активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » Do you like him? [bubble comics]


Do you like him? [bubble comics]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

DO YOU LIKE HIM?


Сероволк//кабинет Разумовского, офис «Вместе»//после визита первого визита Грома

http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/670/805997.png
Олег сжимает кулаки и шумно выдыхает, он как будто наблюдает из тени и желает разорвать этого мента на маленькие кусочки, когда он подходит слишком близко к его Серёже.

+2

2

Я прекрасно знал, что делал. Этот город нужно было очистить и все обычные способы были исчерпаны. Люди, похоже, зажрались и не понимали, что такое «по-людски». Я ловил странный кайф от этих убийств, и это немного пугало. Кажется, я начинал терять себя в этом. Я никогда не замечал за собой особой жестокости. Наоборот, я скорее был добрым, любил драться конечно. Но кто из парней в детстве таким не занимаются. И все же по моей спине шла дрожь, когда я возвращался домой. Как будто в костюме и вне его два разных человека. Казалось, я должен быть привычен к смертям, ведь в армии повидал много, но возможно к таком просто не привыкнуть.

Я возвращаюсь в здание «Вместе» после очередной подготовки. Лифт беззвучно привозит на этаж, где был вход в кабинет Серого. Я вижу то, что отнюдь не хочется. Злость закипает внутри, когда этот мент стоит слишком близко к моему Сереже. Да, для себя я уже все давно решил. Он был моим и я не хотел ни с кем его делить. Я втягиваю воздух через нос и стараюсь не скалиться. Меня совсем не видно с его кабинета, зато я отлично вижу, как Гром явно нарушает личные границы. Злость и ревность захлестывают одной большой волной и я до боли сжимаю кулаки, но остаюсь в тени и наблюдаю, сжав зубы.

Мент бесит всем своим видом. Такой напыщенный всезнайка, ему очень хочется врезать. Я пытаюсь взять себя в руки и все же выходить отнюдь плохо, нужно выйти проветриться. Я поднимаюсь на крышу и смотрю на свой родной город. Казалось, что все прогнило довольно давно, но есть ведь еще надежда на спасение? Зачем я вообще это делаю? Из-за слов Серёжи или по каким-то личным причинам? У меня нет страха быть пойманным, и не потому что я считаю, что самый умный, просто у меня всегда есть прописанный путь отступления. Тот самый план б, как говорят. Я вдыхаю своеобразно свежий воздух, только все равно не могу успокоится.

Какого хрена он так смотрит на этого полицая? Мне совершенно непонятно, или же я ему уже не интересен. Что ли стало скучно? Я с силой ударяю по решетке и смотрю вниз, если полететь вниз будет куда менее больно чем потерять Разумовского. Я похоже никогда не перестаю копаться в себе. Дурацкая привычка, принесенная работой, где много молчат. Я прокручиваю в голове старые картинки из жизни, как я впервые увидел Серого, как мы перешли в фазу друзей, как поступили в универ вместе. Мне вообще не очень то и хотелось в универ. Мне не вспомнить, когда Разумовский стал чем-то большим чем просто другом. Я утопал в нем и с каждым годом все больше, даже, когда был за тысячи километров.

Предложение быть начальником его охраны я принял скрепя зубами. Слишком сложно переступить через собственную гордость и принять от него деньги. Какого хрена, ему стоило только попросить, а не толкать деньги. И все же та сора и применение остались позади, ведь я был ему нужен. Или я так думал? Может убедил себя в этом. Судя по воркованиям с Громом, ситуация изменилась. Я снова ударяю по ограждению, пальцы тянуться к пачке сигарет, но я ведь давно бросил. Я сжимаю чертову пачку мальборо и выбрасываю в мусорку, перед тем как вернуться в здание.

Я появляюсь в кабинете Серого, когда мента и дух простыл, но все как будто пропахло им. Какая вонь. Я не могу удержать свою злость она берет вверх.
- Что, Серёж, стоит мне выйти ты тут же стоишь глазки этому менту? Я сжимаю кулаки и подхожу ближе, я сжимаю в руках его халат. - Что прошла любовь? Я тебя уже не удовлетворяю? Я понимаю, что во мне говорить злость, и сказанное сейчас будет сложно исправить, но я не могу унять свою ревность.

+2

3

[indent]Игорь Гром оказался умнее, чем поначалу подумал Серёжа. Он подмечал мелочи, задавал правильные вопросы, даже бросил любопытный задумчивый взгляд на папку с логотипом «Хольт Индастриз». Серёже пришлось сесть на стол, чтобы прикрыть её собой, а потом убрать подальше от любопытных глаз. Даже тот странный мент, с улыбкой, не был столь приставучим и придирчивым — пришёл, осмотрелся, поулыбался и ушёл, не найдя ничего интересного. А вот Гром пришёл в офис «Вместе» во второй раз...

[indent]Серёжа, конечно, тоже дураком не был. Он понимал, что Игорь Гром не ведёт дело Чумного Доктора, этим точно занимались другие люди. Но Серёжа понимал и то, что не в его интересах спорить или ёрничать. Настроить против себя ментов было равно тому, чтобы подставить Олега, а допустить этого Серёжа никак не мог. Поэтому он, пошире распахнув полы халата, пьяно улыбался, пил шампанское и переводил разговор на любые другие темы, лишь бы не касаться «Вместе» и конкретно Олега.

[indent]Олег, кстати, в любой момент мог вернуться, и Серёжа хотел сплавить Игоря как можно быстрее. Не стоило им пересекаться, по крайней мере, не сейчас. Если Гром возьмётся за Олега, то пиши пропало, догадается ведь. Серёжа гнал от себя эти мысли, мило улыбался, заглядывал в глаза, даже флиртовал, чтобы смутить и спровадить принципиально упёртого мента. Может, шампанского, Игорь? Точно не хотите? Ну как так... А может, всё же будете? Благо, Грому это всё же надоело, и он решил на сегодня закончить разговор.

[indent]— Игорь, — сказал Серёжа ему вслед и дождался, пока Гром обернётся. — Если понадобится помощь — обращайтесь.

[indent]Игорь кивнул и покинул кабинет.

[indent]Наступила долгожданная тишина. Серёжа выдохнул, прикрыл глаза и устало упёрся о стол. Хотелось немного отдыха и покоя. Слишком много всего навалилось разом: и работа, и дело Чумного Доктора, и расследование, и личные проблемы. Ещё и Олег, который слишком уж прикипел к костюму. Словно, надевая его, это был уже вовсе не Олег. Серёжа старался отогнать от себя эти мысли, вертел головой, лишь бы быстрее забыться.

[indent]Именно тогда, когда так хотелось тишины и покоя, за спиной послышались тихие шаги. Серёжа обернулся, устало посмотрел на Олега, который явно не выглядел довольным жизнью. Суровый и сосредоточенный, он подошёл ближе, сжал отвороты халата Серёжи в руках и сказал то, от чего Серёжины брови медленно поползли наверх. Сколько в Олеге было холода и даже злости!.. Серёжа не мог припомнить, когда раньше Олег вообще смел так с ним разговаривать.

[indent]— Ты что несёшь, Олег?.. — спросил Серёжа, перехватил его руки, сжал запястья и уверенно оттолкнул от себя. Обиженно, словно капризный ребёнок, поджал губы и тряхнул головой. — Что на тебя нашло?!

[indent]Да, Серёже было обидно. Он, как мог, отвлекал этого мента, менял темы разговора, чтобы не подставить Олега, а что получил взамен?.. Дешёвую ревность?.. Реально дешёвую, с наездами из девяностых. Где Олег вообще этого набрался? Как додумался сравнить Серёжу фактически со шлюхой, которая при виде мужика едва ли не из штанов выпрыгивает. Он-то, между прочим, с армии Олега дождался.

[indent]Раздражение и шампанское разом ударили в голову, и Серёжа, внезапно даже для самого себя, решил идти от обратного. Олег хотел поревновать? Ну что ж, окей.

[indent]— Хочу и строю глазки, — раздражённо процедил он и сел на свой же стол. — Чего бы не построить? Хороший мент, как мужик ничего так. А что? Ты против? Ты выпей, Олеж, и расслабься, а то вон жилка на лбу пульсирует.

+2

4

Я не мог унять злость. Все внутри как будто кипело от его дешевого удивления. То есть как халатик распахивать перед этим ментом, так это с радостью. Я смотрю на него впритык, когда он отталкивает меня в сторону, когда поджимает губы. Я не помню, когда последний раз он делал так, не в шутку, а по-настоящему. Может, когда я говорил, что ухожу в армию? И все же это не успокаивает. Предо мной как будто пролетела красная тряпка, как перед быком. Да, где-то в глубине сознания, я, наверное, сравниваю себя с быком. Когда я вообще начал так заводиться по пустякам? Только повторяю себе, что улыбочки этому менту не пустяк. Эти улыбочки больно кололи внутри и от этого тоже хотелось сделать больно, только почему? Я ведь не был таким? Может это моя новая личность говорит во мне? Похоже бродить под маской Чумного доктора, все же не приводит ни к чему хорошему.

Я стараюсь, правда стараюсь унять себя, но слова Серого заставляют лишь склонить голову на бок и посмотреть еще более раздраженно. Я не знаю о чем именно думаю в тот момент, когда сжимаю одной рукой его шею. Олег, ты похоже слетаешь с катушек. И это правда, как может так снести крышу из-за банальной ревности? А банальной ли?
- Ты сводишь на нет мое терпение, Разумовский, - чуть сильнее сжимаю руку и вспоминаю, как часто называю его по фамилии? - Представляешь, против того, чтобы ты так себя вел. Хочется, сказать больше, но я вовремя прикусываю язык, ведь все же не хочется наговорить такого, за что потом получу указанием на дверь. Я все же ревную, но не полностью отбил себе мозг. Серый был невероятно красивым, в этом чертовом халате. И это лишь больше возбуждало меня. Вероятно возбуждение и ревность гремучая смесь. Я прекрасно знаю, что сюда никто не зайдет, я ведь включил систему безопасности, когда вернулся. А значит нас никто не потревожит.

Я дергаю Серого на себя, все так же сжимая его шею, коротко смотрю в глаза и не замечаю, как облизываю губы. Я разворачиваю его спиной к себе и силой прижимаю к столу.
- Я не собираюсь делить тебя ни с этим ментом, ни с кем другим. Ты мой, Серёжа, а ты похоже забыл об этом. Стянуть его штаны получается просто, как и сильно ударить его по заднице оставляя красный след и все так же прижимая его к столу. Что ты творишь, Олег? Мне явно стоило остановиться, но я не могу. Мне определенно нравится все это. Я продолжаю довольно сильно его шлепать. Я даже не замечаю пытается ли он дергаться. Я провожу пальцами по его дырочке. - Что надеялся, что мент тебя выебет? Так этого не будет, милый. Я делаю, какое-то довольно странное ударение на «милый», а после подтягиваю его штаны, поднимаю и разворачиваю к себе. Его зад явно должен саднить даже из-за одежды.

Я осторожно поправляю его волосы и нежно глажу по щеке при этом прижимая к своей груди.
- Серёж, ты мой, ты это понимаешь? Я еще вижу что-то смешанное в его глазах, это как новый триггер, я тяну за халат ближе к дивану и усаживаю на свои колени. Я касаюсь губами его шеи, и моментально дурею от его запаха, ставлю засосы и целую. - Я не могу без тебя, - теперь уже впиваюсь в его губы с новым тягучим и невероятно жарким поцелуем.

+1

5

[indent] Серёжа и сам не понимал, зачем и для чего дразнит Олега. Да, он достаточно сильно уставал, его бесила дешёвая ревность, бесили странные предъявы, после того, как он, Серёжа, изо всех сил отвлекал внимание Игоря Грома от Олега. А теперь его едва ли не со шлюхой сравнивали!.. Серёжа не хотел ничего понимать и слушать. Он был раздражённым, обиженным и планировал выставить Олега вон. Пусть хоть на диване спит, хоть на коврике — Серёже уже было наплевать.

[indent] Он, конечно же, не ожидал, что сильные пальцы сожмут горло до хрипа. Серёжа перехватил руку Олега за запястье, раздражённо пнул его ногой, и почти сразу оказался прижатым грудью к столу. Он раздражённо зашипел, попытался вывернуться, решив, что Олег сошёл с ума и решил трахнуть ему прямо так, без подготовки.

[indent] — С ума сошёл?! — крикнул Серёжа, когда его штаны резко сдёрнули и холодок тронул обнажённую кожу ягодиц.

[indent] Он любил Олега, и сексом они занимались регулярно, но это не означало, что он готов прямо так, на столе. Только вот вместо члена он получил громкий позорный шлепок. Втянув носом воздух от неожиданности и боли, Серёжа попытался вывернуться. Ну не мог же Олег решить отшлёпать его, как маленького мальчика?! Кажется, мог.

[indent] Серёжа не знал, что бесит его сильнее: обидные слова или довольно болезненные шлепки. Рука у Олега была тяжёлая, он бил и бил, так, что задница уже горела, но, как бы ни пытался, вырваться он не мог. Шлепки оглушали, Серёжа вздрагивал, протестующе вскрикивал — он и подумать не мог, что ладонью можно сделать так больно. Сильнее его возмутило только то, что после этого Олег посмел нагло трогать его между ягодиц. Да после этого секс ему не светил лет сто!

[indent] От обиды к глазам подкатили слёзы. Олег подтянул его штаны, вызывая новую вспышку боли, развернул и посмел обнять. У Серёжи дрожала губа, и он держался, чтобы по-детски не расплакаться. Щёки горели от стыда и боли, хотелось убежать, закрыться и не видеть Олега ещё очень долго. Хотелось кричать «Я не твой, убери руки», но тогда он бы точно позорно расплакался.

[indent] В себя он пришёл, уже когда сидел на Олега на коленях и чувствовал обжигающие поцелуи. Да как он... как он смел?! Серёжа резко отстранился, толкнув его в плечи, замахнулся и отвесил звонкую пощёчину. От ярости всё внутри сводило нервным спазмом, хотелось избить Олега, ответить ему такой же болью и прогнать его прочь.

[indent] — Я не твой! — всё же закричал он. — Не твой, не твой, не твой, слышишь?!

[indent] Высказавшись, Серёжа наконец-то отдышался и решил слезть с чужих колен. Но тело внезапно отозвалось странным и хорошо знакомым чувством. В штанах стало тесно, а задница так приятно саднила болью. Хотелось... ещё? Ладонь после пощёчины горела тоже, и это возбуждало лишь сильнее. Серёжа не узнавал себя, но драка и борьба не шуточно завели его.

[indent] Вместо того чтобы слезть, Серёжа перехватил руку Олега и накрыл свой пах. Вжавшись в его ладонь, он застонал и похотливо потёрся. Наклонился, кусая его шею, оставляя яркие следы на коже, и отстранился, тяжело дыша.

[indent] — Выпори меня, Олег, — прошептал Серёжа, не узнавая самого себя, и тронул пальцами алый отпечаток ладони на его щеке, оставшийся после пощёчины. — Сними ремень и выпори меня, чтобы я сидеть не мог, иначе... — он наклонился и хитро улыбнулся. — Я буду выстанывать имя Грома, пока ты трахаешь меня. Ох, Игорь... Игорь, Игорь, Игорь...

[indent] Серёжа выгнул спину и по-кошачьи похотливо вскинул задницу.

+1

6

Я был как будто опьянен им, желанием выбить из его головы всю дурь. Пощечина отрезвляет, оставляя на щеке неприятное больное тепло. Я смотрю в его глаза и на секунду прихожу в ужас. Что я вообще творю? Он же вот-вот расплачется, зачем все это? К горлу подступает неприятный комок, потому что одна лишь мысль о том, что я могу его потерять вызывает дикий, животный страх. Похоже я уже очень давно и очень крепко к нему привязался. Я тяжело дышу и пытаюсь обдумать, что ему сказать. Или как извиниться, потому что ревность все же, если подумать была совершенно беспочвенна. Только сейчас я не думал, мои самые порывы просто вырвались наружу. Может демоны, подпитанные образом Чумного доктора? Такое ведь бесследно не проходит, а я как будто не был собой. Нет, мне нравился наш секс и игры в постели, но то, что я творил сейчас было в обычной жизни мне не свойственно. Или все же свойственно, просто хорошо скрыто?

Только что-то в глазах Серёжи меняется и вот той обиды уже почему-то и нет. Он сам берет мою руку и укладывает на свой пах, так он возбудился... Какая сладкая, киса. Мысли, о неправильности моего поведения тут же отправляются на задворки сознания, потому что здесь и сейчас такой Разумовский сводил меня с ума. Его хочется нагнуть и взять так, чтобы он думать забыл об этом менте. Только вот, предложение Серёжи заставляет тут же тяжело дышать. Вот же засранец. Слова о Громе, заставляют руку снова сжаться на его шее.
- Какая наглая и непослушная, киса. Я резко дергаю за его штаны, наплевав на то, что его задница уже явно саднит и такое движение явно причинит боль. Сам напросился. Я снова злюсь, черт, одно слово про этого сраного мента выбешивает. Я поднимаюсь с дивана и толкаю Серого на свое место, заставляя опереться на спинку и выпятить зад.

Я легко расстегиваю ремень и вытягиваю его из штанов. Я ударяю несколько раз сильно, привыкая к чувствам. Отлично. Я наклоняюсь к Серёже и тяну его голову вверх за волосы, сильно сжимая рыжие пряди в кулак.
- Будешь считать удары и, если собьешься мы начнем сначала. Тридцать ударов, ты меня понял? Я жду ответ, и неторопливость меня бесит, поэтому я ударяю еще раз по его розовой попке. - Соображай, быстрее, киса. Посмотрим, сможешь ли ты кончить только от порки. Я отпускаю его волосы и даже приглаживаю их. - Думаю такая киса, как ты, сможет.

Я определенно ловил кайф от каждого из тридцати ударов. Каждый оставлял на это заднице, все более яркие следы. Удар за ударом, кожа из розовой становилась красной и близилась к тому самому малиновому оттенку. Я не собирался останавливаться от его всхлипов. Плохих кис наказывают, все верно. На последних ударах у меня даже слега болит рука. И все же тридцатый вызывает даже у меня сладкий стон наслаждения. Картина была невероятно красивая. Ночной город, яркие огни за окном, Серёжа, который в этой позе был невероятно красив, и ярко малиновая от ударов задница с небольшими кровоподтеками. Как же аппетитно.

Я отбрасываю ремень в сторону, а он падает звонко ударяясь пряжкой об пол. Я подхожу к столу и нахожу там тюбик со смазкой, возвращаюсь к Серёже, смазываю пальцы и начинаю его готовить. Этот раз будет определенно хорош, учитывая как будет саднить эта красная попка от каждого толчка.
- Ты такой красивый, - не могу не поделиться с ним этой мыслью. Он был уже готов, а я сгорал от желания. Я медленно вхожу прижимая его к своей груди, чуть кусаю за плечо и не скрываю стона удовольствия. - Мой, Серёж, ты весь мой. И я подтверждаю свои слова, каждым толчком, поцелуем, засосом и каждой лаской.

0


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » Do you like him? [bubble comics]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно