активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » The long hard road to and out of Hell [Genshin Impact]


The long hard road to and out of Hell [Genshin Impact]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/715/413397.jpg[/icon][nick]Xho'e'Lant[/nick][info]<lzfan>genshin impact</lzfan><a class="lz_name" href="https://forcecross.ru/viewtopic.php?id=2921#p226653">Хо'э'Лант, ~7</a><lz_text><br>бесконечное повторение гибели без причастия, без причастности, без края</lz_text>[/info]

The long hard road to and out of Hell


Венти x Хо’э’Лант (Кэйя) // Каэнри'ах // ~500 лет назад

https://pbs.twimg.com/media/EBfRQ-NX4AEUpK-.jpg

Совесть ли это того, кто всё-таки допустил? Щедрость ли? Следование ли свободе - тому, из чего состоишь как её воплощение?

Отредактировано Kaeya Alberich (2021-09-14 21:21:44)

0

2

Ничего особенного в этом дне не было и едва ли намечалось. По крайней мере, для детей всех мастей, остававшихся детьми и о многом неосведомлёнными.

Взрослые в последнее время были особенно занятыми и вдохновлёнными, постоянно что-то обсуждали и всё чаще говорили о светлом будущем, но с чём это связано и что под этим подразумевалось юный Хо’э’Лант не знал. У них в Каэнри'ах и свет - понятие достаточно относительное, если на то пошло. Искусственный, технический, алхимический, потому как будущее может быть светлым, если оно уже - этого ему не понять. Мальчишка и без того себя чувствовал достаточно счастливо, с будущим в целом понятным, обозначенным и предопределённым. Единственный сын, наследник, принц, императорское дитя и так далее - это многое накладывало, но и давало также немало.

Хо’э’Лант, как делал это достаточно часто, забрался на самую верхнюю площадку, доступную на крыше имперского замка, и смотрел на то, что здесь называлось небом. На клубы дыма, не переливы, на местами проскальзывавшее отражение всего того, что снизу. Пожалуй, вне алхимического света и этого неба - иного не видел никогда, собственно - ничего столь яркого, не пресного, в знакомом мальчишке мире не было. Можно заикаться о глазах местных, но если убрать указанные два фактора, то и в них отражаться ничего не будет, и цвет их поблекнет в серости и полутьме, и отражающее свечение потеряется. 

Ничего особенного неизменно не намечалось и не происходило. Хо’э’Лант обратного и не ждал. Он в целом даже начал проваливаться в дремоту, имея несколько достаточно ленивых дней, свободных от занятий, занятий и иного рода, опять же, занятий.

А потом что-то всё-таки пошло не так. И это почти с порога вогнало в тупик и панику, ибо чего происходило мальчишка был без понятия, абсолютно и совершенно. Не секунду и не две.

Несколько сильных толчков, от чего земля, конструкции, он сам, ни то подскочили, ни то пошатнулись; вибрации, словно кто-то включил волны, а потом... А слишком много всякого "потом", чтобы зацепиться за что-то одно.

Стало шумно, воздух ощущался иначе. Шатания, вспышки, жар, невиданный прежде ветер, предметы; всё это мешалось с чёрным нечто, ни то зависшим где-то на уровне крыши в скольких-то километрах, втягивавшим в себя всё, ни то это упрощение и детское воображение, пытающееся хоть как-то объяснить и олицетворять происходившее. Происходило в целом куча всего странного; слишком много для понимания одного совсем юного принца, ни на что сегодня не рассчитывавшего.

Он даже не заметил, как кто-то из ни то охранных, ни то военных подхватил его и без объяснений потащили вниз. Там был отец и ещё несколько важных лиц. Им всем предстояло бежать: в смысл диалога Каэнри'ах неизменно не вникал и ничего не понимал, но что-то происходило и это, кажется, пугало всех. Его-то уж точно. Ибо, если честно, все прежние детские страхи, что имелись у наследника, в момент показались даже не шуткой. Ему стало очень страшно. Непонятно, от чего в большей степени.

Каэнри'ах боялся. Испугался. Путался. Цепенел и совершенно не соображал, что всё это такое, куда и зачем они убывают. "Эвакуация", это она? Отец ничего не пояснял, будучи таким же напуганным и нервным. Крики снаружи мешались с шумом оттуда же, как и с хрустом трескавшихся и шатавшихся стен, даже их замка-крепости, чего только прежде не пережившего за предшествующие века.

Это и был конец?
Так выглядела смерть?
Она так и должна была длиться: не одно мгновение, а столь долго, что совсем перестаёшь понимать, теряешься в ощущении времени?

Сердце тук-тук. Колотится. Уши закладывало.
Тук-тук. Тук-тук.
И дыхание быстрое-быстрое.
Небо, что над землёй, которого Хо’э’Лант никогда не видел, не предстало светлым будущим; слепящим, пыльным, громким, горячим, страшным, неразборчивым. Предстало тем, что помимо прочего принесло тот чёрный сгусток, что ни то стремился затянуть в себя, ни то наоборот отдавал себя в мир, взаимен странно преобразовывая тех и то, что знакомо наследнику, в худшую из форм воображения. Ни то хаос, ни то все цвета пышного погребения.

Куда они бежали? Тут разве можно спрятаться?
Только жмуриться и думать, что стены, стол или закрытые глаза помогут. Как с игрой в прятки.
И слушать своё сердце. Тук-тук. Тук-тук.
И пульс отца в руке: сердце императора тоже билось. Тук-тук. Через кровь.

[nick]Xho'e'Lant[/nick][info]<lzfan>genshin impact</lzfan><a class="lz_name" href="https://forcecross.ru/viewtopic.php?id=2921#p226653">Хо'э'Лант, ~7</a><lz_text><br>бесконечное повторение гибели без причастия, без причастности, без края</lz_text>[/info][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/715/413397.jpg[/icon]

Отредактировано Kaeya Alberich (2021-09-15 09:36:45)

+1

3

Он думал, что больше никогда не отпустит тетиву.

Думал, что его стрела никогда не поразит человека.

Думал... думал, что более не сделает тех вещей, которые натворил тысячелетия назад.

И уж тем более – по отношению к невинному.

Этот мир рушился. Прекрасный, большой и свободный от божественного взора, сейчас горел и рассыпался в пыль. Воздух был наполнен прахом, кровь стекала по мраморным перилам, а от криков голова, казалось, вот-вот взорвётся. Прямо как те культиваторы, которых боги сносили одним ленивым движением пальца.

Хватит.

Барбатос поперхнулся воздухом и отступил назад. Это всё неправильно. Этого не должно было произойти. Цивилизация, нетронутая божественным вмешательством, должна была развиваться и дальше, а он должен был остаться в Мондштадте и парить меж облаков вместе с преданным другом. Его пальцы должны перебирать струны лиры, а не натягивать тетиву.

- П-прошу...

Безумие.

Он опустил взгляд на человека, что забился в угол и дрожал, как крохотный лист в дождливую погоду. Такой хрупкий и такой слабый; в распахнутых глазах полно отчаяния и страха. Барбатос поднял руку и чётким, отработанным, доведенным до автоматизма движением натянул тетиву. Закрыл глаза.

Его не должно быть здесь.

Неужели это – цена за его свободу? За свободу всего Мондштадта? Неужели он оказался настолько слаб и жалок, что не способен противостоять непоколебимой воле Селестии? Сила Анемо Архонта безгранична, потому что не существует мест, куда ветер не смог бы проникнуть – не это ли сказал ему однажды старик Андриус?

Женщина судорожно выдохнула – Барбатос уловил это своим острым слухом, - и разомкнула пересохшие губы в последний раз. Сказала ослабшим и осипшим голосом:

- Молю Вас, вы можете убить меня, но пощадите Его Высочество. Он же... он же совсем ещё ребёнок, - он так же услышал, как по щекам женщины потекли слёзы. – Он ещё ничего сделал, он невиновен...

Как и многие из здесь находящихся.

Барбатос распахнул глаза и почувствовал, как по собственным щекам стекла солёная дорожка. Так у Солнца Империи есть наследник? Ах, он и не знал... но что даст ему это знание? Разве способен он что-либо здесь переменить?

Ещё ни разу его рука не дрогнула, а глаз доселе не знал промаха; стрелы всегда находили свою цель, как бы далеко она не находилась. Он – Барбатос, Анемо Архонт. Тот, в чью честь воздвигли статуи по всему Мондштадту преданные, любящие люди, а он наполнил эти статуи своей силой в честь них же, ради той же любви и преданности. Но как, убив невинного ребенка, он должен к ним вернуться? Как сможет гулять по улицам города, распевая песни?

Как... как бы он поступил на его месте?

Женщина вздрогнула в последний раз и закатила глаза, откинув голову назад. По её прекрасному, пышному платью стремительно распространялось багровое пятно, а в середине рубинового украшения торчала длинная стрела с тёмным оперением. Барбатос с неверием распахнул глаза ещё шире, так и застыв с поднятым луком и натянутой стрелой.
- Медлишь, Барбатос, - услышал он голос позади себя.
- Увалл... – шепотом сорвалось с губ.

С головы женщины с тихим звоном, заглушённым общей какофонией, слетела украшенная разноцветными камнями корона и покатилась по пропитанному кровью ковру, пока явившийся Архонт не остановил её ногой.
- Она сказала, что где-то здесь прячется маленький принц? Не знал, что у Императора есть наследник, - несмотря на содеянное, голос Увалла звучал легко и беззаботно. – Эй, Барбатос...

Барбатос стиснул зубы в белоснежном оскале. Всё его отчаяние и боль мгновенно нашли выход в гневе, поднимающейся большой, разрушительной волной. Он резко обернулся, но Увалл, казалось, совершенно не замечал настроение Анемо Архонта. Он продолжил:
- Давай уже поскорее здесь закончим. От запаха гари у меня живот сводит, понимаешь?

Умри. Просто умри. Сдохни, как бездомная собака, выгнанная хозяином...

Были времена, когда сила Анемо Архонта сносила богов куда более старших, чем он сам. Были времена, когда его имя в Селестии что-то значило. Но сейчас... кто он сейчас, растеряв былое могущество?

- Ну, я пошёл. И ты не затягивай здесь, Барбатос.

Видимо, не дождавшись никакой реакции, Увалл просто решил его покинуть. Барбатос медленно выдохнул, опуская, наконец, свой лук, и расслабляя натяжение тетивы. Он не мог пойти против железной воли Селестии напрямую, но он мог попытаться найти другой выход. Пусть от его былого могущества остались лишь воспоминания, в скорости его ещё никто не смог превзойти.

***
Он не смог найти Моракса. Проклятье. Барбатос знал, что, поговори он с ним, и Властелин Камня непременно встанет на его сторону. Такая поддержка сейчас как никогда Анемо Архонту была необходима, но... вместо старого друга он нашёл нечто иное.

- Убирайся прочь.

Несмотря на измождённый вид, рука, которой он держал меч, была тверда. Барбатос опустил взгляд на направленное на него острие меча, а после взглянул на маленького мальчишку, спрятавшегося за отцовской спиной. Ах... и правда. Совсем ещё ребёнок, и так похож на свою мать...

- Что вы можете сделать в таком состоянии, Ваше Императорское Величество? – произнёс Барбатос. – Вы ранены, и у Вас практически не осталось сил. Я же желаю Вам помочь.
- Помочь? Ха. Какую помощь следует ожидать от того, кто принёс смерть в мой дом?

Больно. Бьёт словом, попадает прямо в сердце, и стрелы никакие не нужны. Барбатос судорожно выдохнул. Разговорами они только теряют время.
- Вы правы. На моих руках кровь Ваших людей, Ваше Величество. Но если Вы не доверитесь мне, то потеряете всё, чем дорожите, - на одном дыхании выпалил он. – Если не примете мою помощь сейчас, то погубите и себя, и сына.

Слишком неосторожные слова для такой ситуации. Барбатос надеялся, что сумеет образумить Императора, но кажется, только разозлил его ещё сильнее.
- Смеешь угрожать моей семье?! – взревел он.

Лезвие меча рассекло воздух - Барбатос отшатнулся назад; Император снова атаковал, но именно в этот момент раздался очередной взрыв, и мраморный пол под их ногами разошёлся трещинами. Барбатос широко распахнул глаза и взмахнул крыльями, протянул руки вперёд...

...и ухватился за тонкие, смуглые руки мальчишки, спасая его от падения. Пол этажа полностью провалился, увлекая за собой Солнце Империи, но Барбатос сумел уберечь его сына. Прижимая к себе маленькое худое тело, Архонт заглянул в его большие напуганные глаза и пальцем бережно смахнул покатившуюся по щеке соленую слезу.

- Вы в порядке, Ваше Высочество?

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » The long hard road to and out of Hell [Genshin Impact]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно