активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » Война не для детей


Война не для детей

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Война не для детей


Кевин Уитби и Теодор Нотт//Хогвартс//1998 год

https://thumbs.gfycat.com/FlippantZigzagBream-max-1mb.gif

Даже пожиратель может спасти чью-то жизнь, если ему плевать на идеалы тьмы, а Хогвартс это место которое он считает домом.

Отредактировано Theodore Nott (2021-06-10 12:18:12)

0

2

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/635/591819.gif[/icon][status]Трус [/status][sign]/[/sign][info]<lzfan>The wizarding world</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">КЕВИН УИТБИ, 16</a><lz_text><br>трусливый барсучок</lz_text>[/info][nick]Kevin Whitby[/nick]

Ты вжимаешься всем телом в холодный камень школьных стен. Ты никогда не боялся холода, наоборот, тебе даже зимой редко бывает холодно. Но сейчас пальцы на руках сводит, но ты все сильнее вжимаешься спиной в стену. Ты пытаешься с ней слиться, чтобы тебя не заметили. Ты чувствуешь себя трусом. Ты ним и являешься. Прячешься а развалинах пока другие сражаются. Только ты не хотел этого… нет ты вообще ничего такого не хотел. Ты просто думал доучишься себе спокойно, а потом пойдёшь себе работать. Но нет же тебе надо было быть в школе сейчас. Ну да, ведь полукровкам разрешали учиться. Только вот Кэрроу не особо тебя любили. Скорее отыгрывались. Похоже твой факультет не всем по душе. Холод пробирает до костей и ты трясущимися руками сжимаешь палочку. Как же так… Ты совсем ничего не можешь сделать.

Мерлин, ты такой жалкий. Ты и с места то сдвинуться не можешь. Какой ты вообще волшебник. Так жалкое подобие. Ты слышишь чьей-то заклинание и замечаешь зелёную вспышку. Тебе стоит огромных усилий, чтобы не закричать, когда тело мертвой однокурсницы падает рядом с тобой. Ты сильно зажимаешь рот рукой, тебе повезло, что пожиратель не замечает тебя среди обвалившихся камней. Драккл. Твоя жизнь пролетает перед глазами в очередной раз. А ты всего-то хотел доучится, и стать кем-то. Ты так и не успел решить. Думал все после после. Ты боялся. Тебе было очень страшно и ты не хотел умирать. Этот страх сейчас ел тебя живьём все больше вжимая в стену в каких-то развалинах, которые когда-то были каким-то коридором.

Ты был банально демобилизован. Не нужно даже какого-то там Ступерфая. Ты и без того не мог за себя постоять. Сжимая палочку, ты опустил голову себе на колени. Вокруг все слилось воедино в музыку криков и заклинаний. Мертвая одноклассница смотрела на тебя, как напоминание о том, что ты слабак. Да что ты можешь сделать? Тебе всего шестнадцать, а они взрослые тёмные волшебники. Да ты и палочку из рук у них не выбьешь. От безысходности остаётся конечно только беззвучно рыдать, но ты и этого не можешь. Ты просто утыкаешься головой в колени и пытаешься дышать.

Ты слышишь шаги и сжимаешь палочку так, что белеют костяшки. Смотришь волком в единственную сторону, с которой тебя будет видно. Шаги становятся тише, похоже проверяет твою однокурсницу, ну вот ты следующий. Жалкая смерть для жалкого тебя. А чего ещё ждать от полукровного тебя? Да ладно, они убивают таких как твой отец и мать постоянно. Тебя ничего уже не спасёт. Когда видишь ноги в ботинках почти не смотришь и произносишь какое-то заклинание. Неважно оно все равно почти не срабатывает и рикошетит. Ты поднимаешь голову и видишь Тео… Твою мать… Нотт был тем человеком, который меньше всех должен был видеть тебя таким… Драккл. Но он ведь… Он всегда тебе нравился, только вот незадача он вероятно тоже пожиратель.

- Сделай это быстро…

Ты ведь так боялся умереть, а сейчас просишь, чтобы он побыстрее с тобой разобрался. Настолько не хочешь, чтобы он видел, какой ты жалкий.

+2

3

Штурм Хогвартса это последнее место где он хотел находится, но у него не было выбора. Он видел тоже самое в глазах своих друзей, которые стояли в толпе пожирателей и презирали каждую секунду проведенную здесь. Никто из них не хотел становится убийцей. Им всего семнадцать, в их возрасте надо влюбляться, веселится на вечеринках и доводить учителей до нервного срыва, но для них это роскошь. Слизеринцам не дано узнать счастливое детство, когда можно просто прыгать по лужам, а не соблюдать этикет и им не пришлось узнать настоящую юность. Только вступив в возраст влюбленностей и начав познавать себя на их пути встал полоумный змееподобный человек и не оставил им шанса на спокойную жизнь. Пока учились, они хотя бы могли делать вид, что ничего нет, что у них жизнь обычных подростков, но темная метка обжигала кожу адским огнем, что хотелось взвыть от боли, и напоминала, что они не дети,  они солдаты армии, с идеалами которой не согласны. Спасибо предкам, что так подставили своих детей. Ни у кого из них не было выбора и все они сейчас стояли у стен школы, которую считали вторым домом и слали заклятия одно за другим. Теодор точно знал, что будет делать. Он постарается спасти столько учеников, сколько сможет, чем бы это не обернулось. И плевать ему было на последствия. Он устал от этого гнета, Теодор хотел стать наконец-то свободным от этого кошмара и вкусить эту жизнь по-настоящему. Позволить себе влюбится, позволить быть самим собой, а не тем, кого хочет видеть отец.
Битва была мощная, заклятии свистели над головой, но каждый из них делал то, что должен. Нотт прекрасно знал, что Драко помогает Поттеру и надеялся, что у друга все получится. А, он сам шел по разрушенному коридору, вслед за Керроу, стараясь не шуметь и в случае чего вмешаться. Вот только он не успел. Этот маньяк убил девушку и даже не заметил, что она была не одна. Зато Теодор заметил скользнувшую между частями обрушенной стены. Когда Керроу удалился, Тео подошел к девушке и на автомате измерил пульс, естественно она была мертва и ее глаза навсегда запомнят лицо своего убийцы. Теодор снял опостылевшую маску и бросил ее на камни, когда услышал шорох и развернулся. Совсем недалеко от него находился мальчишка в форме пуффндуя и трясся словно осиновый листик. Он уже видел этого парня в школе и даже оценил его красоту, но при этом никогда не думал с ним замутить. Но, сейчас в нем поднималась волна защитить этого испуганно барсучонка, спасти его, что бы он жил дальше. Тео приблизился к нему и нахмурился услышав его слова.
- Барсучок, вставай, пошли,  скоро сюда придут основные силы, я тебе помогу.
Такой милый мальчик, будь он обычным парнем Тео, он бы замутил с таким очаровательным мальчиков, но увы ему придется сидет в Азкабе все оставшиеся годы, а не защищать этого беззащитного барсучонка. Теодор протянул ему руку и когда мальчишка схватился, потащил его за собой подальше от боевых действий. Этот мальчишка вызывал желание защищать, оберегать от такого жестокого мира.
- Я не причиню тебе вреда, ты пересидишь все в выручай комнате, туда они точно не сунутся.
Тео не знал, как его зовут, он всегда называл его барсучонок, потому что такой милый парень не мог остаться без его внимания. Но, он так и не осмелился подойти к нему и устроить ночью марафон на выживание. Может оно и к лучшему.

+1

4

Ты не веришь ни одному его слову. С чего бы вдруг? Твоя подростковая влюбленность в него затмевает глаза. Только он ведь все равно явно на другой стороне. Зачем ему тебе помогать? Просто оттащит в место по укромнее и там ты и сдохнешь. Ты трясешься и из последних сил направляешь на него палочку. Да, что ты ему сделаешь? Банально даже то, что он знает куда больше заклинаний чем ты. Ты ведь всего на всего какой-то пятикурсник. Точно не ровня выпускнику. Еще это глупое "барсучонок" хочется дернуться и сбежать, но куда тебе бежать, ты вжимаешься в стену и вообще не хочешь иметь с ним ничего общего. Мерлин, за что тебе это... Рука с палочкой падает так же быстро, как и подымается, а ты смотришь на свои ботинки и можешь разрыдаться в любой момент. Девочка, лежавшая рядом замертво была не просто однокурсницей. Она была лучшей подругой, с которой связана вся твоя школьная жизнь. Она знала тебя лучше всех, знала твои секреты и знала, в кого ты так безответно влюблен.

- Да, какое не сунуться... Ты же видишь им вообще все равно...

Руку ты ему все же протягиваешь, а он тянет тебя куда-то вглубь замка. Наверное, и правда как он говорил в выручай комнату, что там не найдут. Только ведь комнату саму еще не так просто найти. А вдруг они уже там? Вдруг ждут? Тебе страшно и ты сильнее сжимаешь ладонь Тео. Он, наверное, считает тебя жалким... Да и вообще с чего он тебе помогает. Вы пробегаете по ступенькам на пятый этаж. Именно здесь появляются заветные двери, вот и сейчас на одной из стен образовывается массивная дверь. Ты дрожишь и тебе все еще страшно, но ты заходишь внутрь, а когда Нотт пытается уйти, ты цепляешься за него, как будто это последнее, что ты должен в жизни сделать.

- Не уходи... Пожалуйста, не бросай меня одного...

Ноги подкашиваются, а за тобой вообще чудом появляется диван, на который ты падаешь, так и сжимая мантию Слизеринца. На глаза таки наворачиваются слезы и ты беззвучно рыдаешь, оплакивая свою близкую подругу. Ты не издаешь ни звука, ведь тебе все еще безумно страшно. У тебя, кажется, начинается истерика. Ты тяжело дышишь, и утыкаешься в плечо Нотту. Ты замечаешь метку на его предплечье и заметно вздрагиваешь, но все же поднимаешь на него заплаканные глаза.

- Почему ты мне помогаешь? Ты киваешь на метку и смотришь в его глаза. - Ты ведь судя по всему должен быть на их стороне? Ты думаешь, что явно здесь не все так просто и не думаешь даже отодвинуться, вместо этого сжимаешь его ладонь, так вроде пытаешься посочувствовать и понять его.

+1

5

Тео видит, что барсучок даже не осознает, насколько он в действительности храбр. Его палочка упирается в грудь Теодора, но ему все равно. Если этот заплаканный мальчишка решит его убить, пусть будет так, он примет смерть, потому что не достоин этой жизни. Он пожиратель, метка обжигает руку  до боли, даже если Лорд не вызывает. Одно осознание ее наличие причиняет дискомфорт, метка это рабское клеймо и по велени своего дорогого отца он раб жалкого труса. Вот только он не трус и не боится смерти. Там за гранью покой и если ему суждено сегодня шагнуть за грань, он готов это сделать. Но, сначала он спасет этого невинного, красивого мальчика. Такой еще совсем юный, его дома ждут родители, друзья, он достоин прожить свою жизнь так, как решит сам, не боясь за свою жизнь и жизнь своих близких. Тео понимал, что не сможет спасти всех, но хоть кого-то, кто не должен был попасть в этот чертов замес. Мерлина ради, они же просто дети, им надо учиться, влюбляться и ненавидеть Снейпа, а они вынуждены стоять на стенах родной школы и защищать ее от безносого маньяка, возомнившего себя выше самого Мерлина и основателей. Когда палочка опускается, Тео видит в глазах не поддельный страх и ему хочется защищать этого мальчика от всех невзгод этого мира, быть его стеной, и если любовь с первого взгляда не существует, то что сейчас с ним происходит? На что он тратил свое время, когда мог провести его в компании этого милого барсучка, быть с ним и может быть наконец-то понять, что такое когда тебя любят, но увы, ему не суждено этого узнать. Когда закончится война, его ждет Азкабан и поцелуй дементора, но до этого часа он будет вспоминать эти прекрасные глаза наполненные слезами.
- Доверься мне, барсучок, я помогу.
И когда хаффлпафец вкладывает свою руку в его, Тео словно прошибает током. Эта теплая подрагивающая ладонь приносит какую-то уверенность, словно все, что он задумал он сможет осуществить. На несколько секунд Теодор оказывается далеко от войны и свистящих над головой заклинаний, словно он обычный подросток который влюбился в школьного приятеля. Увы, это только его мечты и медлить больше нельзя. Нотт берет себя в руки и ведет за собой, прикрывая испуганного мальчишку. Ему хотелось бы просто так прогуливаться по двору Хогвартса, вокруг озера, держа его за руку, а приходится тащить на верх. Выручай комната показывается слишком быстро и он практически вталкивает мальчишку в нее. Это его убежище, здесь он сможет переждать битву. И как бы Тео не хотелось продолжать держать его за руку, но он размыкает пальцы и собирается уйти. Он нужен там, там битва, а он солдат, который убивает своих же. Вот только барсучок не желает его так просто отпускать.
- Я не могу остаться, мне нужно туда. Ты справишься, обещаю, эта битва скоро закончится и ты сможешь выйти и больше ничего не боятся.
Слезы этого мальчишки очень больно ранят, но Тео не может сделать большего. Он хотел бы ему обещать, что вернется за ним, когда все закончится, но это будет вранье. Он не вернутся, он вообще больше никогда не окажется здесь. Его будущее это пускать слюни в подушку своей койки в камере Азкабана, после поцелуя с дементором. Мальчишка плачет, а Тео просто прижимает его к себе, успокаивающе гладит, обещая какую-то милую чушь, которая обязательно сбудется, если он немного подождет.
- Потому что, я хочу быть просто Тео, а не продолжением своего отца.
Звучит жестко, но это правда. Его никто не спрашивал, хочет ли он служить Темному Лорду, его поставили перед фактом, но рассказывать обо всем, не было времени. Такие разговоры не проходят быстро, это долгая история о Слизеринцах и их семьях. Будь хоть немного времени, он постарался бы объяснить мотивы, но времени не было совсем.
- Ничего не бойся и живи, люби и радуйся каждому новому дню, будь самим собой, ты храбрый парень и ты сможешь сделать все, что только захочешь.
Нотт подается вперед и касается губ этого мальчишки. Мокрый, странный поцелуй, но для него нет ничего приятнее, он хотел бы остаться, но не может. Тео пересиливает себя и оторвавшись от губ барсучонка уходит, даже не оборачиваясь. Там за дверью либо смерть, либо тюрьма, у него нет иных путей.
На рассвете состоялась легендарная битва и Темный Лорд пал от рук мальчика-который-выжил. Кто не был убит или ранен сразу же сопроводили в Азкабан. Темная, сырая камера. Именно здесь ему дать суда. Тео лег на тонкий, набитый сеном матрац и закутался в шерстяное одеяло. Он закрыл глаза, поставив блок на разум, и лелеял тот поцелуй. Увы, всего один, но столь сладкий и восхитительный, что он не мог его не вспоминать.

+1

6

Ты пытался его остановить, но так и не смог. Его поцелуй выбил почву из-под ног, ведь ты так мечтал о нем. Только думал, что это никогда не случиться. А оно случилось в самый неподходящий момент. Ты целуешь его слишком неумело и сейчас совсем забываешь о том, что твориться за этими стенами. Всего на пару секунд, но забываешь, а он таки уходит. Ты должен был его остановить, только ты не смог. Ты падаешь на диван и проводишь в выручай комнате всю ночь. Все закончилось к утру, ты тогда уже стоял во дворе с другими выжившими учениками, а он был там в группе тех, кого забирали авроры.

Вас всех отпустили домой на неопределенное время. Все оказалось в подвешенном состоянии, замок подлежал ремонту, хотя бы частичному, поэтому пока учеба была приостановлена, а СОВ перенесли. Ты был дома и вроде бы чувствовал себя в безопасности, только знал, что он сейчас в холодной пустой камере. Ты не мог оставить все просто так. У тебя как-то быстро пропало смущение, да и какие-то понятия о слове стоп. Ты потянул в министерство мать, которая в аврорате знала в принципе многих, все же к целителями они попадали регулярно. Ты чуть ли не орал на слегка пришибленного аврора, что он засадил ни в чем не повинного ребенка и грозился все это и в газеты рассказать. И ты не шутил, ты бы сделал все, чтобы отплатить за спасенную жизнь.

- А вы в 17 лет против воли отца легко бы пошли? Я бы на вас посмотрел. Ты выплевываешь это в лицо Кингсли, мать за тебя почти краснеет, хотя на самом деле ей даже нравится твое упорство. Ты, с помощью матери все же силой запихиваешь себя в список свидетелей на суде. Того дня ты ждешь с дрожью в коленях, а когда видишь Тео все внутри переворачивается. Он выглядит плохо. Да кто после Азкабана вообще выглядит хорошо?

Твое выступление на суде оказывается даже слишком храбрым. Мог бы с таким рвением и на Гриффиндор попасть. И все же судьи внимают твоим словам, да и словам еще парочки таких же спасенных ребят. Не то, чтобы Тео мог спасти всех, но все же некоторые очень оценили его помощь и тоже явились на суд. Ты готов был падать в обморок, когда его оправдали. Ты встречаешь его в коридоре после заседания и без спроса натягиваешь на него свитер, потому что он выглядит слишком болезненно. Может тебе кажется, может твои воспоминания о том дне искажены, но ты готов подавать и подавать ему руку помощи. Ты не можешь удержаться и обнимаешь его.

- Я очень рад, что ты в порядке... Ты совсем чуточку улыбаешься и смотришь на него. - Если хочешь, можешь остаться у меня на пару дней... Родители против не будут. Ты ведь можешь предположить, что ему не сильно хочется домой, хотя может и хочется ты ведь его не слишком хорошо знаешь, а уже что-то там себе возомнил.

+1

7

Темная камера Азкабана, пронизывающий холод и одиночество. Теодор понимал, что заслужил это, вот конец его пути в семнадцать лет. Тюремные застенки, с такими же жалкими однокурсниками по соседству. Кто-то постоянно плакал, кто-то причитал, кто-то злился, но в большинстве они молчали, понимая, что сюда их привели из же семьи, просто потому что у них не было выбора. Они родились в чистокровных семьях и покорность главе рода впитали с молоком матери.  Любую выходку перечащее этикету пресекали на корню, пресекали жестко и больно. По крайней мере Теодор все это испытал на своей собственной шкуре. То, что с ним творил его отец нельзя пожелать никому и то, какую судьбу ему готовил. Сдохнуть жалким узником Азкабана, пускающим слюни на заплесневелый от постоянной сырости матрац. Вряд ли мама хотела видеть своего сына в этих стенах, но и она не смогла бы остановить Нотта старшего. Главный сподвижник Лорда, первый из присоединившихся, это все откладывало отпечаток и на Теодора. Он рос с этим, рос затолкав свое собственное я куда подальше и уже забыл, какой он в действительности. Он привык убегать в иллюзорный мир книг и прятаться от своих невзгод за библиотечной пылью, потому что отец поощрял учебу и зубрежку. Только там Нотт старший оставлял сына в покое. На холоде старые шрамы снова заныли. Они уже не могли открыться и причинять дискомфорт своему носителю, но фантомные боли никто не отменял. Присутствие дементоров вновь и вновь окунало Тео в самые кошмарные воспоминания, но стоило стражникам уйти, Тео доставал самое светлое и счастливое воспоминание. Маленький барсучок, его мягкие губы и такой неуверенный и неумелый ответный поцелуй. Явно это был первый раз этого невинного мальчика и как же Нотт хотел продолжить, но не судьба. Когда его вели на суд, он был спокоен. Теодор давно смирился с тем, что его ждет и не боялся этого. Ведь потом ему будет все равно, без души, без воспоминаний, просто оболочка, которая тоже долго не протянет. Наручники приковывают его к креслу, он слушает обвинителей, отвечает на их вопросы, стараясь объяснить, что они только дети, у них не было выбора, им пришлось идти по этому пути. Он знал, что за Драко заступится Поттер, но за него некому заступиться, и Тео не ожидал, что его барсучок окажется на суде, что он так рьяно будет его защищать, повышая голос на старцев Визегмонта, когда прозвучал приговор, он не поверил. Неужели он свободен, он больше не вернется туда. Его внешний вид оставляет желать лучшего. Худоба, глубокие тени под глазками, нездоровая бледность, даже скорее синюшность кожи и заросшие волосы и борода. В коридоре он видит его и первое желание скрыться, что бы он не видел его таким жалким, но Тео останавливает себя, взяв в руки. Он умеет быть благодарным.
- Спасибо, что спас меня.
Тео смотрит ему в глаза, подходя слишком близко к парню. Стоит себе напомнить, что ему еще учится в школе, впрочем им все придется туда вернуться, потому что седьмой курс они так и не закончили. Но, он не может бороться с соблазном и подается вперед, легко касаясь его губ, прикрыв глаза. Он хочет запомнить его сейчас, потому что рано или поздно барсучок поймет, кто он такой и отвернется. Он не достоин такого доброго мальчика.
- Решили открыть ночлежку для убийц?
Сарказм сейчас так неуместен и Тео это прекрасно понимает, что после всего, он не может по другому, но прикусывает язык и виновато на него смотрит. Он не хотел его обидеть, правда не хотел и ему действительно не хочется возвращаться в этот мрачный особняк, где все пропитано духом отца.
- Прости, я согласен принять твое приглашение и приглашение твоих родителей. Это любезно с вашей стороны позволить погостить у вас пару дней и придти в себя перед тем как вернуться домой и принять дела рода.
Тео даже смог улыбнуться. Барсучок такой ласковый мальчик, но вряд ли его родители все еще хотят видеть Теодора у себя, после того, как он поцеловал их сына, прям у них на глазах.

+1

8

Ты смущаешься и краснеешь от его слов. Ну какой из него спаситель? Это он должен благодарить Тео за то, что спас его в Хогвартсе. Ведь найди бы его кто-то другой, он уже был бы таким же трупом, как и его одноклассница. Ты теряешься в своих мыслях, и пропускаешь тот момент, когда Нотт оказывается так близко к тебе. Что он? МЕРЛИН, он целует тебя посреди министерства, еще и перед твоими родителями, ты оборачиваешься, однако видишь только маму. Фух. Значит отец это представление пропустил. Может к лучшему, стоит мягче об этом говорить. Поцелуй такой же сладкий, как ты помнишь там в замке.

- Оставь сарказм при себе, - ты говоришь серьезно. И так ведь ясно, что он не в порядке, что ему нужно время. Кажется, ты сказал грубовато, ведь Нотт вдруг смотрит как-то виновато. Ты осекаешься, не хотел ведь так грубо. Просто у тебя не простой характер, о чем Нотт, когда узнает, явно сбежит куда подальше от тебя. Ты делаешь глубокий вдох и пытаешься как-то собраться с мыслями.
- Не нужно так официально, пойдем. Ты берешь его за запястье и тянешь за собой к маме, которая весьма тактично молчит о произошедшем на ее глазах. Ты знакомишь их, и вы встречаете отца в Атриуме и отправляетесь домой.

Наверное, стоит сказать, что твои родители были действительно благодарны Нотту за твое спасение, ты ведь рассказал им, как все было, утаив часть про первый поцелуй. Мама тут же начала крутиться, стелить еще одну кровать в твоей комнате, еще и извинялась перед Тео, что дом не большой и гостевой комнаты просто нет. Наверное, она лучше понимала в какой именно ситуации оказался Тео, ведь она была из точно такой же семьи. Собственно поэтому ее родителей ты никогда и не видел. Ты помогаешь отцу с ужином, но замечаешь, что мать чем-то обеспокоена и таскает в твою комнату зелья. Ты стараешься просто не смущать Тео и пока лишний раз не появляешься в комнате, пока они не закончат.

Вы с отцом накрываете на стол, а потом ты снова видишь Тео, который о чем-то говорит с твоей мамой, но спускается к столу. Ужин проходит, как-то быстро, сказал бы пролетает. А потом ты подымаешься вместе с Ноттом в твою комнату и ты чувствуешь смущение, и щеки у тебя пылают.
-  Ты как? Дурацкий вопрос, ведь понятно, что не очень. Но ты ведь волнуешься, поэтому все равно спрашиваешь. Ты слышал от однокурсников, что вроде бы всех Слизеринцев оправдали, опираясь на то, что они всего лишь дети, но там вроде бы оставались какие-то детали. Наверное, тебе стоит сменить тему. - Слышал вам разрешат сразу сдать ЖАБА, а не учиться еще год. Дерьмовая попытка, однако.

+2

9

Тео по большому счету плевать, что мама Кевина стала свидетельницей такой сцены. Но, это явно смущало барсучка, и он даже залился румянцем, от чего стал еще милее. Тео практически залюбовался им, хотя внешне это ни как не проявилось. С самого детства его учили держать свои эмоции под жестким контролем, и он по-другому уже не умел. Если позволил громко рассмеяться или взвизгнуть, тут же наступало наказание. Вся его жизнь состояла из наказаний, и Тео вырос отстраненным и замкнутым в себе, хотя со стороны казалось, что он слишком холодный. За все семнадцать лет это первое проявление чувств на публике и для него это очень странно, но рядом с Кевином хотелось быть другим, соответствовать хоть немного его жизнерадостности. И когда он познакомился с его родителями, стало понятно, что это черта у них семейная. Доброта и отзывчивость смешанная с любовью к жизни, все то, что в Теодоре искоренял годами отец. Может быть будь у него мама, он знал бы, что такое ласка, но она давно умерла и остался только отец и его правила. Дом Уитби был светлым, хоть и не очень большим, но разве это важно, когда в доме есть самое главное, уют. Здесь хотелось оставаться, просто жить, в отличии от родного поместья Ноттов. Мрачное местечко, сделанное полностью по вкусу отца и соответствующее его тяжелому характеру. Тео отвечает на вопросы не впопад, заметно, что он сильно устал и все о чем мечтает это душ и когда ему удается его принять, Нота словно отпускает невидимая рука, которая сжимала все это время. Более или менее он приводит себя в порядок, но когда одевается, мама Кева замечает исполосованную шрамами спину Теодора и старается его вылечить, не смотря на все уговоры парня, что это не возможно. Нотт покорно выпивает все зелья, позволяет намазать шрамы, но в итоге не происходит ровным счетом ничего. Он просто пожимает плечами, потому что не ждет никакого чуда. Если кто-то и мог найти средство, что бы избавиться от этих отметин, то это Снейп, но даже он так и не смог разгадать эту загадку. Он видит, что мама Кева расстроена и спешит успокоить женщину, рассказав, что это за шрамы и почему ничего не действует. Когда женщина приходит в себя от услышанного, они спускаются на ужин. Тео чувствует себя не в своей тарелке, потому что Уитби люди простые, а он привык к чопорности за столом. Отвечает на вопросы односложно и все списывает на усталось, хотя просто не привык обсуждать день за ужином. Дома, компанию ему составляли домовые эльфы, а если отец успевал вернуться к ужину, то это была муштра столовому этикету. И сейчас Теодора не оставляют вбитые в него привычки, благо ужин быстро проходит и можно скрыться в комнате Кева. Тео падает на кровать, обнимая подушку. Чистое белье, удобный матрац, он готов провалиться в сон и спать всю оставшеюся жизнь, но барусчок вытаскивает его из этого состояния.
- Да, нормально и не такое переживал.
Ну, не рассказывать же Кеву в серьез о том насколько Темный Лорд искусно владеет круцио, и как ему до ужаса было больно, что сознание меркло и какие потом судороги от этого. Так что сейчас Теодор чувствовал себя и правда достаточно не плохо.
- Если седьмые курсы Слизерина и Гриффиндора снова встретятся в школе после битвы, это будет настоящая бойня, и что бы ее избежать разрешили сдавать экзамены и не доучиваться этот год.
Теодор прекрасно понимал желание развести подальше детей пожирателей и защитников Хогвартса. Потому что всегда найдется первый, который начнет стычку, а за ним подтянуться и другие идиоты, не способные остаться в стороне. А, Слизерин лишился своего единственного защитника среди профессоров.
- А, вот у тебя впереди шестой курс. Школу за лето приведут в порядок, и все будет готово принять учеников. Ты хочешь вернуться в Хогвартс?
Тео не был готов к тому, что барсучок вернется доучиваться, но Кеву надо было получить образование. Окончание Хогвартса это путевка в жизнь и все прекрасно это знали.

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » Война не для детей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно