активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » Is it time to say goodbye? [Dragon Age]


Is it time to say goodbye? [Dragon Age]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

IS IT TIME TO SAY GOODBYE?


Dorian Pavus & Riordan Lavellan//Зимний дворец//сразу после роспуска Инквизиции

http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/759/980387.png

Теперь, когда Инквизиция прекратила свое существование, пути Дориана и Риордана должны разойтись. Они хорошо повеселились, но теперь Павуса ожидает место в Магистериуме, а Лавеллана... впрочем, кому какое дело до судьбы какого-то долийца?

+2

2

Прощания всегда полны какой-то неуместной слезливой надрывности. Гордый сын славного тевинтерского рода Павусов, некий альтус по имени Дориан, предпочитал обходиться без них. Исчезнуть вместе с утренней туманной дымкой, а там – с глаз долой, из сердца вон. Нет такой душевной раны, которую не мог бы залечить хороший добрый запой. Да, довольно малодушный подход, кто-то даже сказал бы – трусливый. Ну да, впрочем, какая разница, что там о Дориане говорят завистники за его спиной. Так или иначе, в десяти случаях из десяти он убегал от таких неудобных проблем.

Как в таком случае объяснить, что он сейчас стоит в укромном садике под покровом ночи, чего-то, или, скорее, кого-то, ждет и переминается нервно с ноги на ногу, как влюбленный и неизмеримо драматичный юноша? Он, взрослый, тридцатилетний мужчина, со своими устоявшимися взглядами на мир, переживший столь многое за последнее время борьбы с пробудившимся древним злом? Он и сам не может этого объяснить, лишь полушутливо убеждает себя, что именно так, наверное, подкрадывается старость.

Впрочем, старость там или нет, а все же Дориан очень отчетливо понимает, что какой-то важный период в его жизни сейчас завершен, а что делать дальше – представляется ему смутно, сквозь какую-то дымку. Наверное, в этом и заключается одна из причин, по которой он стоит сейчас здесь на ветру, а не поспешно пакует дорожные сумки – блудный сын возвращается в Тевинтер, и все такое.  Чувствует он себя при этом ну просто крайне неловко – а вдруг он не придет? Дориану бы не понравилось упрекать себя в излишней сентиментальности, которой, как иногда казалось, этот эльф лишен начисто. Возможно, именно поэтому они и сошлись. Возможно…

Будучи, однако, одновременно слишком умным для своего же блага, и слегка туговато соображающим, когда дело касалось его собственных чувств по какому бы то ни было серьезному вопросу, Дориан сочел за благо попытаться изгнать все эти неуместные мысли, просто дождаться и поговорить, или же не дождаться и пойти спать, предоставив завтрашнему дню самому найти решения ко всем его неразрешимым дилеммам. Только вот бутылку чего покрепче не забыть бы прихватить! Как там говорится – нет такой душевной раны, которую не мог бы залечить хороший добрый запой. Хорошая мысль. Мудрая.

Дориан честно постарался не думать. Попытался полюбоваться игрой лунного света в темно-зеленых матовых листьях, вдохнуть свежий ветерок, поежиться от ночной прохлады, взглянуть на звезды и на небо – без завесы оно снова выглядело безмятежно-спокойным, в отличие от его собственного состояния, которое, несмотря на все усилия, не становилось ни более безмятежным, ни более спокойным. Все было не так, все было как-то… неправильно. К тому же, судя по положению луны на небе, он опаздывал ко времени, которое Дориан назначил ему в записке, наскоро подсунутой под дверь – абсолютно неизящный жест, и Дориан им не гордился. Если он хотел – он умел быть пунктуальным, так что, по всей видимости, сейчас – он не хотел. Что ж, так даже проще. Павус круто развернулся на пятках, намереваясь уйти к себе в покои прямо сейчас, вот именно в это мгновение, ни мгновения отлагательства.

…И тут на безлюдном дворе, на некотором отдалении от себя, он мельком заметил, как промелькнула чья-то едва заметная тень. Очень знакомая тень. Гордость подняла голову и попыталась убедить Дориана, что дожидаться того, кто намеренно – наверняка намеренно! – опаздывает к тебе на свидание, не стоит того, и стоит проявить хоть немного самоуважения. Однако Дориан, не прислушиваясь к этим аргументам, хоть и весьма весомым, уже и сам шагал навстречу теням.

+1

3

Все к тому и шло. Риордан даже не удивился, когда узнал, что Тревельян открыто послал ферелденцев с орлесианцами и распустил Инквизицию, не пожелав ни перед кем выслуживаться. Вроде бы это Павус был парнем темпераментным и непокорным, но на сей раз Инквизитор его переплюнул. И, конечно же, Тревельян не подумал о том, что будут делать те, кто бросил все, чтобы поддержать Инквизицию, а теперь фактически остался ни с чем.
Лавеллан знал, что рано или поздно ему придется оторваться от кормушки, которую щедро спонсировали орлесианские маркизы, но пока не думал, куда подастся, оставшись без крова. Обратно в горы на поиски остатков своего клана Риордан точно не отправится. Да, разбойничья жизнь была простой и понятной, и рисковать жизнью приходилось куда меньше, чем при Инквизиции, но менять мягкую постель на холодные камни в какой-нибудь горной пещере Лавеллан не горел желанием. Может, стоило воспользоваться случаем и найти какого-нибудь орлесианского богача? В Орлее, насколько Риордану было известно, неровно дышали по отношению к эльфам, и Лавеллану не составило бы труда периодически потрахивать какого-нибудь маркиза, чтобы иметь доступ к его деньгам и прочим удобствам.
Примерно так же Риордан рассуждал о своей связи с Павусом. У будущего магистра койка была пошире и помягче, да и в продуваемом всеми сквозняками замке гораздо теплее было спать вдвоем. Может быть, поэтому в Скайхолде многие сбивались в пары. А может, сказывалось предчувствие неизбежной смерти, и именно оно толкало людей (и не только) в объятия друг друга? Рио точно знал, чего хотел, вот они с тевинтерцем и оказались в одной постели, потому что их желания очень удачно совпали.
Ладно, стоило признать: Лавеллану льстила привязанность Павуса, ведь тот был прямым потомком магов, которых долийцы всегда презирали. Риордан упивался тем, что так удачно нагнул условного врага своего народа, но не заметил, как эта связь стала приносить ему удовольствие и по другим причинам. С тевинтерцем было легко и даже весело. С одной стороны, Павус был умным малым, он много где побывал, много чего повидал, много о чем мог поведать. С другой стороны, в искусстве флирта ему не было равных, и усмешка появлялась на лице хмурого эльфа каждый раз, когда альтус выдавал что-нибудь двусмысленное. Они с Павусом не только кувыркались ночи напролет, но и общались, делились мнениями. Внезапно оказалось, что человеку могло быть дело до мыслей и чувств эльфа – и не какому-то обычному человеку, а самому настоящему аристократу из Тевинтера!
Теперь можно было не рассчитывать на продолжение этой связи, ведь после роспуска Инквизиции у Павуса не было причин задерживаться в Скайхолде или где-либо еще, где находились лагеря организации. Он вернется в Тевинтер, где его с радостью примет семья, с которой он вроде как наладил отношения. Скорее всего, в конце концов Павус займет магистерское кресло и станет вершить судьбы Тевинтера, а в услужении у него будут десятки – если не сотни – эльфов, готовых ублажить господина. Это Риордан в ответ на невинный намек почистить виноград пригрозил засунуть его альтусу в зад, а вот в Тевинтере эльфы выстроятся в очередь, чтобы порадовать хозяина. Лавеллана такие мысли сердили, но что он мог изменить? Даже если он переломает Павусу ноги, тот их излечит и все равно покинет юг Тедаса.
Риордан и сам привязался к альтусу, хотя не планировал этого делать. Скорее всего, теперь их ожидало весьма чувственное прощание, и сообщение, полученное от Павуса, подтверждало это предположение. Значит, сегодня все закончится? Лавеллан ведь знал, что так будет! Почему же теперь он не спешил идти на встречу с альтусом, как будто это могло отсрочить их расставание? Возможно, было бы лучше, если бы маг отчалил в Тевинтер, вообще не прощаясь, – к чему им, двум взрослым мужчинам, такая драма?
Подумав еще немного, эльф таки направился к месту встречи, но уже в саду ему перегородил дорогу один из орлесианских маркизов. Как удобно! Маркиз весьма однозначно высказал свою симпатию, и Риордан не стал огрызаться, как обычно. Ну а что? Павус свалит в Тевинтер в хоромы своей семьи, а вот Лавеллану нужно было устраивать свою жизнь, и самым простым способом было использовать привлекательную эльфийскую внешность.
- Остаться здесь, значит? - Рио внимательно посмотрел на маркиза, который был на полголовы ниже него. - А что я получу взамен?
Орлесианец заверял, что обеспечит эльфа всем, чего тот пожелает, но Лавеллан, окинув его оценивающим взглядом, понял, что конкретно этот представитель местной знати не смог бы предложить всего, что ему требовалось. Ну что ж, главное, закрепиться, а там можно было найти себе покровителя не ниже уровнем, чем тот, что был у Вивьен. За счет богатого и влиятельного любовника она сильно возвысилась, и даже во время массовой неприязни к магам к ней и ее Кругу не было никаких претензий. Очень удобно!
Тут откуда-то из-за кустов вынырнула знакомая фигура, и Риордан усмехнулся. Значит, до этого момента Павус еще его ждал? Или маг пошел на поиски любовника, обеспокоенный его отсутствием на месте встречи? Увидев тевинтерца, маркиз ретировался, а Лавеллан сложил руки на груди и с вызовом посмотрел на альтуса:
- Что? Ты ведь все равно уезжаешь, - эльф пожал плечами, но, к сожалению, обиду в голосе скрыть не удалось. - Не умирать же мне здесь голодной смертью.

Отредактировано Riordan Lavellan (2021-07-30 07:44:20)

+2

4

Справедливости ради, рациональное зерно в словах эльфа было. Окажись он, Дориан, в аналогичной ситуации – когда некуда податься, и твое будущее благополучие во многом зависит от того, какими людьми ты себя окружишь – он бы, наверное, тоже попытался захомутать дворянина побогаче. Но в данный конкретный момент о рациональности речи не шло, и даже не могло идти. Волна раздражения поднялась в нем – пока он тут стоял и метался, размышляя об их отношениях, похоже, что Лавеллану до этих самых отношений не было никакого дела. Вон как он быстро переключился на поиски нового любовника-покровителя! А ведь они… они еще даже не расстались!

- А тебе не кажется, что решать нашу совместную судьбу ты должен вместе со мной? – ехидно спросил он. Кажется, его тон был немного громче, чем ему бы хотелось. Не то чтобы его это сильно волновало – он сам распалялся только сильнее, тем более выражение лица Риордана было таким… спокойным. – Или для тебя всё это – всё то, что между нами было – просто шутка?

На пару мгновений он замолчал, чтобы перевести дыхание – осознание того, что он скрывал даже от самого себя, того, что для него самого эти отношения – больше, чем просто мимолетная интрижка и способ держать постель в тепле (ходят слухи, что для этого достаточно грелки, не обязательно притаскивать целого эльфа) – выбило почву из-под ног, лишило слов. К тому же, это непродолжительное молчание могло бы дать Лавеллану шанс хотя бы попытаться сказать что-то в свое оправдание – конечно, Дориан не собирался его слушать, не собирался верить ни единому его слову, но тем напряженнее ловил каждое слово и тем отчаяннее всматривался в его лицо, пытаясь разобрать хоть отдаленный признак боли – не слишком успешно для его затуманенного переживаниями разума. И тогда его окончательно понесло – не разбирая дороги, просто пытаясь побольнее ранить своего (бывшего?) любовника.

- Кстати, а что это был за мужчина? Не тот ли самый граф, который славен своей отнюдь не платонической любовью к нежным эльфам из прислуги? И как, вы уже договорились? Когда ты планировал нас познакомить? Что он тебе пообещал в обмен за возможность держать тебя на поводке у своей постели? Не сомневаюсь, что в твоем отчаянном положении… этого было бы достаточно, да? 

Выпалив эту тираду на одном дыхании, Дориан замер, вдохнул и выдохнул. Кажется, он перегнул палку. Определенно сказанул лишнего. Не ему стоило судить эльфа, который просто пытается найти способ выжить, с высоты своего положения. У него-то никогда не было, да и не будет проблем с тем, чтобы элементарно добыть себе кусок хлеба, чтобы не умереть с голоду. Признавать свои ошибки нелегко, но он сжал зубы и выдавил чуть слышно:

- Извини. Я погорячился. Я… хотел сказать, что мы могли бы… что-то придумать, правда? Нам ведь необязательно расходиться?

Это было… необычно. Дориан не привык пытаться спасти отношения в такой критический момент. Обычно он просто бросал все попытки при первой же возникшей сложности. Он не слишком хорошо представлял, что ему следует делать – и что они будут делать. И все же некий внутренний голос, которому он не привык доверять, говорил, что попытаться – стоит. И он решил попытаться.

+1

5

Павус вел себя так, словно не собирался попрощаться с Лавелланом этим вечером. Или, увидев любовника рядом с орлесиаским маркизом, он просто приревновал и забыл о своем намерении? Когда альтус спросил, неужели эльф не воспринимал их связь всерьез, Риордан удивленно приподнял брови. Теперь Лавеллан и сам хотел бы спросить Павуса, не шутил ли тот, задавая такой вопрос.
Для эльфа всегда было очевидно, что у этих отношений не было будущего. Альтус был аристократом, интеллектуалом, а Рио был эльфом-оборванцем, который даже читать не умел. Впрочем, комплексов по поводу своего невежества Лавеллан не испытывал: он не рассчитывал на то, что после победы над Корифеем их связь с Павусом сохранится. Честно говоря, эльф не был уверен, что они вообще доживут до этого момента. Лавеллан даже в собственных мыслях не звал любовника по имени, как будто это могло уберечь его от ненужной привязанности, но по какой-то причине мысль об окончательном расставании с альтусом все-таки печалила эльфа. Что же их связывало на самом деле? Павус практически всегда улыбался, находясь рядом с Риорданом, часто смеялся, и из этого можно было сделать вывод, что их близость была для мага лишь забавой, но, судя по тяжелому взгляду альтуса, вывод оказался неверным.
- Совместную судьбу, говоришь? - безрадостно усмехнулся эльф. - Пока ты не сказал, я и не думал, что она у нас совместная.
А потом Павуса понесло, своими словами он явно пытался побольнее задеть Рио, но такое поведение говорило о том, что магу самому в этот момент было больно. Неужели он так сильно привязался к Лавеллану? Да уж, его земляки с таким отношением к эльфу были бы в корне не согласны. Риордан знал, что в Тевинтере эльфы могли быть или рабами, или в лучшем случае слугами, но, видимо, Павус провел слишком много времени вне Тевинтера и был готов признать эльфа равным. Хотя чего кивать на Тевинтер, в других государствах к остроухим относились не намного лучше, и те жили в эльфинажах в постоянном страхе за своих женщин и детей: в любой момент какой-нибудь представитель знати мог безнаказанно взять то, что хотел, а высший свет закрыл бы на это глаза, словно ничего не произошло. Раньше Лавеллан не знал, как жили городские эльфы, но, проведя некоторое время в странствиях по Тедасу вместе со свитой Инквизитора, он узнал достаточно, чтобы укрепиться в презрении как к людям, так и к безвольным эльфам, которым проще было смириться с угнетениями, чем дать отпор.
В отличие от Риордана, Павус умел признавать, что был неправ, и просить прощения, вот и сейчас маг пошел на попятную, решив не завершать отношения конфликтом. Неужели Альтус боялся разлуки? Неужели хотел и дальше продолжать то, что возникло между ним и Лавелланом? Но во что это превратится теперь, когда война с Корифеем окончена, а Инквизиция распущена?
- Как ты себе это представляешь? - эльф подошел ближе к магу. - Прихватишь меня с собой в Тевинтер и будешь убеждать всех, что я твой раб, пока и сам в это не поверишь?
Не для того долийцы боролись за свободу от Тевинтера, чтобы по доброй воле вернуться к рабству. Павус когда-то убеждал Риордана, что далеко не все магистры относились к своим рабам с жестокостью, но дело было не в угнетении эльфов, а в свободе, которой у них не было. Лавеллан не сочувствовал тевинтерским рабам, собственная шкура интересовала его куда больше, и он совершенно точно не собирался лишаться свободы. Каким бы добрым и порядочным Павус ни был сейчас, рано или поздно ему надоест компания простолюдина, с которым нельзя было ни книжку обсудить, ни о политике пообщаться, – и вот тогда какая жизнь будет ждать Рио?
- Ты будущий магистр Тевинтера, я долийский разбойник. Мы из разных миров, Павус, - Лавеллан покачал головой. - Да и нет никаких "мы". Что заставило тебя считать иначе?
Возможно, вопрос эльфа прозвучал риторически, но все же он хотел бы услышать ответ. Альтус был хорош собой, да и любовником был инициативным, так что любой мужчина был бы рад такому партнеру. И все же Павус держался за Риордана – вопреки всему, что тот когда-либо говорил или делал. Неужели маг влюбился? Это было бы и смешно, и печально одновременно. Хотя Тетрасу понравился бы такой поворот, уж очень он любил писать про неоднозначные и практически невозможные отношения. Тевинтерский альтус извиняется перед эльфом и жаждет продолжения отношений с ним, даже когда тот был готов найти себе нового покровителя, – это звучало еще более нелепо, чем эльф, сбежавший из рабства в Тевинтере, но в итоге выбравший в партнеры мага. Да уж, иногда жизнь предлагает такие сюжеты, что сам не придумаешь, даже упившись антиванским вином.

+2

6

К тому, что Риордан – эльф дикий, и порой с ним бывает сложно, Дориан был готов. Все-таки не один день они провели вместе, как в Скайхолде, так и в походах за его пределами. Он почти всегда сохранял невозмутимое выражение лица, его не так-то просто было вывести на эмоции, и… откровенно говоря, Дориан не вполне был уверен, что для него значат их отношения? Возможно, тот же самый способ получить теплое место и привилегии? Он, впрочем, не вправе был требовать большего – до недавнего момента он сам воспринимал их совместные дни и ночи как мимолетное развлечение, вроде курортного романа, только при других, несколько более мрачных, обстоятельствах. И только сейчас, когда возник неиллюзорный риск все потерять – он понял, что отпускать все вот так – слишком просто. Слишком неправильно. Главное сейчас – не подпустить все подколки, летящие в него, слишком близко к сердцу. Дориан снова глубоко вздохнул и постарался успокоиться. Ради их прошлого. И ради их будущего.

- И все же ты пришел сюда сейчас, даже несмотря на то, что не веришь в нашу совместную судьбу. Это все-таки что-то, да значит, - будто вскользь заметил он, улыбнувшись краешком губ. Достаточно было убедить в этом себя самого, и во всем происходящем резко появился намек на смысл. Неужели все действительно было не зря?

Была, правда, еще одна острая проблема – неравенство их положения. Дориан привык об этом не задумываться – в рядах Инквизиции все обращались с другими участниками примерно на равных – что маги, что эльфы, что гномы, что кто угодно еще. Ему было проще не обращать внимания на очевидное существование проблемы, если она не стояла перед его глазами в каждую свободную минуту его времени, когда есть время и возможность подумать хорошенько о происходящем. Да, он вырос в среде, в которой эльфы не могли подняться выше положения рабов. Да, он и впоследствии, начав отношения с эльфом, которые считал равными, не сделал ровным счетом ничего, чтобы облегчить положение эльфов в Тевинтере, в эльфинажах, в Долах. Но сейчас – ему казалось, что он готов отбросить эти условности. Готов протянуть руку помощи – руку, значительно окрепшую за то время, пока он служил в Инквизиции. Он не был больше избалованным папенькиным сынком, который не способен ничего решать – у него были влияние, связи, авторитет… деньги, в конце концов.

Он уверенно встретил взгляд шагнувшего к нему Лавеллана, протянул руку, взяв за подбородок и тоже заставляя взглянуть себе в глаза.

- Если ты решишь поехать со мной в Тевинтер… если мы решим поехать в Тевинтер, - быстро поправился он, - ты будешь представлен в роли моего полноправного партнера, и я не позволю никому даже думать – ты слышишь? – о чем-то ином.

Какими бы разными ни были их миры, сейчас они пересеклись, что давало им больше шансов и возможностей. Да, никто не обещал им легкой жизни, но все же они могли бороться за то, чтобы эта самая жизнь стала легче. И для них, и для других людей.

- Если я позову тебя с собой в Тевинтер, будешь ли ты рядом, чтобы изменить там все? Сорвать к демонам все эти устоявшиеся традиции, из-за которых моя страна стоит на месте, не может развиваться? Твой взгляд на мир, твое воспитание – все не такое, как у меня, и я часто не вижу тех возможностей, которые видишь ты. Но если нас будет двое, то…

Дориан не был бы Дорианом без любви к красивым жестам. Именно поэтому сейчас он встал перед Лавелланом на одно колено, взглянул ему в глаза и протянул ему руку, молчаливо надеясь, что тот за нее возьмется. А если нет – что ж, опция с тем, чтобы напиться с горя, всегда оставалась доступной.

+1

7

Павус был прав: несмотря на то, что их отношения казались эльфу несерьезными, тот все-таки пришел, хоть и был готов к расставанию. Лавеллан ни на что не надеялся и уж точно не рассчитывал, что сумел привязать к себе Павуса так сильно, что тот и после роспуска Инквизиции захочет остаться вместе. Цели соблазнить тевинтерца, чтобы завладеть его богатствами, у эльфа не было, да и когда они познакомились, у Павуса не было ни гроша за душой. Что ж, альтус мог быть горд собой: он был первым и суть ли не единственным, от кого Лавеллан не желал получить какую-то выгоду.
Прикосновение Павуса заставило эльфа чуть вздрогнуть, хоть тот и был готов ко вторжению в личное пространство. Альтус говорил удивительные вещи: он ожидал, что решение продолжить свои отношения они примут вместе, а в Тевинтере заявят о себе как о полноправных партнерах… Павус ведь имел в виду сексуальных партнеров? Если да, то такую выходку альтусу на родине не простят. Даже его родной отец был готов применить магию крови, лишь бы избавить сына от неправильных сексуальных предпочтений, а что же будет, если тот привезет эльфа и назовет его своим спутником жизни? Скандал! Тевинтерская знать загнобит младшего Павуса, а его эльфа рано лили поздно убьют, дабы избавиться от такого позора. Маг ведь и сам говорил, что в Тевинтере никто ядами не гнушался.
Когда Павус опустился на колено и протянул Лавеллану руку, тот широко распахнул глаза от удивления.
"Я тебе что, девица какая?"
Альтус звал его с собой в Тевинтер, чтобы они вместе изменили сложившийся строй. Ага, они: маг, которого тевинтерская знать считала выскочкой, неспособным жить по правилам Империи, и долиец, которому было совершенно наплевать на Тевинтер. Они ничего не изменят, но маг был романтиком, он верил в перемены к лучшему и, что особенно мерзко, любил свою родину, хоть та и прогнила насквозь.
- Да поднимись ты, - Лавеллан сделал еще шаг к Павусу и, схватив за шиворот, резко поднял любовника на ноги. - Не хватало еще, чтобы кто-нибудь увидел тебя в таком положении.
Репутация у Павуса и без этого была неоднозначной, так что не стоило давать окружающим новые поводы для сплетен. Точку зрения мага Риордан понял, и ее не нужно было доказывать красивыми жестами, но Павус иначе не умел. В начале знакомства с тевинтерцем Лавеллану казалось, что тот был неискренен, но со временем стало ясно, что альтус на самом деле был таким, и его поступки были не от показушности, а из-за того, что вот так вот он видел и чувствовал этот мир. Тем не менее, церемониться с ним Риордан не собирался, он взял мага за предплечье и увел в сторону, после чего вжал его спиной в живую изгородь.
- Если нас будет двое, то убьют не только тебя, но и меня, - заявил эльф вполголоса. - Твоя страна стоит на месте, потому что всех все устраивает, а тебя с твоими нововведениями быстро устранят, чтобы не мутил воду и не мешал жить в привычных условиях, - Рио хмуро смотрел в глаза Павуса, надеясь увидеть в них понимание. - Так что если хочешь остаться со мной и жить долго и счастливо… не уезжай.
Лавеллан подался вперед и, сцепив тонкие пальцы на вороте мантии альтуса, поцеловал его. Эльф тоже не хотел разлучаться, но ехать в Тевинтер вместе с Павусом было бы равнозначно самоубийству. Долийское чутье Риордана еще ни разу не подводило, и смертельную опасность он чуял сильно заранее, но он понимал, что переубедить альтуса ему вряд ли получится, и от этого на душе было как-то паршиво. Возможно, сегодня они и правда простятся навсегда.

+2

8

Что ж, не на такую реакцию на его проникновенную речь рассчитывал Дориан, но все же ему хорошо удавалось работать с незапланированными изменениями ситуации. Он почувствовал, как нервничает Лавеллан, и принял решение в таком случае сохранять спокойствие так долго, как это только возможно. Глубокий вдох, выдох, и он снова смог трезво мыслить. Невозмутимо позволил себя поднять, поправляя сбившийся воротник, решительно заглянул Риордану в глаза.

- Я довольно долго сталкивался с подозрительными взглядами даже здесь, в Инквизиции – только потому, что я родился в Тевинтере. И не имело значения, что своими поступками я всегда демонстрировал исключительную лояльность нашему делу. Да на меня даже сейчас, после всего, что мы сделали, косятся неодобрительно. Неужели ты думаешь, что моей «репутации», - тут он невесело усмехнулся, - повредит еще один скандал?

Они оба были умными мужчинами, пусть их интеллект и происходил из разных источников– у одного скорее академический, у другого – связанный с опытом выживания в самых тяжелых условиях -  и оба прекрасно это понимали. С какой тогда стати этот эльф пытается печься о его, Дориана, честном имени? Неужели это такое… пусть и весьма своеобразное, но проявление заботы? Это было что-то новенькое. Дориан самодовольно хмыкнул, непроизвольным жестом подкрутив кончик усов. Самолюбование всегда было для него самой естественной реакцией на любого рода потрясение.

Однако за этим самым приступом самолюбования Дориан как-то пропустил момент, когда оказался вжат спиной в живую изгородь – на деле та оказалась чуть более колючей, чем выглядела; а выглядела она ну очень ровно подстриженной, так, что ни один листик, ни одна веточка не выбивалась из общего узора. И все же, несколько таких идеальных веточек неприятно кольнули его в спину. Он досадливо поморщился. Бурные ночи на сеновале, и прочие прелести деревенской, а то и вовсе лесной  жизни совершенно не были ему близки. Он был избалован, и откровенно это признавал, слишком любил комфорт, и не верил в концепт «рая в шалаше». Какой может быть рай, если на тебя дует из щелей в проваливающемся в потолке, и приступ кашля мешает сосредоточиться на том, что действительно важно?

Однако ему доставало ума понять, что высказывать свои претензии вслух сейчас будет в высшей степени неуместно. Это, скорее всего, отпугнет Лавеллана, и впоследствии приведет к тому, что они разойдутся недовольные друг другом, а потом?.. Скорее всего, никакого потом и не будет. Только одинокие ночи, неумеренные возлияния вином, и необдуманные, но в высшей степени саморазрушительные поступки. Поэтому он промолчал, а лишь приготовился слушать, так как Риордану, по всей видимости, было что высказать. И он слушал всю эту тираду о том, что им ни в коем случае нельзя ехать в Тевинтер, уж если жизнь дорога, и ему даже было, что возразить, он готовил аргументы, пытаясь выстроить их в стройную цепочку, может, выходило и нескладно, но он, по крайней мере, правда старался, однако… Поцелуй выбил почву из-под ног, снова спутывая мысли, и длился он одновременно невозможно долго и невыносимо мало, и в следующее мгновение Дориан смотрел на Лавеллана, лишенный дара речи, и пытался перевести дыхание.

- А что бы ты предложил вместо этого? – наконец, чуть переведя дух, смог едва слышно поинтересоваться он.

0


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » Is it time to say goodbye? [Dragon Age]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно