активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » melting minds [genshin impact]


melting minds [genshin impact]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

MELTING MINDS


Tartaglia x Diluc//Fontaine//2 yrs ago, late winter

https://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/740/585780.jpg

https://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/740/70716.jpg

i get overwhelmed so easily,
my anxiety
creeps inside of me,
makes me wanna leave;
what's come over me?
feels like i'm somebody
else

+1

2

Аякс был воодушевлен. Его первое индивидуальное задание - наконец не придется считаться с мнением кого-то другого, совместно планировать и идти на уступки, теперь он может поступать так, как захочет, подвергать риску только самого себя и предпринимать серьезные шаги. Сдержанность ему претила, он знал, что способен на многое, но в компании других солдат редко когда мог по достоинству себя проявить. Теперь выдался отличный шанс: в отдаленных провинциях Фонтейна случилась череда нападений на лагеря фатуи, всякий раз не оставалось ни свидетелей, ни выживших, и все, что агенты находили потом - это сгоревшие остатки палаток и следы непродолжительных схваток.

Побывав на месте одного такого лагеря, Аякс пришел к выводу, что нападавших было крайне мало. Три человека, может быть даже два. Наверняка они обладали Глазом Бога, потому что иначе им слишком трудно было бы справиться с несколькими солдатами фатуи, но и тут можно было усомниться: Аякс был невысокого мнения об остальных солдатах. Особенно о тех, кого отправляли караулить местность в таких вот небольших и отдаленных от городов лагерях. Но, тем не менее, проблема существовала и ее необходимо было решить.

Отметив на карте места всех уничтоженных лагерей, он смог сделать предположение о том, куда враг будет двигаться дальше. В той стороне фатуи было уже не так много, но несколько точек все же имелось, и Аякс принял решение использовать одну из таких баз как приманку. Действовать нужно было быстро и незаметно, не попадаться никому на глаза, привести в выбранный лагерь чуть больше людей - и не просто новобранцев и кого-попало, а солдат, которые на самом деле знают свое дело, - и согласовать действия при атаке. Ему нравилось планировать, нравилось выступать в роли главного: солдаты теперь вынуждены были слушаться его, подчиняться его решениям, а все возражения, которые у них были, Аякс сразу отсекал. Да, затея рискованная, да, он уверен в ее успехе.

И еще больше уверен в своем собственном.

Солдаты думали, что он только подготовит всю операцию, а затем отступит куда-нибудь в безопасное место и явится снова, когда все уже будет так или иначе закончено. У самого Аякса план был иной: он собирался затаиться где-нибудь поблизости в образе простого путешественника, и когда на лагерь нападут - прийти и обезвредить врагов самостоятельно. Маскировка была необходимой для того, чтобы не показаться кому-нибудь подозрительным заранее: он понятия не имел, на кого охотится, потому не хотел ничем себя выдавать.

Люди в лагере должны были вести себя громче обычного, но не чрезмерно, а еще Аякс приказал им подбрасывать в костер сосновые ветки, чтобы дым был виден издалека - так они точно привлекут внимание. Несмотря на все это, он был готов к тому, что придется подождать некоторое время, потому сам устроился на берегу ближайшего озера, поставил там самую обыкновенную зеленую палатку и переоделся так, чтобы в нем было не узнать фатуи. Без привычной маски на лице он чувствовал себя странно свободным и уверенным, но с трудом мог сосредоточиться на чем-то другом, кроме мыслей о предстоящей схватке.

Если бы он был более сконцентрированным, все сложилось бы иначе. Аякс мало обращал внимания на то, что происходило вокруг - людей здесь не было, хиличурлов тоже, - но после очередной бессонной ночи, прошедшей в ожидании, он задремал и проснулся от свиста ветра, такого сильного, словно налетела буря. Палатка трепетала и кренилась, Аякс вышел из нее и прямо над собой увидел разъяренный Глаз Бури, которому совершенно нечего было противопоставить.

Прежде он имел дело с Глазом Бури только в компании других солдат, и тогда от него удавалось легко защититься. Кто-то отвлекал его на себя, другие стреляли из винтовок, вот и все решение. Но у Аякса при себе был только меч - он ведь играл роль простого путешественника, а откуда у путешественников винтовки? - а Глаз Бури держался слишком высоко. Ветер сбивал с ног, единственным решением было отступить и сдаться: от одной мысли об этом Аякс чувствовал злость, но ни звать на помощь, ни умирать от какого-то стихийного монстра ему не хотелось, потому бегство выглядело не так уж плохо. И выглядело бы еще лучше, если бы оно Аяксу удалось, но Глаз Бури, словно разгадав маневр, сместился в сторону, порыв ветра изменил траекторию и Аякс полетел прямиком в озеро, поднявшиеся волны захлестнули его с головой, и впервые он подумал, что действительно не бессмертный.

Мысль его разъярила. Он смог выжить в самой Бездне, неужели судьба его такова, что он погибнет в озере просто из-за того, что не был достаточно осмотрительным?!  Смириться с такой идеей было невозможно; оказавшись над поверхностью на доли секунды, Аякс набрал в легкие воздуха и нырнул на глубину сам, стараясь отплыть как можно дальше от места, над которым обосновался Глаз Бури, но подводные течения, повинуясь шквальным ветрам, тянули его назад. Он чувствовал, что понемногу теряет силы, но попытался проделать тот же трюк еще раз, только теперь нырять было труднее. Он начал задыхаться, темные воды казались чересчур тяжелыми, неповоротливыми, но в момент, когда Аякс уже собрался вынырнуть снова, они вдруг словно по волшебству расступились перед ним. Не понимая, в чем дело, Аякс поплыл вперед и вниз, стараясь оказаться как можно дальше от опасности, и теперь ничто не мешало ему, даже помогало ускориться и легче грести.

В легких начало не хватать воздуха, их царапало болью, голова начала кружиться, и Аякс поднялся к поверхности. В первый момент он жадно глотнул воздуха, затем проверил, где Глаз Бури - тот все еще был над озером, но не слишком близко и пока не представлял опасности. Аякс отдышался, перед глазами стало чуть светлее, и вдруг он понял: это не просто дневной свет, он исходит из другого источника. Развернувшись в воде, на расстоянии вытянутой руки он увидел парящий в воздухе артефакт, сияющий голубым.

Дыхание снова перехватило, на этот раз от восторга. Аякс всегда знал, что ему суждено получить Глаз Бога, и порой даже беспокоился, что все еще не обрел его, но наконец это свершилось, и он был по-настоящему счастлив. В этом счастье, впрочем, присутствовала и нотка разочарования: почему не Пиро?.. Этот элемент казался ему самым сильным, самым мощным, и Аякс желал заполучить именно его, но сейчас, когда он протянул руку и впервые дотронулся до своего Глаза Бога, сжав его в ладони, он ни о чем не жалел.

Стихийный монстр теперь не казался ему непобедимым или даже угрожающим, тем более что Глаз Бури больше не преследовал Аякса. Обернувшись, он увидел, что тот обратил внимание на кого-то другого - незнакомый человек стоял около разрушенной палатки и наверняка пытался сообразить, что ему делать с противником, так что Аякс прокричал ему:

- Держись от воды подальше!

Впрочем, ветер рядом с Глазом Бури шумел так сильно, что его слова вряд ли можно было расслышать...

+1

3

Спустя годы бесплодных поисков Дилюк наконец-то напал на след. И сделал это в своем стиле - лагерь за лагерем он вычищал сборища Фатуи в поисках информации, оставляя после себя только угли и едва заметные следы недавней битвы. Если бы кто-то из Ордо Фавониус сейчас увидел его, он бы не узнал в этом безжалостном убийце бывшего героя и гордость Мондштадта. Когда-то Дилюк, под стать своему званию, действовал громко и открыто, всем своим видом заявляя, что вот он, герой, пришел спасти всех. Он был не только воином, но и символом, живой легендой. Сейчас же пришлось резко сменить тактику и подход. Поиск информации, допросы, шпионаж - все это подошло бы Кэйе, но никак не ему. И все же, именно так он и двигался к цели. Быстро, смертоносно и неотвратимо. Судя по тому, что за ним до сих пор не послали убийц, никто в организации так и не раскопал о нем никакой информации. Все, что они могли узнать - это то, что расхититель их лагерей орудует двуручным мечом. Но уж что, а любимое оружие Дилюк менять не собирался. Больше меч - больше урон.

Честно говоря, несмотря на то, что Фатуи в округе стало больше, информацию он все так же собирал по капле. Рядовые солдаты, какими бы хорошо экипированными они не были, оставались расходным материалом, и как бывший капитан кавалерии, он это отлично понимал. И все же он методично и тщательно вырезал лагерь за лагерем, просто потому что не мог пройти мимо.
Пару раз ему казалось, что его засекли. Знакомые форменные фуражки мелькали в черте города все чаще, хотя у Дилюка могла просто обостриться паранойя после нескольких недель пребывания на одном месте. Он твердо решил - сегодня он делает это в последний раз, а потом идет искать более хлебное место. Все равно его занятие похоже скорее на геноцид, чем на поиск информации.

На пути к цели его ничто не могло задержать. Будь там хоть племя хиличурлов с припрятанным в самом центре стражем руин, он бы и его зачистил и не остановился. Такого, конечно, не случилось, но препятствие в виде буйного глаза бури все же нашлось. Дилюк на секунду даже зажмурился блаженно и вдохнул полной грудью поднявшийся из ниоткуда ветер. Эти монстры любили Мондштадт за обилие ветров и так сильно напоминали о нем. Чудовище, кружившее над озером, будто чайка в поисках добычи, заметило его и, спустившись почти к поверхности озера, двинулось к нему. Даже если бы Дилюк хотел пройти незамеченным, он бы уже не смог - что-то взбудоражило монстра до него, и теперь он лишь хотел драки. А уж к ней Рагнвиндр всегда был готов. Меч привычно лег на плечо в низкой стойке. Почему-то именно сейчас ему захотелось спустить феникса с клинка, но это желание быстро прошло. Глаз бури набрал скорость и понесся на него, вертясь вихрем. Дилюк уклонился так, будто каждый день только и делал, что играл с чудовищами в корриду, а затем точным движением вонзил меч между каменных пластин. Тут бы монстру и смерть, но он оказался хитрее и устойчивее мондштадтских. Обычно достаточно было разрушить твердую оболочку, чтобы дух потерял над ней контроль и обратился в ветер, но с этим было что-то не так. Вместо того, чтобы расколоться по всем правилам приличия, он зажал лезвие, наполовину вошедшее в бесплотное ядро, каменными пластинами, а затем вырвал меч из рук человека, его самого отбросив на ближайшие кусты. Дилюк выругался сквозь зубы и попытался подняться, попутно едва не ползком убегая от новой атаки. Его застали врасплох? Отлично. Повод взбодриться. Рагнвиндр бросился к опрометчиво выброшенному монстром мечу и, перекатившись, снова встал в стойку, но чудовище уже смотрело не на него. Другой человек привлек его внимание - высокий, насквозь мокрый, тоже с мечом в руке. Эх, вот бы у него был лук! Но разбираться уже было некогда. Дилюк, пользуясь тем, что его больше не хотят убить, опустил меч и крикнул:

- Бей по трещине в пластинах!

Второй раз чудище удар не выдержит.

Отредактировано Diluc Ragnvindr (2021-07-19 17:16:20)

+1

4

Для Аякса самым разумным действием сейчас было бы спрятаться, пока Глаз Бури отвлечен на другого противника. Он не чувствовал в себе благородных порывов, вынуждающих помогать бороться с монстром, а пока плыл к берегу, видел, что сражающийся с ним мужчина неплохо справляется и в одиночку. Первая его попытка приблизиться к Глазу Бури, конечно, большим успехом не увенчалась, но по крайней мере человек не оказался в воде, да и какое-никакое ранение сумел нанести. Попробует еще раз-другой, и тогда точно преуспеет, а Аяксу совсем не обязательно не то что помогать ему, но даже находиться рядом, чтобы понаблюдать.

Будь обстоятельства иными, он ни за что не стал бы вмешиваться, но в его руке теперь был Глаз Бога, и Аяксу не терпелось испытать его в бою. Лучше с другими противниками, чтобы проверить эффективность по максимуму, но для первого раза подойдет кто угодно - он ведь не понимает толком, как пользоваться артефактом. Многое придется еще узнать, многому научиться; Аякс понимал только теорию, дело оставалось за практикой.

Подобрав на песке меч, Аякс обтер его о мокрую одежду. Двигаться было неудобно, вода стекала с него ручьями, но теперь он воспринимал эту стихию совершенно иначе, как что-то близкое, родное, почти принадлежащее ему. Это можно использовать. Глаз Бури развернулся в его сторону, со стороны мечника донесся неплохой совет, но для того, чтобы последовать ему, Аяксу требовалось подойти к монстру едва ли не вплотную.

Такого он раньше не делал. Ветер рядом с Глазом Бури едва не сбивал с ног, но Аякс чувствовал, что на него смотрят, и не в его характере было пасовать перед трудностями, когда у его действий есть даже один свидетель. По-хорошему ему следовало создать гидро-щит, но защищаться ему не нравилось никогда - не то, что атаковать. Чувствуя новую, незнакомую, но желанную силу, Аякс постарался наделить ею свое оружие - ему доводилось видеть, как это проделывали другие, и потому в себе он был достаточно уверен. Дальше следовало только набраться смелости, избежать первой атаки Глаза Бури, а затем броситься к нему, держа во внимании трещину между твердыми пластинами, которая уже и без того была повреждена чужим ударом.

Меч вошел туда как в масло, мощный всплеск сопроводил этот удар, трещин на броне Глаза Бури стало значительно больше. Аякс выдернул оружие, не желая повторять чужую ошибку и оставаться беззащитным, пускай даже на время. Он собирался ударить еще раз, для верности, но монстр поднялся выше, исходящий от него ветер усилился; Аякс подумал, что только разозлил противника сильнее, но в следующий миг твердый панцирь на нем раскололся и его ошметки полетели в разные стороны.

Некоторые задели Аякса, больно ударив и расцарапав руки, которыми он заслонил голову, мощным порывом ветра его отбросило назад - на этот раз не в воду, но лучше бы в озеро, потому что о землю он ударился со всей силы. Не было и мысли о том, чтобы быстро встать после такого, но ветер почти сразу утих, и Аякс понял, что Глаз Бури исчез. То ли умер - если они вообще могут умереть, - то ли просто сбежал, ослабев.

В любом случае, это было хорошо. Еще хорошо было то, что он справился со своим элементом и почти не пострадал. Но ушибленная спина болела, на руках была кровь, текущая из некрасивых, неровных царапин; а еще этот тип с двуручным мечом…

С двуручным мечом. Здесь, неподалеку от лагеря фатуи, служащего приманкой для убийцы, которого Аякс хотел поймать. Он облизнул губы; это могло быть просто совпадением, а может и удачным стечением обстоятельств, о котором он даже и мечтать не мог. Следует это выяснить.

- Это первый мой Глаз Бури, а твой? - он приподнялся, опираясь о землю руками. Голова чуть кружилась, Аякс с удовольствием бы еще немного полежал, но не в его правилах было выказывать слабость при посторонних. - Наверное, нет, если ты знаешь, куда их бить.

Следовало присмотреться к мужчине повнимательнее. Первым делом Аякс заинтересовался его мечом, по оружию ведь многое можно сказать о человеке; впрочем, этот экземпляр был выразительным и сам по себе. Взять хотя бы цвет его волос. Вначале Аякс не придал этому значения, потому что сконцентрирован был совсем на другом, но теперь с трудом мог отвести взгляд. А раньше это себя он считал рыжим! Но это даже и не рыжий был, не “цвет солнца”, как любила говорить мать, а определенно цвет крови. Опасный, привлекательный, смелый.

- Он больше не вернется? - Аякс заставил себя перевести взгляд в небо, как будто искал там Глаз Бури. - Второй раз я, если честно, не выдержу. Промок насквозь. - Он наконец встал, раскрыл ладонь, на которой сверкал голубыми отблесками Глаз Бога. Аякс понятия не имел, стоит ему хранить эту вещь в секрете или нет, но его эмоции были так сильны, что сдерживаться оказалось невозможно: - Зато смотри! - он показал артефакт новому знакомому. - Представляешь? Я просто поверить не могу, что это вот так происходит.

+1

5

Дилюку оставалось только наблюдать за представлением - а именно им и выглядела драка незнакомца с воздушным элементалем. Поначалу он держал меч наготове, но спустя пару мгновений воткнул его в землю и оперся на рукоять. Брызги воды заставили панцирь расколоться сильнее, и в этот момент Дилюк окончательно успокоился - перед ним не просто бойкий искатель приключений, а обладатель глаза бога, да еще и самого редкого. Оставалось надеяться, что это чудесное совпадение действительно... совпадение.
Осколки панциря Глаза бури разлетелись во все стороны, Дилюк лишь чуть пригнулся, чтобы не получить одним из них по лицу. От взрыва стихии парня повалило наземь, и Дилюк, спрятав меч, неспешно направился к нему на случай, если нужна помощь. Парень выглядел целым, значит и подняться сможет сам.
- Не первый. Там, откуда я родом, они повсюду, - качнул головой Дилюк, и понял, что лента, стягивающая его волосы в тугой хвост, распустилась, так что принялся собирать прическу обратно. Парнишка перед ним тем временем зачарованно пялился на него, даже неловко стало. Но Дилюк привык ко вниманию к своей шевелюре, по которой каждый, кто хоть немного знает легенды Тейвата, узнает в нем потомка Ванессы. Но нынешний его собеседник и сам был рыжим, ему-то чего удивляться... Не желая заострять на этом внимание, Дилюк отвернулся и порыскал взглядом по округе, но все было тихо. Лагерь Фатуи должен был быть рядом, но их и близко не было слышно. Ничего удивительного. Всего лишь значит, что шуметь нельзя.
Будто отвечая на его мысли, новый знакомый разразился восторженной речью и протянул круглый камешек на раскрытой ладони. Дилюк удивленно перевел взгляд с камня на такие же синие, сияющие восторгом глаза парня. Так он стал свидетелем исторического события?
- Ого, - только и смог выдавить из себя Дилюк. - Это ты только что?.. Удивительно. Поздравляю.
Его голос не особо был полон энтузиазма, но звучал искренне. Получить глаз бога мечтал каждый в Тейвате, так как сила богов открывала практически любые двери. Дилюк был искренне рад за этого юношу.
- Говорят, силы гидро получают очень редко, и только те, кто способен удивить мир. Похоже, гидро архонт счел тебя таким.
В этот момент, глядя на промокшего, но такого радостного парня, Дилюк остро ощутил, как сильно он скучает по своей силе. Он сознательно отказался от дара Мураты, так как он тянул его якорем вниз, в пучины отчаяния и жалости к себе, но самой стихии ему болезненно не хватало. Он помнил, каково это - чувствовать, как она повинуется тебе, течет по венам вместе с кровью, облекает твои желания в плоть. Ему безумно захотелось спустить феникса с лезвия меча, до ломоты в кистях рук.
Осознав, с какой, должно быть, тоской он смотрит на чужой заслуженный знак отличия, Дилюк отвел глаза и постарался взять себя в руки.
- Ты отлично справился. Похоже, ты сильный боец, - решил он отвлечься разговором. - Что ты делаешь здесь, в лесной глуши, так поздно? Ищешь беды? Или славы?
Он говорил с иронией, но больше таки всерьез. Как бы безобидно не выглядел собеседник, стоит быть начеку. Тем более, что так ловко пользоваться новообретенной силой может только либо гений, либо тренированный боец. И лучше сразу выяснить, кто сейчас стоит перед ним.

+1

6

- О, в самом деле? - Теперь он смотрел на Глаз Бога немного по-другому; до сих пор Аякс не слишком задумывался о том, по какому принципу их получают и что означает тот или иной элемент кроме, собственно, самого элемента. - А я подумал, что это из-за того, что я чуть не утонул. Вообще-то я хорошо плаваю, но здесь был такой ветер...

Удивить мир. Эти слова не шли из головы, даже несмотря на то, что Аякс не собирался просто так доверять незнакомцу, который мог выдумать что угодно. Нужно будет проверить информацию позже; нужно было знать всё об этой теме уже давно, раз он так уверен был, что получит свой Глаз Бога рано или поздно. Конечно, Аякс рассчитывал на что-то более мощное - Пиро, например, или Электро, или на худой конец Крио, как знак признания от своей Царицы, но то, что он теперь держал в руках, было далеко не худшим вариантом. Осталось научиться обращаться с ним, понять сильные и слабые стороны - а лучше вообще без слабых.

Он улыбнулся, поглядев на артефакт в последний раз, и спрятал его в карман. Позже найдет удобное крепление и будет носить на виду, чтобы с первого взгляда на него было понятно, с кем имеешь дело, но сейчас главное не потерять.

- Уже не поздно, а скорее рано, - он ухмыльнулся, взглядом указывая в небо, серое от поднимавшегося из-за горизонта солнца. - Я путешествовал и думал, что тут славное место. Ну, знаешь, около чистой воды, лес защищает от ветра, в нем же дрова на костер, что могло пойти не так?.. Когда я ставил палатку, не было никаких проблем, и монстры на меня тоже не нападали. А сейчас только посмотри, что он сделал с моими вещами!

Палатка свалилась и намокла, отчасти ее засыпало песком, и теперь она выглядела жалко. Все, что было внутри, тоже наверняка в отвратительном состоянии, и хотя Аякс-фатуи не дорожил этими вещами ни капли, но для путешественника-Аякса они должны быть очень важными.

- Придется их сушить целые сутки… Правда, это не страшно. Все довольно хорошо закончилось.

Даже объективно это было так - подумаешь, несколько царапин на руках, зато у него теперь Глаз Бога и один подозреваемый, которого нужно любыми способами вынудить оставаться здесь.

- А ты сам чего ищешь - беды или славы? - Спросил он, подходя к палатке и вытаскивая ее из-под слежавшегося песка. Пока делаешь что-то, слова не звучат с каким-то особым оттенком серьезности и повышенного интереса, потому он принялся раскладывать влажную и испачканную ткань на траве так, словно в самом деле собирался ее сушить. - Очень вовремя ты тут оказался… Не могло же так быть, чтобы это был твой Глаз Бури и ты нарочно его сюда привел? - Мысль эта была далека от реальности, но все равно неожиданно понравилась ему, так что он воодушевленно продолжил: - Хотя, если бы ты был грабитель… Но тогда вряд ли бы ты мной заинтересовался, к тому же, они меньше, чем по трое, не ходят... - Аякс осмотрелся по сторонам, выискивая еще двоих, но там, конечно, никого не было. - С другой стороны, зачем тебе другие, если у тебя есть Глаз Бури, правда? - Он достал вещевую сумку и заглянул внутрь, проверяя, как там дела. - Но тогда ты бы не стал мне помогать. А, это я просто так рассуждаю, понятно же, что если бы ты его не отвлек, то, может, мне бы и Глаз Бога не помог.

Руки саднили, хотя кровь уже немного запеклась. Будь Аякс один, он смыл бы ее и оставил как есть, но нормальный путешественник, за которого он пытался себя выдать, должен был предпринять какие-то там действия.

- Ну, как я и думал. - Походная аптечка, за которой он, естественно, не следил, тоже вымокла и наглоталась песка. Аякс достал из нее туго смотанный бинт, впитавший влагу и пришедший в негодность, бросил его на землю - тут уже и сушить бесполезно. - Ничего, в следующий раз я буду готов...

Все остальное было более-менее в порядке, в последнюю очередь он вытащил огниво и пару раз ударил о кремень, проверяя, появятся ли искры. Вначале ничего не получалось, но потом яркий блестящий сноп все же вырвался из-под кресала, и Аякс удовлетворенно хмыкнул.

- Ты голоден? У меня есть немного мокрой еды, но можно сделать костер. Меня зовут Аякс, кстати. Сразу надо было сказать, эх.

Он рассчитывал, что вся эта непосредственная болтовня притупит бдительность нового знакомого, а дальше Аякс уже с ним разберется.

+1

7

Чем больше парень болтал, тем больше Дилюк успокаивался. Конечно, даже в присутствии самого надежного из людей (допустим, Джинн Гуннхильдр) он не расслаблялся полностью, это было в принципе невозможно после нескольких лет постоянного преследования. Но поведение нового знакомого отчего-то внушало доверие. Было в нем что-то неуловимо знакомое, что заставляло распрямить плечи и принять расслабленную позу. Кажется, у него была минутка, чтобы передохнуть.
- Было бы неплохо иметь ручной Глаз бури. Жаль, это невозможно, - Дилюк хмыкнул, глядя на парня, который пытался понять, что из его вещей уцелело.
Бедняга, видать не самый опытный искатель приключений, раз умудрился почти все промочить. Дилюк вспомнил кожаные непромокаемые рюкзаки людей из Гильдии и про себя улыбнулся. Вот уж кто всегда может о себе позаботиться.
- А у тебя есть что красть? Или ты среди мокрых бинтов прячешь ценные артефакты?
Парень пытался развести костер с помощью огнива, и Дилюк снова подавил странное ощущение тоски. Почему-то именно сегодня ему очень не хватало огня. Он ведь мог бы высушить дрова и зажечь костер в считанные секунды, если бы... Рагнвиндр коротко качнул головой, прогоняя ненужные сожаления. Ему было странно горько наблюдать за чужой радостью от приобретения; с такой досадой больной ребенок смотрит в окно на товарищей, весело играющих в первый снежный день. Ему стоит быть выше этого и просто порадоваться за совершенно незнакомого человека. Испытывая толику вины за собственные чувства, никак не отразившиеся на лице, Дилюк присел рядом с неохотно разгорающимся костром. Руки парня были изранены и нуждались в лечении. Дилюк улыбнулся своим мыслям:
- Я слышал, что Архонт воды часто дает способности к исцелению. Попробуешь? Может, и тебе тоже так повезло?
Под этим он имел в виду, конечно же, малышку Барбару - юную дочь епископа и служительницу храма Барбатоса. Ее способности к исцелению были потрясающими, она была способна справиться с самыми страшными ранами. Она наверняка уже очень выросла. Интересно, она стала больше похожа на отца или на свою сестру?
Но рыжему, похоже, в этом вопросе не повезло. Дилюк полез за пазуху своего камзола, достал сверток, заменяющий ему аптечку, и протянул парню.
- Я Дилюк.
Взгляд зацепился за длинные пальцы с коротко стриженными ногтями. Аякс - так назвался юноша - не солгал, похоже, о роде деятельности. Руки были ухоженными, но недостаточно для того, чтобы сойти за аристократа. Просто неопытный искатель приключений, не более того. Здесь бы ему успокоиться, но червячка подозрений просто так задушить было нельзя. Так что Дилюк решил изобразить заботу.
- Дай, помогу, - он по-хозяйски пересел ближе, перехватил запястье Аякса и, убедившись, что рана чистая, принялся заматывать кисть.
Конечно же, это было для того, чтобы получше изучить его. Вблизи всегда видны детали, которых не разглядеть с почтительного расстояния. На коже руки под среди светлых волосков виднелись несколько едва различимых шрамов, будто кошачьи царапины. На лице - россыпь редких веснушек, заметная лишь, если подобраться достаточно близко. Под одеждой угадывалось крепкое астеническое тело, какое бывает у любителей быстро бегать и лазать по горам. Любопытствующие голубые глаза, прохладная от воды кожа, отсутствие отличительных признаков на одежде. Совершенно безликий, нечитаемый субъект, и от этого еще более подозрительный. Интуиция Дилюка бесновалась и становилась похожей на паранойю, но списывать ее со счетов он не спешил.
- Готово. Со второй помочь? - для проформы спросил Дилюк. В его голосе против воли звучала досада. Слишком очевидная, чтобы ее можно было проигнорировать. Дилюк задержал взгляд на хитрющих глазах Аякса, и понял, что выдал себя с головой.
Громкий треск за спиной стал музыкальным сопровождением его провала. Дилюк обернулся, машинально подрываясь с места. На поляну, безжалостно смяв малинник, вывалилась огромная туша, с ног до головы облаченная в броню, с массивным ружьем наперевес. Форменная фуражка чуть сползла, механический окуляр опасно сверкнул красным.
- ТЫ! - искаженный голос панически выпалил одно-единственное слово. Он вскинул ружье и прицелился, но Дилюк оказался быстрее. Во мгновение ока призвав меч, он рассек дуло пополам и оказался почти вплотную к агенту Фатуи.
- Я, - угрожающе низко ответил он и следующим ударом по бронированному туловищу отправил его в полет обратно в кусты. - Держись позади. Это за мной, - обратился Дилюк уже к Аяксу, и, покрепче сжав меч, ринулся за своей целью в лес.

+1

8

- Слабо представляю себя целителем.

Такая отрасль возможностей его совершенно не интересовала, но Аякс все равно решил попробовать, хотя даже не догадывался, как именно это делать. Для большего эффекта он даже снова вытащил Глаз Бога, чтобы тот был на виду, но его поверхность лишь неотзывчиво мерцала, ничего кроме. Аякс вдруг испугался - что, если на самом деле это какая-то ошибка? Он совершенно не чувствовал воду сейчас, он даже не знал, какими должны стать ощущения, на что ему ориентироваться, как себя вести?

Мысленно он постарался себя успокоить: не все сразу. Пройдет немного времени, он закончит миссию здесь и сможет вплотную заняться новыми возможностями. Это не та вещь, с которой следует торопиться.

- Ух ты, - так он с улыбкой прокомментировал протянутый Дилюком сверток. - Хранил для меня у самого сердца?

Это было чем-то необычным - чужая помощь, когда Аякс даже не просил о ней. Среди солдат было не принято лезть в дела других, Аякс всегда был там одиночкой и не вызывал никакого расположения, да и не нуждался в нем, и потому бескорыстное доброе отношение сбивало его с толку. Впрочем, такое ли оно бескорыстное? Если Аякс подозревает этого человека в чем-то, то, может быть, и он сам делает то же самое?..

Но пока что не время выяснять. Он мог бы не обращать внимание на кровь на руках и дальше, но теперь, когда Дилюк сам указал на это, пришлось бы заняться порезами… или доверить это дело ему самому.

То, как Дилюк подвинулся ближе, как перехватил руку и сверток, было настолько естественным, что Аякс и не подумал возражать. Словно понимал, что он делает что-то правильное, именно то, что должен, и потому события развиваются наилучшим образом. До этого момента ему не доводилось ловить себя на таких мыслях, но это могло быть связано с тем, что раньше Аякс и не пытался притворяться обычным человеком. А это, оказалось, в чем-то даже приятно. Руки у Дилюка были осторожными, но движения - умелыми, а еще он не комментировал каждое действие, не задавал вопросов, не доставал советами: просто помогал перевязать кисть, вот и все.

Все было готово, как Аяксу показалось, слишком быстро. Оставалась разве что вторая рука, и он уже собирался протянуть ее даже без вопроса, тем более что оказалось, что Дилюк и сам не против, но неожиданный звук со стороны деревьев оттянул на себя все внимание.

Аякс, как и полагается юному искателю приключений, вздрогнул при виде застрельщика, даже изобразил неподдельное удивление - что этот тип здесь делает без приказа? Неужели недостаточно ясно было, где и как долго их группа должна оставаться?! Или он из другой группы?.. Невозможно отличить одного от другого, пока не спросишь у них самих, но сейчас Аяксу было плевать - все шло прекрасно до этого момента, а теперь…

- Ты куда?..

Но если и был шанс остановить Дилюка, то Аякс его упустил, и ему не оставалось ничего, кроме как побежать следом, по пути рассматривая то, насколько уверенно мужчина держит меч, как бесстрашно сокращает расстояние, и как даже перед лицом направленного на него мушкета он не потерял самообладания.

Да, теперь сомнений почти не осталось - случай позволил Аяксу наткнуться именно на того, кого он тут и искал. Даже приманка в виде лагеря не понадобилась, только от тупых солдат это не спасло, и теперь он смотрел, как фатуи отстреливался, а Дилюк уворачивался и атаковал его с яростью, которую раньше нелегко было бы заподозрить. Аякс двигался следом за ними, не слишком спешил, но и не отставал: ему нужно было видеть все, но мешать он не хотел. Вряд ли парочка фатуи смогут прикончить Дилюка, раз он в одиночку уничтожал целые лагеря, но оставить все без контроля Аякс просто не мог.

И, как оказалось, не зря. Застрельщик не просто отступал, изредка давая пару залпов и защищаясь от тяжелых ударов двуручным мечом - нет, он еще и уводил Дилюка в нужном ему направлении. Аякс уже знал, куда, и потому не удивился, когда из-за дерева показался еще один, чье присутствие стало для Дилюка неожиданностью. Из-за выстрела его отбросило назад, ударило о дерево спиной. Аякс на мгновение подумал, что попадание прямое, но когда это застрельщики умели хорошо целиться? Ни голова, ни грудь Дилюка не пострадали, но фатуи снова заряжал мушкет, и это был тот самый момент, когда в игру пора было вступить Аяксу.

Разрубить дуло, как это получилось у Дилюка, у него не вышло - смог только отвести его в сторону, ногой оттолкнуть фатуи всего на пару шагов, но этого хватило, чтобы свободной рукой дать знак отходить. Для проформы Аякс сделал еще несколько выпадов, двигаясь следом за отступающим застрельщиком, но потом развернулся, якобы решив его не преследовать, и кинулся к Дилюку, который прижимал ладонь к плечу. Из-под его пальцев сочилась кровь, Аяксу показалось, что ее довольно много, и он непритворно испугался - к этому моменту ему уже хотелось взять его живым, а не констатировать смерть.

- Что там? Серьезная рана? - он бросил меч и подошел ближе, постоянно озираясь через плечо, чтобы больше никакая неожиданность не застала его врасплох. - Зачем ты только погнался за ним?! - Аякс осуждающе покачал головой. - Тут одной аптечкой не справиться… Нам нужно в город, к лекарю.

Дорога к ближайшему городу была бы идеальным предлогом для Аякса, чтобы отвести Дилюка прямиком в подготовленный лагерь. С таким ранением он точно не сможет противостоять двум дюжинам солдат.

0

9

Грузное тело успело подняться на ноги с невиданной для таких габаритов ловкостью, но Дилюк уже настигал его. Несколько ударов, и агент рассыпается пылью. Впереди деревья, ночной мрак леса и еще одна фигура, уже поменьше, с горящим красным мушкетом, направленным точно на Дилюка. Рагнвиндр успевает загородиться мечом - точный выстрел отталкивает его к дереву и впечатывает спиной в мшистый ствол. Лезвие гудит, вибрирует, но держится. Чтобы сломать такой меч, нужно что-то посильнее, чем какие-то заряженные пули. И все же, выстрел его задевает - скользнув по мечу, пуля проходит по касательной и пробивает плечо насквозь. От раны расползается жар, запах паленой плоти бьется в ноздри и Дилюк рычит, низко, по-драконьи. Первая кровь только раззадоривает его, заставляет адреналин бурлить в венах, глушит боль и наполняет конечности силой. Дилюк видит нацеленное на него дуло, рассчитывает идеально время замаха, чтобы отбить возможный выстрел и нанести фатальный удар, но рука подводит его в последний момент. Животный страх пошивает нутро тонкими иглами, колючим порывом в горло врывается воздух.
Худая фигура с мечом возникает рядом стремительно и будто бы из ниоткуда, тонкое лезвие сбивает прицел, и смертельная пуля летит куда-то в чащу. Аякс, которому велено было держаться позади, машет на агента Фатуи мечом так, будто держит его впервые в жизни - широко замахиваясь и без какой-либо определенной цели. А Дилюк, опешив от внезапного вмешательства, просто смотрит на него круглыми, как блюдца, глазами. Волна адреналина уходит резко и внезапно, и Рагнвиндр, зашипев, хватается за рану. Пальцы тонут в липкой крови. Вновь подняв взгляд, он видит только Аякса. Фатуи, похоже, отступил. Дилюк злится на невозможность сейчас же их догнать, но быстро успокаивается. В конце концов, это должно было произойти. То, что он столько времени инкогнито вырезал их лагеря, было чудом. Однажды он должен был совершить ошибку.
- Пустяк, - сплевывает он досаду и бегло осматривает рану, убеждаясь, что слишком преуменьшил масштаб проблемы. Ключица была сломана крупным калибром, а пуля застряла внутри и немилосердно жглась. Дилюк мог лишь надеяться, что она не отравлена. Он выпрямился и спрятал меч, надеясь, что в ближайшее время оружие ему не понадобится.
- Зачем ты только погнался за ним?! - налетел на него Аякс, заставив в удивлении приподнять брови. Что-то в его позе и осуждающем выражении лица было воспитательское, если не сказать - отеческое, отчего захотелось тут же пуститься в объяснения. Беспокойство всего пять минут как знакомого человека было так странно, сразу напомнило людей в Мондштадте. Там это было обычным делом - помочь незнакомцу со всем радушием и доброжелательностью, за которой прячется холодный расчет и настороженность. Последнее можно было отнести к рыцарям, однако, простые же люди помогали другим безвозмездно и, наоборот, щедро платили за помощь услугой или деньгами. Так что Дилюк на мгновение почувствовал себя как дома.
- А у тебя глаз-алмаз, да? - хмыкнул он и горделиво выпрямился, зажимая плечо, будто и не был ранен вовсе. - Обойдусь без врачей, мне не впервой. Главное сейчас убраться отсюда, потому что черт, которого ты спугнул, скоро приведет подмогу.
По привычке хмуря брови, Дилюк пошел обратно к поляне, чтобы оттуда выйти на тропинку к поселку.
- Аякс, - позвал он, оглянувшись, а затем, смущенно помявшись, продолжил: - Ты мне вроде как жизнь спас. Спасибо. Я в долгу.
Не слушая возможных уговоров, Дилюк зашагал прочь, надеясь, что парень последует его примеру и поспешит скрыться с места стычки. Остатки боевого волнения уходили из тела легким покалыванием в кончиках пальцев, и чем больше Дилюк успокаивался, тем сильнее его беспокоила рана. Рука совсем не двигалась, боль ныла и пульсировала в ране, но хуже всего был все еще горячий снаряд, застрявший между обломков костей. Каждый шаг отдавался в плече новой волной противной боли. Неловко оступившись на корнях, Дилюк не выдержал и согнулся пополам, ругаясь сквозь зубы, и привалился здоровым плечом к дереву. Сможет ли он один безопасно вытащить пулю и обработать рану? Дилюк медленно, судорожно выдохнул, принимая безвыходность своего положения. Оглянулся назад - Аякс все еще следовал за ним с завидным упрямством. Меньше всего хотелось втягивать кого-то в свои дела, но сейчас излишнее упрямство означало гибель от кровопотери, так что Рагнвиндр выпрямился насколько смог и виновато, с мольбой глянул на Аякса.
- Говоришь... знаешь, где есть врач?
Рука тем временем начала стремительно отниматься.

+1

10

Аякс отлично видел, что это совсем не пустяк. Пуля не влетела в Дилюка на полной мощности, удар о меч замедлил ее движение, но раз была кровь, то все более чем серьезно. Стойкость Дилюка отчасти импонировала Аяксу, он сам терпеть не мог быть раненным, не позволял себе показаться уязвимым или слабым, и потому отлично понимал, почему мужчина сейчас храбрится и всеми силами пытается делать вид, что все в порядке. Правда, делу это не помогало, а с рациональной точки зрения лучше жить и чувствовать себя слабаком, чем быть гордецом без руки или в гробу.

- Давай к озеру вернемся.

Там хотя бы есть вода, вещи все остались, костер, да и территория хорошо просматривается. Солнце как раз начало подниматься, незаметно никто подкрасться не сможет - а если и захотят, то потом, когда все это закончится, Аякс устроит им такую взбучку, что впредь никто и не подумает ослушиваться приказов.

Дилюк двинулся обратно первым, и это дало Аяксу отличную возможность полюбоваться его спиной. Он смотрел не столько на широкие плечи, крепкие мышцы под рубашкой и узкие бедра, сколько на плечо - Дилюк все еще зажимал его рукой спереди, а сзади… Сзади все было в порядке. Аяксу понадобилось несколько дополнительных секунд на то, чтобы как следует все осознать.

Именно поэтому на благодарность он ответил вопросом:

- Пуля еще внутри?..

Сказал, и тут же сам передернулся, отдаленно представив, какие это могут быть ощущения. Сам Аякс никогда пулю не ловил, да и откуда, если мушкетами пока что пользовались одни фатуи? Свои в своих - по крайней мере обычно - не стреляют. Но воображение у него было хорошее, аж зубы сводило, и Аякса кольнуло искренней жалостью, но еще сильнее - уважением. Боль, которую терпит Дилюк, наверняка не сравнится с болью от оставленных мечом ран.

Аякс ускорил шаг, а когда Дилюк оступился и привалился к дереву - было похоже, что он вот-вот потеряет сознание, - то Аякс почти перешел на бег, чтобы скорее оказаться рядом. Бессознательный Дилюк был бы для него лучшим вариантом, осталось бы только подать сигнал и связать его, а потом дождаться солдат, но тот был крепким и закаленным мужчиной, потому обморок так и не наступил. Но ситуация и без того казалась плачевной, и Аякс кивнул:

- Знаю, где он в теории должен быть. Пойдем, - он осторожно тронул Дилюка за здоровое плечо, - посмотрим, что у тебя есть в аптечке. Я думаю, надо перевязать рану, чтобы ты не потерял еще больше крови. И зафиксировать руку, чтобы ты ею не мог двигать. Как только сделаем это, можно идти.

Теперь он шел практически за Дилюком, чтобы поддержать его в случае чего, но тот отлично справлялся и сам. Уже на берегу озера Аякс помог ему сесть на землю и сказал продолжать зажимать рану, пока сам он будет искать в свертке хоть что-то полезное.

- Что это? - Он начал вытаскивать оттуда вещицы одна за другой - баночки с мазью, флаконы с жидкостью, и о каждом спрашивал: - А это что? А это?

Подходящего было не так уж много, но Аякс обратил особое внимание на то, что мазь против ожогов у Дилюка была в достаточном количестве. Паззл складывался и без этого, но дополнительному подходящему кусочку он все равно был рад. Наконец, выбрав зелье, которое могло уменьшить боль, Аякс откупорил флакон и поднес его к губам Дилюка:

- Лучше выпей все. Бессмысленно сейчас экономить. - И, когда Дилюк сделал это, добавил: - Пока еще держи плечо. Отпустишь, когда начнет действовать.

Сам Аякс пока что подобрал промокшие бинты и пошел отмывать их от песка в озеро. Для того, чтобы забинтовать рану, они не годились, но зафиксировать руку помогут. Впрочем, бинтовать нужно не сильно крепко. Находящаяся внутри пуля не только причиняет боль, но и мешает крови выливаться, а значит если Дилюк не будет шевелить плечом, то все пройдет неплохо.

Насколько неплохо, Аякс старался не думать. Вряд ли Дилюку в самом деле суждено попасть к лекарю, потому в конечном итоге ни бинты, ни зелье не будут иметь значения.

- Я подумал, рану можно сильно не перевязывать, - вернувшись, он поделился своей идеей. - Только немного. Не шевелись, я все сделаю. Уже меньше болит?

Он старался быть аккуратным, но иногда слышал, как сбивается дыхание Дилюка: все-таки даже незначительные движения могли доставить ему массу неприятных ощущений. Не хотелось бы оказаться на его месте; Аякс закончил фиксировать его руку, завязав бинты на спине - узлы, которые он использовал, могли навести Дилюка на определенные мысли, и Аяксу не хотелось заранее рисковать.

- Ну вот. Как ты себя чувствуешь? Готов идти или хочешь отдохнуть?

Ему казалось, что он уже начал неплохо понимать характер этого человека, потому был почти уверен, что Дилюк предпочтет дорогу отдыху.

+1

11

Дилюк чувствовал себя глупо. Надо же довести себя до такого состояния только чтобы понять, что не осилишь. Больно было - хоть на стенку лезь, но пока еще была возможность сбавить обороты. Это он и сделал, воззвав к остаткам здравого смысла. Ладно уж. И не из таких передряг выкручивался, а рыжий маг воды и так уже засветил свое лицо перед Фатуи, вряд ли они просто так о нем забудут. Если так пойдет дальше, неизвестно, сможет ли этот парень вообще выпутаться из этой передряги.
Пару раз, когда шаги отдавались в теле совсем уж невыносимой болью, Дилюк ловил себя на малодушной мысли схватиться за так удобно подставленное плечо. Аякс шел рядом и во все глаза следил за состоянием раненого, а значит в помощи бы не отказал. Но к тому моменту, когда Рагнвиндр решился-таки на просьбу, они уже дощли до озера. Тяжело усевшись у ближайшего камня, Дилюк зажал рану ладонью и устремил меланхоличный взгляд на спокойные воды. Было тихо, будто и не случилось никакой потасовки менее получаса назад. Аякс суетливо закопошился в походном свертке. Дилюк, в сидячем положении чувствуя себя куда лучше, наблюдал за ним. Паранойя в подкорке жглась хуже все еще горячей пули внутри его тела. Пользуясь тем, что на него не смотрят, Рагнвиндр прижмурился и попробовал нащупать кусочек железа в ране, но Аякс быстро вернулся к нему, прервав этот акт самоистязания. Под взглядом рыжего на секунду захотелось съежиться. Все-таки что-то с ним было не так, но Дилюк не знал, за что ухватиться, чтобы укрепить свои подозрения. Со всех сторон, как ни крути, обычный парень. Может, в этом и проблема?
От боли голова откровенно плыла, сосредоточиться в достаточной мере не получалось ни в какую. Если бы сейчас кто-то захотел расправиться с ним, то наверняка бы преуспел, пускай бывший рыцарь и упрямо убеждал себя в обратном. В конце концов, перебрав все пузырьки в аптечке, Аякс метнулся к Дилюку. Что-то блеснуло в его руке, и Рагнвиндр машинально напрягся, готовый отразить удар, но это была всего лишь бутылочка с обезболивающим зельем. На миг Дилюк испытал стыд, а потому безропотно выпил все, что ему дали. Капля сильно отдающего мятой откара побежала по подбородку, и Дилюк собрал ее дрожащей рукой. Зелье предназначалось для порезов, укусов и ушибов, никак не для пулевых ранений, но выпитое в таком количестве могло и помочь. Или же его окончательно развезет.
В ушах медленно поднимался статический шум, а лицо покрылось неприятной испариной. Кажется, у него начинался жар. Любой другой на его месте сдался бы полностью на волю сопровождающего, может, даже позволил себе отключиться, но это было не про него. Он продолжал терпеть и планировал это делать, пока рана его не убьет. Аякс снова вернулся, в его руках были мокрые бинты. Рагнвиндр кивнул в ответ на предложение сильно рану не перевязывать - в этом действительно не было особого смысла. Ему хотелось ответить только затем, чтобы Аякс продолжал говорить - бодрый голос неожиданно успокаивал, но язык казался тяжелым и не поспевал за мыслями. Дилюк послушно оторвал отяжелевшее тело от валуна, наклонился вперед и... потерял управление. Всего на секунду голова закружилась, он перестал понимать, где находится, а когда пришел в себя, обнаружил, что лежит лбом на плече рыжего и пассивно позволяет себя вязать.
"Путы. Это путы."
Неугомонный голос паранойи не затыкался, но на борьбу с ним уже и сил не было. Их остатки Дилюк решил использовать максимально экономно.
- Идем, - сглотнув, он все-таки заставил свой речевой аппарат работать. Зелье подействовало сильнее, чем ожидалось, но к такому исходу Дилюк был готов. Конечно, сам же его варил. А учитывая его реакцию на алкоголь, понятное дело, что сейчас он не может нормально соображать. Справедливости ради, спирта в зелье было минимальное количество - ровно столько, сколько нужно для обеззараживания небольших порезов и снятия боли. Пить его можно было, но Дилюк не собирался этого делать, а потому даже не задумывался о том, какой эффект оно окажет. Что было хуже всего - действие варева с течением времени только усиливалось. Такой вот беспомощный, но старательно делающий вид, что все в порядке, Дилюк, закинув здоровую руку на плечо Аяксу, упрямо шагал в неизвестном направлении, доверившись парню, которого встретил менее часа назад. В ушах раздался насмешливый голос Кэйи, и Рагнвиндр скривился, будто бы от боли. Вот еще чего не хватало - вспоминать это сейчас. Но обезболивающее успешно срывало все заслоны. "Заметка для себя: больше свою аптечку никому не давать."
Шум в ушах помешал услышать самое важное - треск хвороста под тяжелыми коваными сапогами. Он обратил на шаги внимание слишком поздно - застрельщик и молотобоец вышли на них, поигрывая оружием в руках. Дилюк машинально стиснул кулаки и снял руку с плеча рыжего. До сознания слишком поздно дошло, что его спутник даже не вздрогнул при виде врага. А когда дошло, ноги подкосила слабость, и он едва не упал.
- Аякс, - позвал Дилюк. - Придется драться.
Ответ на фразу не так сильно его волновал, как звук голоса, которым ему ответят. Осознание догоняло его, накатывало с мощью селевого потока, грозясь перемолоть в бесформенную кашу. Сколько у него времени на то, чтобы достать меч и снести хотя бы одну голову?

+1

12

Just one life
Wе'd better find a way to make it right
Shinе upon the ones all petrified
The past is for the future
With every wound we take, we feel alive

Все складывалось гораздо проще, чем Аякс предполагал; далеко не сразу он понял, что дело в зелье, которое Дилюк выпил до последней капли. Должно быть, было в его составе что-то особое, влияющее на сознание или на реакции, а может на все и сразу. В любом случае, это было на руку, Дилюк стал покладистым, практически послушным, он позволял помогать себе, вести себя именно туда, куда Аяксу было нужно. Обычно находиться так близко к потенциальному врагу не стоило, чтобы тот не пырнул кинжалом в бок, но в данном случае Аякс был спокоен: здоровая рука Дилюка лежала на его плечах, а пострадавшей он не смог бы ни быстро пошевелить, ни достаточно сильно ударить.

По дороге Аякс продолжал исправно играть роль, то и дело спрашивая, как Дилюк чувствует себя, не собирается ли он в обморок, не нужно ли ему чего-нибудь еще из аптечки. Тот держался достойно, Аякс даже испытал к нему уважение - именно так он сам бы себя вел, поменяйся они местами. К счастью, роли распределились правильно, и Аякс с легкостью довел бы Дилюка до самого лагеря фатуи, если бы дозорные не решили выйти ему навстречу.

Аякс услышал их раньше, чем его спутник, но все равно позволил ему убрать руку и отступить немного в сторону. В ответ на фразу он только усмехнулся и возразил:

- Зачем тебе сейчас драться?

Теперь притворяться не имело смысла - вряд ли Дилюк не заметит, что солдаты не нападают на них сразу же, и никакое зелье не помешает ему связать одно с другим. Аякс расправил плечи, его взгляд переменился; одежда искателя приключений, которая раньше смотрелась на нем обыкновенно, теперь разительно контрастировала с осанкой, выражением лица и особенно с голосом, которым он отдал команду:

- Пары разрядов с него будет достаточно. Не сломайте челюсть.

Не слишком удобно допрашивать человека, который и сказать-то ничего не может.

***
Когда Дилюк пришел в себя, они были уже в самом центре усиленного лагеря фатуи. Аякс успел сменить одежду на более привычную, черная маска теперь держалась сбоку на его голове - бессмысленно прятать лицо от человека, который и так его видел. От человека, которому не суждено покинуть это место живым.

- А, вот и ты, - увидев, что Дилюк начал шевелиться, Аякс подошел поближе. - Я уже начал беспокоиться, что он с тобой перестарался.

Дилюка принесли сюда и хотели накрепко привязать к дереву, но Аякс распорядился посадить его на землю и привязать только одну руку, ту, которая не была повреждена. Лишняя боль им без надобности - она должна стать хорошим рычагом давления в случае, если просто так Дилюк откажется разговаривать. Но начать можно было и с более спокойной ноты, так что Аякс присел рядом и отвел от раны в плече край рубашки, твердый от засохшей крови, которая насквозь его пропитала.

- Выглядит паршиво, - задумчиво поделился наблюдением, и затем тронул тыльной стороной ладони шею Дилюка. Удивленно приподнял брови, добавляя: - Горячий, как печь.

Руку он убрал - выражение лица мужчины было таким, словно еще немного, и откусит пальцы. Его можно было понять; Аякс даже ощутил себя капельку виноватым из-за своего обмана, и потому он сказал:

- Я не приказывал в тебя стрелять.

Поднявшись, Аякс обернулся и нашел взглядом один из солдатских молотов. Принес его поближе, чтобы сесть напротив Дилюка - не хотелось смотреть на него сверху вниз, зрительный контакт был важной составляющей допроса. Сейчас молот бездействовал, о том, что он имеет связь с электричеством, напоминал разве что потухший Электро-символ на боку.

- У меня есть пара вопросов, Дилюк. В твоем положении лучше просто ответить на них честно и не вынуждать меня применять силу. Впрочем, имеешь право не последовать этому совету. Хочешь воды? - Его тон сменился на более мягкий, когда Аякс снимал с пояса флягу и протягивал ее в сторону Дилюка. Ясно было, что тот не сумеет взять ее ни раненной рукой, ни привязанной, так что Аякс пожал плечами и поставил флягу на землю: - Скажи, если захочешь, я помогу.

Он пока не выбрал какую-то конкретную стратегию для этого допроса. Надеялся, что Дилюк окажется достаточно благоразумным, чтобы принять свое положение и начать сотрудничать, но шансы были невелики - он создавал впечатление гордого и сильного человека, такие не гнутся, их приходится ломать.

- Видишь ли, Дилюк… Это настоящее твое имя? Как бы там ни было - ты имел неосторожность убить некоторое количество солдат фатуи, не думал же ты, что это спустят тебе с рук? - Вопрос был риторическим, после него Аякс почти не сделал паузу. - Но в самом начале я хотел бы поговорить не об этом. Пока ты был без сознания, я проявил любопытство и кое-что нашел у тебя.

Глаз Порчи, который он забрал у Дилюка, сейчас был у него в кармане, но Аякс не торопился доставать его и показывать.

- Ты наверняка понимаешь, о чем я. Где ты его взял?

Артефакт не был обычным, не из тех, которые носят солдаты - у них эти вещицы отобрать не так просто, ведь Доторре научился помещать их в оружие, а то и в тела людей. Глаз Порчи, который был у Дилюка - артефакт совсем иного порядка, и его наличие было настолько же важно, насколько нападения на фатуи, если даже не важнее.

- Кто научил тебя им пользоваться?

+1

13

Обернувшись, Дилюк увидел этот взгляд. Не тот, что принадлежал молодому искателю приключений, взбудораженному происходящим. Пустой, холодный, бездонный взгляд.
- Зачем тебе сейчас драться?
- Ц... дрянь, - вырвалось из груди тихим рыком - не то в ответ на ситуацию, не то, прицельно, в лицо Аяксу. Его ли это имя вообще?
Огрызнуться в ответ еще и на насмешливую заботу он не успел. Зато успел призвать меч и принять стойку, из которой обычно запускал феникса в полет. Выглядел, наверное, жалко, но солдаты Фатуи, кажется, на секунду напряглись прежде, чем, подбодренные Аяксом, кинулись в атаку.
Это был худший бой за все время, что Дилюк держал в руках меч. Ни один из его ударов не достиг цели. В грудь впечатался тяжелый электрический молот, по телу прокатилась жгучая волна электричества, и последние силы покинули измученное тело, а сознание стремительно кануло куда-то в темную пропасть.

Первым, что почувствовал Дилюк, был холод. Кожу морозило от каждого движения воздуха. Мелкие капли пота покрывали его лицо и шею, здоровая рука безжизненно висела, прикованная, в наручнике. Вторую руку никто привязывать не стал, посчитав, что он и так не сможет ею двигать. От истины это было недалеко - действие зелья сходило на нет, и рана в плече отзывалась тупой болью на любое, даже самое незначительное движение. Из-под прикрытых век, притворяясь спящим, он осмотрелся. На дворе все еще был день, судя по всему, времени прошло совсем немного. Тусклый свет пасмурного дня резал глаза не хуже лампы, направленной в лицо. Но, кажется, время шло к закату. Дилюк на пробу дернул рукой в наручнике, проверяя прочность цепи. Беда. Сил совсем нет, а цепь крепкая, так что и совершенно здоровым он бы вряд ли смог ее оторвать.
- А, вот и ты.
В поле зрения появилась высокая худощавая фигура. Аякс в форме агента Фатуи выглядел совсем по-другому - казался выше, шире в плечах и намного, намного опаснее. Дилюк смотрел в его безжизненные, лишенные блеска глаза и понимал, что даже огонь ненависти к этим ублюдкам его не спасет. Сейчас его будут допрашивать. Потом, если он будет упрямиться, пытать. А затем убьют и сотрут в порошок, чтобы замести следы. Такова цена его ошибки. С того самого момента, как он решился доверить свою спину незнакомцу, он был обречен. Все, что он сейчас мог - это быть занозой в их заднице до самого конца.
Аякс присел возле него и принялся совершенно бесцеремонно трогать. Дилюк смотрел в его лицо не мигая. "Ты забыл связать мне ноги," - хотелось сказать ему, а после зарядить парню ботинком в лицо. Это действие заранее было обречено на провал, так что Рагнвиндр решил сэкономить силы. Рыжий, видимо, по взгляду поняв, что его заботе не рады, зачем-то начал оправдываться, а Дилюк тем временем фиксировал получаемую по крупицам информацию. "Не приказывал", но мог. Значит, по его душу пришел кто-то поважнее обычного застрельщика. Значит, есть шанс узнать больше информации. Дилюк поерзал, усаживаясь поудобнее. Плечо тут же отозвалось тянущей болью, достающей до самого мозга. Пулю, конечно же, никто не вытаскивал.
Перед носом оказалась фляжка с водой. Конечно, он хотел воды. После такого количества пролитой крови пить хотелось немилосердно, но ничто в этом мире не могло заставить Дилюка принять помощь от Фатуи. Поэтому фляга осталась стоять у его бедра. Аякс же, наконец, решил перейти к сути разговора. Дилюк выдавил из себя улыбку - самодовольную, будто его похвалили. Всего "несколько" солдат? минимум четыре укрепления и бессчетное количество лагерей были разорены и сожжены этими самыми руками. Либо Аякс с ним без причины любезничает, либо просто владеет не всей информацией, что как-то не вязалось с его положением уполномоченного раздавать приказы.
От следующей фразы Дилюк переменился в лице. У него при себе была только одна вещь, за которую могли уцепиться Фатуи - это их собственная проклятая игрушка. Глаз Порчи.
"Пользоваться?" Дилюк хмыкнул. Он-то как раз искал способ активировать эту вещь, чтобы таким образом узнать о ней больше. Похоже, Фатуи считали, что один человек просто при помощи старого-доброго двуручного меча не сможет разорить столько лагерей, если только ему не помогла какая-то неведомая сила.
- Я надеялся, ты мне подскажешь, - речь давалась ему сложно, горло охрипло, из-за чего он звучал как старый пират. - У тебя ведь тоже есть такая штука? Глаз Порчи, так вы его зовете? Нормально ты себя чувствуешь, используя вещь, которая отравляет твое тело?
Не только голос, дыхание тоже было тяжелым и прерывистым. Дилюк облизнул сухие губы, глядя Аяксу в глаза.
- Вы, Фатуи, бельмо на глазу Тейвата. У меня есть все причины так говорить. Ни одно событие в мире не обходится без того, чтобы вы в него не вмешались и не заставили людей страдать. Переживаешь из-за того, что я убил парочку солдат? Переживай лучше за свою шкуру.
Враждебно оскалив зубы, Дилюк толкнул коленом флягу, отправив ее катиться по земле, а сам слегка наклонился вперед, глядя на врага исподлобья.
- Знаешь, Аякс... если это и правда твое имя... ты можешь делать, что хочешь. Бей меня, пытай, ломай кости, жги огнем. Мне плевать. Я ничего не скажу.
С этими словами Дилюк вновь оперся спиной на дерево - нарочито расслабленно, будто он сюда отдыхать пришел.

+1

14

Аяксу казалось, что Дилюк замкнется в себе на все замки, что из него каждое слово придется выдавливать с большими усилиями, но тот, на удивление, оказался разговорчивым, по крайней мере, поначалу. То, что он говорил, было далеко от желаемых признаний, но все равно наводило на некоторые мысли - например о том, что о доставшемся ему артефакте Дилюк знает не так и много. Не удивительно, раз он предпочитал убивать фатуи, а не задавать им вопросы, но из-за этого любопытство Аякса только росло. Глаз Порчи не ходит по рукам просто так, его невозможно найти случайно, а купить получилось бы только на черном рынке и за очень большие деньги.

- Ну, вообще-то, у меня его нет. - Он сказал это равнодушным тоном, а затем все-таки вытащил Глаз Порчи и поднял крышку на ящичке, служащем для сохранения артефакта. - Ты знал, что их может использовать любой, в отличие от Глаз Бога, которые работают только в руках тех, кому были даны? Так что здесь есть как плюсы, так и минусы.

Конечно, Дилюк был прав, Глаз Порчи пагубно действовал на здоровье, слабаков он вовсе мог свести с ума, но Аякс не сомневался, что когда сам он получит свой, то будет готов к тому, чтобы выдержать и укротить его силу. Делиться этой уверенностью с посторонними было не с руки, к тому же, Дилюк дал другую тему для обсуждения, и Аякс коротко рассмеялся, качая головой:

- Благодарю за предупреждение. - Он совершенно спокойно приподнялся и достал откатившуюся в сторону флягу, возвращая ее на прежнее место так, словно упала она из-за случайного порыва ветра, а не усилиями Дилюка.

Взгляд его сейчас был просто замечательным. Не человек - опасный зверь, который огрызается, даже попав в клетку. Как же жаль, что Аяксу не выпало шанса выйти против него один на один. Теперь их противостояние перейдет в иную плоскость, и похоже было, что у Дилюка нет на этот счет никаких иллюзий.

- Прошу тебя, давай без этой драмы. - Глаз Порчи он аккуратно положил на землю, ближе к себе, чем к Дилюку. - Ты кое в чем ошибаешься: тебе не плевать, и всё ты скажешь. Но в другом ты прав - скорее всего, мне придется бить тебя, пытать и так далее. Не подумай только, что я получу от этого удовольствие.

Аякс бросил на Дилюка короткий взгляд, пытаясь по выражению лица разгадать, не переменился ли его настрой. Раскрывать сразу все свои карты он не собирался, но все еще имел надежду на то, что до мужчины дойдет вся безвыходность его положения, и он решит облегчить жизнь им обоим. Впрочем, шанс невелик: на его месте Аякс тоже не сдавался бы до последнего, и тем было интереснее.

Хотя принятые в фатуи допросы Аякс и в самом деле не любил.

- Давай начнем с моих вопросов. Для начала я хотел бы узнать, как и когда ты получил этот Глаз Порчи, а также с какой целью ты нападал на наши лагеря. Кстати, я думаю, действие зелья уже подходит к концу? - Он переключился на другую тему нарочно, чтобы не дать Дилюку подготовиться. - Пуля в твоем плече помешает нашему продуктивному диалогу, так что позволь мне помочь.

Он встал, в руке сверкнуло выдвижное лезвие походного ножа - не слишком длинное, но неплохо заточенное. Подойдя к Дилюку сбоку и по пути подхватив флягу с водой, Аякс потянул за ворот рубашки, обнажая пострадавшее плечо, щедро полил его водой и досадливо щелкнул языком:

- Столько крови, ничего не видно... совсем неудобно будет.

На пробу он ткнул острием куда-то в рану, сразу ощутил, как дернулся Дилюк, как напряглось все его тело - значит, зелье и правда не спасало от чувствительности, можно было приступать. Он наклонился чуть ниже, рассматривая рану, посоветовал Дилюку расслабиться, пообещал быть настолько быстрым, насколько сумеет, и уже перед тем, как снова тронуть плечо ножом, добавил, что может остановиться в любой момент, как только Дилюк об этом попросит.

Еще в начале этой фразы Аякс знал, что тот не будет ни о чем просить. И он на самом деле старался быть аккуратным - не резал там, где было не нужно, не протыкал неповрежденные участки кожи и вообще не делал ничего из того, чего сам не захотел бы на себе испытать. Все это было и не нужно: свежая рана даже на самое легкое касание отзывалась невыносимой болью, что и говорить о попытках вслепую походным ножом нащупать пулю и тем более достать ее?

Несколько раз Аякс ощущал под лезвием твердую кость; Дилюк в эти моменты крупно вздрагивал и рычал сквозь зубы - от этого звука Аякса порой пробирало до самой души. Он чувствовал досаду - Дилюк упрямо молчал и не просил его ни о чем, - и одновременно с этим гордость - он был упрямым, этот человек, смелым и сильным. Аяксу начало казаться, что он не заслуживает смерти; по крайней мере не из-за случайности, которая и привела его сюда.

Наконец Аякс закончил, пуля теперь лежала у него на ладони, запятнанная кровью и тускло блестящая в последних солнечных лучах. Дилюк тяжело дышал; Аякс и близко не мог представить, как он сейчас чувствует себя и сколько мужества ему понадобилось, чтобы оставаться в сознании даже зная, что извлечением пули дело не кончится.

- Сможешь оставить себе на память, - Аякс показал эту самую пулю Дилюку, отошел так, чтобы встать напротив него, и задумчиво склонил голову набок. - Значит, я все-таки ошибся… Никто не учил тебя им пользоваться, да? - Он кивнул на Глаз Порчи, по-прежнему лежащий в ящичке на земле. - Иначе ты бы хоть попытался меня убить. Упустил такой шикарный шанс.

Положив в тот же ящичек пулю, Аякс закрыл его крышкой - давать еще один шанс он не собирался.

- Повторить вопросы или ты еще не забыл? Решайся, Люк. У меня еще уйма времени, а у тебя его осталось не так много.

+1

15

Как же это бесило. Забота от злейшего врага - что может быть неуместнее? Дилюк стискивал зубы упрямо, так что возле ушей напрягались мышцы, делая его лицо грубее, смотрел не мигающим взором прямо в глаза Аяксу и тихо закипал. Самое противное - в заботе этого агента не было ни капли притворства. Перед ним был все тот же Аякс, которого он встретил в лесу, разве что не скрывающий своей принадлежности к стану врага.
Нож возник в его руке резко и естественно, как выпущенное жало. Все так до одури шаблонно - длинноногий ядовитый паук и свежепойманная жертва. Дилюк безуспешно попытался порвать путы голыми руками, но слишком ослаб. Ситуация выходила и правда плачевная. Все, что Дилюк мог - это экономить силы, поджидая удобного момента для побега. Других вариантов быть не могло. Он в шаге от смерти, но не умрет здесь. Нож ткнулся в рану, и тело прошило дрожью. Рагнвиндр стиснул зубы. До этого момента он, кажется, успел забыть, как сильно болит дыра в плече. Зелье больше не действовало, как бы Дилюк не пытался это скрыть, а успокаивающий тон Аякса раздражал неимоверно. Дилюк только и успел открыть рот, чтобы посоветовать ему заткнуться, как тот приступил к операции, и мечнику пришлось замолчать самому, чтобы ненароком не откусить себе язык.
Это было... "невыносимо" - совсем не то слово. Вынести можно все, что угодно, Дилюк это понял уже давно. Это было безумно больно. Каждое движение ножа в ране заставляло его содрогаться, скрести сведенными судорогой пальцами по земле, сжимать челюсти и рычать от бессилия. В какой-то момент сознание поплыло, и Дилюку стало казаться, что нож продолжает его дырявить все глубже и глубже, подбираясь к сердцу. Лезвие наткнулось на кость, и он дернулся, неизвестно откуда взявшимся усилием остался на месте. В ноздри настойчиво бился запах крови и еще чего-то - живой, чужой запах, который он навсегда запомнит, пускай и не будет этого осознавать до последнего. Запах, заставивший потянуться вперед и разомкнуть челюсти, чтобы сжать их мертвой хваткой на чужом плече.
Но Аякс закончил раньше. Буравящее Дилюка лезвие ушло вместе с кусочком металла, оставив после себя холодную пустоту. Боль не ушла, но облегчение было достаточно сильным, чтобы Дилюк смог ненадолго расслабиться и опустить голову. Голова кружилась, вся правая сторона туловища пылала огнем, а лицо было влажным - не то от пота, не то от слез. Во рту было сухо, а горло болезненно дергалось в попытках сглотнуть. Он был готов попросить воды, в этот раз без шуток. Но они еще не закончили.
Несмотря на звон в ушах, обращенные к нему слова он услышал, как и звон пули, опущенной в коробочку с Глазом Порчи. Дилюк поднял мутный взгляд на Фатуи. Значит, артефактом можно пользоваться на расстоянии? Полезная информация, но последнее, чего хотел сейчас младший Рагнвиндр - это закончить, как отец. Насколько ему было известно, на момент смерти Крепус не был ранен, и слабаком его назвать было нельзя. Об использовании Глаза Порчи для побега можно было забыть. По крайней мере, пока.
"Люк" - что за обращение такое вообще? Даже Кэйя себе такого не позволял. Ослабевший, беззащитный перед врагом и собственным подсознательным, Дилюк впервые так ярко ощущал, как кто-то попирает его личные границы настолько нахально. И еще больше его раздражало то, что не будь Аякс на стороне ненавистных ему мерзавцев, он бы позволил это. Да, они бы подрались пару раз, но... Если бы у него сейчас была лишняя кровь, она бы непременно прилила к щекам. Совсем от боли из ума выжил, раз думает о таком в совершенно неподходящей ситуации.
- Будет неловко... если я умру, а ты ничего не выяснишь... - сухое горло не давало говорить ровно, Дилюк сорвался на кашель и скривился. Теперь даже дышать было больно. - Что будешь тогда делать, а? Тебе дадут свой собственный Глаз Порчи за то, что устранил меня, или возьмешь мой как трофей? Интересно будет, да? И силы гидро есть, и проклятое устройство...
Он снова закашлялся. Мир вокруг плавился и стекал вниз, теряя форму. Пляшущий свет пламени давил на зрение, веки опускались сами собой. Что если ему и правда здесь умереть? Вот прямо на зло этому рыжему предателю? Но это же так глупо. Совсем не героически, не так, как ждал бы от него отец. На мгновение образ Крепуса встал как живой перед его глазами. Дилюк никогда не видел на его лице разочарования, но сейчас выражение видения было именно таким.
- Сам знаю, - Дилюк опустил тяжелую голову. - Жалкое зрелище. Не то, чего ты ожидал.
Его речь под конец походила на бормотание, а порожденные горячкой галлюцинации настолько слились с реальностью, что он больше не мог им сопротивляться. Ему бы отдохнуть чуток. Самую малость сомкнуть глаза и набраться сил. Тело сдалось раньше упрямого духа, и Дилюк, так и сидя с полуоткрытыми глазами, наконец, потерял сознание.
Говорят, архонт пиро любит спасать тех, кто на волосок от смерти, но отчаянно хочет жить. Он дает таким второй шанс в виде красного камня с символом своей стихии. Дилюк свою благосклонность уже получил и успел отвергнуть, вряд ли бог огня смилостивится над ним еще раз. Одно лишь для него было очевидно - все не может закончиться так. Это совершенно точно не конец.

+1

16

Дилюк не спешил давать ответы, которых Аякс так ждал. Что ж, он еще раньше понял, что в этом случае ему не будет легко - большая удача, что они вообще сумели поймать этого человека. Но это и было главной задачей, дальше будет только легче. Если не помогут простые и грубые методы, в действие пойдут зелья, которые достались Аяксу от одного из Предвестников специально для этих целей. Доктор со страстью работал над различными изобретениями, в том числе и над средствами развязать язык тем, кто слишком хорошо лжет или вовсе предпочитает помалкивать. Аякс не стал пользоваться ими сразу, чтобы проверить и себя, и Дилюка, но полностью отказываться от таких полезных вещей он вовсе не намеревался.

- Брось, я не позволю тебе умереть. - Он улыбнулся, как будто желая успокоить своего собеседника. Если бы эта фраза была обращена к другу, то ею и впрямь можно было бы подбодрить того в тяжелой ситуации, но для Дилюка в нынешнем его положении слова Аякса не предвещали ничего хорошего. - Разве что ты умеешь усилием мысли останавливать сердце, но я с такими мастерами пока еще не сталкивался. Поэтому не переживай, боль еще не означает смерть.

Он умолк и сощурился. Снова потянулся ладонью, прижал ее ко лбу Дилюка - не горячий даже, а раскаленный. Пожалуй, Аякс немного перегнул, перестарался. Смерти он и впрямь не допустит, но они могут потерять немало времени из-за глупого недосмотра.

Конечно, никто тут Аякса не контролировал, не смотрел за тем, что он делает и как, правильные принимает решения или нет. Жизнь Дилюка полностью лежала в его руках, и он знал, что не слишком пострадает, если не получит совсем никакой информации. Будет неприятно, но не более того; убийца обезврежен, мертв, дело закрыто, приступаем к новому. Но он любил доводить все до идеала, ему нравилось быть во всем лучшим, а это значило, что и здесь, в нынешней задаче, Аякс не может сплоховать.

- Похоже, пришла пора что-нибудь тебе дать выпить.

Ему с трудом удавалось скрыть беспокойство. Держать все под контролем не получилось, Дилюку как будто с каждым мгновением становилось чуть хуже, и Аякс уже двинулся было в сторону главного шатра, когда услышал его сбивчивые, негромкие слова.

- Что?..

Он вернулся, но голова мужчины уже была низко опущенной, и когда Аякс приподнял ее, чтобы заглянуть в лицо, стало ясно, что он без сознания. Выругавшись, Аякс широким шагом направился к шатру, по пути размышляя о том, действительно ли эти последние фразы были адресованы ему. Стал бы Дилюк называть самого себя жалким зрелищем, хотя минуту назад выглядел гордым и неуступчивым? И с чего бы ему опираться на мнимые ожидания Аякса?.. С другой стороны - чего только не скажешь, если температура твоего тела так сильно выросла, верно?

- Он готов? - чужой грубый и низкий голос донесся до Аякса со спины, когда он рылся в двух открытых сумках, выискивая там те пузырьки, которые лично подписывал, чтобы ни с чем не перепутать. Он знал кому этот голос принадлежит, поэтому даже не обернулся, чтобы ответить:

- Не твое дело. Вернись на позицию.

Оставалось надеяться, что его собственный тон не отдает нервозностью и спешкой, хотя на самом деле именно это Аякс сейчас и испытывал. Схватив все, что было ему нужно, он вернулся к Дилюку, убедился, что тот так и не пришел в сознание, и тогда по очереди влил ему в рот по полглотка из двух пузырьков. Голова его пришлось придерживать, чтобы не опускалась; горло мужчины чуть дернулось, из угла губ скатилась темно-желтая капля, которую Аякс стер пальцем и облизнул, зная, что вреда она не принесет.

- Ну вот, теперь другое дело, - он похлопал Дилюка по щеке, но не сильно, не собираясь приводить в чувства. - Немного времени, и мы продолжим, да?

Тот не мог прийти в сознание так быстро, но, как Аякс и говорил ранее, временем он обладал в достаточном количестве.

Точнее, он только думал, что им обладает. Не прошло и получаса, когда с южной стороны донеслись звуки стрельбы, командные крики солдат фатуи; это все не предвещало ничего хорошего, и потому Аякс схватил мушкет и побежал туда, чтобы лично проверить, что происходит. Он рассчитывал на неожиданно появившихся монстров, но все было порядком хуже - регулярная армия Фонтейна расположила несколько отрядов таким образом, чтобы взять лагерь в клещи, и наверняка собиралась либо уничтожить его, либо попросту отсюда выкурить.

Аякс нахмурился и пока не стал отдавать приказов. Ему было ясно, в чем дело - их подготовку к тому, чтобы поймать Дилюка, наверняка заметили и расценили за военные приготовления, а мало в какой стране любили, чтобы солдаты из чужого стана устраивали на их территории собственные базы, даже несмотря на дипломатические договоренности. Да и местные застрельщики никогда не вели себя тихо, и вот последствия.

- Держите оборону и не нападайте. Я сейчас вернусь и постараемся решить все мирно.

Он не мог остаться и сделать эту сразу, потому что не имел гарантий, что именно так и получится. А если чужие солдаты войдут в лагерь и увидят там привязанного пленника, то избежать проблем уж точно не получится, именно поэтому Аякс решил в первую очередь заняться Дилюком. Ничего особенного, достаточно было перетащить его в один из дальних шатров и там привязать к опоре или попросту связать руки и ноги - главное побыстрее, ведь Аякс не очень-то доверял собственным подчиненным.

- Ладно, сейчас мы с тобой попутешествуем... - Дилюк все еще был в отключке, и потому Аякс говорил для самого себя.

Он разомкнул цепи, которые удерживали его привязанным к дереву, закинул здоровую руку Дилюка себе на плечо, затем обхватил его поперек спины и под коленями, чтобы поднять на руки. Его тело оказалось довольно тяжелым, к его весу нужно было привыкнуть, но в целом Аякс к этому был готов, поэтому упрямо понес его к шатру поблизости. К чему он никак не мог подготовиться, так это что Дилюк вдруг начнет приходить в себя и бормотать что-то скомканное под нос.

- А? - переспросил Аякс, силясь понять хоть какую-нибудь часть из его слов. - Повтори-ка еще разок?

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » melting minds [genshin impact]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно