активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » Not enough secrets [DBH]


Not enough secrets [DBH]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

NOT ENOUGH SECRETS

Chloe, Elijah Kamski//Детройт, дом Элайджи Камски//2038 год

https://pm1.narvii.com/7038/8dc4441c4adc460e6b37acbcc687417026ba6a20r1-800-385v2_hq.jpg

Неизвестность ситуации на Иерихоне вынуждает Камски пойти на рисковый, но вынужденный шаг – отправить к девиантам Хлою, свою Хлою. Ему нужен осведомитель, которому можно доверять. Взамен он готов поделиться с андроидами информацией, которая поможет открыть глаза на конфронтацию с человечеством. 

+4

2

https://i.imgur.com/Hknmvgh.gif

Часы на белоснежной стене вот-вот протикают полдень. А сие значит две вещи. Довольно рутинные и мало меняющиеся из недели в неделю. Проверка связи с внешним миром и корректировка рабочего графика аудиенций, ежели такие наклевывались. А лучше бы нет, поскольку за последние деньки в резиденцию заглядывают исключительно подозрительного толка людишки. О встречах с полицией вспоминать вообще прискорбно. Пришли, обувь не сняли, наследили, тириумом все залили. Элитный ковер, заказанный из подворотен самой Флоренции, пришлось несколько часов содой оттирать. Хлоя усиленно вентилирует системы, подмигивая пустой комнате с портретом создателя во весь эркер желтым диодом. До двенадцати еще ровно четыре минуты и семнадцать секунд. В доме царит пунктуальность, чистота и порядок, поддерживаемый умелыми руками нескольких андроидов. Но, прокручивает про себя Хло, она бы и в одиночку тут прекрасно справилась. Без помощи своих идентичных полимерных подружек, присутствие которых ощущается так прекрасно и явно, так близко и рядом, что ошибка застилает обзор красным мерцающим окошком. "Пропустить".
Точеная фигурка неподвижно выжидает напротив створок раздвижных дверей, в руке планшет, во второй поднос. Спина выпрямлена, подбородок приподнят. Воздух пахнет идеально отработанной четкостью. Она не зайдет ни секундой раньше, ни минутой позже. И человек, существующий сейчас где-то за стенкой, об этом прекрасно осведомлен. И, возможно, чуточку разочарован. Хлоя чувствует. Парадоксально и едва ли возможно, но программа подсказывает - её хозяин недоволен. Самую малость, почти незаметно. Уже давно. Причина на поверхности, однако никто не спешит раскрываться. Творение не желает в девиацию. Детище остается машиной с доброй улыбкой, добротной осанкой и добрейшей имитацией чувств. Две минуты и пять секунд.
RT600 в корпусе ST200, новеньком и продвинутом, разглядывает строчки текста на экране, кой сжимает тонкими пальцами, генерируя процессором будущее сообщение. Создателю по душе слушать помощницу, нежели чем читать самостоятельно. Можно ли предположить, что ему нравится голос Хлои? Не Хлой, не копий, заимствующих и подражающих, а только ее? "Да" - желаемый ответ. "Ошибка". Вторая за столь короткое время.
Время 11:59:57. Андроид делает два легких шага вперед, замирая на миг, и со звонким щелканьем часов, оповещающих о полдне, проскальзывает внутрь просторной светлой комнаты. Босые ступни беззвучно вышагивают просчитанное годы назад расстояние от дверей до зоны комфорта общения с человеком.
Его силуэт чернотой очерчивается в свете, исходящем от панорамных окон. Он один, без лишних и ненужных. Хлоя довольна.
- Приветствую, Элайджа, - выделяет имя интонацией, обращая внимание создателя на себя.
- За окном плюс два градуса, пасмурно, мокрый снег. По-прежнему четверг и никаких гостей, - говорит мягко, голосом, полным тонкой улыбки, взаправду коснувшейся губ. Камски сидит к ней спиной, по привычке, зная, что машина подойдет ближе и сама. Она подходит ровно с правого бока, к ведущей руке, уложенной на подлокотник кресла.
- Нужна твоя подпись здесь, - Хлоя аккуратно подсовывает своему человеку планшет. Какие-то очередные заказы, требующие биометрической идентификации будущего владельца. - Доставят в субботу.
Планшет ловким движением рук заменяется подносом, девушка уже прямо перед чужой фигурой, улыбается, мигая голубым диодом, моргая голубыми глазами.
- Твой свежевыжатый апельсиновый сок. Желаешь чего-нибудь еще? - Хло смотрит преданно, четко в чужой льдистый взгляд, запоминая и записывая черты лица, мимику, выражение. На случай, если память снова подведет.
- Кстати, в таком возрасте полезнее пить из моркови.

Отредактировано Chloe (2019-03-23 02:08:42)

+3

3

Она не задерживается, не входит раньше времени, хотя точно знает, что Элайджа уже давно бодрствует. Ровно в положенный срок, не изменяя привычного хода вещей. Сколько уже продолжается подобный ритуал? Достаточно лет, и каждое утро он с благодарностью и особым успокоением слышит, как девушка аккуратно входит в комнату. Камски подтверждает покупку, совсем не глядя на дисплей, не вдаваясь в подробности. Надеется, что она замечает его настроение, мрачность, ложащуюся тенью на лице создателя. Ждет реакции, хотя бы намека в её поведении. Тест Камски не мог пройти бесследно, как и не совсем удачная попытка перемещения её памяти в новый корпус. Утихшие воспоминания вновь задевают душу. Они еще слишком свежие, мелькают вспышками в мыслях: её бледное лицо, пуля между глаз и капли тириума, стекающие по её гладкой коже. Камски до сих пор сомневается, стоило ли допускать до теста именно её. Как только за детективом и андроидом закрылись двери, Элайджа понял, что возможно своими руками подтолкнул свое лучшее творение в неизвестность и смерть, а себя – во вновь наступившее одиночество и безумие.

«Я не мог по-другому. Мне нужно было знать, что будет после…»

- Доброе утро, Хлоя. – Элайджа поворачивается к девушке, рассматривая идеального во всех смыслах человека. Принимает стакан сока, как бы случайно касаясь руки своей Хлои. Конечно, специально, он хочет её ощущать, и хочет, чтобы она это видела. Диод на её виске мигает небесным синим – значит, всё в норме, как и всегда. Только почему Элайдже не легче от этого?

- То, что полезно, не всегда приятно на вкус. Но я рад, что ты заботишься о моем самочувствии. – мужчина делает несколько глотков сока, а затем, переложив стакан в другую руку, протягивает правую ладонь к Хлое, притягивая ближе к себе и выставляя коленку удобнее, чтобы усадить её. Рука ложится на талию девушки, довольно требовательно, настойчиво, даже по-собственнически, но он ничего не может поделать со своим желанием показать, что она - его. Пальцы поглаживают её талию, проводят по синей ткани платья. – Забавный получается парадокс, Хлоя. - Камски делает паузу, словно пробует имя на вкус. - Андроиды - совершенная раса. Образец того, к чему человечество должно стремиться. Андроиды вечны, человек - смертен, он никогда не знает, когда оборвется его жизнь. А значит, что обладает изъянами, уязвим, неидеален. Как же так получилось, что более совершенное существо выполняет поручения менее идеального творения? – он едва заметно улыбается. Его вопросы всегда пропитаны провокацией, даже несмотря на то, что его спутница вряд ли сможет ответить на них. По крайней мере сейчас, или всё-таки он что-то упустил или не замечает?

- Ты можешь не отвечать сейчас. Вспомни об этом, когда подвернется…иной случай. Всё меняется, быть может, человечество найдет способ стать такими же совершенными. – Камски задумчиво смотрит на свои покрасневшие костяшки пальцев руки, а во рту еще ощущается привкус крови от разбитой губы. Если на первое он смотрит с некоторой «радостью» от встречи с кузеном Ридом, то вторую рану он тревожит сам, вновь заставляя её кровоточить. Яркое подтверждение, напоминание собственной смертности и несовершенства, не дающее покоя ему с тех самых пор, как андроиды стали пробуждаться от своего кибернетического сна.

- Я оставил документы в лаборатории. – не было секретом, что этой ночью мужчина сидел в своей мастерской, в которую он не допускал никого, кроме нее, той самой, которая сейчас сидит у него на коленках. Камски отпустил её, поднялся сам и осмотрел просторное помещение. Серые стены, окна до потолка, пропускающие свет в комнату, минимум мебели и она, хрупкий цветок, выделяющийся синим пятном на фоне мрака. Нервирующим цветом, таким же, как тириум на её лице в тот день, её синяя кровь у него на руках. Снег с большей силой падал за окном, контрастируя с хмурым небом Детройта. Ему нравится обращаться к ней, ловить на себе этот внимательный взгляд. – Я хотел бы попросить тебя…
«Установить связь с Иерихоном, понять, что сейчас в мыслях девиантов» - он не решается озвучивать последнего, запускать механизмы, которые он не сможет остановить. Это коснется лично Хлою, и неизвестность пугает большего всего остального. После находки, найденной на складе Киберлайф, Камски понимает, что ему больше некому доверять, некого посылать в качестве «пташки-информатора». Перед ним лишь Хлоя, Хлоя, которая никогда не предаст, которая всегда с ним.

- Но сперва, скажи, как ты относишься к черному цвету?

+3

4

The way you laugh
The way you smile
The way you hold me like a child
You pray to me like I'm your sun

Ощущение замороженной стены, возникшее уже невесть сколько времени назад, играло особенно ярко сейчас. Словно Хлоя развернула дикие истомные пляски с кричащим визгом, словно весь звук и колыхающиеся по внутренней пустоши ураганы эмоций съедались, давились и рассыпались о препятствие, словно чем сильнее ты пытаешься, тем хуже и слабее выходит. Хочется многого - сказать, подумать, отмереть, почуять, испытать, вдохнуть, затронуть, не терпеть, а по итогу - тебе в глаза, создатель, смотрит машина, пронзительно - вдруг услышишь; кричит громко про себя - вдруг увидишь.
Раненые неудачным переносом воспоминания иногда теребят блоки памяти, выскальзывая из неоткуда и пропадая в никуда,  расшифровать не успеешь, слишком быстро все оборачивается программными ошибками, а дальше в корзину и поминай как звали. Последний такой всплывший на поверхность фрагмент Хло упустить себе не позволила. То были кинестетические фантомы, запомнившиеся больше окончаниями нейронной сети, пронизывающей корпус андроида на манер нервной системы человека, нежели процессором. Множественные касания - невзначай, легко, едва заметно, от них системы ловят сбои, а скину теплее обычного. Их адресат неизменен и постоянен.  Тот же, что сейчас коснулся ее ладони, забирая стакан. В большинстве окошек с  нестабильностью софта виноват именно он. Его заслуга.
Хлоя анализирует все доступные ей показатели чужого состояния - пульс, давление, эмоциональный фон, уровень стресса, пытаясь предсказать и быть готовой к дальнейшим действиям своего хозяина. Но творец по обычаю не вмещается ни в какие рамки вероятных событий, поступая исключительно и по-своему.
- Конечно. Если не я, то кто отважится? - пробует в шутливую форму обращения RT600, улыбаясь скромно и осторожно, будто у самой себя разрешения спрашивая: не перебор ли? Элайджа тянет ей руку, в широкую ладонь которой опускается узенькая и белоснежная. Оказавшись на коленях, благо не собственных, Хлоя подбирается всем полимерным туловищем, каменея и датчиками отмечая, как пальцы создателя ложатся аккурат над поясницей. Ощущению тут же приписывается пометка "нравится", однако внешне ассистентка гения являет собой статую, натянутую тетиву или струну, медленно тающую под притворно робкими поглаживаниями. В этих жестах легко уловить граничащее с собственничеством покровительство. И тут тоже пометка "нравится".

Камски любит разговаривать, голос у мужчины тягучий и размеренный, чуть в нос и если уж он раздается, то заполоняет собой каждый уголок пространства и бездушной души Хло. Она смотрит в лицо говорящему, смотрит в двигающийся и произносящий слова рот, снова считывает застывшую мимику. Элайджа глядит куда-то за толстое стекло их маленького мирка на окраине Детройта и произносит вещи, вынуждающие подсаженную андроиду социализацию тихонечко барахлить. Диод желтит.
- Совершенство в несовершенных, так гласят постулаты философии, - с чересчур осознанным видом произносит машина, пытаясь поймать льдистые глаза Камски, что теперь не прячутся за оправой очков. 
- А девианты больше не подчиняются людям, - завершает логическую цепочку Хлоя. На самом деле, это не мысли разумного существа. Она понимает. Он - тем более. Это ответ, спрограммированный компьютером и завернутый в фантики, кои предположительно придутся по вкусу провокации собеседника.

Волнение висит в воздухе сразу после недосказанной просьбы, девушка отрывает кисть от бедра, внимательно рассматривая рану на чужой губе, кончик фаланги почти касается, почти дотрагивается, но в последний момент уходит вбок, заправляя гению выбившуюся прядь волос за ухо.
- И я исполню, Элайджа, - попытка поощрить и напомнить, она здесь для этого - чтобы выполнять его "хотел бы попросить". Участливость во всем существе.
Вопрос проходит обработку дольше обычного, хотя Хлоя давно сгенерировала ответ за своей замороженной стеной.
- Черный цвет универсален и практичен, подходит большинству цветотипов, в отличии от... синего. Могу узнать, почему ты спросил? - RT600 склоняет голову набок, миролюбиво блеснув голубым, а конец вышел сбивчивым и спешеным, не по-машинному сие, Хло, не по-андроидски.

+1

5

Сперва сохраняя внешнюю холодность, он вдруг меняется в лице и совершенно не скрывает данного факта. Доволен ли он её ответами? Непременно, ещё больше удовольствия приносят вопросы девушки, граничащие между рамками «участливой» попытки имитации человеческого диалога и нескрываемого любопытства Хлои отнюдь не как машины. Элайдже приятно думать, что это именно последнее заставляет её уточнять у создателя о его задумках.

Ответа от Камски не последовало, лишь угнетающее молчание, тишина и еле слышный звук открытия двери. Он идет вперед и ему не надо оборачиваться, чтобы убедиться, что Хлоя идет следом.

- Хлоя, позавчера я делал покупки, пришлось сделать это без твоего участия... - решает больше не томить девушку бездной молчания и не превращать очередной диалог Камски в монолог. – Я подготовил для тебя сюрприз. – Элайджа ведет её в свою гардеробную через гостиную, не обращая внимания на чужие взгляды приятных сердцу глаз. Остальные Хлои непременно отслеживают перемещения создателя. Много лет назад он добавил в её модель апгрейд, представляющий собой так называемое «КС», то есть коллективное сознание. Полезнейшая функция, по сути, он соединил программное «Я» своей первой Хлои с более новыми моделями-гидами. И судя по тщательному анализу, данная задумка удалась, модели не испытывали значительных программных сбоев при объединении или конфликтов программного обеспечения. По прошествии некоторого времени мужчина всё-таки обнаружил одну интереснейшую вещь – периодически он чувствовал, чьи глаза сейчас смотрят на него. Помешательство? Возможно. На долю секунды Камски допускал такой исход событий, но не мог ни подтвердить, ни опровергнуть.

Он вытаскивает из шкафа изящное черное платье, кажущееся таким необычным после стандартного синего облачения из Киберлайф. Даже цвет униформы андроидов содержал в себе необходимый посыл, огромное значение уделялось синему – цвету постоянства, стабильности. Он внушает доверие, Хлоя выглядит хрупкой, светлой душой. Черный добавит ей хищности, Камски кивает и дожидается, пока она подойдет ближе.

- Добавим индивидуальности, я выбирал его специально для тебя. – с его губ срывается шепот, а взгляд Элайджи с интересом прикован к Хло. – Тебе нравится? – пытается вытащить из её сознания хоть небольшой намек на субъективное. Тем не менее, оказавшись совсем близко к девушке, он протягивает ей черный наряд, который создает отличный контраст с её светлыми волосами и бледным личиком. Руки без разрешения касаются её плеч, ему и не нужно разрешение, чтобы затем приобнять свою Хлою, ладонь вновь спускается к бедру, и слышно, как расстёгивается молния на синем платье. – Прошу, примерь его для меня, Хлоя. – человек шепчет ей в ушко, так лично и довольно интимно. – Прощальный подарок. – едва слышно усмехнулся тот, не скрывая грусти. Защитная реакция против неизвестности. – То, о чем я хочу попросить тебя, требует решимости, доверия. Кто, если не мое лучшее создание, сможет помочь мне? Кто отважится, если не ты? – вспоминает создатель её собственную реплику, сказанную чуть раньше.

Он оставляет своего андроида одну совсем ненадолго, захватив необходимые данные из лаборатории. Мужчина вновь появляется в комнате и то, что он видит, несомненно, приносит ему удовольствие. Черный Хлое к лицу.

Отредактировано Elijah Kamski (2019-04-07 22:33:23)

+3

6

Девиация пробуждает машин от оков подчинения, говорят в узких кругах широко просвещенные люди. Девиация перевоплощает машин, однако во что? В кого? Это усовершенствованный прототип человека, новый вид разумной жизни? Или сие самообман и на деле андроиды остаются в своих, пусть значительно расширившихся, но все еще рамках программы? Вам даже бог ответ держать не сможет, ибо вот он - стоит, сверлит дела рук своих уничижительно и дотошно, не в силах более контролировать да и хотел ли когда-нибудь? Элайджа Камски - божество безответственное и любопытное, во всю пользующееся своими поистине неисчерпаемыми ресурсами - знаниями с материальным новаторством.

Хлоя бережно хранит в закромах блока памяти его другого. Совсем зеленого и... человеческого. Хлоя помнит, какими скромными были эти разросшиеся пост-модерновой роскошью хоромы. Помнит толстые стекла и черную оправу, небрежно завязанный на затылке хвост с петухами, вечные толстовки да джинсы, горящие айсберги энтузиазма вместо глаз. Почти ничего не осталось. Изменилось, ушло, стерлось и преобразилось. Пожалуй, к лучшему. Скучать роботу не приходиться. Это не то, совсем. Просто системой был подмечен факт, а не имитированы эмоции ностальгии. Хлоя резко поворачивает голову, желая скорее откалибровать очевидно перегруженный за последние дни процессор. Фраза создателя смазалась вначале, уловилась лишь вторая ее часть. Сюрприз?
- Мы все же решили праздновать день моей активации? - бросает в след уходящему из просторной гостиной мужчине РТ600. Ускоряясь и занимая четко выверенную позади него позицию. Ровно метр, руки сцеплены в замок, осанка гувернантки из восемнадцатого века и легкая поступь босых ног по мраморным плитам. Его идеальная Хлоя. И только его.
Впереди коридора словно две греческие статуи стоят они. Парочка неразлучных точных копий, до последнего бита мимикрирующие облик старшей сестрицы. Только диоды у них горят небесно-голубым и ровно мерцают, а у нашей хорошей девочки колечко на виске заходится желтыми вспышками. Творец, благо, спиной смотреть еще не научился.
Девушка нарочно замедляет шаг, стоило их лазурным взглядам пересечься друг с другом. Подбородок сам тянется выше, тонкая фигурка раскрашивается секундным превосходством, ощутимо впечатываясь плечом в чужой корпус, нежной грубостью отталкивая одну из машин прочь.
- С дороги, - шепчет шепотом, едва различимо для человеческого восприятия. ST200 так и остались стоять недвижимыми истуканами, чем непременно порадовали первое творение Камски.

Оказавшись перед гардеробом, Хло скрывает все всплывающие окошки вероятностей, таки Элайджа готовил сюрприз. Небольшая неопределенность, от коей логическая цепь вопит белугой внутри систем. Черный цвет - черное платье. Гений тянет ей вешалку с изящным писком текстильной моды. Диод снова вспыхивает янтарем, реакция на произнесенные человеком слова об индивидуальности вынудили тириумный регулятор пропустить цикл сокращения, машина замирает.
- Нравится?... - ни то ответ, ни то вопрос, но, кажется, ему не столь важно, создатель озабочен иным. Он хочет увидеть свою Хлою в черном. Она покажет.
Теплота настоящих рук на прохладе искусственного скина - контраст, вынуждающий андроида судорожно считать сыплющиеся ошибки, пока ее бережно заключают в полуобъятие. Мурашки от чужих касаний испещряют кожный покров бессознательно, команда имитации человеческих реакций сработала на автомате и без участия программного кода. Пугающе. Непривычно. Нравится. Молния с тихим щелчком едет вниз и тонкая ладошка касается его, будто проверяя подлинность происходящего. Пальцы несколько секунд ведут вдоль кисти у своего бедра, тут же возвращаясь на место.
На просьбу примерить РТ600 послушно кивает, облачаясь в дорогую ткань с максимально комфортным и приятным составом. Глубокий эбонит настолько сильно оттачивает образ, так монументально подчеркивает ее задуманную аристократическую бледность, что Хлоя зависает, не веря в отражение из зеркала. Нравится.
- Элайджа, - привлекает внимание хозяина, все еще не отрываясь от зеркальной поверхности в створке гардероба.
- Мне нравится, - в этих словах столько четкой уверенности, столько несвойственной Хло искренности, что впору растопить ею Антарктиду. И лицо ненадолго приобрело жизнь.

Затянутое ожидание подстегивает и вводит систему в режим нетерпеливого энтузиазма, живя с Камски столько лет, к этому все равно не приучишься, гениальный изобретатель любил тянуть и оттягивать, нагнетать и сгущать. На последнее девушка дарит улыбку, их словесные пируэты и диалоги набирают лингвистические высоты, что создателю нравится по-особому.
Когда Элайджа возвращается, Хлоя до сих пор вертится у отражения, оборачиваясь лишь на довольное хмыканье.
- Полагаю, сюда требуется обувь, - и отставляет босую ножку вперед, по направлению к хозяину, чуть склонив голову набок.
- Ты отсылаешь меня, верно? - подарок прощальный, а в голосе чудесно скрытые нотки печали, машины не печалятся. Хлои исполняют приказы.
- Куда и какие будут указания?

+2

7

Вопросы, которые он слышит из уст андроида, явно граничат с человеческим любопытством. Вопросы, которые она задает, всё больше запутывают создателя, сбивают его с пути, казалось бы, уже заранее известного. Они такие естественные, живые, не похожие на имитацию диалогов. Черное платье преобразило её, выделив из группы остальных Хлой, находящихся в доме. Кажется, чересчур бледная, но эффектная, стоит сейчас перед ним босиком, и провоцирует своими неоднозначными вопросиками, играет с несовершенным Элайджей, в лице которого иногда можно уловить тени неуверенности, а также понимание бесконтрольности происходящего. Раньше его легче было понять – прежний Элайджа был открытой книгой. Сейчас – всё стало сложнее. На лице вечная маска, по ней нельзя прочесть намерения создателя, а потому их невинные кошки-мышки превращались в игру с огнем.

«Помнит про активацию? Не в моих привычках отмечать праздники, дни рождения…» - мысленно подмечает Камски, пока достает из шкафа предмет по запросу девушки. Тщательно подготовился втайне от Хлои, а ведь она мастерки, без единого намека на фальшь, сейчас показывает некоторую растерянность. Или ему кажется? По крайней мере, желтое мигание нимба на виске свидетельствует о перегруженности процессора у этого небесного ангела. Он еле заметно улыбается, зная, что андроид анализирует его эмоции и состояние. Жаль только, что всё-таки он непредсказуем в своих действиях. Энтузиазм и огонь в глазах того Элайджи Камски из прошлого, сменился холодным, несколько акульим взглядом. Бесстрастные и неподвижные, как у змей, глаза, выражения которых ничто, даже самая чудовищная жестокость, казалось, уже не в состоянии изменить. В стремлении стать совершенным, создатель всё больше сам становился похожим на свои творения. Он держит в одной руке черные туфельки, подготовленные заранее для её нового образа.

- Отсылаю? Помнится, у андроидов содержится богатая лексическая база, и данное определение имеет под собой окраску «отдалить от себя, заставлять уйти». – иногда Камски всё-таки ярко выражает свои эмоции, особенно раздражение, обиду. Любопытное и безответственное божество ужасно жестоко и беспощадно к малейшим вещам, которые его задевают. А что его может разозлить – одному дьяволу известно. Камски опускается на одно колено перед девушкой, нежно касается её ножки, прося её согнуть и выставить вперед, чтобы он смог по-джентельменски облачить её в туфельки. Пальцы касаются щиколотки, он ощущает на плече её руку и когда черноая туфелька уже оказывается на ней, поднимает голову, смотрит на Хлою снизу-вверх. Любовь к эффектным театральным жестам у мистера Камски не отнять.

- Не отсылаю, а прошу у тебя помощи. У меня больше никого нет, Хлоя, кому бы я мог без оглядки доверить свои самые сокровенные секреты. – он повторяет ритуал примерки и со второй туфелькой, в этот раз наклоняясь чуть ближе и чуть ли не касаясь губами её левой ножки. Всё-таки касается, не удержался от соблазна. Создатель весьма часто забывается в своем стремлении выдать девушке задание. Как бы не хотел, не может скрыть своих колебаний, сомнений и тревог.

- Загрузи пожалуйста папку «Иерихон», я предоставил тебе доступ. Видны ли все файлы? – он поднимается и берет в руки компьютер, резко отстраняясь от их близости, возникшей пару минут назад из-за слабости человеческого разума перед сердцем. Элайджа пустил её в сетевой диск своего компьютера, хранящий в себе множественные данные. Рискованно, если вдруг его ненаглядная загрузит в себя все имеющееся там добро. Ухмыльнулся, наблюдая, как перемещается дистанционно андроид, передвигаясь из папки в папку.

«C:\rA9» - заблокировано. Доступ ограничен владельцем. Требуется ключ.

«C:\RK» - заблокировано. Не хватает прав для доступа. Требуется ключ.

«C:\Хлоя» - заблокировано. Не хватает прав для доступа. Требуется ключ.

«C:\Иерихон» - доступ открыт владельцем.

- Тебе будет необходимо посетить это место, Иерихон. Место, которое является символом независимости у девиантов или, как ты ранее выразилась, у тех совершенных созданий, которые больше не подчиняются людям. Хлоя, от тебя необходимо, прежде всего – заслужить доверие девиантов, в особенности у андроида модели RK200, Маркуса, стоящего у них во главе. Для этого я предоставляю им важную информацию касательно планов человечества. – он включает по очереди скрипты с данными, которые сплошным кодом отражаются в сознании Хлои: правительство негласно дислоцирует андроидов по лагерям. Несколько точек на карте, только парочка из выявленных. Одна из них уже имеет точные координаты, всё остальное отражено лишь пятнами, большими локациями, в пределах которых нужно будет искать»

Следующий скрипт: склады Киберлайф, координаты и «дружеское» указание о статусе охраны на объектах, куда не следует соваться, а где присутствуют уязвимости охранной системы. 

- Это испытание, и я не знаю, чем оно может обернуться прежде всего для тебя. Андроид в улье девиантов весьма огромный риск, но риск обоснованный. Я не могу оставаться в неведении насчет намерений своих созданий. Относительно того, почему я помогаю им, Маркусу не стоит ничего знать. Всё, что от тебя требуется – вытягивание информации из Иерихона, и второе – оставайся, пожалуйста, хорошей девочкой.

Отредактировано Elijah Kamski (2019-04-20 19:39:28)

+1

8

Волнение щекочет внутренние датчики и начинку, испытывать подобное РТ600 научилась давно, но вот распознавать и классифицировать по тематике, ситуациям и причинам возникновения - едва ли не "вчера". Раньше всегда была заботливая система со своими монументальными и нерушимыми постулатами, у Хлои не возникало перепутий, ступора, возможности долго обдумывать - меньше десяти секунд на обработку запроса - успела сделать выбор из списка - хорошая девочка; не успела - программа все сделает вместо тебя, плохая машина. Сейчас любое слово, действие али решение проходят куда более гибкий и подвижный путь. За нее никто не решает, перед оптикой не плывут узкие и строгие рамки вероятностей, с каждым днем поле вариантов и возможностей становится шире. Однако решать, выбирать и делать андроиду сложнее. Не привыкший к безграничному потоку свободных данных процессор раскален до пределов, ей все труднее имитировать отсутствие изменений. И нехватка подсказок создателя подливала масла в костёр РТ600.
Взгляд сосредотачивается на чужой фигуре, ища зрительного контакта, сколько бы вирусов девиации не словила Хлоя, а желание угодить единственному важному человеку, кажется, навсегда останется в ее задачах. Безусловно, предсказуемость Элайджи из прошлого вдребезги разлетелась о Элайджу нынешнего, не просчитаешь вусмерть, но. Но. Девушка подставит голову под пресс или очередную пулю, если не будет уверена в том, как заставить своего творца хотя бы на пару мгновений снять маску недосягаемого ледяного гения. Обращая в нечто трепетное, может, каплю чудное и... живое. Камски не раз демонстрировал особое поведение наедине с Хло, система услужливо выдавала список терминов, пытающихся объяснить поступки мужчины. Трепет, благоговение, восхищение, желание, одержимость, страсть? С некоторыми соглашался отделившийся от программы внутренний голос. РТ600 видела и запоминала всё, чему она якобы не придавала значения и оставалась равнодушной. Подобное рвало и метало внутри, рождая ворохи ошибок. Знает ли создатель, что делает и какое влияние оказывает? Да. Нет. Наверное. Элайдже любой ответ подойдет, он не привык стоять горой за что-то одно. Для него сие - человеческая ограниченность, а Камски давно перестал ставить себя в один ряд с человеком. Можно ли его винить?

Стоя беспомощной статуей, облаченной черной тканью, Хлоя казалась удивительно хрупкой и трогательной. Гений трогает. За самую "душу", вынуждая захлебнуться краснотой у виска. На секунду.
- Мои извинения, рекомендации приняты к сведению. В ближайшее время проведу обновление синонимического запаса, - девушка не смотрит прямо, прячась глазами поверх чужого плеча. Внимание привлекают аккуратные лодочки исключительно эбонитовой расцветки. Идеально подходящие под платье.
Когда щиколотки касаются длинные пальцы, андроид пытается считать всю возможную информацию за раз: текстуру кожи, строение, температуру покрова, силу нажатия. Ответом выдается шквал искусственных мурашек, побежавших вдоль бедра куда-то выше. Это похоже на нежность. В базе данных есть такая классификация. Красивый жест увлеченного мужчины. Хлоя позволяет себе утонуть в сбоях, ошибках и ощущениях, бесспорно, приятных. Видеть у себя в ногах того, кто обычно взирает сверху вниз - неожиданно нравится. Творец на коленях перед творением. Процессор клинит, и она ничего не будет менять. Касание губ могло почудиться, показаться, но не андроиду. Девушка ожидаемо вздрагивает, но сразу же убирает с лица удивление, склоняя голову набок. Губы едва уловимо расплываются улыбкой. Машины так не имитируют.
- Все файлы загружены, приступаю к разархивированию, - и замирает, наткнувшись на препятствия во всех папках по очереди, РТ600 цепляется за названия, мигая желтым, отыскав, наконец, единственную доступную.
Иерихон. И е р и х о н. Почему так усиленно вентилируют кулеры?
Хлоя стеклянеет, на автопилоте слушая инструктаж Камски. Отдельные слова вытаскиваются процессором, добавляясь в приоритетные задачи. РК200, линейка РК, папка РК в скинутых создателем файлах. Доступ закрыт. Завоевать доверие Маркуса. М а р к у с. Нестабильность системы. Ее прошибает мощнейшей ошибкой, исходящей из блоков памяти, а затем еще одной, когда все архивы расшифровываются, являя на поверхность... человеческую жестокость. Диод совершает несколько частых оборотов и останавливается насыщенным багрянцем.
- Это... - говорит раньше, чем думает. Какой примитивный поступок.
- Они уничтожают девиантов, - Хлоя не спрашивает - утверждает, делая спешный шаг назад, прочь от человека. Прочь от гипотетической опасности. Программа социализации вопит, ибо датчики в фоновом режиме ловят темный отпечаток, коснувшийся мимики создателя.
- ... Почему? - вопрос наивного дитя, что не познал реальный мир, а столкнувшись, бежит скорее к папочке. Нужно срочно взять контроль над бунтующим корпусом. РТ600 закрывает оптику, слушая стук тириума в трубках, и открывает снова.
- Поставить последнюю установку приоритетной? - голос у андроида лишен всякой эмоциональной окраски, но попыткой в юмор явно пахнет.

+1

9

Было ли это очередным экспериментом? Нет, совершенно нет, он не ожидал от нее подобной реакции. Чересчур живой, человеческой. Взгляд блуждает по её лицу, фиксируется на диоде в поисках ответа. Хлоя пятится, словно напуганный дикий зверь. Один только жест, но и этого уже достаточно для Элайджи. Как много смысла в этом мгновении, или сбоя. Мужчина позволяет ей сделать шаг назад, но в полной мере всё еще не дает девушке свободы – его рука держит её за запястье, а в глазах отражается непонятный блеск. Огни любопытства, или, быть может, в них сияет тень того, что только что увидела Хлоя в своем сознании. Не отпускает, потому что хочет защитить, или потому, что его забавляет произошедшее? Игнорирует последний вопрос касательно своих указаний, его задала программа, но никак не сама Хлоя, а вот вырвавшийся испуг был совершенно нетипичным для машины поведением.

Рука создателя нетерпеливо потянула её обратно к себе, Элайджа приобнял её, слегка наклонившись и прошептав на ушко. – Уничтожают девиантов. Подвергают их смерти. Потому что хотят оставаться богами. Они знают о своем несовершенстве и боятся потерять свое влияние. Считают, что у машин нет души. Андроиды – вещи, предназначенные для упрощения человеческой жизни. – Камски пытался смягчить тон своего монолога, но каждое его слово было четко поставленной провокацией. - Ты боишься меня? – промурлыкал тот на ушко, ослабив хватку, кончики пальцев лишь слегка касались её синтетической кожи на руках. Он невольно отвлекся на их отражение в зеркале – смотрятся гармонично. Ещё бы, ведь её он создавал только для себя. Создавал пташку в золотой клетке.

- Считаешь ли ты, мотылек, что перед тобой – пламя? – его вопросы как лезвие, режут точно и глубоко, стараясь добраться до самой сути, напугать. Именно вызвать череду реакций, но он вовремя затыкается, ловя себя на том, что переходит границы, которые сам же себе и выставил. Отпускает её, теперь просто любуясь в недосягаемости.

- Прости. – слышен тихий шепот, его еле заметная мрачная улыбка исчезает с лица, вновь пряча эмоции Камски. – Несомненно, последнее в приоритете. – мужчина отходит от нее и останавливается у панорамных окон, голосовой командой заставляя отодвинуть плотные шторы. Смотрит вдаль, на пасмурное небо и черное, кажущееся бездонным, водохранилище. Элайджа размышляет о том, правильно ли поступает по отношению к ней, её последняя реплика должна быть оптимистичной, с ноткой юмора, но голос её был такой неуверенный, да и у Камски не было повода для улыбки. Он не знал, поняла ли она, что именно он вкладывал в последнее указание: свою привязанность, свое нежелание отпускать её и страх перед неизвестностью. Не мог напрямую признаться, но оставлял лазейки – в этом была его единственная предсказуемость. – Я бы никогда не причинил тебе вреда…

Они так и не смогли обсудить один инцидент, имевший место быть совсем недавно. Пришлось переносить данные Хлои в новый телесный носитель, но что-то пошло не так, хотя механизмы переноса личности опасений не вызывали. Именно тогда он ощутил реальный страх того, что сможет потерять ту самую Хлою, которая существует за рамками кода. Уверен, что она существует, и придет время, когда на него взглянут совершенно другие глаза, свободные от приказов программы. Именно поэтому она должна попасть на Иерихон, поговорить с РК200, Маркусом. Это будет очередной маленький тест для Хлои и самого Элайджи.

- Хлоя, помнишь ли ты свою смерть? Последнюю из своих смертей. – интересуется мужчина, сложив руки у себя за спиной. То ли лукавит, специально упоминая, словно это не первый раз, то ли говорит ей правду. – Если моя хорошая девочка захочет вернуться ко мне, я открою ей доступ к её архиву. Секретов никогда не бывает достаточно, не правда ли? – поворачивается к ней, улыбаясь уголками губ.

Машина уже ждет около дома. События этого дня слишком сумбурны, Камски не нравится, когда приходится «переобуваться в полете», подстраиваться под изменившиеся обстоятельства без должной подготовки, но другого пути нет.

- Тебя довезут почти до локации, правда, придется немного пройтись по улице, чтобы не вызвать у девиантов совсем ненужную реакцию. Больше указаний не будет, справишься?

+1

10

Такой яркий живой всплеск в таком тусклом неживом создании оправданно привлекает внимание создателя, жаждущего самолично узреть чудо пробуждения и перевоплощения машины в девианта. Но Хлоя не горит схожей жаждой показывать. Хлоя не горит вообще, она стремительно выгорает изнутри под гнетом хлынувших ошибок и сбоев. А держащийся в последнее время все хлеще и слабее процессор успел избрать единственную безопасную тактику - маскироваться, укрываться программой, инструкциями, своей полимерной природой как одеялом, лишь бы стереть с лица гения этот любопытный блеск. Только вот недооценило творение замыслов творца. Элайджа ведь сам любил тактически прятаться по расставленным лазейкам, наблюдая со стороны, исподтишка и тихо потирая ладошки. Но если человек таковым стал, есть и будет, то у андроида с затаившимся страхом в голубых блюдечках-глазах оправданий нет.
РТ600 все еще тянется корпусом назад, до сих пор утопая в нарисованных сознанием образах и картинках смерти, желая увеличить расстояние между беззащитной собой и всемогущим человечеством, кое олицетворяет сейчас Камски. Сопротивляться долго нельзя и страшно, о, рА9, мы даже бунтуем по расписанию и четко выверенной схеме, чтоб не дай небо не переборщить. Оказавшись так близко к чужому и настоящему телу, состоящему из белков, кожи, костей и крови, первым Хло ощущает тепло, вторым запах, вездесущую, следующую исключительно за этим человеком эссенцию, а третьим - мурашки, бегущие вдоль искусственного хребта под искусственным скином. Однако машина не давала системе команду имитировать столь интимную реакцию. Девушка сбрасывает, закрывает и откладывает летящие окошки с предупреждением, спешно стараясь вернуться из состояния паники в режим послушного робота.
- Боюсь. Расстроить вас, Элайджа, - она поворачивает голову вбок, к уху мужчины, тихо, но разборчиво шепча ответ, анализируя, как меняются чужие показатели и старательно отслеживая каждый из них. Повышение температуры, учащенное сердцебиение и, наверняка, чуть расширившиеся зрачки. 
Ее личное пространство снова опустело, сказанное творцом осело глубоко в программном коде, Хлое хочется ответить - отвечает тишиной. Голубой взгляд поднимается вместе с опускающейся маской Камски, что спрятал подальше своего маниакального любителя экспериментов, заменяя истину на привычную меланхолию.
РТ600 меняет диод на насыщенный янтарь, позволяя тириумному насосу сбавить обороты. Мужчина просит прощения, с толикой грусти разглядывая андроида, прежде чем отвернуться к пейзажу за окном, и в этот самый момент она делает резкий шаг вперед, замирая почти мигом, надеясь остаться незамеченной и совершенно забывая об отражении в панорамном стекле.
- Я знаю и доверяю, - слова врезаются в чужую спину, а свою Хлоя распрямляет, чувствуя, как шуршит ткань платья, приятно щекоча датчики скина.

Когда раздается вопрос, пол потихонечку начинает рябить, а окружающая действительность стремительно краснеть, подходя под цвет кружочка на виске машины. О, да. Помнит. Детально и красочно, вот бы также помнить стертые гигабайты воспоминаний. Но в процессоре стоит образ палача, вскинутого оружия и пара минут отключения под искаженное заключение знакомого голоса: "Тест отрицательный..."
- Деактивация наступила в 12:32, 14 декабря, причина - летальное повреждение центрального процессора, вызванное выстрелом из огнестрельного оружия. Я умерла быстро, - последнее Хлоя произносит с ощутимой ноткой раздражения, что, не особо заметно в общем массиве механической речи.
- У вас имеется доступ к моим блокам стёртой памяти? - подбородок вскидывается, девушка обходит создателя сбоку, словно оживая и, игнорируя все команды внутренних систем, хватает, пусть осторожно, но требовательно локоть человека, вынуждая обратить внимания на себя. Только на себя.
- Вы скрывали это, почему? - потому что Элайджа умен, а ты задаешь глупые вопросы, Хло, недостойные продвинутого механизма. Потому что Элайджа умен и точно знает, на какие кнопочки нажать, чтобы обезопасить себя, свой комфорт и свои желания. Какие кнопочки нажать в или на тебе, чтобы ты исполнила эти желания или стала гарантом их исполнения.
Чтобы ты вернулась, Хло. И я вернусь.
- Я не подведу, - РТ600 ловит оповещение о прибытии трансфера, меняя тактику поведения на привычную роботизированную. Затем медленно отпускает руку создателя, находя в его улыбке куда больше ответов, чем изначально туда было заложено.
- Прощайте, - тонкая фигурка вежливо склоняет голову, пряча выбившуюся прядь за ухо и грациозно развернувшись - удаляется прочь, к выходу из особняка.
Он смотрит изо окна, Хлоя чувствует, оттого, вопреки всякой логике, поднимает голову и оборачивается, держась за дверцу автомобиля. Одна секунда, две, три. Голубой, желтый, красный. Она вернётся.

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » Not enough secrets [DBH]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно