активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » we are going on a bear hunt [genshin impact]


we are going on a bear hunt [genshin impact]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

WE ARE GONG ON A BEAR HUNT


дилюк х кэйя // тейват // около 10-ти лет назад



мы метр с кепкой идём гордо и с энтузиазмом натягивать хреночленов, пока из-за кустов никто в метра два не натянет нас.

[icon]https://i.pinimg.com/originals/ab/29/de/ab29def98842e9ca59ce1b0bfb274716.png[/icon]

+1

2

- Дилюк! - голос названного брата застал старшего за занятием, которое, впрочем, Кэйя посчитал неважным. Не по сравнению с тем, что он задумал. Да и, в общем-то, какие важные дела могут быть в их возрасте и в этом месте? То-то же. - Ди-люк, - по слогам повторил, растягиваясь в улыбке и заговорнически хватая за руку, чтобы привлечь всё внимание и точно показать, что намерения младшего серьезны и, конечно же, не терпят отлагательств.

- Я слышал, как взрослые кое-что обсуждали и... знаешь чего? - глаза у Кэйи необычные: по ним невозможно прочесть, что именно он испытывал или о чём думал, но именно потому додумать о его настроении можно было что угодно (блажен тот, кто самообманывается, не так ли)?. А когда они "горели", то это читалось безошибочно, независимо от причин. И вот сейчас как раз такой момент "горения". Мальчик явно воодушевлён и очень заинтересован тем, что намеревался предложить.

Минуту Дилюку на то, чтобы полностью на него перенастроился. Иначе быть просто не могло: слишком много времени проводили вместе, будучи на одной волне.

Откуда и как мальчишка почти всегда почти всё знал, в каком месте у него уши и что это за магия - значения не имело. Оно могло принести - нередко приносило - нечто веселое, вызов, настоящее приключение, а значит, того стоило; сие главное.

- В общем. Недалеко отсюда заметили несколько групп хреночленов, и они могут угрожать виноградникам, - Кэйя стал говорить чуть тише, медленнее и самую малость сменил тон: ни то неизменный заговор, ни то хитрющий, ни то интрига-загадка. - Они пока никого не наняли и не отправили, понимаешь, Дилюк? - рука сжала чужую крепче, улыбка на лице стала выразительнее.

- Это наш шанс! Представляешь, как будет здорово, если кто-то придёт, а там ничего, только пепел? И это, ну, мы сами, - Кэйя идея явно нравилась, ведь что может быть лучше для мальчишек, так-то? К тому же, он любил махать мечом и вообще всем, чем махается. Дилюк понятия не имел, насколько долго его названный младший брат занимался этим прежде и сколько тысяч раз проделывал подобное, но ведь то в прошлом; и не в Тейвате. И не с Дилюком. И не для того, чтобы помочь взрослым. И не вызова, тем более не забавы ради! К тому же, ну... Кэйе нравилось наблюдать за братом. Особенно за его его огнём. И плечо к плечу. И...

Он едва мотнул головой, сбрасывая лишние мысли и не меняясь в лице, на котором по-прежнему наблюдалась улыбка, призыв в помеси с просьбой. [icon]https://i.pinimg.com/originals/ab/29/de/ab29def98842e9ca59ce1b0bfb274716.png[/icon]

0

3

Отрывать старшего брата от важного занятия можно было только по очень уважительной причине. Например, если случился пожар на винокурне. Или если отец заболел. Или если лошадь топчет виноград. Или если кошка Коннора родила. Или... в общем, Кэйе можно было отвлекать Дилюка по какой угодно причине. Особенно если взгляд у него при этом так восторженно сверкал.
- Ну что, что? - вид Дилюк держал ворчливый, копируя отца. Опустил деревянный меч, с которым пытался сразить страшное пугало уже второй час, и упер руки в бока. Крепус сказал - пока его нет, Дилюк за старшего. Но взгляд его смягчился почти сразу. Перед энтузиазмом Кэйи он никогда не мог устоять, пускай Дилюк и знал, что скорее всего затея опять опасная и опять чревата содранными коленками. Аделаида снова будет их ругать за испорченные вещи... но это всегда того стоило!
- Хрено... - лицо Дилюка приобрело непередаваемое выражение. Он не знал, то ли ему смеяться, то ли кривиться от отвращения. Кэйя же тем временем продолжал, хоть и сбито, но изъяснять свой несомненно очень надежный план.
- Во-первых, они называются "хиличурлы". Хи-ли-чур-лы! - он повторил по слогам, на каждом тыча пальцем Кэйе в нос. - Не "хрено-что-то-там"! Ты как деревенщина, в самом деле. Во-вторых, ты что, правда думаешь, что вломиться в лагерь чурлов - это хорошая идея для детей?
Повисло молчание. Дилюк изо всех сил сохранял строгую отцовскую мину, но надолго его не хватило. Он прыснул в кулак, а затем покатился со смеху.
- Кэйя, Кэйя, видел бы ты свое лицо! Умора!
Отдышавшись, Дилюк схватил одной рукой свой деревянный меч, а другой сжал ладонь брата покрепче.
- Показывай своих хиличурлов. Я от них только жареные ребрышки оставлю!
Воинственно вскинув меч, Дилюк первым потянул Кэйю в сторону виноградников, плохо представляя на самом деле, куда идти. Но это было и не важно. С Кэйей всегда было весело. Названный брат всегда умудрялся находить интересные занятия или загадочные места прямо в двух шагах от дома.
Боялся ли Дилюк, что их заругают? Ни капли. Отец никогда особо их не отчитывал за то, что они исследовали близлежащие территории, а Аделаида пусть и поворчит, но зато потом сварит горячего какао, и на том ее возмущение закончится. Они были вольны делать все, что им вздумается, и всегда этим правом пользовались.
Ближайший лагерь хиличурлов оказался совсем рядом, как раз по пути на винокурню. Судя по хиленьким палаткам, этот отряд только успел разместиться прежде, чем его нашли малолетние искатели приключений.
- Плевое дело, - Дилюк озорно переглянулся с Кэйей, прячась в кустах. Свободной рукой он сорвал с ветки пару ягод - одну сунул себе в рот, другую Кэйе. - Это для храбрости.
Подмигнув брату, Люк выскочил из куста и принял боевую стойку, выставив тренировочный меч вперед. Из того, что он знал о мелких хиличурлах, он мог сказать, что любой младенец с глазом бога способен уложить десяток таких. А уж с его-то уровнем владения огнем это вообще будет как раз плюнуть.
- Эй ты, чумазый! - окликнул Дилюк ближайшего чурла. Тот обернулся и навострил длинные уши. Люк для острастки ударил мечом о землю. - Нападай!
Одной рукой держа меч, второй он зажег на ладони пламенный шар, намереваясь запустить его противнику прямо в лицо. Чурл, подскочив на месте, затопал ногами и затараторил на своем. Что-то было не так, но тогда еще не слишком сообразительный Дилюк слишком поздно это понял. А когда понял, его уже накрыла огромная лохматая тень.

0

4

Сейчас, пока Кэйя ребенок, пока его не отпустила эйфория от затянувшегося сна, который вроде бы как всё-таки реальность, как прежде и детство до бесконечного повторения одного и того же, он вполне задорно относился к охоте на хреночленов. Это только из-за Дилюка. Если бы не Дилюк, то охота бы Кэйя не нравилась, он бы занимался ею просто потому, что это единственное знакомое и понятное ему действие, не вычищенное из памяти вечностью. Если бы не Дилюк и его отец, то язык тех, кого тут считали пришельцами и захватчиками, паразитами или не пойми_кем, был бы для новоиспечённого гражданина его основным, самым понятным; сколь ограниченным бы не являлся. И если бы не они же - приёмный отец, но в первую очередь Дилюк - радости охота на них никогда бы ему не приносила. Потому что Кэйя знал, кто это. Помнил то, чего не забыть никогда. То, на что он не мог повлиять и едва ли когда-то сможет. То, откуда сбежал и где видел тысячи... Не важно. В этом сне, что всё-таки, похоже, реальность, у мальчишки был старший брат, открывший душу и принявший в свой дом. Никаких требований взамен, просто был. И этого - пока - Кэйе достаточно, чтобы о многом забывать и переступать через всё. И учиться жить, как они.

Иногда казалось, что одного Дилюка и этой достаточно мирной, пускай и не совершенной жизни хватало для того, чтобы Кэйя (ему даже не иронично, что теперь сие слово стало его именем; ведь на самом-то деле это иронично) иногда забывался. Чтобы ощущал что-то внутри, чтобы прошлое - хоть иногда - казалось дурным сном, а настоящее - действительной реальностью. Чтобы забывались годы тренировок и беготни, чтобы забывался Долг, возложенный народом руками отца. Дилюк давал что-то, чего у мальчишки никогда не было, и ради этого "что-то" он готов был пойти на многое. Даже перестать быть собой, подстроив "этого себя" таким образом, чтобы названный брат ощущал себя также. Комфортно в его компании; счастливо.

- Но хиличурлы и есть хреночлены! Мужики сказали, что члены их выглядят как хрены, вот они и хреночлены, и... - немного смутился, кивнув головой пару раз. Это только слова прозвучали очень уверенно, словно готов перейти в наступление и начать переубеждать.

Он учился, правда учился, и точно разбирал смысл слов! Чем это люди на улице не люди? Их много, и, вообще-то то, как они говорили - просто и временами даже примитивно - куда больше походило на тот формат речи, что Кэйя слышал целую вечность от не-людей. Все эти слова такие понятные, почему Дилюку они не нравились? Пф!

- И... конечно хороша! Это же мы, а не какие-то там другие дети. Между прочим, - словно бы обиженно за проделанный "трюк", хотя вообще-то мальчишка не против. Ему нравилось видеть чужие эмоции, и особенно эмоции Дилюка. Иногда даже повторять их; или влиять. Дилюк вообще был очень живым и интересным, и ему на многие вещи было не всё равно. Может, в самом деле, потому и занимательно при нём говорить все уличные слова, потому что тогда он выдает реакцию? Может и так. Кэйя этим не задавался. У всего всегда много причин, в конце-то концов.

- Так бы сразу, - буркнул он, хотя на деле настроение, т.е. запал, никуда ни на йоту, ни на секунду не делись. - Пошли, я проведу, - вот уж точно каждый имел свою функцию: равноценный обмен знаниями и приключениями в их дуэте-природе, а?

Путь долгим не оказался.

- И вотф у нихф тожеу огонь, - пока жевал ягоду, глаза невольно принялись искать ещё. Ну а что? Для храбрости же! Сладость хороша для храбрости, особенно детям, все же знают. Им она пригодится, прямо как и сила.

"Надо было взять дубинку," - подумалось мальчишке, пока он пырился на тренировочные мечи: брата и свой, мирно висевший на спине. - "Или нет, " - дубинка - это не продолжение руки, конечно, и вообще многое "не", но... могло быть весело. Особенно если дубинка большая. Хотя... нет, большая дубинка подошла бы Дилюку, а Кэйя более юркий и предпочитал полную свободу движения. Огонь вот, к слову, таковой мешал: туда не ступай, здесь загорается, тута искры, тама ожоги; эй-нет, спасибо. Но Дилюк делал ярко, с искрами и почти БУМ, а за такое зрелище, особенно если кого с пользой поджарить... ой, да словно вам бы не нравилось! Словно вы б за это все ягоды, собранные на районе, не отдали! Ну или не использовали бы бранные слова целых два дня (чего Дилюк не просил, а значит Кэйя продолжит, хе).

- Плёвое! Ты возьмешь того, что этот, а я того, что вон там, - заумно покивал, предвкушая. И даже было уже вылез из-за кустов с другой стороны -  тихо, незаметно, в противоположность названному брату, как...

Ой.
"Что?" - понял же, чего там этот хреночлен на своём бранился. - "ЧТО? Ай-й-й... Ой!"

- ДИЛЮК! - эффект тихого подхода провалился. Ничего умнее, чем кинуться в сторону брата, подхватив пару мелких камней с земли, дабы запустить их в лохматого, не нашлось. Надо дать каплю времени. 

"Ай, плохи дела!" - Кэйя не уверен, что они к этому готовы. В плане, ну... они, конечно, быстрые, и Дилюк мог поджигать, и они оба могли хорошо биться, и вообще преимуществ много. Но вот этого-то надо и УХ поджечь, и УХ набить, и самим при этом УХ никуда не отлететь бы. И хорошо бы при этом ещё не натравить их и на винокурню, обратного же хотели. Как и хорошо будет не выдать... некоторых своих особенностей. Но Дилюк должен остаться цел - это главное.

- У тебя что, не как у хренов, большой мохнарь?! - да, странность озвученного не совсем догонял, в комом-то смысле, но это было неким отвлечением; и не переходом на язык, понятный хиличурлам. То бы разрешило ситуацию, но усугубило бы многое вне её. В общем, лучше быть не очень умным. А ещё лучше им обоим быть очень храбрыми и очень-очень быстрыми.

- Бросай огонь под ноги и уклоняйся! - не имелось смысла стоять рядом с Дилюком, потому что тогда врагу проще закрыться и толку от того нет (тем более что соперник не один, их тогда загонят), только мешаться. Но их двое, они проворные и мелкие, они могут пойти в окружение на изматывание. Завалят большого - и всё будет хорошо, на раз-два. На самом деле, за себя Кэйя не боялся, у него страх в целом вещица весьма специфическая; другое дело безопасность названного брата. За это - да, боялся. За него.

"Хорошо, что они нас не понимают," - и это действительно хорошо. Иначе было бы сложнее обмениваться и планировать. И отвлекаться.

- Один жарит и рубит, второй рубит и рубит, а эти... остальные пускай путаются под ногами и мешают ему! [icon]https://i.imgur.com/hLLbP8b.png[/icon]

Отредактировано Kaeya Alberich (2021-12-15 02:56:35)

+2

5

Огромная тень принадлежала митачурлу. Дилюк не встречал таких ни разу, но слышал, что некоторые хиличурлы под влиянием аномалий артерий земли вырастают вдвое-втрое больше обычных, и таких очень сложно одолеть даже взрослым и бывалым искателям приключений. Дилюк застыл, кровь отлила от щек, ноги будто приросли к земле. Через маску глаз было не видать, но мальчишка чувствовал животный, беспощадный взгляд. Его раздавят в лепешку одним ударом кулака, и тогда всё. Совсем всё. Митачурл топнул и мотнул свирепо косматой гривой, готовый прибить маленького нарушителя спокойствия, но в этот ми воздух прорезал крик Кэйи, и Дилюк пришел в себя, будто переключили рубильник. Оцепенение спало, юный пиромант зажег огненный шар на руке и бросил его под ноги митачурлу.

- Сам знаю!

Пока большая проблема отвлеклась на пламя, лижущее ему стопы и голени, позади нарисовалось еще несколько проблем поменьше. Хиличурлы сбежались на крики, и теперь из кустов маячило несколько ушастых голов. Самый дальний уже вскинул арбалет, и Дилюку пришлось приложить всю ловкость, чтобы отбить летящую в спину брата стрелу.

- Мы с ними не справимся, Кэйя! - еще несколько огненных шаров полетело в сторону врагов, Дилюк схватил брата за руку и потащил прочь, отступая.

"Ты не проиграл, если смог выжить," - вычитал он в какой-то книге. Геройствовать хорошо, геройствовать полезно и нужно, но тогда, когда у тебя есть хотя бы малейший шанс преуспеть. Пока что они катастрофически уступали в силе.

- Нужно добраться до Спрингвейла, взрослые их прогонят! - голос Дилюка предательски дрожал, а с руки срывались один за другим огненные шары.

Митачурл, отмахнувшись от одного, как от назойливой мухи, ринулся на них и, взмахнув топором, ударил им о землю всего в нескольких сантиметрах от их ног. Ударная волна подбросила мальчишек в воздух. Дилюк, кувыркнувшись, прокатился по земле. Голова кружилась, на секунду он потерял ориентацию в пространстве, но все же умудрился подняться на четвереньки. Митачурл тяжело шел к ним.

- Кэйя! Кэй... - синие волосы попались в поле зрения - брат лежал неподалеку, с ходу не понять - живой ли, мертвый, да и проверять некогда, а переполошенное сознание уже все решило за него. Облажался. Не защитил. Горло сдавило страхом, а внутри поднялась такая злость, что огонь сам собой полыхнул в ладонях, подпалив траву. Дилюк поднялся и подобрал меч, вставая в стойку перед противником. Как же он был зол!

- Пошли прочь! - закричал Дилюк во всю силу легких и взмахнул мечом. Ярость сорвалась с лезвия огненной птицей и снесла все, что стояло у нее на пути - и большого митачурла, и его мелких соратников, и даже кусты ежевики. Все обратилось в угольки и пепел.
Дилюк выронил из рук превратившийся в тлеющую головешку меч. Ноги его не держали, и он упал на колени. Тело била крупная дрожь. Надо было проверить, как там Кэйя, но пока сил на это не было. Зато очень хотелось плакать от страха.

Отредактировано Diluc Ragnvindr (2021-12-02 12:37:18)

+1

6

За недолгое, но такое отличное от всей его жизни время здесь, в наземном мире, Кэйя успел не только заиметь новое имя и привыкнуть к нему (словно бы не зная такого ироничного значения), но и начал жить. Вне бесконечных побегов, вне постоянных сражений и схваток  на повторе во враждебном мире наперекосяк, где исчезало всё, что ты мог знать, и ты был чужим; нежеланным; но почему-то неспособным обратиться, как и прочие, дабы найти себе место и порядок в беспорядке.

Здесь, в Мондштадте, Кэйя не жил сражениями; на это время почти не тратилось, пускай мечи и стали одним из любимых времяпровождением названных братьев. Они испытывали так много всего, они разговаривали так о многом... стали разговаривать, когда из неоткуда рухнувший на них мальчишка стал слово за слово вообще понимать, что значили все эти звуки. Он до сих пор учился, и непременно, на то, чтобы и тут стать "своим", говорить как местные, перестать выделяться, подозревать и внутренне ожидать чего-то, пройдут годы, может быть даже десяток лет. Это всё так ново, так непривычно, так странно, но одновременно с тем определённо являлось тем, с чем Кэйе - вдруг простому ребёнку, без прошлого, имперского долга и возложенных надежд - не хотелось расставаться. То, за что он непременно боролся бы, и что не позволил бы у него отобрать. Снова.

Вдруг стало... трудно. Не физически. Не в условиях вне Бездны. Это тоже, в смысле, но речь о другом. Кэйя мог бы обратиться к этим... как их там называют, ведь их скупой язык понимал куда лучше местных говоров. Монстры удивятся, но не тронут их после, поражённые, и ребята смогут убежать, воспользовавшись моментом. Отчего-то, действительно, им их не одолеть, и Кэйя согласен с Дилюком: увы, надо убираться отсюда, чесать пятками так быстро, как только под силу. Силой не доросли, здесь вам не Бездна (плечо к плечу с императором) и на кону стояло... больше, чем просто собственная жизнь и больше, чем всё. Мальчишка потому уже было даже рот открыл, чтобы что-то прокричать на их языке, как вдруг замер от мысли: что будет потом? Будет ли это значить, что он подвёл Солнце Империи? Будет ли это значить, что окажется предателем, слабаком, трусом, что не справился, что... А Дилюк, он же... Эти мысли заставили сердце забиться ещё чаще, а горло пересохнуть, словно бы адреналина и без того было недостаточно.

Опомниться так и не успел, потому что нескольких мгновений более чем достаточно, чтобы оказаться каким-то чёртовым образом отброшенным, и чтобы стать мёртвым, вообще-то, тоже достаточно. Если бы не отработанные за пять сотен лет рефлексы - особенно на группирование, аки duck and cover, со всеми неудачными приземлениями - и если бы не трава, то это точно был бы конец. А что тогда стало бы с Дилюком? Он бы тогда... его бы тогда...

Мысли о названном брате заставили собраться, открыть глаза и, не вдаваясь в лишние рефлексии, перевернуться полноценно, чтобы подняться на локти-колени и приподнять голову (найти бы камень или хоть что-то, дабы бросить, дабы отвлечь), как... Глаза мальчишки широко раскрылись.

Вот э т о ничего себе!

Мир замер, мир стал ярким и горячим, и если честно, Кэйя мог бы находиться так целую вечность, отдаваясь оцепенению и пытаясь воспроизвести в памяти снова и снова, понять и вот это всё. Если бы только его внимание случайно не переключилось на Дилюка. Тот упал на колени и... С ним всё в порядке? Он сам не поджарился? Какого это? Ему нужна помощь?

Кэйя уже понимал, что ему надо стать сильнее, потому что внутри пожирало слишком много чувств, слишком много эмоций и с т р а х о в. Но сейчас торопился к брату, не обращая внимания даже на то, дошёл ли до него, всё-таки встав и качаясь, или дополз прямо так, на четвереньках. Какая разница? Главное, что оказался рядом, пускай глаза всё также почти не моргали, оставаясь широко открытыми. Один глаз, вернее, но второй едва ли отличался бы своим выражением.

- Дилюк! Что это бы... Это было... Ух... Дилюк, ты в порядке, Дилюк? Ну же, скажи что-то! Мы найдём взрослых, но... ты скажи что-то, да?

[icon]https://i.imgur.com/hLLbP8b.png[/icon]

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » we are going on a bear hunt [genshin impact]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно