывала о Иных, о вихтах, о ледяных пауках...да много о чем. И если в детстве это все казалось просто страшными сказками, то сейчас это все выглядело уже пугающей реальностью. Ведь что еще Джон, да все живые не знают о Ходоках? Откуда они пришли? Что находится далеко на Севере? Неизвестно. Бастард Нэда Старка знает лишь одно, что между живыми и мертвыми есть хрупка граница- Стена. И если она падет, то..то...Есть ли у живых вообще шансы? Ведь первый замок тогда на пути мертвых на юг - Последний Очаг. А затем и Винтерфелл. И если на Стене есть шанс остановить Ходоков, используя стрелы и крюки, что использовали братья Ночного Дозора тогда против Манса Налетчика, то в чистом поле против Ходоков нет ни шанса. И мужчина понимает это. Отчего по-привычке плотнее укутывается в меховой плащ, несмотря на то, что сидит напротив камина. Ибо ночь страшна и полна ужасов. И сейчас Джона пугают две мысли. Первая- что если Стена падет. И вторая- вдруг все те сказки в детстве про Иных были правдой? Сколько еще тогда неизвестных живым монстров есть в армии Короля Ночи?

Мужчина так с головой окунулся в свои мысли, что совершенно не заметил приближение сестры. Отчего ее силуэт и ее слова слегка смутили Джона. Смутили настолько, что он от неожиданности сначала тут же слегка оттолкнулся в кресле, а затем бессознательно потянулся к Длинному Когтю. Но, когда увидел гостя, попытался сделать вид, что все в порядке, неуклюже улыбнувшись и покачав головой. Встречая свою сестру в ответных объятиях. Тяжело, буквально задыхаясь, делая каждый вдох. Чувствуя, как тяжело ему дается встреча с Арьей. Ведь они так давно не виделись. И Джон буквально растворяется в этом. В объятиях своей сестры. В этом моменте. В воспоминаниях. И от этого мужчине становится легче. Намного легче. И он закрывается глаза, чувствуя долгожданное спокойствие.

- Я уже не король. - уточняюще подмечает Джон, расплываясь в улыбке, начиная вглядываться в лицо Арьи. Еще сильнее замечая, как она изменилась. Как стала уже совсем взрослой. И как много времени уже прошло с их последней встречи. Но дальнейшие слова мужчины прерывает подоспевшая Санса.
И он обращает внимание на тот посыл, что вкладывает в свои слова Санса. Это видно. Пускай Джон и не учился дипломатии у южных лордов, и, может быть, он и северный дурень, но он понимает людей. Догадывается, чего они хотят. В конце-концов, он уже умер из-за этого. И он понимает, что Санса не довольна прибытием Дени в Винтерфелл. Не довольна тем, что Джон уже не король. И он также понимает, что дальше предстоит напряженный разговор.
Улыбка медленно спадает с лица Джона и он молча и внимательно провожает Сансу взглядом, надеясь на поддержку в будущем со стороны Арьи.
-Да. - начинает мужчина, а затем продолжает с совершенно серьезным лицом.- Я собрал вас, чтобы мы обсудили сложившуюся ситуацию. Обсудили и приняли свершившийся факт, что Дейенерис наша королева.
Джон уже внутренне готов к возражениям Сансы. Готов к тому, что она с упертостью лютоволка будет доказывать, что Север должен быть независимым. Но. Он также знает, что девушка не сможет ничего противопоставить тому, что в Винтерфелле две огромные армии и два живых дракона. Ибо уж очень хорошо рассуждать о том, что помощь нам не нужна, когда ты даже не видела своего врага. Не знаешь своего врага. И совершенно не имеешь представлений, на что он способен.
По-настоящему боишься только того, чего не понимаешь.

+3

6

Зарываясь пальцами в мягкий мех на плечах Джона, Арья понимает, что это дорогого стоит. Как давно они не виделись, как давно она не слышала его голос. Прижимаясь к нему, она вновь ощущала себе той девчонкой, которой он когда-то принёс Иглу. «Урок первый: коли острым концом»,- вспоминается его ласковые наставления, и Нимерия озадачено склоняющая голову на бок. Кажется, это было целую вечность назад. Как же она скучала.

Арья прикрывает глаза, напоследок вдыхая родной запах, и отпускает его, нехотя отстраняясь. Джон уточняет, расплываясь в улыбке, рассматривает её, и Арья невольно улыбается в ответ. Ей всё равно король он или нет, за эти годы столько человек пытались надеть корону и где они теперь? Венец не стоил тех, жертв на которые все они шли, куда важнее было то, что он жив, дышит, разговаривает с ней прямо сейчас. И это куда ценнее чем то, чья задница сейчас восседает на железном стуле, украшенном сотней мечей.

Они даже поговорить толком не успели, лишь обменяться краткими улыбками, как в зал подошла Санса. Когда-то давно, в детстве Арья наверное, насупилась бы, поворчала бы что их прервали, но то время давно прошло, и она улыбнулась сестре, приветствуя. Отошла от Джона и приземлилась на один из высоких стульев, вальяжно закидывая ноги на подлокотник. Их только трое, и если они планируют соблюдать манеры и обычаи высокородных леди и лордов, то Арья на это не подписывалась, она в кои-то веки в кругу семьи.

Ей совсем не нравится, как улыбка исчезает с его лица, сменяясь на серьезную решительность, словно собирается заявить что-то тяжелое и неприятное. И сообщает. Дейенерис их королева. Арья вопросительно вскидывает бровь, сохраняя молчание, обдумывает его слова, переводит внимательный взгляд с брата на сестру, догадываясь что ей всё это не по душе. Всё это время Санса поддерживала Винтерфелл, заботилась о нём, налаживала новые союзы, была именной той Северной Леди, в которой нуждался их дом, в которой нуждался Север, отвоёванный дорогой ценой. И пусть Санса мягче их, пусть сестра скорее очарование Севера, чем его когти, Арья и подумать не смела, что та побоится броситься на его защиту. Черта с два. Она сильно изменилась, она вцепится в глотку любому, кто посмеет посягнуть на его свободу. На их семью. Арья успела в этом убедиться во время суда над Петиром. Даже не дрогнула, вынося приговор.

Она сидит, покачивая ногой, постукивает кончиками пальцев по колену.
Дейенерис Таргариен- девушка с множеством титулов и родословной, которая половину Вестероса восхищает, половину ужасает. Она привела огромную, опытную армию и двух драконов. Красивых, величественных, словно ожившие статуи, спрятанные под замком в Королевской Гавани. Помнится, в детстве они её так пугали, а теперь совсем наоборот, вызывали трепет и восторг, желание приблизиться, посмотреть, коснуться.

- Люди шепчутся, Джон,- подаёт голос, негромко, но достаточно чтобы её услышали,- тревожатся. Они не знают её, да и мы тоже,- и ей сложно судить к лучшему или к худшему его решение. Слишком много слухов, а они часто врут, уж ей-то это прекрасно известно. Сколько раз она слышала о собственной кончине? О браке? О жутких историях и призраках в крепостях, люди рассказывают о том, чего хотят, или чего страшатся больше всего.  И прежде чем судить, им нужно переговорить с глазу на глаз, увидеть какая она без свиты, без драконов, без Джона за её спиной. 

- Мы видели лишь девушку в белом одеянии, но возможности узнать её у нас не было. Какая она? Ты веришь ей настолько?

+4

7

Санса была рада тому, что брат первым завел разговор на животрепещущую тему. Он, по-видимому, чувствовал ее настроение, потому что говорил мягко, но твердо. Арья же, похоже, сохраняла нейтральную позицию, но относилась к Дейенерис к осторожностью, присущей любому северянину, чей дом отнимали уже не раз. Север достался им слишком высокой ценой, и они не могли так просто отдать его снова.

Тем не менее, в присутствии здесь Дени были свои плюсы, не признать этого не могла даже Санса, изначально весьма скептически настроенная по отношению к новой королеве. Армия, надвигавшаяся из-за Стены, по своей силе не могла сравниться ни с чьей другой, без поддержки извне Винтерфелл пал бы, как карточный домик, оставив после себя лишь орды оживших мертвецов и развалины, среди которых разгуливали бы призраки прошлого. А кроме того, Санса не меньше других Старков жаждала отомстить Серсее за свою семью, заставив ту почувствовать всю боль, что однажды она им причинила. Никто не знал, станет ли Дейенерис лучшей правительницей, но хуже того, что Семь Королевств имели сейчас, точно не будет.

Север принял Дейенерис недружелюбно, за ее спиной люди перешептывались, всуе поминая имя ее безумного отца. Таргариены и Старки никогда не находились в мире, грызлись, подобно собакам, и только что чудом не истребили друг друга. Кто бы дал им гарантию, что во время своего правления она не станет точной копией Эйриса, который мог ради забавы выжечь целый род? К тому же у Дейенерис имелись два взрослых дракона, существа непредсказуемых и опасных, а в руках безумца и вовсе способных нанести непоправимый вред.

Ходили слухи, что когда на свет появляется очередной Таргариен, боги подбрасывают монетку, на одной стороне которой выгравировано величие, а на другой — безумие. Интересно, знала ли сама Дейенерис, что выпало ей?

— Север признателен ей за помощь, Джон. Однако Арья права: мы не знаем ее так, как ты. Ты влюблен в нее, мне, как никому другому, знакомо это чувство, но не позволяй эмоциям затмевать твой разум. — влюбленными мужчинами очень легко манипулировать. Петир Бейлиш, наивно полагавший, что поймал пташку в золотую клетку, в итоге сложил голову, обвиненный в предательстве, обманутый своей любовью. Сансе не составило труда вместе с Арьей вывести его на чистую воду, потому что она никогда не питала к нему ответных чувств. Перед смертью он научил ее никому не доверять, и постепенно Санса и сама перестала играть в искренность.

Поленья потрескивали в горящем очаге, напоминая Сансе о вечере с Арьей, который они провели в ее покоях, когда Джон еще пребывал на Драконьем Камне. Разговорившись с сестрой по душам, они наконец-то смогли понять и принять друг друга. И хотя Арья была, по всей видимости, менее скептично настроена по отношению к Дейенерис и ее подданным, чем Санса, она бы и сама не поставила интересы чужачки выше интересов семьи.

— Мы всегда будем на твоей стороне. — мягко продолжила Санса, надеясь сгладить холодность своего тона. Этот разговор рано или поздно должен был состояться, но она не думала, что контролировать собственные эмоции будет так трудно. Она только училась этому, ошибки в ее поведении были простительны. — Но только в том случае, если твоя сторона будет нашей семьей.

Ей не хотелось ссориться ни с Джоном, ни с Арьей, они только-только обрели друг друга после долгой разлуки, и ей хотелось как можно дольше сохранить теплые, доверительные отношения с ними. На пороге стоял враг, тьма опускалась на Север, зима с каждым днем бушевала все сильнее. Может быть, завтра их ждет погибель, а может, они еще смогут спастись, низвергнув самого Короля Ночи. Исход решающей битвы непредсказуем, но единственной константой в подготовке к большой войне должна остаться нерушимая вера Старков друг в друга.

+2

8

Именно там, где мы беспомощны и лишены надежды, будучи не в состоянии изменить ситуацию, - именно там мы призваны, ощущаем необходимость измениться самим.
Джон внимательно слушает своих сестер. Не перебивает. Не пытается что-то вставить или оспорить. Мужчина просто слушает своих собеседниц, где-то только лишь кивая, будто с чем-то соглашаясь внутри себя, иногда переводя свой взгляд с горящего пламени в очаге на Арью, а затем и на Сансу. Вот только от последних слов Сансы Сноу замирает, внимательно смотря на девушку. Почти что с вызовом на мгновение сжав губы.
Леди Кейтилин слишком хорошо давала понять в свое время юноше, что он не Старк. Что он не часть их семьи. А только лишь бастард. А Санса слишком хорошо впитала уроки матери, и слишком...стала на нее похожа. И здесь Джон уже собирается что-то сказать. Вбирает в грудь воздух, губы складываются, чтобы наконец озвучить мысли..Но он лишь в последний момент слегка ухмыляется, отводя наконец взгляд от Сансы. Проговорив только внутри себя не озвученный вопрос к девушке- Сторона НАШЕЙ семьи или сторона ТВОЕЙ семьи?
И где-то в глубине души он знает ответ. И понимает, что пусть Санса чтобы не говорила, как бы не действовала..но Джон не будет ровней в ее глазах. Не будет равным Роббу или Брану. И за это он ее вовсе не винит. Он все понимает.
И именно поэтому он знает, что это лишнее сейчас. Незачем доводить ситуации до возможной ссоры. Это только потеря времени. Времени, которого у них нет.
Мужчина снова садится на стул, упершись правым локтем об подлокотник. Поднеся пальцы к своей бороде, начиная ее медленно поглаживать. Вдумчиво смотря куда-то в сторону. Подбирая правильные, как ему кажется, слова, чтобы ответить своим сестрам.

- Ты права. - наконец начинает Джон, посмотрев на Сансу.- Я люблю ее больше, чем вы обе можете себе представить, но я никогда не..

Слова мужчины перебивает быстрый стук в дверь. Который спустя пару мгновений снова повторяется. И Джон кивком показывает сестрам, что должен ответить, и они обязательно продолжат чуть позже.
И здесь уже свою ноту взял мейстер Винтерфелла, который быстрым шагом присоединился к компании Старков, услышав от Сноу долгожданное- Войдите. Короткая пауза, выраженная в неловком молчании и поклоне, и гость передает Джону свернутый пергамент, поясняя, что это срочно просил передать Бран. А затем также быстро удаляется.
Пергамент развернулся с характерным звуком, сразу же встречая глаза читателя большой печатью дома Старк, но дальше...Дальше было только два коротких предложения. После которых Джон замер, начиная перечитывать их еще раз, пытаясь найти в них какой-то еще один скрытый смысл..или чью-нибудь уловку. Но нет. Только эти два пугающих предложения. От которых сердце мужчины забилось сильнее, заставляя его делать быстрые глубокие вдохи. Начиная искать глазами какой-нибудь ориентир, пытаясь подобрать слова, чтобы сообщить содержимое письма своим сестрам, делая неприлично долгую паузу. Пока, не сумев подобрать другую формулировку, Сноу не протягивает письмо сначала Сансе, чтобы та сама прочитала написанное, пока сам Джон направляется к окну зала. В письме говорилось следующее— Стена Пала. У них есть Дракон.

Изначальный ужас может проснуться в нашем бытии в любой момент. Для этого совсем не надо, чтобы его разбудило какое-то экстравагантное событие. Глубине его действия отвечает мелочность возможных поводов для него. Он постоянно готов ворваться к нам, и все же врывается, вырывая почву из-под наших ног, лишь очень редко.
Сейчас Джон был напряжен, как никогда. Каждая его мышца, каждый его мускул на лице был напряжен до предела, пока сам мужчина пытался найти ответы, крепко сжимая челюсть. Ответы, которых попросту нет.
Люди не хотят, чтобы их жизни исправляли. Никто не хочет решения своих проблем. Своих драм. Своих тревог. Не хотят начинать жизнь заново. Не хотят упорядочивать жизнь. Ведь что они получат взамен? Всего лишь огромную пугающую неизвестность.

А затем Джон снова возвращается к своим сестрам, пытаясь скрыть на лице тень тревоги и печали. На столько, на сколько может конечно. Как-то криво и неуверенно при этом улыбаясь, слегка поглаживая щеки Арьи, смотря при этом на Сансу.
Потому что истинна в том, что он боится смерти. Только не своей.
Боится потерять тех, кто сейчас рядом. Тех, кого Джон любит больше всего на свете. Своих сестер, брата, друзей...и особенно ту, кому сестры еще не доверяют.

+2

9

Арья сидит в кресле, задумчиво покачивает ногой, поглядывая то на Джона, то на Сансу, изучая чужие эмоции, раздумывая, пытаясь угадать, что у них сейчас на уме. Санса поддерживает её, даже забавно слышать от той, с кем привыкли спорить, что она права. Воссоединение и разговор по душам пошёл им на пользу, они научились слушать друг друга и соглашаться.

Семья – их маленькая стая, и вокруг не так много людей, на которых можно положиться, чтоб доверить им свою жизнь. Они могут сомневаться во многом, тревожиться о множестве вещей, но в одном они должны быть уверенны от начала и до конца- друг в друге. Беспокойство сестры не сложно понять. Чужеземка, о которой они практически ничего не знают, становится его королевой, и он ожидает, что они тоже примут её легко и без вопросов, но так не получится. Вопросы нужны, правильные вопросы помогают найти истину, информацию, помочь многое понять. Какая она? Чего хочет? Что будет делать, когда получит власть? Добра ли она? Милосердна ли? Будет ли мудрой правительницей? Поставит ли она Вестерос на колени или поможет ему восстать, возродиться и стать сильнее? Они не знают её, а он знает… и… не отвечает на её вопросы, легко отвлекается на слова Сансы, и смотрит так упрямо, уверенный в своей правоте.

Говорит, что они не могут даже представить, насколько он её любит. Арья едва заметно дёргает уголком губ, переводя взгляд на пламя, пожирающее поленья. Может и могут. У них ведь не было толком времени поговорить, едва ли он сам мог бы представить, что происходило в их жизнях всё это время, сколько они повидали, сколько пережили, кого повстречали на своём пути. Всё ли рассказала ему Санса о том, что было с ней? Сможет ли Арья сама когда-то рассказать ему свою историю?

Не могут и представить, да? Может и могли бы расскажи он им, поведай он больше о женщине, которой так восхищается. Только вот слишком много дел, слишком много обязанностей, многое нужно успеть, и беседа с сёстрами отходит на второй план. Когда-то у них было намного больше времени. Когда-то они часами сидели, он запускал руку в её волосы, нежно ерошил, а она тихо смеялась, а что теперь? Они снова в Винтерфелле, все вместе, спустя столько лет. Как долго они не виделись, не говорили, не имели ни малейшего понятия как их семья, а теперь… сколько времени им понадобилось, чтобы просто встретиться? Времена изменились, многое стало сложнее.

Даже сейчас их прерывают. Такова взрослая жизнь, такое время. Дела не ждут, пока они наговорятся и Арья прекрасно понимает это. Ёрзает в кресле, меняя положение, выглядывая кого нелёгкая принесла. Мейстер. Принёс послание, Джон тут же распаковывает, мрачнеет на глазах, хотя не похоже, что там много написано. Ужас и тревога так отчётливо видны на чужом лице, что ей становится как-то не по себе. Он отдаёт письмо Сансе, и Арья не желая ждать пока до неё дойдёт очередь встаёт, подходит ближе, устраиваясь за её спиной, вглядываясь в слова на бумаге. Страшные слова, предупреждение о грядущем.

Тяжело сглатывает, осознавая новую информацию. Мерзкий холод ползёт вниз по спине. Стена пала. Стена, которую столько лет считали неприступным барьером. Значит всё ещё хуже, чем они предполагали. А дракон… что они будут делать с драконом и такой армией? С монстрами из легенд от которых, говорили, нет спасения. Ходоки и твари, следующие за ними по пятам, нежить, жаждущая уничтожить всё живое, принести вечную ночь и вечный холод. Она не видела их, едва ли может представить, что они из себя представляют или что им всем грозит, кроме смерти. А смерть… она приходит за всеми, от неё не скрыться, явится через день, через неделю, месяц, год, может в глубокой старости, но однажды непременно. И всё, что она может это продолжать упрямо повторять: «Не сегодня.»

Арья мягко сжимает плечо сестры, безмолвно говоря: «Ты не одна, и я не дам тебя в обиду.» Чего бы ей это не стоило. Если ради этого придётся бороться с армией мёртвых, так тому и быть.

Джон возвращается к ним, поглаживает её щеки, неуверенно улыбаясь, поглядывая на сестру.

- Значит мы будем сражаться,- тихо отзывается, глядя на него снизу вверх,- Кого-угодно можно убить. Даже их. Даже дракона. – другого выбора у них попросту нет.

+3


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » The pack survives [GoT]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно