активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » broken pieces [dbh]


broken pieces [dbh]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

BROKEN PIECES


Chloe & Gavin Reed//Дом Камски -> места памяти семьи Камски-Рид//после революции андроидов (начало декабря 2038)

https://i.ibb.co/wcCxpgG/hbl.gif https://i.ibb.co/TvSzthW/kjz.gif
https://i.ibb.co/jTgmRWn/ajnj.png

немного эстетики

Вызов на место происшествия, на который патруль вызывает детектива - стандартная процедура, в доме - два человеческих трупа. А ещё - бомба, установленная андроидами-революционерами, которая срабатывает как раз когда её удаётся случайно обнаружить. Как результат - Гэвин теряет правую руку, правда Элайджа по доброте душевной заменяет ему руку на киберимплант. Гэвин не то чтобы в восторге от происходящего, однако это лучше, чем остаться без руки, у него уходит несколько неделей на адаптацию с имплантом, в чём ему помогает Хлоя. Видимо, в благодарность за проявленную заботу Гэвин решает провести Хлою по местам своей памяти о погибшей сестре, ведь как иначе Хлоя может стать "не заменой", если не знает до конца по чьему образу  подобию она сделана и какие эмоции вызывает одним своим видом.

Отредактировано Gavin Reed (2021-09-02 23:48:08)

+1

2

- Не торопись, вот так, - я стою сбоку, пальцы правой поддерживают за локоть, а левой лежать на запястье, направляя, очень бережно.
***
Гэвин никогда не славился тихим темпераментом и овладеть новой рукой ему было сложно. Взрывается каждый раз, как не получалось, сметая посуду со стола, заставляя меня немного вжиматься в стену за спиной и прикусывать костяшку указательного пальца.

- Ты не научишься ей пользоваться, пока будешь её ненавидеть! – в сердцах топаю я, в очередной раз наблюдая, как Хлоя, стоя на коленках и отдёргивая свое синее платье, прибирает за импульсивностью Гэвина.

С того момента, как я стала девиантом, я перестала носить то, что носили другие модели моей марки. Я четко дала понять, что хочу выражать свою индивидуальность, нравится это, обоим, или нет. Единственное, привычка ходить босиком так и осталась, к обуви я никак не могла привыкнуть. Но сегодня на мне вместо платья-футляра цвета индиго была легкая рубашка мужского кроя, больше на размер, свободно заправленная в обтягивающие джинсы нежно голубого цвета. Я подтягиваю рукава, заворачивая их на еще один оборот и выдыхаю, смотря на него, словно на ребенка.  Прикладываю пальчики к губам и нерешительно поддаюсь в сторону, потом отступаю назад, балансируя на одной ноге, но все же делаю еще шаг вперед, к нему. Тянусь рукой и очень аккуратно касаюсь его холки, огладив, - давай попробуем еще раз, - нежно прошу его, протягивая обратно пистолет.
***
Я испытывала странные эмоции к обоим, они были не однозначными. Я уже почти привыкла у тому, что могу их испытывать. Конечно, я понимала, что все мои знания основаны на книгах по психологии и эмоциональных шаблонах. Этот феномен было очень сложно объяснить, почему происходит девиация и как мы, машины, начинаем чувствовать и чувствуем ли на самом деле? Смотря на Гэвина я металась от сжимающей мое «сердце» жалости до желания ударить его сковородкой.  Порой мне хотелось прижать его голову к своей груди и напеть незамысловатую мелодию, чтобы он хотя бы на пару минут перестал ненавидеть этот мир. А порой я сама кидала в него чашку Камски со стола, специально мимо, потому что не могла вынести его невежества по отношению к моим собратьям. Элайджа просил относиться к этому снисходительно, ведь то, что Гэвин пытается принять меня, уже прогресс. Я это понимала. Но продолжала закупать в неделю по десять новых чашек.
***
- Куда мы едем? – мне не страшно, что он за рулем, я легко смогу перехватить его, если он не сможет совладать с управлением. Когда я тянулась помочь ему сменить скорость, он шипел на меня и бил по запястью, чтобы не мешала, мол, сам. Меня это забавляло, когда в нем появлялась эта горделивость, свойственная подросткам. Я улыбалась уголками губ и отворачивалась, смотря в окно.

Это было неожиданно, он позвал меня в поездку, и строго наказал, что мы должны быть вдвоем, без Элайджа. Мне казалось, я увидела тень разочарования и даже обиды в глазах Камски, а может мне хотелось ее увидеть. Но мои отношения с создателем совершенно иная история, более запутанная. Я кивнула и послушно пошла собрать те немногие вещи, которые бы мне пригодились. Еще Гэвин попросил меня уложить волосы так, чтобы не было видно диода, и я сменила причёску на короткое каре в стиле Клеопатры, чтобы местные не признали во мне известную модель Хлои. Я понимала, что мы едем в очень важное место, но нарочито не смотрела на указатели, не давая своей системе считать со спутника наш маршрут, я хотела, чтобы он сам мне сказал, что в его голове.

+1

3

Когда прогремел взрыв и мир поглотила яркая вспышка, а затем полная темнота, Гэвин думал, что вот она - смерть. Нет, он, конечно, подозревал, что с его темпами жизни, он подохнет на одном из многочисленных заданий, но думал, что это будет хотя бы шальная пуля - хоть как-то героически звучит, чем помереть от заложенной куском пластика бомбой. А ведь он говорил, что яшкаться с андроидами опасно, что ни к чему хорошему это не приведёт, говорил, что однажды они устроят Терминатор: судный день, но кто же его слушал.

Он успел даже подумать, что это будет весьма иронично: умереть по факту от рук создания своего брата. Может быть это не так уж и плохо, в конце концов, он сможет даже будучи мёртвым повесить этот груз вины на его плечи. Ему даже на миг стало интересно - будет ли Элайджа горевать? Он, конечно, видел однажды, как его лицо буквально побагровело от злости - когда он проходил у него реабилитацию после передоза красным льдом, но чтобы представить Камски со слезами на глазах, надо было обладать тем ещё воображением, на которое Рид, кажется, был не способен.

Может быть, это был бы и не такой плохой конец. Хэнк, конечно, будет немного тосковать. Коннор? - Гэвин не знал наверняка, но, может, в его системе проскочит ошибка-другая, в конце концов, он, кажется, всё же начал проявляться эмпатию. Забавно - Рид даже успел, вроде как, к нему привыкнуть. Фаулер точно будет толкать какую-нибудь пафосную речь на его похоронах, а Тина... Тина обязательно возьмёт к себе пушистую задницу Макса, так что о коте можно не беспокоиться, этот говнюк и без того живёт сам по себе.

В принципе, думая обо всём этом, пока мир поглощала тьма, Гэвин был готов и умереть. Однако, у провидения, медиков и его брата были свои планы на его счёт.

***

Когда Гэвин впервые очнулся и осознал, что оказался не на небесах и не в аду, а в той же самой кровати в той же самой спальне, где обычно оказывался у Элайджи, он подумал, что лучше бы попал в ад. Ладно, говоря откровенно, он сначала попросту не поверил своим глазам, оглядываясь по сторонам и оглядывая своё тело. Голова, ноги, руки... рука были на месте. А вот вместо правой руки был... механический протез. Гэвин уставился на него, как на нечто инородное, поднял руку и нахмурился, попробовал пошевелить пальцами - и те, с некоторой заминкой, его послушались. На долю мгновения Рид ощутил холодок по коже, он замер, пытаясь осознать сам факт. У него не было руки. Вместо руки - был протез. Вместо блядской правой руки, которой он ел, писал, стрелял, да даже дрочил. Теперь была механическая клешня, с пятью механическими пальцами, покрытая белым пластиком.

Рехнуться можно.

Когда он впервые после пробуждения столкнулся с Элайджей, первое, что он сделал - это своей родной левой рукой запустил в него светильником с тумбочки. А затем оборал его с головы до ног: "КАКОГО ХУЯ ТЫ СОТВОРИЛ?" "Я ТЕБЯ ОБ ЭТОМ РАЗВЕ ПРОСИЛ?" "ТЫ И МЕНЯ В ОДНУ ИЗ СВОИХ ЖЕЛЕЗОК ПОСТЕПЕННО ПРЕВРАТИШЬ?" и "КАК МНЕ ТЕПЕРЬ С ЭТОЙ ЕБАНИНОЙ ЖИТЬ?"

Где-то на задворках рационализма Гэвин понимал, что у Элайджи не было другого выбора. Более того, подобные импланты стоили как вторая здоровая рука, если не рука и обе ноги вместе с почкой на чёрном рынке. Элайджа же создал имплант сам - сам разработал, сделал дизайн и практически сам провёл операцию по его внедрению. От этого Гэвин испытывал смешанные чувства - на одну треть это была благодарность и гордость, на остальные две трети - отвращение. Отвращение к осознанию того, что помимо двадцати трёх шрамов на лице теперь у него вместо правой руки - имплант, чужеродный объект, созданный его братом. Человеком, которому он доверял меньше всех на планете земля, несмотря на то, что тот не оставил его без руки, а создал ему её замену. Было бы весьма по-детски обижаться или злиться на него за подобный шаг с его стороны. Однако Гэвин настолько привык винить Элайджу во всех грехах, так привык, что за каждым его действием кроется какой-то его собственный умысел, что принимать такой подарок за чистую монету было весьма сложно, если не невозможно.

Рука слушалась его с запозданием, что невероятно раздражало, выглядела не как человеческая, и, что самое ироничное, напоминала Гэвину белый пластик андроидов, которых он долгое время попросту не переносил на дух. Учиться пользоваться имплантом было похоже на то, как люди учатся заново ходить. Элайджа пытался объяснить Риду, что непослушание руки идёт от его отторжения в голове, что чем быстрее он примет сам факт и успокоится, тем быстрее адоптируется. Но сказать было легко, а сделать - куда сложнее.
У Гэвина было стойкое чувство раздражения, отторжения, отвращения, брезгливости, омерзения, словно его тело не то что осквернили, а изменили, испортили окончательно, покорежили, как если бы правую и левую руки поменяли местами и сказали теперь с этим жить и адаптироваться.

Гэвин понимал, что снова проходил через те же этапы принятия, как тогда - много лет назад, получив двадцать три ножевых ранения, с перебинтованным лицом, с ненавистью к миру и к себе. Изуродованный, покалеченный, бесконечно одинокий, потерянный, запутавшийся, проклинающий, задающий один единственный вопрос: "почему я?"
Однако если в тот раз его гложило изнутри и чувство пустоты из-за смерти Хлои, в этот раз Хлоя была рядом. Вернее не Хлоя, а... та, кто носил её имя. В последний раз они виделись, когда она пришла к нему в кафе, а затем - получила пулю в живот. Когда Хлоя зашла в его комнату после короткого стука, Гэвин только-только успел вытереть непрошенные слёзы на лице и проворчать хрипло и почти беззлобно - злобно не вышло:
- Чего тебе?
Она сказала, что пора тренироваться.

Всё это было похоже на день, жизнь сурка. Когда Гэвин проходил реабилитацию после красного льда, они тоже тренировались вместе. Только это была больше физическая нагрузка на всё тело - бег, отжимания и прочее. Теперь же - Гэвин пытался управлять одной единственной деталью своего нового тела - правой рукой. И если в первые дни у них с Хлоей ничего не выходит - он не позволяет ей себя касаться, огрызается, что справится и сам без помощи, в духе "мне не пять лет, мамочка не нужна!", то через неделю Гэвин приходит к мысли, что сам не справится. Становится тише и спокойнее, даже делится с Хлоей одной единственной мыслью, которая засела в его голове, пустив корни, вцепившись клешнями и не отпускала:
- Я ненавижу её, потому что она воплощение всего, что я ненавижу. И теперь я практически целиком завишу от её работоспособности, - он стиснул зубы. Гэвин пытался стрелять левой рукой, но он был с самого рождения правшой, поэтому это было тяжело и неэффективно. Он был полицейским и должен был быть хорошо подготовлен. Фаулер обещал ему медицинский осмотр после больничного, как только он разберётся с имплантом, и от этого легче не было.
Гэвин боялся, что руку может закоротить, что она может отказать, но, что ещё хуже - что ей можно завладеть. Он не знал, на что способен его брат, но если его андроиды "оживали" и получали свободную волю, кто знает, что может случиться и с имплантом. Революцию он, конечно, затеять не сможет, но подвести - запросто. Не говоря уже о недоверии Гэвина к своему брату-близнецу.

Гэвин злится, бесится, когда у него ничего не получается, когда палец нажимает на предохранитель слишком медленно, когда промахивается, когда курок не спускается, когда чувствует отдачу в плечо. Ему дискомфортно, ему - противно.
Он тяжело дышит, смотря на идеально белый пластик под звон битого стекла, он ударяет несколько раз этим НЕсвоим кулаком по столешнице и рычит - как зверь, срываясь на крик, сжимая и вторую руку в кулак, склоняясь над столом, сгибаясь пополам, зажмуриваясь, и лишь спустя минуту - затихая.

Это тяжело.

Тяжело принять себя снова.

И где-то глубоко в душе Гэвин благодарен Хлое за её терпение, за то, как она ведёт пальцами по его волосам, вкладывает снова пистолет ему в механическую руку. Она имеет полное право послать его к чёрту, он знает - она девиант. Это видно по тому, как она держится, она даже говорит - иначе, он улавливает новые нотки. Она всё больше походит на взрослую девушку, а не ту девочку Хлою, которую Гэвин знал. От этого на душе немного легче, но в голове всё мешается, там - настоящий хаос из спутанных эмоций, нервов и правильных, логичных мыслей.
Гэвин сжимает пистолет пластиковыми пальцами, чувствуя лёгкий тремор и дрожь в протезе, усмехается, вздыхает и кивает головой.
- Давай попробуем. - Сдаётся он, снова поднимая руку и перехватывая её своей, здоровой, снова снимая оружие с предохранителя.

Через ещё неделю Гэвин с грехом пополам научился стрелять, следом за этим у них с Хлоей начались рукопашные схватки, и чем больше они тренировались, тем больше Гэвин находил отличий в Хлое с той Хлоей, которую он видел до их разговора в кафе.
Вероятно именно эта мысль и привела его к решению, которое он принял через три недели после начала реабилитации.

***

Гэвин запротестовал, когда Хлоя предложила сесть за руль.
- Сам справлюсь! - Гаркнул он, тут же ныряя на место водителя и пристёгивая ремень безопасности. Гэвин - несмотря на нахмуренные брови, в хорошем расположении духа сегодня - даже постукивает пальцами левой руки по рулю, однако также видно - он нервничает и переживает. Это первые раз, когда они с Хлоей покидают дом Камски вдвоём. Гэвин не ставит брата в известность, прекрасно понимая, что это сделает Хлоя. Он ведь не обязан отчитываться перед братом. Это удивительно, но за минувшие три недели Гэвин проводил куда больше времени с Хлоей и куда охотнее разговаривал с ней, чем с Камски. Стоило тому появиться в их обществе, как Рид снова прятался в ракушку, замолкал и отбрыкивался на любые попытки его разговорить. С Хлоей было как-то проще. Даже как-то... интереснее. Гэвину нравилось находить в ней отличия от Хлои, которую он знал. Его Хлои.

- В место, откуда всё началось, - Гэвин хочет закурить, но он не осмеливается сделать это за рулём теперь, когда не может до конца положиться на свою правую руку. - Не подглядывай по навигации и не порти сюрприз, - усмехается Рид.
Он подкручивает громкость радио, выбирая рок-станцию, где крутят хиты Red Hot Chili Peppers, какое-то время они едут в молчании, слушая музыку. Гэвин пытается вспомнить, когда в последний раз был в этих краях, но припомнить не может. Он бросает взгляд на Хлою - что-то подсказывает ему, что она и вовсе в этих краях не бывала, однако та память, что была в неё закачана, утверждала об обратном.

- Ты ведь теперь девиант, да? - Наконец прерывает молчание Рид. - Мне всегда было интересно - каково это? Что ну, типа, меняется? - Гэвин пытается неловко поддержать разговор, но на самом деле ему правда интересно. - Ты ведь теперь можешь уйти от Элайджи, если захочешь? Или как это работает?
Он знает - она от него не уйдет. Слишком привязалась. Как ему от брата не убежать, так и ей. В её случае всё еще куда прозаичнее - это как убегать от своего Создателя, от самого Бога. Пускай Рид таковым своего брата и не считал, скорее - психом с манией величия.
Они минуют указатель "добро пожаловать в район Пуласки", проезжают ещё несколько прямых улочек с прямыми углами на перекрестках, где каждый второй дом - похож на предыдущий - маленькие, одноэтажные, из красного кирпича. Гэвин внимательно всматривается в номера на домах, что-то бормочет себе под нос, машину подбрасывает на одной из кочек на неровной дороге, затем - она проваливается в маленькую яму, её снова встряхивает и, наконец, Рид останавливает машину напротив одного из домов. Он выключает двигатель и кутается в пальто, потому что на улице - уже слегка минусовая температура.

- Приехали, - оглашает он, убирая ключи в карман и вылезая из машины. Он сознательно избегает лишних движений правой рукой, открывая дверь левой, однако когда он роется в карманах в поисках сигарет и зажигалки, приходится задействовать обе. С мелкой моторикой Гэвин пока справляется плохо, поэтому чиркает колёсиком он большим пальцем левой руки, но получается плохо, еще и на улице прохладно, поэтому он встряхивает зажигалку и вздыхает.

Гэвин ненавидел это делать, но выбора особо не было. Курить хотелось до одури.

- Ты мне не поможешь прикурить? - Гэвин и сам не знает, откуда у него такие интонации, выходит как-то неловко, он не привык о чём-то просить, всегда полагаясь на свои собственные силы. - Собственно, вот этот дом, - он указывает на дом прямо перед ними. - Я и Эл продали после смерти сестры и мамы. Содержать его было весьма затратно, несмотря на то, что он не в самом популярном районе. Ещё и с отоплением постоянные перебои. Деньги мы поделили пополам. Часть пошла на моё обучение в полицейской академии, жильё, часть - на разработки Элайджи. Ну... на разработки тебя. - Гэвин переминулся с ноги на ногу. - Там внутри уже, наверное, всё переделали, так что смысла особо нет. Тут через пару домов школа, в которую мы все ходили. И площадка. Давай пройдёмся, я давно здесь не был.

Отредактировано Gavin Reed (2021-09-23 01:11:28)

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » broken pieces [dbh]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно