активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » bad romance [bubble]


bad romance [bubble]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

BAD ROMANCE


Алтан & Дракон//Питер//незадолго до подставы чд

http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/768/t894843.png http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/768/t641039.png
http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/768/t11161.png http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/768/t951154.png

Прошлое не дает покоя, а будущее слишком нестабильно

[nick]Dragon[/nick][status]продажная рептилия[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/768/968536.jpg[/icon][sign]/[/sign][info]<lzfan>bubble</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ДРАКОН, 35</a><lz_text><br>любитель хороших драк, денег и гладиолусов</lz_text>[/info]

+3

2

Я не люблю, когда меня заставляют ждать. Не люблю, когда слышу пустые оправдания - "почему я не сделал то, что был должен", я плачу деньги и обеспечиваю поддержкой своего клана не за доброе слово. Это бизнес. А в бизнесе каждая из сторон должна уважать другую. Я не могу сказать, что уважаю Николая Каменного. Продажный политик, как и многие другие, неспособный своими собственными руками проложить путь к своей мечте. Впрочем, никто не становится губернатором за красивые глаза и сладкие речи, за этим фасадом всегда есть что-то или кто-то. Например, я, например - наш клан Дагбаева. Моего покойного деда.
Сложив руки в замок на груди, я смотрю вниз на площадку внутреннего двора здания. Слишком много людей, которые даже не понимают, что в здании по адресу Почтамская улица, дом 3 находится не просто красивое здание и не просто головной офис "Газпром Нефть". Они приходят сюда ради фотографий в инстаграм на фоне зеркального здания, которое отливает золотом и цветом зеленого стекла - красивый цвет, который впитывает в себя редкие для Петербурга лучи солнца.
Нет.
В этом здании вершится история и решаются важные вопросы. Здесь же Николаю Каменному назначена встреча, а он попросту не в силах совладеть с понятием тайм менеджмента, которое так популярно сейчас среди бизнесменов, ведь они ровным толком ничего о нём в действительности не знают. Раздражающий факт.
Обращаю внимание на золотые часы-браслет на запястье и оборачиваюсь на Вадима. Не то чтобы в его присутствии здесь и сейчас была какая-то необходимость, но я предпочёл взять его с собой, чтобы он сразу был посвящён в детали дела, которое ему поручу позже. Я не люблю повторять вещи дважды, пересказывать встречи. Я не могу сказать, что полностью доверяю этой продажной рептилии - доверие нынче слишком дорогая и непозволительная роскошь, особенно - для людей с достатком. Некоторые вещи, к сожалению, в этом мире купить попросту невозможно - я научился этому на горьком опыте своего дедушки. Зато можно обеспечить себе охрану, которая, конечно, при определенном раскладе, тоже может всадить тебе нож в спину. Наверное поэтому я продолжал волноваться за судьбу своей старшей сестры, Юмы, хотя этого и не показывал. Волнения и переживания никогда делу не помогут и от беды не уберегут. Однако я бы посоветовал Каменному не испытывать мое терпение и начать переживать за моё расположение духа.
- Если будет рыпаться и возмущаться, ты знаешь, что делать. - Сталкиваюсь с Вадимом взглядами и улавливаю уже привычную довольную усмешку на его губах. Его хлебом не корми, дай только кулаки почесать или кого-нибудь припугнуть. Я прохожу вглубь кабинета, прочь от окна, и опускаюсь в глубокое кожаное кресло во главе стола, откидываюсь на спинку и кладу ноги аккуратно на край стола. Как раз в этот момент в кабинет врывается Каменный с громогласными извенинями, отк оторых у меня сразу же начинает раскалывать голова.
Пустые оправдания о задержанных совещаниях и пробках в городе. Знаем, плавали. Я игнорирую протянутую мне ладонь для рукопожатия, не расцепляя собственные пальцы, сложенные в замок.
- Присаживайтесь и сразу к делу. Вы получили мой e-mail?
- Да, получил, однако я не уверен, что это действительно хорошая идея. Видите ли, это здание, о котором вы писали, это здание детского дома "Надежда". Мы не можем так просто переселить детей в любое другое здание, должны быть соблюдены определенные нормы и требования к его обустройству, это займёт много времени, вы же ставите жёсткие сроки.
Я склоняю голову набок, щурюсь и сжимаю зубы. Не люблю, когда передо мной воздвигают невидимые стены и преграды. Не люблю, когда мне пытаются вежливо сказать "нет", смотря прямо в глаза. Я ловлю взгляд Каменного, заставляя его разорвать зрительный контакт и посмотреть в сторону. Дед называл это проверкой на наличие яиц. У Каменного они отсутствовали.
- То есть вы хотите сказать, что ваши полномочия не позволяют решать дела подобной важности? - Вздёргиваю правую бровь.
- Нет, что вы, просто...
- Вы полагаете, что детский дом, в котором вырос и который был проспонсирован маньяком и террористом - это то, что должно находиться в сердце города? Вы отдаёте себе отчёт, какой отпечатом наложила история с Чумным доктором на это здание? - Обрываю его на полуслове и, убрав ноги со стола, подаюсь корпусом ближе, склоняясь над столом.
- Но что вы хотите, чтобы я сказал управляющему детским домом? Что на месте их дома будет построено казино? Вы в своём уме? Что обо мне начнут говорить люди? - Каменный начинает отпираться, его слова - не больше, чем белый шум в этой переговорной.
Я бросаю короткий взгляд на Вадима, давая ему разрешение вмешаться и встряхнуть эту свинью, набитую деньгами, которая продолжала визжать. Как будто ему было знакомо понятие справедливости. Как будто не он обратился к моей семье за поддержкой, понимая, что такие одолжения не делаются задаром.

[nick]Altan[/nick][status]Әділет[/status][icon]https://i.ibb.co/mJzwnYL/image.jpg[/icon][sign][/sign][info]<lzfan>Bubble</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">АЛТАН, 25</a><lz_text><br>никто ещё не спасся от моих страхов полночных, какая сила тока в моих скважинах замочных? там горная болезнь, где растут эдельвейсы, хочешь туда залезть? - ладно, только не убейся</lz_text>[/info]

Отредактировано Gavin Reed (2021-08-06 17:55:53)

+3

3

Ты смотришь иногда на все происходящее совсем со стороны. Тебе настолько чужды все политические игры, что ждать в офисе Алтана Каменного для тебя похоже на пытку. Есть полно вариантов проведения времени получше. Ты свое время ценишь, но не важно работа есть работа и ты это прекрасно понимаешь. Ты опираешь на стену и поглядываешь на часы на стене. В отличие от Дагбаева у тебя нет на руке золотых часиков, за которые в некоторых районах этого города и руку отрезать не чуждо. Каменный опаздывает и даже тебя это бесит, ведь на такого человека ты бы точно не тратил свое время. Хотя если говорить точнее ты то его тратишь на Алтана. Он тебе хорошо платит, только не доверяет полностью. Умный мальчик. Хороший наемник, мертвый наемник. Так принято говорить. Ты продаешь преданность за деньги, такой уж формат твоей работы. Только стоит вносить свои коррективы. Ты ведь тоже живой человек. И Алатана ты знаешь уже очень давно, да и на мать его достаточно проработал. Наверное, предложение должно быть слишком хорошим, чтобы ты отвернулся от этого парня. Хотя ты не смотришь наперед, не любишь.

Ты сталкиваешься с Алтаном взглядом и молча улыбаешься на его слова. Вы чем-то похожи, хоть и очень разные. Ты тоже не любишь пустых слов на ветер. Лучше промолчать, кивнуть, лучше выкинуть лишнюю болтовню. Наверное, это армейское. Интересную работу ты себе выбрал, мог бы ведь сейчас преподавать в альма-матер. Но ты легких путей не ищешь. Преподавать скучно, а тебе все адреналина хочется. Или может ты здесь совсем не по этому, ведь обещание его матери ты все же давал. Наверное, это странно давать обещание женщине, на которую просто работаешь. Наверное, странно его исполнять спустя столько лет. На тебя как-то давит, что это была ее последняя просьба. Ты все же стараешься об этом не думать, повторяя, что работа есть работа.

Каменный врывается в кабинет почти с получасовым опозданием, ты незаметно чуть закатываешь глаза. Ты себе такого даже в универе не позволял. Его лепет ты слушаешь и чуть качаешь головой. Когда это политики стали такими правильными? Ты стоишь наискосок от Николая Каменного и все в нем тебя бесит. В плоть до того, как он общается с Алтаном. Это уже что-то новенькое. Ты все так же ровно стоишь на месте выжидая своего часа, даже никак внешне не подаешь вида, что этот политик тебя бесит, хоть Дагбаев и так вероятно это видит. Тебе хватает одного его взгляда, чтобы вжать Каменного головой в стол, так чтобы он в ботинки Алтана пялился. Ты, конечно же, его не калечишь. Так просто напоминаешь, что он в этом кабинете вообще никто.
- Николай, вы что же с выборов забыли, как врать? Или не можете сообразить несколько абзациков на тему "как я спасаю бедных и несчастных сирот от гнета города, который они совсем не заслужили, и в котором виноват террорист". Политик под твоими руками чуть дергается и ворчит что-то на тему "вы забываетесь, вы знаете кто я". Как же ты любишь, когда никто вдруг решает, что он король. Ты мягко выдыхаешь и говоришь весьма серьезно.
- Это вы забываетесь благодаря кому вы получили свое кресло, и что за вами должок.
Ты понимаешь, что уже достаточно, ведь банально чувствуешь участившееся сердцебиение товарища чиновника. Ты отпускаешь его и отходишь в сторону, останавливаясь чуть в стороне от кресла Алтана лишь на случай, если этот полоумный решит попытаться решать дела кулаками. До конца их разговора ты молчишь, твое дело здесь уже сделано.

[nick]Dragon[/nick][status]продажная рептилия[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/768/968536.jpg[/icon][sign]/[/sign][info]<lzfan>bubble</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ДРАКОН, 35</a><lz_text><br>любитель хороших драк, денег и гладиолусов</lz_text>[/info]

+3

4

Вадим умеет подобрать слова, когда захочет. Проблема в том, что зачастую он сначала говорит, а затем - думает, однако это нюансы. Он хорошо знает свою работу и делает её, еще ни разу он не заставил усомниться в себе. Вероятно, я стал доверять ему чуть больше после того, как он вернулся с задания с помощью других наёмников с окровавленной физиономией и широкой довольной улыбкой на лице. Ему крепко досталось, и вместо того, чтобы получить первую медицинскую помощь этот... идиот решил перво-наперво отчитаться передо мной о проделанной работе.
"Ты весьма расточительно распоряжаешься своим здоровьем" - сказал ему тогда я. Затем - осёк этот разговор. Как будто меня должно было волновать его здоровье, ведь он - никто иной, кроме как наёмник. И то, что мы сосуществовали под одной крышей вот уже как пять лет - казалось бы, не должно было вносить коррективы в наши отношения.
Однако за то время, что я изучал Вадима, он изучал меня, и со временем он начал понимать - чисто интуитивно, по одному моему взгляду, вздоху, мановению руки, чего я от него хочу, что следует сказать и как. Я доверял ему больше, чем остальным, но даже так - при мне всегда было холодное оружие, даже в постели, даже когда Вадим оказывался запредельно близко - даже слишком для телохранителя, слишком - для старого знакомого. Я не считал, что мешаю работу с личной жизнью. Вадик был в такие моменты не больше, чем обычным любовником, которого я использовал, как использовал его и вне стен своей спальни - для достижения своих целей и желаний. И он это тоже прекрасно знал.
С некоторой долей упования я наблюдаю за тем, как Вадим знакомит нашего гостя с чёрным деревом столешницы. Гренадил - чудесная порода дерева, между прочим - находится на грани исчезновения - в частности, из-за браконьерства в Африке и долгого периода роста - около шестидесяти лет. Если Николай Каменный хочет, чтобы его период жизни превысил или хотя бы достиг этой цифры, ему придётся выучить, каким людям стоит перечить, а каким - нет.
Меня действительно забавляет, как забравшись на пьедестал почёта эти продажные свиньи забывают, благодаря кому они смогли покорить эти высоты, надеются спрятаться за своими счетами в банках, красивыми словами, пустыми обещаниями, укреплёнными дверями, замками с кодами. Они зазнаются и забывают, что на самом деле они - не более, чем марионетки в чужих руках.
- Вы не способны ни за что отвечать, даже за свои слова. Ваши доходы упали на 15%, ваши инвестиции тоже оставляют желать лучшего. Львиная доля средств, что была выделена на озеленение города осела в ваших карманах в швейцарском банке, счёт номер 32254766. Я знаю о вас больше, чем вы себе можете представить. - Я веду ладонью по идеально гладкой поверхности стола. - Николай, подумайте ещё раз. Губернатор, который очищает город от остатков бредовых идей сумасшедшего - это ли не лучшая агитационная кампания для вашего переизбрания? Вы же дальновидный человек, который играет на дальние дистанции? - Тонко намекаю на то, что в случае, если он соблюдёт должные условия, я готов поддержать его кандидатуру и через четыре года.
- От вас всего-то и требуется, что расселить детский дом, подыскав им место получше и дать добро господину Плахову на стройку ресторана. Разве я многого от вас прошу?
У Каменного уходит несколько мгновений на то, чтобы совершить мыслительный процесс. Я даю ему это время, ощущая себя в полной безопасности. Если он что-то выкинет, если решил вспомнить своё боксёрское прошлое, Вадим находится рядом и сможет пресечь это недоразумение.
- Я поговорю с нужными людьми и сделаю всё возможное.
Правильное решение.
- В таком случае, даю вам двое суток на решение этого вопроса. Позвоните мне по этому номеру, - вытаскиваю аккуратно сложенный лист бумаги и кладу его на стол, пододвигая к нему.
Я смотрю Каменному задумчиво в спину, когда он покидает переговорную, лишь дверь за ним закрывается, и я сам незаметно для себя прерывисто выдыхаю. Мне требуется проговорить дальнейшие планы вслух, чтобы убедиться, что всё идёт в точности по моему сценарию.
- Плахов получит разрешение на стройку, эта свинья сделает всё, чтобы остаться в своём кресле, вцепится в него зубами. Надо придать этому событию как можно больше огласки, когда перестройка будет почти завершена. Разумовский не сможет проигнорировать моё послание. - Я невольно фокусирую взгляд на своей ладони, которая подрагивает, и сжимаю её в кулак, чтобы унять дрожь, только вот это не помогает. Перед глазами проносятся вереницей воспоминания, связанные с этим именем. Глубоко в душе я задавался вопросом - что бы сказала мама, узнай она, что я задумал? Поддержал бы меня отец? Обеспечил бы людьми и ресурсами дедушка? Я пытался не думать о том, что моя карма будет запятнана кровью, но убеждал себя, что это поможет хотя бы приблизиться к хрупкому балансу, хотя бы в моей душе, если не природе.
По спине пробегает холодок, я невольно сгибаюсь над столом, поднимаясь с места, однако дрожь прошивает всё тело, кожа покрывается мурашками, а внутри всё холодеет.
Мама.
Папа.

Я сделаю всё, чтобы больше подобного не повторилось, чтобы этот монстр не смог больше разрушить ничью семью. Чтобы ему воздалось по заслугам, он познает все муки ада и встретится лицом к лицу со смертью. Клянусь.
Я зажмуриваюсь, сжимая ладони в кулаки, когда открываю глаза - передо мной пляшут чёрные точки. Я жадно хватаю воздух ртом и опускаю голову, чувство тревоги захлёстывает меня новой волной.
- Ва...Вадик... - срывается с моих дрожащих губ.

[nick]Altan[/nick][status]Әділет[/status][icon]https://i.ibb.co/mJzwnYL/image.jpg[/icon][sign][/sign][info]<lzfan>Bubble</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">АЛТАН, 25</a><lz_text><br>никто ещё не спасся от моих страхов полночных, какая сила тока в моих скважинах замочных? там горная болезнь, где растут эдельвейсы, хочешь туда залезть? - ладно, только не убейся</lz_text>[/info]

+3

5

Каменный наконец-то выметается и ты едва заметно расслаблено выдыхаешь. Как же тебя все же раздражают такие люди. Ты слушаешь Алтана, но замечаешь странные нотки в голосе. Пока ближе не подходишь, знаешь ведь он этого не любит. Только смотришь серьезно и не отрываешь взгляда. На план пока ничего не говоришь, сейчас это не самое важное. Ты видишь, как он сжимает руки в кулаки, слишком не свойственное поведение. Зачем он вообще встал. Это явно было лишним. Вечно пытается быть таким сильным. Да, и никто не говорит обратное, но нужно ведь давать себе паузу. Только Алтан по твоим понятиям вообще не знал, что такое отдых. Ты делаешь шаг в его сторону, до того, как он произносит твое имя, а после уже подхватываешь за плечи и усаживаешь назад в кресло.

Ты поворачиваешь его к себе, садишься на корточки прямо перед креслом. Ты берешь его ладони в свои, смотришь в глаза и быстро соображаешь, что делать. Тебя такому обучали.
- Тише, дыши, давай ровно и со мной, - ты сам набираешь в легкие воздух, показываешь, как будто, как дышать, - Вдох, выдох, вдох, выдох. Ты переводишь пальцы на его запястье, считаешь пульс, но и без того понятно, что он слишком сильно колотиться. Совместное дыхание вроде бы помогает, но не слишком сильно. Парня все еще колотит, а ты готов чертыхнуться и прибить кого-то, чтобы с ним все было в порядке. С чего ты так о нем волнуешься? В эти моменты ты все сильнее чувствуешь данное тобой обещание. Ты достаешь телефон, клацаешь быстро, находишь ту статью с кучей картинок.

- Вот это в Англии где-то сад с ядовитыми растениями, - пролистываешь фотографию, - Видишь этот куст с черными ягодами, это беладонна атропа, у тебя, кажется, такого нет.

Ты листаешь фотографии дальше, показываешь растения. Что-то ты кажется даже видел в его оранжерее, хотя там больше обычных видов. Да, и ты не слишком хорошо разбираешься, но ты чувствуешь, как его пульс приходит в норму или по крайней мере больше не колотиться так, как будто он только что марафон пробежал. Ты все еще показываешь ему какие-то картинки. Пульс все более равномерный, тебя это радует. Все кажется, он приходит в норму. Ты прячешь телефон, но от Алтана не отходишь.

- В норме? Ясно ведь, что нет, но хотя бы в относительной же. Ты все еще думаешь, что парень слишком много на себя взваливает, хотя и прекрасно знаешь, что твое мнение в этом вопросе ему совершенно не важно. - Поехали, отвезу тебя домой, ты бы сам отдыхал периодически.  И ел бы. Об этом уже молчишь, но смотришь серьезно и чуть обеспокоено. Просматривается, ты ведь не пытаешься скрыть это. Да и зачем? Хоть вы и говорите, что все, что между вами не имеет значения, но все равно ты ведь не бездушная тварь.

[nick]Dragon[/nick][status]продажная рептилия[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/768/968536.jpg[/icon][sign]/[/sign][info]<lzfan>bubble</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ДРАКОН, 35</a><lz_text><br>любитель хороших драк, денег и гладиолусов</lz_text>[/info]

+3

6

Меня накрывает с головой и утаскивает на дно собственных страхов и воспоминаний. Дыхание сбивается, в какой-то момент мне кажется, что я не могу сделать ни малейшего вздоха, а тело - сковывает дрожью. Я пытаюсь закрыть лицо руками, но Вадим перехватывает их и заставляет меня опуститься обратно в кресло.
Такого давно не было.
Я переживал панические атаки, как результат птср, два года назад - весьма часто, закрывшись в своей комнате и забившись в угол. Мне казалось, что со мной что-то не так, что-то неправильно. Перед глазами флешбеками переносились яркие картинки: площадь Восстания, пробка, кольцевое движение, запах гардений, затем - жуткий взрыв, землетрясение, крики, кровь, пожар, запах смерти и страха. Я видел это вновь. Я слышал собственный голос, которым умолял о помощи. Таким беспомощным я не ощущал себя еще никогда.
Это было самоубийство - ступить на тропу войны, кровавую дорогу мести, но поворачивать назад было уже поздно. Чем больше я думал о деле, тем чаще вспоминал тот день, тем быстрее колотилось моё сердце, которое, как мне казалось, не было способно уже испытывать ничего кроме глухой ярости и жажды смерти одного единственного человека, который лишил мою семью жизни.
Голос Вадима звучит как сквозь толщу воды, я смотрю на его губы и пытаюсь сложить артикуляцию в звуки, а звуки - в слова. Мы уже через это проходили. Наверное, это один из редких моментов, когда я вынужден признать, что нуждаюсь в нём - не ради какого-то задания или работы, а, как бы эгоистично ни звучало, ради себя.
Я стараюсь следовать его рекомендациям, медленно вдыхаю и прерывисто выдыхаю через рот,  ощущая всё ту же дрожь, но хотя бы площадь Восстания не стоит перед глазами. В первый год я сознательно избегал этого места, единственный раз, когда я явился туда, был день возложения цветов к месту бывшего монумента. Я не мог понять причины, по которой вложил деньги в реконструкцию стелы, которую так ненавидел. Затем исчезла и ненависть, и на первый год памяти мамы я уже ничего не чувствовал, смотря на переливающуюся золотистую звезду на шпиле. Это место стало пустым для меня, оно перестало высасывать из меня соки, уступив место ноющей боли и желанию отомстить.
Если бы меня слушался мой язык, если бы не пробивала дрожь, я бы сказал Вадиму, что он нашёл время и место зависать в телефоне, однако когда я поднимаю снова глаза на звук его голоса, оторвавшись от своих смешанных мыслей и того, как дрожат мои ладони в спокойной хватке его рук, я фокусируюсь на картинке на экране.
Беладонна атропа. У меня действительно такой нет, лишь Снежноягодник и Вороний глаз, которые я начал выращивать полтора года назад в отдельной закрытой секции ядовитых растений - с тех пор, как меня самого пытались отравить мои же люди я изучал свойства разных растений, их яды и противоядия. Однако Разумовский отделаться обычными ягодами точно не мог. Это было бы слишком просто и слишком просто для его смерти.
Я хаотично разглядываю кустарник и мой взгляд зацепляется за молодые, еще не раскрывшиеся бутоны цветов. Даже ядовитая ягода может цвести так красиво, чарующе, приманивая своей красотой и пытаясь убедить, что на самом деле она - не более чем бирючина и от одной ягоды ничего не случится. Идеальная комбинация смертельной опасности и пленяющей красоты.
Я медленно успокаиваюсь, ощущая, как паника отступает, а ком в горле рассасывается. Вырываю ладони из рук и тянусь к бутылке с водой на столе, жадно пью и лишь затем снова возвращаю взгляд на Вадима и киваю в ответ на вопрос.
- Отдых - слишком большая роскошь, особенно сейчас, - поднимаюсь снова с места, на этот раз медленно и осторожно, опираясь на Дракона. - Хотя, может, ты и прав. Механизм запущен, остаётся ждать. Поехали домой.

Я молчу в машине, рассматривая проплывающий пейзаж за окном. Сегодня в Петербурге слишком солнечно, закатное солнце уже окрашивало небо с золотисто-розоватый цвет, который переливается на кромке воды, пока машина едет вдоль набережной. В попытке привести мысли и чувства в норму, я достаю телефон и отвечаю на несколько сообщений касательно заказа нового костюма в Holt и покупки новой яхты.
- Завтра поплывём в загородный дом. - Я делаю паузу и поднимаю взгляд на Вадима, которого, кажется, озадачило слово "поплывём". - Я приобрёл новую яхту вчера. Завтра она уже будет пришвартована возле дома. Ты плывёшь со мной. - Как правило до Курортного района, посёлка Репино, где находилась загородная резиденция, мы добирались на машине или вертолёте. От прошлой яхты я избавился - не нашёл в ней нужной пользы как от вложения, сейчас я мог её себе позволить в качестве дополнительного транспорта и способа отдыха от суеты.
- Ты же говорил про отдых. - Лаконично добавляю и пожимаю плечами.
Когда машина останавливается, я отвлекаюсь от телефона и, прежде чем Вадим выходит из машины, я тянусь вперёд и нажимаю на кнопку блокировки всех дверей, чтобы затем обернуться на него корпусом и вздохнуть. За время пути я успел прийти в себя, поэтому чтобы поставить точку в этом дне мне нужно задать всего ещё один вопрос.
- Ты уверен, что справишься? Я не про убийства. Про цель. - Смотрю ему в глаза. - Существует вероятность, что раз жив Разумовский, то жив и Волков. Мне плевать, что произошло между вами двумя, до тех пор пока это не мешает мне. - Звучит двусмысленно, но мне плевать. У Вадима есть от меня секреты, я это знаю, мне это не нравится, но я позволяю ему думать, что уважаю его личное пространство.

[nick]Altan[/nick][status]Әділет[/status][icon]https://i.ibb.co/mJzwnYL/image.jpg[/icon][sign][/sign][info]<lzfan>Bubble</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">АЛТАН, 25</a><lz_text><br>никто ещё не спасся от моих страхов полночных, какая сила тока в моих скважинах замочных? там горная болезнь, где растут эдельвейсы, хочешь туда залезть? - ладно, только не убейся</lz_text>[/info]

Отредактировано Gavin Reed (2021-08-02 17:40:26)

+3

7

Ты смотришь и все же не уверен, что он в порядке, хоть руки твои и отпихивает. Похоже на то, что ты обычно видишь, только бутылку воды Алтан выпивает в почти рекордные сроки и поднимается довольно шатко. Ты придерживаешь его, ему все еще нужна опора. А от слов хочется закатить глаза. Этот парень слишком много на себя берет. Тебе иногда кажется, что он когда-то просто свалиться от усталости. Ты не знаешь, почему вот так о нем переживаешь. Это ведь просто работа, но нет тут все слишком сложно. Начиная с обещания, данного его матери, заканчивая тем, что он тебе банально симпатичен.
- И все же стоит найти время, - ты не давишь, просто комментируешь, хоть и знаешь, не любит он все это, но и ладно. За пределами кабинета он снова поднимает голову и до машины доходит без приключений.

Ты клацаешь радио, все не находишь ничего приличного, уже просто от безнадеги оставляешь что-то из последнего. На дорогу внимательно смотришь, да и за Алтаном приглядываешь одним глазком. В Питере сегодня реально солнечно, последние дни дождило, но похоже теперь какое-то время будет стоять жара. Ты внимательно слушаешь, но все же удивленный взгляд кидаешь. Нет, спортивные замашки такого рода нафиг нужны. Яхту купил ну конечно... Просто взял и купил. Ты все еще не очень понимаешь эти замашки богатого мальчика. У тебя попросту таких деньжищ нет, чтобы так взять и купить себе яхту. Да и не будет никогда, а значит понимать тебе особо ничего не нужно.
- Окей. Ехать так ехать, думаешь, что стоит взять пару книг, чтобы на всяких случай со скуки не помереть, пока Дагбаев своими делами заниматься будет. Неужели таки достучался? Вряд ли, он ведь никогда не слушает. Тут говори, не говори.

Ты въезжаешь на территорию и паркуешь машину под домом. Тут такая не одна, что забавно. Ты уже собираешься выйти, когда Алтан блокирует двери и начинает серьезно на тебя смотреть. Вопрос не слишком понятен изначально. В плане справишься? Ты вроде достаточно на него проработал, чтобы он не задавал такие тупые вопросы, но дальше стает понятнее. Ясно похоже кое-кто читал твое досье, кайф мог и спросить просто. Вот такое в нем все же иногда подбешивает, хотя мальчишка прав, не стоит доверять кому-то полностью.
- Что собрал на меня досье после стольких лет? Ты усмехаешься, но он определенно настроен на разговор, а не на шуточки. - Если ты думаешь, что у меня какие-то привязанности к Волкову, то их нет, он просто раздражает. Ты видишь, что этот вопрос его явно не устраивает. - Окей. Я расскажу, чтобы ты не строил всяких иллюзий, но один раз и повторять не буду, окей? Да, здесь ты ставишь свои правила, хоть делаешь это редко. Ты ненавидишь говорить об этом, для начала это в принципе не дело Дагбаева, но так и быть.

Ты откидываешься на спинку сидения, и смотря ему в глаза рассказываешь: - Мы вместе служили, нормально общались по началу, оба же из Питера. Потом уже намного позже Волков командовал отрядом, в котором я был. В ту ночь двенадцать наших парней до утра не дожили, спасибо, Олеже. Ты зубы сильно сжимаешь, так что скулы видно. Не любишь ты вспоминать ту ночь, она и так тебе в кошмарах снилась. - Меня тогда пронесло более-менее, потом уже, когда наемником был, мы вместе работали, я из-за него снова загремел в больницу на два месяца. Ты ненавидишь больницы. - Ну и вишенка на торте конечно то, что он таскается за Разумовским вероятно, после того, как тот опять же перебил кучу наших парней и в него часть обоймы выстрелял.

Ты переводишь взгляд на окно, делаешь небольшой вдох. Все, больше ты об этом говорить не будешь.
- Если ты скажешь перерезать ему глотку, я это сделаю. Ты весьма надеешься, что разговор на этом исчерпан. Через минуту ты открываешь дверь и выходишь. Смотришь вокруг по привычке, проверяя все ли в порядке.

+5

8

Я не люблю, когда Вадим мне что-то не договаривает. В последний раз когда он решил промолчать касательно присутствия моего отца на похоронах, я получил отравление и долго приходил в норму. Я учился на собственных ошибках и ошибках своей семьи, так что предпочитал иметь все карты на руках и знать всю подноготную, чтобы быть готовым ко всему. Досье на Вадима я собрал как раз когда проводил реорганизацию в клане. Учился на историческом факультете, был в армии, затем - подался в наёмников, после - попал к моей семье, здесь и остался. Не удивительно, потому что, насколько я знал, мать платила Вадиму хорошие деньги. Это сейчас он отдувался из-за своей же неуклюжести практически задаром. Впрочем, я не считал, что ущемлял его в денежном плане - он и без того был на полном моём содержании и ему и без того позволялось куда больше, чем остальным наёмникам. И дело было не в безграничном доверии или привилегиях, а в том, что в отличие от остальных, Вадик был самой моей полезной боевой единицей. И самой от меня зависимой в том числе.
Досье Вадима было не слишком длинным. Досье же на Волкова, которое я получил, было многим внушительнее. Не удивительно, учитывая, с кем он связался и что делал под его дудку.
- У меня уже давно оно на руках. Но сошлись некоторые факты из твоего и досье Волкова. - Я не развиваю эту тему, Вадим прекрасно и без меня в курсе, о каких фактах идёт речь. Вместе служили, вместе стали наёмниками. Слишком много "вместе" в этой истории, это не может не настораживать.
Я хочу было поставить Вадима на место, напомнить, что не он здесь решает, сколько раз ему придётся повторить как мантру "Волков меня просто раздражает", однако сдерживаюсь, понимая, что рискую спугнуть его рассказ.
Я внимательно слушаю, не отрывая взгляда от глаз напротив. В интонации Вадика сквозит отвращение и пренебрежение, я это чувствую, не по отношению к себе - а к Волкову. Что ж, мне его тон говорит куда даже больше, чем сама история, которая мало чем отличается от обычной истории двух наёмников, которые что-то не поделили. Судя по словам Вадика, Олег Волков не был таким уж хорошим лидером, раз постоянно подставлял своих людей под пули и прочего рода невзгоды. Хотя, стоило принимать во внимание и личное мнение Вадима, которое могло накладывать неизгладимый отпечаток на повествование. Это могла быть лишь одна сторона монеты.
Что для меня также оставалось не ясным - так это слепая привязанность Волкова к Разумовскому. Я отказывался верить в смерть обоих - эти двое были слишком живучими, особенно - рыжий, чтобы так просто сгинуть с лица земли. Я проводил Вадима взглядом и посмотрел в окно, боковое зеркало. Мне были чужды какие-либо привязанности - так я полагал, однако мысль о том, что за пять лет я успел в какой-то мере привязаться к Вадиму меня повергала не то что в ужас, но в сомнения в себе.

И мне это не нравилось.

Это не была слепая привязанность, как та, о которой он рассказывал сейчас, а скорее... привычка. Я слишком привык к Вадиму, пускай и продолжал ожидать подводных камней и ножа в спину, ведь нужно быть всегда готовым к самому худшему. Именно поэтому он не знал о моих некоторых делах, как, например, договор с Holt International на изготовление спец костюма.
"В этой жизни ты до конца можешь доверять лишь себе" - говорил дедушка. И я был вынужден с ним согласиться.

Выйдя из машины, я захлопнул дверь и окинул невидящим взглядом дом, обдумывая, услышанное. Наконец, обернувшись на Вадима, я коротко произнёс:
- Я тебя понял. - И затем, немного погодя, добавил:
- Хочу выпить, - у меня всё еще слегка тряслись руки, поэтому я сунул их в карманы.
Дома нас встречает Джи - милая девушка китайского происхождения, которую я назначил несколько месяцев назад управляющей этого дома. Я коротко инструктирую её касательно ужина и добавляю:
- Я буду у себя наверху, - кидаю взгляд на Вадима и нажимаю кнопку вызова лифта. Несмотря на то, что часть здания принадлежала мне, сам пентхаус находился на седьмом этаже с выходом на крытую крышу с оранжереей. Когда мы зашли в лифт и двери закрылись, я произнёс:
- Если у тебя сегодня нет планов, то оставайся, - "у меня" - не договариваю, потому что звучит слишком интимно и неуместно.
Я вспоминаю, как несколько лет назад я, напившись на одной из вечеринок по случаю открытия ресторана, приставал к Вадику именно в этом лифте. Наверное, именно с той точки начался и отсчёт этих странных "останься на ночь", "перенеси все встречи на завтра" и беззвучного режима мобильного телефона.
Я не планирую сегодня больше спускаться, ужин Алекс подаст сюда, поэтому скрываюсь за ширмой в спальне, а Вадиму бросаю короткое: "разлей вино". Он знает, что и где находится, он здесь уже не впервой. Стягивая одежду, шелестя чёрным шёлковым халатом, украшенным золотом, я задумываюсь: несмотря на то, что я знаю адрес Вадима, я никогда не видел, как он живет за пределами работы. Посмотрев в зеркало и поправив пояс, я фыркнул. Как будто мне было дело до этого. Что за сентиментальности.
Выйдя из-за ширмы, ступая босыми ногами, я тут же подхватываю налитый бокал и делаю глоток.
- У меня устала голова. Расплети мне волосы.

Отредактировано Altan (2021-08-06 17:04:40)

+4


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » bad romance [bubble]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно