активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » [без тебя бессонница;]


[без тебя бессонница;]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[без тебя бессонница;]


стив роджерс-рамлоу, брок рамлоу-роджерс, джонни шторм//личные покои капитана америка на базе мстителей//2016 год

http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/779/329090.gif

http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/779/487523.gif

в продолжение - wake up, brock ; разговоры по душам и иже с ними;

+1

2

[indent] стив, рывком, одним слитым, слаженным движением, игнорируя собственные травмы, поднимается с кровати, отводя глаза в сторону, не в силах прямо сейчас снова ловить взор этот острый завсегда, пронзающий его насквозь, словно рентгеновскими лучами, отходит к окну панорамному во всю стену, выходящему на сосновый лес, окружающий базу мстителей о всех сторон, складывая руки позади себя на пояснице в замок, расставляя ноги привычно на ширине плеч, разводя те в стороны, словно вздергивает себя в капитанский модус привычно-защитный, за которым так просто прятать нежное подбрюшье совсем обычного, ничем не примечательного бруклинского парня — стива роджерса, который мальчиком маленьким сейчас, готов умываться слезами своими от осознания, что все и вправду получилось — что брок рамлоу действительно жив и полон сил да горечью полыни от очередного предательства, с которым тоже придется смириться. предательства от обоих. и от джонни тоже, который не мог не знать, что творит, а значит сделал это совершенно точно намеренно // жаждал ему причинить боль // заставить страдать. и от брока, который не удосужился даже пытаться в другом мужчине, пусть и столь похожем внешне разглядеть суррогат // подделку. а может и не захотел?! - проскочит шальная мысль, и стив сглотнет горлом, слыша позади себя рамлоу.
[indent]  сейчас, когда остаточный адреналин сходит на "нет", выветриваясь из его крови — оба огнестрела, все синяки и ссадины начинают причинять не только неудобство, но и боль, растекающуюся стремительно по венам и артериям адским диким пламенем и стивен кусает губы. по хорошему, ему стоило бы позвонить хелен, чтоб та вколола ему те пару живительных уколов, потому, что при любом другом раскладе его накроет через несколько минут... но он стискивает зубы, не в силах развернуться, не в силах просто даже посмотреть на того, кого считал мертвым чертовых слишком долгих два года. с чьим именем просыпался на губах холодными ночами, полнощямися одиночеством остро-колючим, режущими в кровь и без того уже израненную_искореженную войной и потерями ранними душу. из-за которого искал забвение в алкоголе и наркотиках. мужчины, который сломал его так, как никто не мог ни прежде, не после — этой потери стивен так и не смог пережить // этой потери так и не сумел восполнить. мужчины, чьи похороны ему пришлось пережить, вздрагивая на каждый выстрел почетного караула над пустым гробом // своего законного пред богом и людьми мужа, того самого, который носил его фамилию и кольцо на пальце. единственного, с кем он хотел всего. семьи. детей. счастья. с кем хотел делить все, что есть и будет. с которым он не боялся быть самим собой // быть честным, неловким, неуверенным и смущающимся // н а с т о я щ и м.
  [indent] а они ведь были счастливы. з а п р е д е л ь н о // неистово счастливы были два года целых, без оглядки были влюблены друг в друга, и стив приучился даже к тому, что брок никогда вслух ему так и произносил этих таких значимых и важных слов для любого человека {чтоб уже после всего оценить этот жест агента гидры и хендлера зимнего солдата — во лжи обвинить его уж точно было нельзя, потому, что брок не лгал н и к о г д а // умалчивал только многое, если не всё!}, потому, что рамлоу недостаток слов всегда окупал действиями и поступками и был так честен, откровенно жаден, чт ни тени сомнений не возникало никогда в том, что это все в з а и м н о и навсегда. льнули друг к другу в жарких объятиях сплетаясь ночами,  а днями напролет порою гуляли по вашингтону рука в руке, кормили друг друга с рук, целовались жарко при встречах после разлук долгих, первые минуты не в силах отпустить. они произносили звонкие клятвы на сицилийском пляже и надевали кольца обручальные // носили фамилии друг друга. с броком рамлоу стив позволял себе все то, что никогда не смог бы с кем-то другим. только, если бы с баки, если б они оба родились на лет семьдесят позже.
  [indent] он уже успел его простить десятки раз. о п р а в д а т ь, если не все то очень многое. потому, что было дело брока рамлоу, отданное ему наташей после фарса похорон, на которых на него смотрели с жалостью деланной все, окромя может быть наташи да сэма // потому, что были разговоры с джеком, который так и не простил ему — стиву — смерти лучшего друга, брата, крестного отца всех своих детей, из-за которых брок и оказался в кабуле гидровской, не имея возможности избавиться от ярма, что сдавливало его шею. потому, что положа руку на сердце стив, по правде говоря, и не знал, что сам бы делал в подобной ситуации, когда от тебя и твоих решений зависит столь много жизней.
  [indent] даже, когда у него на руках и оказались все счета, даже тот с премиями "за соблазнение стива роджерса" — он умудрялся оправдывать уже умершего человека, справедливо считая, что кончина списывает разом все прегрешения. документы привез за пару дней до похорон юрист брока, сказав о том, чо супруг сделал его единственным наследником и душеприказчиком. и стив оформил помощь с этих денег двоюродной сестре рамлоу и её детям ежемесячную, достаточную, чтоб те не бедствовали, вложив и часть своих средств тоже, а деньги с "особого счета" {рапорта пирсу он так и не прочел!} направил в ближайший к их адресу детский дом.
{ ххх }
  [indent] брок рамлоу, сам того не ведая, научил стива роджерса различать оттенки жизни, научил не видеть только белое и черное // приучил его любить серый цвет, которым до сыворотки полнились все рисунки обычного, ни чем не примечательного мальчишки-драчуна из бруклина родом, страдавшего от дальтонизма и кучи сопутствующих хронических заболеваний с невозможностью разменять даже три десятка лет. брок рамлоу сломав его не единожды исчез // растворился в небытие... оставив без ответов десятки вопросов, которые задавались в ночную тьму фотографии свадебной, на которой они глаза в глаза, держались за руки.
  [indent] стив скрипт зубами, играет желваками на лице. боль разрывает внутренности изнутри — хвала удачливости его, что пуль не осталось в ранах сквозных, но все же организм требует прямо здесь и сейчас принять горизонтальное положение, закрыть глаза, отключиться на часов этак тридцать минимум, чтобы дать ему передышку // дать сыворотке сделать свою работу, а роджерс малодушно радуется тому, что с ним на этой миссии не было других мстителей и над ним наседками сейчас ни кудахтают его друзья, не особо имеющие на самом деле понимание личных границ. он дергает головой и прочистив горло, нарушает и без того не уютную тишину, что воцарилась меж ними, еще больше подчеркивая градус отчужденности:
[indent] — я был бы благодарен, если б ты поторопился. я не спал двадцать девять часов, у меня два сквозных огнестрела и я не собираюсь ждать пока ты отмоешься от... того, чем тебя пометили. можешь просто одеться и мы пойдем домой?
наверное, стоило бы умолчать о дырках в собственной тушке, но у стива и без того сейчас безрадужное сейчас настроение: в конечном счете, не каждый же божий день он застает своего мужа, засунувшим член в своего же любовника. не каждый день ему приходится пожинать плоды своей неосмотрительности — а ведь, право слово,  давным давно уже стоило это все закончить — все эти ночи, полнящиеся страстью дикой // похотью животной, в которых он на часы забывал о том кто он такой, наслаждаясь тем, что в его руках досточно сильный и гибкий, а главное такой созвучный, отзывчивый партнер. когда он скидывал с себя капитанский костюм и весь свой опыт и возраст и становился ровесником шторму — просто мальчишкой, которому двадцать пять и который любит и умеет заниматься сексом.
  [indent] чего он уж точно не мог предположить, что для шторма все совсем иначе, даже не смотря на все эти полунамеки и приглашения на кофе, он и мысли не допускал о том, каково их эти отвлечение для джонни и сейчас расплачивается за последствия своей пиздоглазости, как бы сказал рамлоу, если бы уже был в курсе всей ситуации изнутри. но рамлоу пока не в курсе, а стив все еще стискивает теперь уже подоконник обеими ладонями дабы не отключится от перегрузки организма прям в этой палате все еще воняющей следами секса, похоти чужой.
[indent] — так, что ты можешь хоть это сделать для меня? - выдыхает сипло, держась из последних волево-моральных.

+1

3

[indent] Абсурд – вот во что превратилась его жизнь после появления в ней Стива Роджерса. Ебанная трагикомедия, с извечным налетом черного юмора, без которого вот вообще никак. И как в той мыльной опере (хотя Брок не уверен, что смотрел хоть одну, но сюжет этот до оскомины напоминает именно этот низкий жанр) в дверь палаты за несколько секунд до накатывающего оргазма [чертова карма или что там это может еще быть, когда ты трахаешь лучшую задницу по обе стороны Атлантики] врывается еще один Капитан Америка собственной персоной. И, блядский боже, что вообще тут происходит?
[indent] Рамлоу ахуевает со скоростью света, даже не подумав прикрыться, когда с него, испачканного спермой (хоть кто-то из них двоих успел финишировать, не то, чтобы это, правда, сильно волновало Брока в этот момент) стягивают Стива-номер один, а тот только хлопает глазами, не выражая абсолютно никакого стыда или что-то сродни неловкости. Будто это вполне нормальная для него ситуация. И только тут до Брока доходит с громким таким, почти оглушающим, щелчком, что это не Роджерс. Вот совершенно не он, потому что Стив-номер два излучает столько раздражения и осуждения, способного заморозить целый континент, а не только остудить атмосферу в этой небольшой палате. И да, этот его взгляд «Капитан Америка осуждает тебя, сынок». Вот чего не хватало Броку во время первой встречи с мужем. Блядь, насколько же он стал наивным, если решил, что ему списали все прегрешения за один только тот факт, что он выжил. А он еще и успел вставить чужому мужику. Просто класс. Просто именно то, что от него и ждали всегда. Успех по рецепту Брока Рамлоу. Быть в Гидре – стать террористом – плюс-минус трижды пытаться убить любимого человека – ебаться на его глазах с другим. Карт Бланш собран.
[indent]  Провожает взглядом свой неудавшийся оргазм, замечая на тумбочке возле выхода цветок, принесенный настоящим (процентов на девяносто он был уже в этом уверен) Роджерсом, а потом уже обращает внимание на то эту кучу молчаливого негодования. Пропаленный костюм, следы от огнестрелов (не только он, похоже, сегодня собрал свое чертово бинго). Но они хотя бы оба живы. Это ли не должно радовать? Если в этой глупой ситуации вообще возможно радоваться. Когда ты террорист, находящийся в списках у ЦРУ, Интерпола и еще нескольких международных организаций, а находишься на базе Мстителей в гребанных штатах? Но какая разница, если прилетит ему, что верней всего, фрисби из вибраниума.
  [indent] Он все молчит и молчит, не взбрыкивает даже тогда, когда на лодыжке защелкивается браслет, только жадно смотрит, пытаясь разгадать мотивы этого Роджерса//прочитать в его глазах хоть что-то. Но там только глобальная заебанность и разочарование. Очевидно, этот знает все о том, кем был лейтенант Брок Рамлоу, до мельчайших подробностей. И это еще один гвоздь в крышку гроба (могила у него уже есть, благо хоть тут он избежит лишних трат), а цветок, принесенный так заботливо, это чтобы сразу на кладбище, абы не ходить два раза. Продуманно. Не зря кэп славился как лучший тактик.
[indent] Ладно, возможно, он несколько преувеличил кровожадность своего дражайшего супруга, но Брок уж слишком знатно проебался по всем возможным фронтам, чтобы иметь хоть какой-то шанс на приятную встречу спустя два года. И это, даже если упустить его попытку подорвать себя вместе с Роджерсом в Лагосе. Ему не дали уйти на своих условиях, подлатали эту шкурку, вот только нахуя? Он просто не понимал. Точнее, он боялся даже предположить//запретил себе тут же думать о чем-то подобном, потому что как вообще его можно было все еще любить, особенно после того, что тот видел (в том, что Романова подсуетилась и выкатала Стиву перед удалением выжимку самых темных частей биографии, Брок даже не сомневался). Что не говори, а даже после двух прекрасных годов, прожитых почти бок обок, душа Стивена Гранта Роджерса все еще была для него самой большой загадкой.
[indent]  Реплика сыворотки. Вот уж еще один сюрприз (и, господи, лучше бы он был последним, а то от всего этого и у здорового ментально человека крыша бы потекла, а Рамлоу уж точно не отличается ничем таким, все его хваленное самообладание работает только в рабочей обстановке, коей тут и не пахнет). И что ему делать с этой информацией. Ну, кроме того факта, что если его посадят, то теперь он вполне может осилить два, а то и три пожизненных. Но он все еще на базе мстителей, а этот браслет, почти гарантия того, что его вот прям щас не запихнут ни в какую лабораторию. О воспоминаниях о лабораториях, в голове неприятно засвербело (он, блядь, прекрасно знал, что это такое).
  [indent] Вдох-выдох. Нервы не в пизду стали за эти несколько лет работы двойного агента, а потом еще и его попытки в терроризм. Он даже почти забыл о том, что происходило тут всего несколько минут назад, словно загипнотизированный залипнув на пальцы Стива, не решаясь посмотреть в глаза. Вдох-выдох. Его мир не в первый раз оказывается в подвешенном состоянии, но в этот раз Брок хотя бы здоров, его кожа больше не напоминает поле боевых действий, а роже не перекошена и не расписана шрамами. Живы будем – не помрем.
[indent] — Рад, что ты выжил, детка, — усмехается одной стороной лица по старой привычке и встает с постели. Его нисколько, конечно, не подстегивает то, что Роджерс выглядит так, будто сейчас вырубится от боли. О нет, конечно. Рамлоу может обманывать себя в этом (в самообмане он лучший). Вытирается наскоро простыню, все еще не смотря на мужа, а затем натягивает на себя простую белую футболку и мягкие спортивные штаны, которые находит в сумке. Не то, к чему он привык, но оказывается, ткань может быть приятной, когда тебе не хочется содрать с себя кожу. Там же он находит тапочки и обувается.
[indent] — А тебе все не сидится спокойно на одном месте, да, кэп? – Рамлоу наконец-то поворачивается, понимая, что рано или поздно ему все равно придется посмотреть на Стива. – Ну что ж, показывай дорогу. Схемы базы Мстителей у меня нет, да и какие тут апартаменты для преступников и бывших пособников Гидры я не знаю.
[indent] Всегда острый на язык – он и в этот раз просто не может заткнуться и быть паинькой. У него никогда, на самом деле, этого не получалось сделать. Функция просто не была в него встроена по заводу, и в его возрасте уже поздно обрастать было лишними привычками.
[indent]  Они вышли из палаты и пошли по пустынным коридорам: Стив, пытающийся изо всех сил показать, что он кремень, и не прошит словно тот друшлаг для спагетти, и Брок с цветком в горшке в тапочках. Холст, масло. Рамлоу и правда раньше не бывал на этой Базе, и ему было интересно даже, всегда ли тут так пустынно, или в его честь такой парад. А, может, все здание заселено ебливыми копиями Роджерса? Одна тут точно где-то бродит. Вопрос о том, какого полового органа Джонни Шторм полез на него, крутился на языке, но начинать эти серьёзные разговоры уж точно не было в интересах Брока. В том, кто его так охуенно поимел, у него не было теперь особо сомнения. Он же все-таки был профессионалом, не смотря на то, работал на правительство или фрилансил ради собственного материального обеспечения, и кто там новенький у Мстителей знал еще до того, как об этом объявляли официально. Но вот о причинах сего неожиданного адюльтера, стоило узнать, во избежание на будущее. Если его не запрут в какое-то милое место, типа окружной тюрьмы или чего еще. Но спрашивать об этом у Роджерса, пока они гуляли в темпе ровесниц Стивена, было не оно. По крайней мере, пока тот хоть немного не придет в себя.

0

4

[indent] - а, похоже, что ты только, что рад был совсем другой детке, - фыркает стив, не оборачиваясь и ему, следовало бы засунуть язык в глотку [а лучше в задницу, но в данной ситуации это не самая лучшая и // или удачная аналогия, учитывая всю отягощающую подоплеку] себе и не усложнять еще больше, но где роджерс и простота бытия-то?! у него, что не день, то новый глобальный кризис: то в мире - все еще не оставляющим попыток саморазрушения [кое-то бы сказал, что и стив т о ж е!], то в собственной жизни. причем с мировым-то справиться было бы куда проще, чем с тем, во что он умудрился вляпаться на этот раз и это он все еще не нашел баки, а что будет тогда... стив хрипло смеется, почти что-то истерично, а может именно так.

[indent] у него откат адреналиновый. у него все тело ломит, у него муж живой, здоровый, который смотрит на него [сколько раз эти самые глаза ночами его наизнанку выворачивали, сколько раз он за эти два года просыпался с осыпающимся пеплом на губах вязким, утихающим в груди, вибрирующим за грудиной, разрывным прямо в сердце - "брок!", сиплым шепотом произносимым или яростным криком?!]. , прямо вот сейчас, стивен роджерс не уверен вовсе почему он не может ему в глаза смотреть, потому, что тот трахал джонни, или потому, что ну собственно, а чем тогда лучше сам роджерс, который только неделями двумя назад - смеясь, целовался со штормом под душем, медленно дроча их два члена, наслаждаясь откликом молодого любовника, прижимающего к нему всем телом и чувствовал тогда себя, пусть и несчастливым, но хотя бы живым.

[indent] сейчас ему, кажется, что он м е р т в.

[indent] - по крайней мере, эта группа огневой поддержки не пытается воткнуть мне нож в спину, - отвечает зло, хоть и не прав по всем фронтам, но слишком обижен // зол // растерян и уязвим прямо сейчас, когда брок так близко и так далеко одновременно // когда между ними ничего уже не будет, как тогда в прошлом, когда они целовались в ницце под проливным дождем [чертовы выходные впервые вместе за два месяца, когда стив смущаясь притащил билеты на самолет и спрашивал, опустив глаза стеснительно, (почти, как сейчас - деже вю да и только! но правда в том, что это вот - п о ч т и - р е ж е т наживую, бьет наотмашь, так, что следующий удар может стать тем самым, после которого уже и стив не сможет, не найдет в себе сил подняться!), а не хотел ли бы брок провести с ним уикенд вместе.], когда бежали под ним к отелю, взявшись за руки, словно два мальчишки, у которых за плечами нет этого всего груза дерьма мирского, которое им преподносила служба под сладким соусом лжи, приправленным высокопарными словами о чести, долге и патриотизме. когда были счастливы; когда между ними еще не стояла вся правда бытия. когда весь их мир замыкался только друг на друге. теперь так не будет. и это горчит на губах. горчит той утратой, которую стив никогда не сможет оставить в прошлом. потому, что едва ли он был или будет счастливее, моложе, влюбленнее, чем тогда. и тогда ты понимаешь, что в этой жизни все бывает лишь - о д н а ж д ы. и сколько бы ты не прилагал усилий, так же как тогда уже не будет н и к о г д а. это-то и есть самое страшное. им никогда уже не будет так хорошо, как в те два дня // они уже никогда не будут так счастливы, как в день своей свадьбы, когда сплетали свои судьбы в единый гобелен жизни.

[indent] хотя все же не стоило обвинять команду - страйк давал ему уйти все те разы. потому, что у них был приказ. потому, что: "- он сказал, что ты должен выжить, роджерс, блядь. ты, сука, и выжил, а он сдох. из- за тебя! я ведь говорил ему - ну, куда ты лезешь, дебил, тебя об него размажет!" // потому, что стив знал, что брок не мог не узнать его на том эскалаторе - невозможно не узнать собственного мужа, человека, с которым за два года спаялся намертво. чьи привычки стали уже твоей натурой. стив его тогда увидел, прямо перед тем, как романофф утянула его в поцелуй, и он закрыв глаза, представлял, что это брок сейчас на её месте, что это брок, не предавший, а идущий следом за своим мужем. на пару долгих секунд он снова был счастлив. - господи, что ты за мудак-то такой, рамлоу? так хочется в рафт, я не пойму? впрочем, не отвечай, вопрос был сугубо риторический, - стив взмахивает рукой и двери палаты раскрываются, выпуская их.

[indent] роджерс благодарен мстителям за то, что они не шастают без дела сейчас по коридорам, как и в принципе весь обслуживающий персонал [в чем несомненно заслуга вдовы или сокола, ну если те на месте, а не насаждают подобно ему где-нибудь не то, чтоб чистое и // или светлое. кому они все лгут - мстители уже давным давно не праведные герои // не после зоковии, которая все еще остается кроваво-гнойной раной, не дающей забыть о том, как они все там облажались], не оборачивается, проверить идет ли за ним рамлоу [идет, конечно же, что тому еще остается-то!] и они добираются до его личных апартаментов за несколько минут тягостного молчания, перед дверью, стив тормозит, вводит код доступа на панели, прикладывает ладонь и сканирует сетчатку, после произносит: - полковник стивен грант роджерс-рамлоу, позывной "капитан америка". статус: жив, дома.

[indent] двери распахиваются привычно и он пропускает рамлоу первым, заходит следом, и хватает его молча за ладонь, прижимая ту к сканеру с обратной стороны: — 2-0-4-5-7-8. добавить полный доступ в покои: брок грегори роджерс-рамлоу, позывной "кроссбоунс", статус: жив, дома.  - и только услышав шелестящее вычурно-вежливое искиновское "принято", отпускает его ладонь, словно чумную и не смотрит на того // не может. знает, что не отпустит, вожмет в себя, будет целовать заполошено, на надрыве, голодно, яростно до боли. потому, что ему как раз таки сейчас больно. не только физически. сама близость брока - одна лишь ч и с т а я // не замутненная боль! не радость, не облегчение, что выбрался, что вернулся домой, как бывало, когда страйк отправляли куда-то на задания без него [теперь-то он знает кто отправлял и что много хуже, знает с к е м! с тем, чье имя все еще выбито у него на внутренней стороне левого бицепса] - сетчатку отсканируй и добавь голосовую команду, - бросает следом обезличино пусто [он такой и есть сейчас - капитанский модус не дает отключится и в кое-то веки стив даже рад, что у него есть это некое подобие биполярного расстройства личности, которое не дает ему окончательно с д а т ь с я!] - в базе уже внесен твой личный номер индефикации, надеюсь, что ты его еще не забыл.

[indent] стив кидает щит вполоборота в стену [и броку и вправду стоит ему сказать "спасибо" за то, что не в него!], чтоб тот примагнитился к ней, встал в пазы на отведенное под него на специально укрепленное место, и прикрывает глаза, замирая посреди внушительной гостиной. по-хорошему ему нужно в душ [на нем столько крови: своей собственной едва ли больше, чем тех, кто решил ему бросить вызов и, господи боже, иногда он и вправду думает, что ничем не отличается от чертового шмидта - потому, что тоже убивает давно уже без тени сомнений и совесть ему прекрасно спать дает по ночам! больше не трахает мучительно в душу - о ч е р с т в е л // з а к о с т е н е л] // по-настоящему, он прекрасно понимает, что костюм от крови прилип настолько, что отдирать его придется с кожей или идти нужно прямо в нем и уже под обжигающе горячими струями попытаться снять хоть что-то, а остальное срезать ножницами... привычная на самом деле-то схема в последнее время, когда он снова пристрастился к адреналину, подсел на игры со смертью и только тот факт, что где-то там в мире этом безграничном есть все же живой баки останавливает его каждый раз от того, чтоб избежать совсем уж критических повреждений, которые бы оборвали его жизнь.

[indent] садится на диван и принимается стягивать с ног тяжелые ботинки, на мужа глаза при этом не поднимая: - у тебя теперь метаболизм, как у меня или схожий, если хочешь есть просто озвучь в потолок пожелания, искин базы пришлет доставку. в средствах можешь себя не ограничивать, как и в желаниях, потому, что... напиться у тебя теперь не выйдет, - паскудно усмехнувшись, думает о том хватит ли у него сил на то, чтобы встать и дойти до ванной комнаты [чертова планировка - почему так далеко-то, а?!] или может стоит плюнуть на гигиену и поспать прям вот так.

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » [без тебя бессонница;]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно