активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » A friend in need is a friend indeed [GoT]


A friend in need is a friend indeed [GoT]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

A friend in need is a friend indeed


Алис Карстарк, Арья Старк//на пути до Винтерфелла//близится долгая ночь

https://vsthemes.org/uploads/olives/love920s1/b9/90b993c4aaa05369b940ee401c52e308.jpg

Люди бегут, собирают свои сокровища, спешат побыстрей оказаться под защитой высоких стен Винтерфелла. Вороны прилетают сообщая вести о новых прибывающих. Черная птица Алис уже лениво клюёт мясо в башне, но хозяйки всё нет.

+1

2

Рассказать бы ей в одиннадцать, что случится в ее жизни, Алис бы ни за что не поверила.
Да и пару лет назад рассказать бы ей, леди Кархолда - как будет идти по следу от первых саней в мужской, не по размеру, одежде, придерживая на ухабах то чьи-то узлы, то чьего-то младенца. Или, скажем, о том, как ревет мальчишка четырех лет, которого отрывают от родного, как ни говори, дома, сажают в сани и куда-то везут, и как старуха, наотрез отказавшаяся уезжать (здесь выросла, дочка, здесь прожила, здесь и помру), смотрит вслед им. А то еще о том, как выкидывает в сугроб котлы и какую-то посуду, да вышитую летнюю одежду, втихаря пронесенную, может, единственное богатство этой пожилой женщины с тремя внуками. Но хватит места котлу и вышитой одежде - не хватит чьему-то ребенку. А вот с вилами берет. Дороги сейчас... Те еще дороги. Вилы сгодятся.
Выкидывает. Успокаивает. Идет.
Проводит сани через сугробы, сама через них лезет. Раскладывает костры. Женщины, кто покрепче, помогают, конечно. Мужчин нет. Мужчин сейчас вообще мало, а по домам особенно. Да и куда там... Дети, дети, матери, старухи, старики древние, снова дети. Это уже второй эвакуационный обоз, что ведет Алис в Винтерфелл из дальних деревень (и третий вообще, первый просто поближе был). Поначалу ревела потихоньку ночами от оцепенения перед происходящим, да и от страха тоже, чего там. Отучилась быстро от такой привычки - холодно оно, плакать предзимней ночью в лесу на Севере.
Просто работает. Просто говорит - с кем лаской, с кем шуткой, а с кем и резким, для леди негодным словечком. Просто всматривается в глухие повороты в лесу, на предмет зверья и людей, которые хуже того зверья. Этих хотя бы здесь пока не замечали. И она надеется, что пока не придут они, успеет сходить еще хоть разок. Два. Три. Пять. Просто меч на поясе держит - простой самый, для нее тяжеловат, ну так она и не с воинами сражаться собирается. А жизни людей лишать уже доводилось. Все удобнее, чем вилами, да и подопечным спокойнее - с ними человек с целым мечом аж, куда там.
Вообще, их трогают редко. На них просто огромными буквами написано: взять с нас нечего. Вообще. Совсем. А для зверья - слишком много их и слишком шумные. Но бывает. Бывает, не без того.

А вот надо же. Среди бела дня.
(Вот уж действительно, бела...)
Так банально, просто до неприличия. Одиннадцать (успевает сосчитать) хорошо вооруженных, крепких мужиков. Четверо из них и вовсе верховых, между прочим, на сытых гладеньких конях. Короткий бой, что и боем не назвать - сама отдает приказ прекратить сопротивление. После того отдает, как одному человеку (то ли два ему, то ли три, забыла, а зовут Клеем, это уж точно) ножик к горлу приставляют, и нет сомнений - угрозу выполнят. Два свежих трупа на дороге из тех, кто сопротивлялся - явное тому подтверждение.
Вяжут всех, даже не бьют особо - так, для острастки, и сажают в снег в рядочек. Брезгливо роются в узлах и свертках, с таким видом, что мелькает надежда - может, отпустят? Ну лошадей заберут, пусть берут, они малых довезут и сами. Зачем им все это?
Да нет. Погружают все обратно на сани и уводят поглубже в лес.
А здесь, значит, у них укрытие оборудовано. Хорошее. Снежные стены, пол лапником выстелен, костры горят. Как туда заходят, прям раздеваются даже. Тепло, видно. И их "приглашают". На одном условии: чтоб молодая была. И красивая.
У них есть красивая. Соглашается, чтобы ее детей туда пустили, к огню. Ржут, гогочут. Нет, мол, кто дарит красоту, того и в тепло пускают, такое уж условие. Без детей - можно. С детьми - ну ты так-то сама не захочешь. Гы-гы-гы. Верно все, малые и старики им не нужны, а вот молодые и красивые - похоже, сгодятся.
Алис вязали основательнее остальных. Она и так, и этак пытается хотя бы ослабить узел, несколько часов, наверно, пытается. Пытается и зубами развязать веревку на другой женщине - когда это замечают, многозначительно оставляют царапину на шее. Мы предупредили, мол. Даже кормят вечером. Руки, правда, не развязывают, так приходится.
Она заставляет тех, кто "залипает", двигаться. Спать будут кучей. Зачем? А вот боги знают, зачем. Винтерфелл их искать не будет, наверно, у них сейчас бед и проблем - выше замковой крыши. Из последней деревни птицу она отправила, да. Для приличия скорее. Они, кстати, и так уже задержались около той дальней деревни - через бурную, еще не замерзшую как следует реку сани переправляли почти трое суток. Сунешься на лед, а он ломается, так и искали место, где течение потише. Но пока она может что-то сделать, то будет делать. Замерзнуть они успеют еще, вот уж за этим точно торопиться не стоит.
А все-таки обидно. День при везении, два при невезении, и были бы ведь уже на месте.
Ладно! Надо младших в кучку собрать, а остальным смотреть внимательно. Не могут же за ними наблюдать постоянно. Что-то да будет, и тогда главное этим воспользоваться.

Отредактировано Alys Karstark (2021-10-20 00:12:31)

+2

3

Люди всё прибывают в крепость. Отчаявшиеся, потерянные, усталые после долгого пути и не имеющие ни малейшего представления о том, что с ними будет дальше. То, что ещё совсем недавно было всего лишь сказками древних старушек, которыми пугали детей, со дня на день грозилось стать явью. Долгая ночь всё ближе, снег идёт всё чаще, а северные ветра кусаются, пробираются под одежду, словно грозясь проморозить до костей.

- Леди Карстарк до сих пор не прибыла? – слышит за дверью скрипучий голос старого мейстера, мальчишка помогающий ему видимо качает головой, - Арья не видит, догадывается, по тому как раздаётся тяжёлый вздох старика,- Уж не случилось чего… уже несколько дней прошло.

После возвращения ей не очень-то много доводилось пересекаться с Алис Карстарк, и ни разу не представлялся случай побеседовать. Всё больше со стороны наблюдала, видела, как она приводила очередную группу людей, помогала им обустроиться и уходила вновь, за следующими. Она не производила впечатление ни бывалого воина, ни манерной высокородной барышни из тех, что так сильно боятся запачкать руки. Хрупкая на фоне одичалых и даже тощеватых безупречных. И всё же… сама вызывалась взять на себя работу для которой рук не хватало. Упрямая и упорная. А люди всё судачили за спиной, кости перемывали, глядя вслед да поминая грешки её семьи, диву даваясь как Король Севера мог так просто её простить. Дитя предателей. А где были все они, когда Север звал?
- Откуда они должны были прибыть? – спрашивает Арья, приоткрывая дверь и мейстер от неожиданность чуть не роняет свечу.
***
Они бы предпочли поручить это кому-нибудь другому, кому-то покрупнее, посильнее и может быть с помощниками, а мысль о том, что младшая Старк отправится туда сама небось заставляла седые волосы шевелиться на затылке. Дрожащая рука отдаёт письмо, он переспрашивает раз, другой, даже хочет отослать мальчишку к брату, но она лишь отмахивается, прося сообщить, если она не вернется к назначенному времени. У Джона и так дел предостаточно, не за чем ему беспокоиться, где носит ту, что и сама может за себя постоять. За столько лет научилась и Близнецы тому свидетели.

Старики, дети и девица. Что могло случиться? Сломались сани? Здесь не нужно много людей. Напали дикие звери? С этим тоже можно справиться. Напали ходоки? Тогда спасать уже будет некого.

Черная лошадь неслась вперед, легко пробираясь сквозь снег. Одна из дозорных, ей ведь не привыкать. Надо будет вернуть потом владельцу, если они обе доживут до этого момента. Скоро стемнеет и лучше бы ей поторопиться, пока мрак не поглотил любые следы потерянных. Верхом в одиночку куда быстрее, чем с людьми на санях. Надежда встретить их на пол пути теплилась пока лошадь не встала на дыбы, испуганно заржав, чуть не наткнувшись на лежащие на дороге трупы.

- Седьмое пекло,- тихо, сквозь стиснутые зубы, соскакивая на землю. Снег ещё не успел притрусить следы – повезло или нет? Сложно сказать. Кольца копыт, следы ботинок, где-то крохотные, где-то огромные, впадины на снегу, оставшиеся там, где, кажется, недавно кто-то сидел. Те ли кого она ищет тут были или кто другой? Быть может здесь просто разбойники сделали привал да не поделили что-то.
«Смотри своими глазами,»- привычно всплывает в памяти голос бывшего учителя. Она всё ходит от следа к следу, ступая осторожно, легко, запоминая собственные шаги чтоб не примешивать к другим.

Полосы саней свежие, пара часов. Стащили, сбили в кучу…- неуверенно, осторожно,- двоих убили… или нет… с другой стороны? – её учили читать следы, но всё ещё учится, привыкает, стоило бы больше тренироваться, но искать исчезнувших это не с Псом за кабанами в лес ходить.

Вновь взбирается на лошадь, пуская её по следу, оставленному санями.

Чем дольше скачет, тем больше кажется, что где-то ошиблась, свернула не туда. Может стоит вернуться? Начать с начала? Солнце уже скрылось за горизонтом и только ясное небо освещает путь. Остановиться и переждать? Нет, ещё немного, глубже в лес, то там, то здесь ещё виднеются полоски саней, а вон там вдалеке мерещатся отблески костра. А может и не мерещатся. Голоса доносятся издалека, не тревожатся что кто-то их услышит, глубоко забрались.

Арья спешивается, привязывает коня, бережно похлопывая по черному боку. Цокот копыт или ржание услышат и будет уже поздно гадать друзья или враги их ждут. Идёт пешком, тихая как тень, проскальзывая среди густых деревьев и кустов, всё ближе. Двое вахту несут, стоят у дерева, треплются, опираясь о толстый ствол.
- Кого сегодня притащили?
- Да деревенскую шваль всякую. Хотя пара хорошеньких есть, будет кому отогреть,- гыгыкает, кивая в сторону снежных стен. Там ещё шумнее, веселятся, почти заглушая девичьи вскрики.

Внутри всё стискивает премерзко. Идет дальше, осматривается. Вещей много, целые возы, где-то с едой, где-то в одеждой, шкурами. Всё вперемешку. Куча какая-то в углу навалена, огромная, не уж то столько накрали? А нет, шевелится. Люди. Шаг за шагом, всё ближе.  Вскрики всё громче, вперемешку с пьяным гоготом. Кто-то уже похрапывает, кто-то спорит, кто следующим пойдёт, упуская одинокую тень, скользнувшую к сбившемуся человеческому кому.

- Вы откуда? – шепчет чуть слышно, ложась на землю за чьей-то спиной. Спина к спине, руки к рукам, может и не заметят, что больше стало.

+1

4

Алис думает, почему вообще всех, непригодных для развлечений, не перебили сразу. Ну в смысле, для чего им старики и дети? Вот правда? На какой-то выкуп здесь рассчитывать не приходится, рабочая сила из них никакая, да и зачем она этим нелюдям, а что тогда?
Не съесть же их собираются.
Или, скажем, просто всех, что называется, в расход одной кучей пускать удобнее? Наиграются, а там уж и... Очень легко и такое может быть. Нет. Нельзя сидеть, нельзя смириться и ждать, кто следующий туда и что потом. Она отвечает за всех этих людей. Отвечает - такое простое и требовательное слово. Думать надо. Хорошо думать, потому что веревка крепкая, простора для воображения оставляет мало, а акт отчаяния в духе "делать хоть что-то, лишь бы что-то делать" не годится здесь. Ей надо не эмоции выплеснуть, а жизни сохранить.
Люди собраны в толпу на снегу, так все-таки лучше, больше шансов; дети уже не плачут - устали, большинство дремлет, а Алис думает о проклятой веревке. Может, вызваться к кострам, сказать, что замерзла и сил нет, а там... Ну да, но руки-то ей не развяжут. Но если совсем никакого другого выхода не будет...
Очень ненадежный план. Даже если получится, что она потом станет делать, против толпы? Разве что они все домертва напьются, но что-то невелика вероятность. Это не говоря о ней самой, и о том, что там с ней будет-то. Хотя что о ней самой... будто иначе не то же самое ее ждет. Безысходность просто. Да не может, не может такого быть, найдет она выход, если не ради себя, то ради тех, кого вела с собой. Всматривается в освещенное рыжим убежище, и совсем не замечает подобравшуюся тихую тень. И даже ее вопроса не слышит. А вот ответ - громкий, четкий, детским голоском, оборванный на полуслове, слышит прекрасно.
- С Залес...
Двое у дерева резко оборачиваются, но то ли лень им проверять, в чем дело, то ли не замечают ничего подозрительного, а подходить - не подходят, возвращаются к своему ленивому разговору.
- С Залесного мы, - так же едва слышно шепчет мать, зажав рот ребенку. - А ты-то сама кто? Не видела я тебя в санях.
Алис тихо-тихо, медленно, не спуская глаз с часовых, ползет туда, откуда раздавался детский голос. А когда доползает...
"Что?"
То есть просто.
"Что?!"
Она что угодно рассчитывала тут увидеть. А могла и не увидеть вовсе ничего, мало ли что девчонке маленькой приснилось. Но ведь не...
- Миледи?! - Тем же еле различимым шепотом, да только глаза куда лучше голоса выдают все изумление от происходящего. Она вообще не ждала помощи, но уж если на то пошло - меньше всего ожидала увидеть здесь саму младшую Старк!
А что, если?.. Нет. Быстрый взгляд дает понять - она здесь по собственной воле. Руки свободны. Значит, Винтерфелл искал их, старые боги. Но все-таки, чтобы лично, Старк... Нет, она и сама, конечно, "лично", но все же сестра Короля Севера, все же Старк - это, надо думать, совсем другое.
Однако, все расспросы, удивления и благодарности можно оставить на чуть-чуть попозже. Там человека насилуют, а здесь дети в снегу лежат. А все же страшно. Лишнее движение сделать до тошноты, к горлу подкатывающей, страшно. Сейчас, когда появилась надежда, появляется, расползается и страх. Одно дело, когда терять нечего.
- Здесь двое. Там девять или больше, - все так же на грани слышимости. - Мы все связаны. Сможете?..
Она слегка двигает руками и хочет уже добавить еще, кого хорошо бы тоже освободить первыми, кто сможет сопротивляться, как вдруг мерный ленивый треп часовых прерывается.
- Пойду все же гляну, чего там детеныш вякал, - вдруг говорит он. - Чего-то мне неспокойно.
- Да ну, хрень,
- отзывается второй. - Ну хочешь иди глянь. Если еще и кислолисту мне зацепишь, вообще благодарочка.
Карстарк закусывает губу изнутри.
"Они же не знают в лицо леди Старк, не знают, незнаютнезнают".

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » A friend in need is a friend indeed [GoT]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно