активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » королева бала [tww]


королева бала [tww]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА


Gellert Grindelwald, Albus Dumbledore//Милый Хогвартс//Перед Рождественскими каникулами

https://i.pinimg.com/originals/4a/e4/ad/4ae4adb0bf8fdaa6fdf4a9630986ab99.gif

https://i.pinimg.com/originals/73/0d/9c/730d9c11f6264eb443889757f93beddc.gif

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua.

Выходи на танец, первый или последний. Танцуй, будто весь мир у твоих ног.

+1

2

Хогвартс гудел, как потревоженный улей.

Конечно, ведь некоторые праздники приходили лишь раз в году, и не было ничего похожего вплоть до следующих каникул. Каждый в школе-замке ждал этого события с нетерпением. Некоторые боялись. Некоторые страстно желали уехать пораньше, чтобы не видеть чужой радости или не опозориться самому. А ведь довольно большое количество учеников и преподавателей опасались публичности, боялись выглядеть дурачками при всех.

Альбус Дамблдор, долгое время проведший в сомнениях и созерцаниях, уж точно не был одним из тех, кто побоялся бы явиться на праздничный бал. Тем более, что там его ждало нечто особенное. И нет, это далеко не парадно украшенный зал, сияющий сотнями звезд, блесток и праздничных украшений. Да, в зале было, чем полюбоваться.

Но у Альбуса был свой маленький план.

И он чуть было не разрушил его своими руками, обнаружив себя стоящим напротив заветной двери. Вместо этого можно было бы заняться чем-то более полезным - привести себя в порядок, к примеру. Или весело шутить с учениками, оставшимися на торжество. Тоже дело, почему бы и нет? Однако у профессора был свой план - отправиться к Алексу-Геллерту не самому, а напомнить ему о своем возвращении в Хогвартс несколько необычным способом.

"Помнится, тебя заинтересовала коллекция".

Альбус отвечал на восторженные приветствия учеников, не видевших своего любимого преподавателя, а сам украдкой посылал сигнали отправленному в коридор единорогу. На спине у белоснежного животного - точной копии статуэтки с камина - покоился сверток с одеждой, туго перетянутый бархатной алой лентой, а в зубах оно держало личное письмо-приглашение. Трижды зверь постучал копытом в дверь, где жил профессор Ретейн.

"Я буду ждать тебя возле южной лестницы. Но насчет веселья я не очень уверен".

Таковым было короткое содержание письма, написанного аккуратным почерком с легким наклоном и большим количеством завитушек. Сам же профессор Дамблдор, окруженный восторженной стайкой первогодок, получал уже второй десяток подарков, и не знал, куда их девать в данный момент. Оказалось, что его многие ждали.

- А где профессор Ретейн? Он будет на балу? - хитро спросил кто-то из малышей постарше, и Альбус с уверенностью знатока кивнул.

Эта личность обладала патологическим умением располагать к себе, чем бессовестно пользовалась даже в стенах альма-матер. Но куда уж Альбусу осуждать? Тут была разве что игра за внимание, и ничего больше. Ничего ведь...не изменилось, так?

Легкий ком волнений застрял где-то выше ключиц, да так и не пожелал уходить.

- У вас очень красивая мантия, профессор, - хлопая глазками, бросила одна из старшекурсниц, оставляя Альбуса в полном одиночестве у той самой южной лестницы. Никто, благо, не удосужился спросить, ни кого ожидает профессор Дамблдор, ни где он достал столь необычную мантию.

Ведь склонность к прелестным вещам у него была всегда. Просто негде было продемонстрировать.

а вот такая, к слову, мантия

https://www.1860-1960.com/xa7613p0.jpg

+1

3

Ничего не изменилось, и не должно было. Разве что профессор Дамблдор предпочел отдалиться и блистательный дуэт распался на какое-то время. Геллерт не мог его винить за этого. Собственные ошибки признавать сложнее всего. К примеру, сам он бы ни за что не признал, что ошибся, раскрывшись преждевременно своему давнему другу. Это было порывом, чистым и сердечным, как и многое, с чего начинались их отношения еще тогда. Возможно, делать этого не стоило.
Странное дело, но стоило только Альбусу пропасть по своим невероятно важным делам, отменив все свои занятия, как в мыслях Геллерта воцарился сплошной раздрай. Он только и мог думать, куда делся непутёвый колдун, что он замышляет и почему так надолго оставил его без присмотра. Рассчитывалось, что теперь профессор Дамблдор и шагу ему не даст ступить, но произошло почему-то нечто противоположное. Вот и выходило, что в планах своих коварный волк просчитался, превратившись в покорную собаку, ждущую с нетерпением того, с кем затеял игру.
Стоило захватить Хогавртс, перевернуть там все вверх дном, перерыть все древние фолианты, разогнать по домам учеников, но о таком коварстве Геллерт почему-то не подумал. Он продолжал преподавать, взяв к тому же еще нагрузку пропавшего преподавателя по трансфигурациям, ведь и этот предмет для него не представлял сложностей. Перестроенное расписание не оставляло ему и минуты на размышление, к тому же добавилась группа выпускников, запуганная до смерти С.О.В. и Ж.А.Б.А в дополнении к их практике трансгрессии.
Последние месяцы перед балом прошлом в настоящей суматохе, Геллерту даже не было времени отбиваться от чудных запросов для рождественской постановки, которая в этом году обещала быть особенно занятной. Словом, Дамблодру было не жить.
"Я буду ждать тебя возле южной лестницы. Но насчет веселья я не очень уверен".
Скомкав бумажку, Геллерт холодно посмотрел на «почтовую сову».
Дезиллюминационное заклинание сползло с него, когда последний ученик поторопился убежать в зал, чтобы не пропустить начала представления. Руки выскользнули из-под черной мантии, увлекая Альбуса в серые тени. Пальцы проскользнули под одежду, сжали горло профессора, надавив на кадык.
- Я же предупреждал, - прошептал жутковатым хриплым голосом Алекс Ретейн, прижимаясь щекой к небритой щеке Дамблдора. – Я же говорил, что не могу навредить тебе, но могу навредить кому угодно здесь, а ты оставил меня? Придется расплатиться…
Алекс сжал руки еще крепче, пальцами правой руки надавив на губы Альбуса, заставляя их раскрыться, проникая под края мантии, касаясь его живота. Он прикусил шейный платок, отодвигая края ткани, почти разрывая ее зубами. Когда в коридоре раздались шаги, Алекс даже не ослабил своей хватки, хотя в темноте было сложно рассмотреть что-то кроме яркой мантии.   
- Эх… эм… Профессор? – Позвал неуверенно голос. – Профессор Дамблдор? Мы начинаем.
Алекс позволил своей жертве немного свободы, освобождая его губы.
- Ответишь ему? Интересно, что скажут коллеги и ученики, если увидят, как возбужден их профессор.   

не умею я искать. допустим, мантия

https://vogue.ua/cache/inline_990x/uploads/article-inline/f9e/f6d/189/5e45189f6df9e.jpeg

+1

4

- На...

Настолько старался Дамблдор сделать вид, что ничего не произошло, что едва не разрушил всю конспирацию. Ведь стоило ему вздохнуть не так, позволить словам опередить мысли или просто чем-то себя выдать, как все пойдет крахом. Хотя, по сути, что мог сделать один единственный ученик в широком школьном коридоре? Разве что завопить. Но на фоне всеобщего веселья и музыки, что доносилась из главного зала, разве бы кто-то это услышал?

- Начинайте без меня, Галби, - взяв под контроль дыхание. - Мне нужно привести в порядок мантию.

Ученик послушно кивнул, умчавшись доложить старшим профессорам о выполненном поручении. Наверняка бедного ребенка просто заставили, как первого попавшегося под руку, и теперь он был просто счастлив, избавившись от внезапного задания. Ведь куда веселее общаться со сверстниками и пить пунш, нежели выслеживать неуловимого профессора Дамблдора.

- Ты не единственный, кто скучал. Имей совесть, - Альбус не стал даже пытаться что-либо отрицать или вырываться. В конце концов, в этих серых тенях под лестницей были они одни, и волноваться было особенно не о чем. Разве что о том, что в одну минуту на него нахлынули все те воспоминания, от которых он пытался отгородиться все время своего отсутствия в Хогвартсе. Безумные воспоминания, подтверждающие самые страшные догадки. - Тебе уже весело, не так ли?

Мощным рывком он переменил положение в пространстве, оказываясь с юным профессором лицом к лицу. Эмоций было много, но, в силу некоего опыта и наученности, Альбус выражал сейчас ту степень недовольства, которую еще можно было изменить в какую-либо сторону. Вопрос времени или действий.

- Только не нужно меня запугивать, ты же знаешь, что это не работает, - вопреки ожиданиям, Альбус не был рассержен или даже зол. Напротив, глаза его блестели довольно приятным и спокойным блеском. - Умерь свой пыл, иначе опять растаешь.

Похлопав профессора по плечу, Дамблдор напомнил ему о том, что случилось в последний раз. Любопытно, что сработало бы лучше - мнимое возбуждение или смена внешнего вида профессора Ретейна, к которому уже все успели привыкнуть? Тут не иначе, как проверять на личном опыте.

"Да только я не собираюсь".

- Думаешь, со временем я бы не догадался? - вопреки ожиданиям Альбус даже палочку не доставал, хотя соблазн был слишком велик. Он просто стоял по-прежнему очень близко, хотя более мудрый на его месте наверняка бы постарался уйти подальше от столь опасной ситуации. - Или ты продолжал бы играть свою роль, как ни в чем не бывало? Это не слишком хорошо, скажу тебе. И где, в таком случае, тот цвет, который я посоветовал тебе взять? Не слишком хорошо...нарушать обещания. Обманывать.

Альбус поправил ворот на чужой мантии, остановив ладони чуть ниже ключиц.

+1

5

Насколько они были разными, настолько же их и притягивало друг к другу. Таков закон магнита, о котором босоногие магловские детишки узнают с самой младшей школы, а маги могут не постичь и за всю жизнь. Альбус Дамблдор убегал, пытаясь придать этому бегству вид тактического отступления, а для серьезных разговоров у него было размытое «я не могу» и тоскливый вздох, что могло бы означать все, что угодно. Геллерт Гриндевальд делал шаг назад, но только для того чтобы удвоить свои усилия по другому фронту. Его не волновало тоскливое дождливое противостояние, он довольствовался свободой, которую ему давала сила. Альбус Дамблдор научился решать проблемы чужими руками, раздавая мелкие и крупные поручения своим агентам, которые были только рады угодить великому волшебнику. Геллерт Гриндевальд предпочитал вершить историю своими руками, общаться лично с важными фигурами в своём заговоре, стоять за каждой клеткой на шахматном поле, идя впереди армии. В чем-то было и сходство. Они оба стремились к контролю, они должны были знать, чем живут их последовали, они оба видели общую картину, не зацикливаясь на деталях. Повезло ли миру, когда Альбус не последовал за Геллертом? Стало ли трагедией падение во мрак юного волшебника? Пожалуй, все дело только лишь в точке зрения.
В той темноте, что приютила их обоих, Геллерт был чуть больше похож на себя, чем на преподавателя. Живые, чуть утомленные, странные глаза смотрели внимательно, будто бы видя даже самые темные участки души.
- Если ты и скучал, то показывал это крайне неумело, Альбус. Если с самого начала ты подозревал что-то неладное, то где были твои глаза? Ты же не мальчишка, чтобы тебя можно было обмануть банальными чарами, - Геллерт ухмыльнулся, подумав мимолетом о том, что банальными чарами обманывались и более мудрые волшебники. – Сразу же сбежал, оставив меня наедине с юными дарованиями. Выяснил, что хотел выяснить? Амберы прислали ответ на твой запрос? Корбин подготовил тебе ингредиенты? Когда будет сова от Грейхаунд? Как видишь, я тоже с нетерпением жду твоего хода.
Он положил руки на талию профессора, провел ладонями по поясу, надежнее затягивая его и выскользнул на свет, подальше от объятий Альбуса. Алекс Ретейн деловито поправил мантию, кому-то помахал в открытую дверь зала, обернулся назад, легко улыбнувшись.
- Профессор Дамблдор, а не думал ли ты, что оставлять меня одного будет опрометчиво? Давай, используй свое зелье перед всеми, разоблачи самого ужасного, заодно и посмотрим, сколько учеников все равно останутся ему верны, - тихо прошелестел его голос.
Кто-то крикнул из зала его имя и профессор приветливо кивнул. Он шагнул в общую залу первым, не оборачиваясь.
Сегодня была пьеса. Постановка, по одной из сказок Барда Бидля. К этому событию готовились весь первый семестр, чтобы перед каникулами устроить шикарное выступление. В зале уже все было готово. Вместо массивных общих столов преподавателей расположилась сцена, вокруг которой толпились стулья и столики. С темного неба шел снег, большая елка в углу загадочно мерцала. Свет уже погасили, рассказчик начал выступление. Призраки факультетов курсировали по залу, тоскливо заглядывая в тарелки, где были только лишь легкие закуски.

+1

6

"А если мне просто не хотелось обо всем узнавать?.."

Да, кто бы только мог подумать о том, что один из умнейших волшебников своего поколения станет обманывать самого себя! Альбус уж точно не хотел бы для себя подобного будущего. Очень уж любил он строить грандиозные планы и не любил, когда какая-то маленькая деталька выпадала из общей мозаики и настойчиво о себе напоминала.

Стоило признать, они оба ввязались в опасную игру. Нужно ли было пресечь ее с самого начала? Хотелось ли этого кому-то из них?

Альбус как-то невесело усмехнулся, оставшись наедине с полумраком под лестницей. Как ловко умел этот человек манипулировать словами и жестами и, казалось, вот-вот он одурачит весь волшебный мир. Но не его, не Дамблдора. Их связывало нечто большее, чем общность планов и похожие желания. Рассказывать об этом кому-то еще не было никакой нужды. И раз уж речь зашла об игре, можно и принять некоторые правила...Они ведь всегда устанавливали их. Негласно, по правде говоря, но они были. Сейчас можно было с уверенность утверждать - назад не повернешь. И если Альбус считал своим долгом не дать их давней "дружбе" коснуться как-либо Хогвартса, то о намерениях по поводу масштабов у своего оппонента он мог лишь догадываться.

- И вот отправились они в дальнюю дорогу, ждало их там чудесное приключение! - услышал Дамблдор голос ученика, который периодически вставлял реплики в сказке. Для того, чтобы слушатели не потерялись в довольно бесхитростном сюжете, было решено оставить роль таинственного рассказчика, что находился за сценой. Его голос, магически слегка измененный и усиленный, вселял некоторый трепет.

Сказка должна была быть недолгой, а еще в ней, как обычно, должна была прозвучать некая мораль. Долго искать выделяющуюся среди прочих фигуру молодого профессора не пришлось. Альбус в своей мантии не мог быть незаметным для остальных даже в полумраке представления, а потому пришлось активно кивать всем-всем по пути.

"Раз ты так привык к детям, то мне уже можно начинать переживать. За тебя".

- Уже выбрал, кому отдашь свой первый танец? - очутившись позади, заботливо и как бы с намеком осведомился Дамблдор. - Помнишь о моих уроках, м?

Учитывая все обстоятельства, забыть о таком вряд ли можно. Если только очень не стараться. Тем холодным ноябрьским днем было как-то по-особенному тепло, и даже не нужно было одеваться дополнительно. Сейчас, кстати, тоже было странно тепло, несмотря на царящие за окнами холода. Никак, зрители надышали? Или?..

На сцене стремительно менялись декорации - из каменного дворика под ногами героев вырастала сизо-зеленая трава, усыпанная разномастными цветами.

Под шорох декораций и завороженные голоса собравшихся, глядящих на сцену, Альбус набросил на плечи и шею "Алекса" теплый вязаный шарф полночно-синего оттенка. С узором звезд, двигавшихся в каком-то им одном ведомом ритме.

- Если вдруг не будет жарко, - подмигнул профессор, с трудом пряча смех и даже не говоря о каких-то прочих рождественских подарках.

Пока.

0

7

В темном зале Алекса позвали к нескольким столикам, ученики тихонечко предлагали ему присоединиться к ним, несколько девочек захихикали. Профессор кивнул, проходя мимо, жестом показывая что он должен оставаться на ногах. Подобное же оживление среди учеников вызвало и появление в зале Альбуса Дамблдора. Кто-то присвистнул, отметив сногсшибательный вид профессора, а девочки снова захихикали.
- Первый танец уже был, - бросил через плечо Алекс Ретейн, лучезарно и печально улыбнувшись. В этот момент даже смешки стихли. – Еще до этого…
Он замер, наблюдая за группой учеников, которые загадочно шептались, передавая что-то под столом.  В этот самый момент мягкие кольца шарфа легли на плечи. Профессор задумчиво положил руки поверх, наблюдая за сценой.
Спектакли уже стали традицией, каждый год красочные постановки украшало что-то новое, делая сказку немного ближе. Голос рассказчика уверенно вел зрителей вперед, ответственный профессор Бири, преподаватель травологии, вдохновленно следил из-за кулис. Казалось, все восхищены постановкой, но почему никто не замечал того, что происходило на самом деле? Актеры ставили друг другу подножки, во время ответственных диалогов что-то начинало шуметь, сбивая, в зале хихикали разные группы учеников, поддерживая своих друзей и все начинало походить на ожесточенную баталию. Рыцарь-герой выхватил свой меч из ножен, но в его руках оказалась рукоятка столового ножа! Публика благосклонно загоготала. Но тут выскочил настоящий дракон, разевая жуткую пасть, усеянную мелкими зубами. Зрители замерли. В этот раз все было более настоящим, чем можно себе представить. Конечно, дракон был не совсем настоящим, всего то раздутой огнеящерицей, немного обалдевшей от происходящего, но все же это было занимательно. Герой взмахнул… рукояткой ножа… публика забурлила… ящерица напряглась. Рыцарь отступил, запнулся через брошенный канат прямо посреди сцены и ухнулся на пол, громыхнув всеми своими латами. Вместо помощи главному герою другие актеры разделились на две части, половина из них стала смеяться, указывая пальцами, вторая кричать, обвиняя друг друга. Вот тут и началась драка. Полетели заклинания, профессор Бири выбежал на сцену, пытаясь разнять учеников, но тут же упал, притянутый к земле непропорционально раздутой головой. В этой сваре все успели позабыть про несчастную ящерицу, которая тоже решила принять посильное участие в новом варианте сказки. Она раскрыла рот и с громким «птюф» огненный фонтан брызнул на декорации и занавески, пламя перекинулось на ближние столики. Ученики завизжали, разбегаясь, но, «птюф» и отходы к двери перекрыты.   
Во время всей этой постановки, профессор Алекс Ретейн наблюдал за событиями совершенно спокойно, кивая на самых удачных местах. Он не запаниковал и не стал бегать, как другие преподаватели, когда началась драка и после пожар. Молодой человек вообще выглядел так, словно ничто уже не могло его поразить. Ученики сбились к стенам, профессора пытались их прикрыть, ящерица снова раскрыла рот и плюнула огнём через весь зал. Алекс Ретейн проследил за полетом шара, с громким шипением разбившегося о двери. Он сделал шаг вперед и двинулся вдоль рядов, вынимая палочку. Среди всего шума и гама, он выглядел островком спокойствия. Ящерица обернулась к нему, раскрыла рот и плюнула. Одно неуловимое для глаза движение палочки, и вот огненный шар отклонен в сторону, уменьшен и погашен. Алекс спокойно шел вдоль прохода. Огнеящерица плюнула еще раз, и снова, и еще раз, но каждый из шаров был играючи уничтожен. Профессор даже манжет не запачкан, встав напротив зверя ткнул в нее палочкой, не произнося ни слова. Огромная ящерица стала уменьшаться в размерах, но очень медленно. Несколько преподавателей, что были ближе всего, подскочили к нему, взмахнув палочками и повторяя заклинание. Когда с уменьшением было покончено, профессор Ретейн развернулся на пятках, магический огонек говорил о том, что новое заклинание начинает свое действие. Общий зал стал восстанавливаться по мере того, как профессор двигался вперед. Когда Ретейн дошел до дверей главного зала, уже почти все было починено. Он вышел из зала, давая ученикам понять, что бояться больше не следует.

+1

8

Мог ли обойтись бал в волшебном замке без яркого фейерверка? Конечно, не мог, и каждый об этом знал.

Всякий раз случалось что-нибудь, о чем потом еще долгое время судачили и ученики, и преподаватели. Так уж заведено в Хогвартсе: если все проходит гладко и без запинок - жди беды. Вот и в этом году, будто специально, чтобы не навлечь те самые призрачные беды, на главный зал навалилась сначала ругань, а потом и маленькая пародия на огнедышащего дракона.

Хотя у этой пародии было немало сил, и будь ее воля - древние стены бы точно пошатнулись.

Но не сегодня.

Сегодня на первый план выходил тот, кто до поры до времени держался в тени. Тот, кто так же, как и огнедышащий дракон, мог развалить Хогвартс по одному лишь желанию. Тот, в чьих руках была сила изменить мир вокруг себя. Да, они никогда не навредят друг другу, но разве нет иных способов причинить боль?.. Альбус двинулся было вперед, но пламя отрезало его от "Алекса" и заставило обратить внимание на парочку первокурсников, зажатых отлетевшей в сторону скамьей. Освобождая ребятишек, профессор чуть было не пропустил все зрелище, о котором точно сложат легенду местные умельцы по части стихосложения.

"Однажды волшебник может достигнуть такого уровня мастерства, что ему и палочка не понадобится", - вдруг вспомнились Альбусу слова какого-то из древних мудрецов. Тогда он, конечно, мигом решил, что когда-нибудь непременно станет таким волшебником. Но теперь, глядя на чужие уверенные и хладнокровные движения, он понимал: придется подвинуться и отдать пальму первенства в постижении "беспалочной" науки своему старинному другу.

Который и не друг вовсе. А кто же?..

- Профессор, вы в порядке?..

Кто именно обнаружил его, стоящим с опущенной палочкой в дальнем углу зала, Альбус так и не понял. Он помнил, что успел выкинуть нескольких детей через созданный магический коридор, защищающий от огня, а потом еще что-то кричал и куда-то бежал. Но теперь взгляд его, прикованный к выходу, не мигая, смотрел в спину уходящему волшебнику.

Что, неужто, опять? Неужели опять эта гонка? Опять вызов? Опять?..

"Что же, на этот раз ты выиграл", - подумал Альбус, выразительно кивая подбежавшим людям. Хорошо, чито они справились о его состоянии, но все и так знали, что профессор Дамблдор в силах решить любую проблему. А уж позаботиться о себе - тем более. Потому его оставили в покое, и под гневные крики деканов и старост факультетов он вышел вон. Объяснять никому ничего не нужно было - а еще все лицезрели огромную дыру в подоле мантии. Должно быть, уцепилась за что-то неудачно.

- Браво, профессор! - догнав неуловимого волшебника, Альбус осторожно тронул его за плечо. - Хогвартс явно не забудет этого. Равно как и я.

Он обошел его со спины и остановился перед чужим взглядом, немного красный от пережитого пожара и слегка взволнованный. Волосы, чуть растрепанные, убавляли Альбусу пару лет.

- Ты сделал это, хотя мог и не делать, - задумчиво произнес он, чуть наклоняясь вперед. - А теперь так быстро уходишь. Как и прежде, не принимаешь мимолетные  благодарности?..

"Сколько тебя помню, тебе всегда нужна была искренность. И не от кого попало".

Отредактировано Albus Dumbledore (2021-05-19 10:59:34)

+1

9

Это все было незначительным событием, ерундой, которую никто никогда не будет планировать. Ничего из этого и не могло уложиться в планы. Пожалуй, Альбус Дамблдор мог бы быть чуть внимательнее к своим ученикам, выяснить причины их раздражительности, понять, что распределение ролей оставляет слишком много недовольства, заметить раскол между актерами. Можно было поближе ознакомиться с сюжетом постановки, пронаблюдать за преподавателями, привлечёнными против воли. Наверное, следовало узнать, как профессора решат проблему огненного дракона, требуемого для выступления. Конечно, любой обычный нормальный маг устроил бы что-то попроще, нагнал жути какой-то выдумкой, но когда в Хогвартс принимали на работу обычных нормальных? Подводя  итог, можно сказать, что события в главном зале того вечера были целиком и полностью на совести Альбуса Дамблдора, слишком увлеченного чем-то помимо внутренних дел школы. Вот что бывает, когда сверх организованный разум противостоит сердцу.
От горящей ткани, тяжелых занавесей сцены, реквизита и убранства зала разлеталось очень много крошечных искр, которые успевали погаснуть еще до того, как коснутся мраморного пола. Заклинания вернули все на свои места, восстановили порядок, но несколько искр каким-то непостижимым способом вырвались из главного зала, метнулись следом за вечным беглецом, спину которого волшебники будут видеть в кошмарах, убегая или догоняя, проскользнули мимо него и поднялись к высокому потолку. Гриндевальд повернул голову, провожая взглядом гаснущую искру. На следующие несколько дней им предстояло оставаться дружным профессорским составом  замке, разбираться с последствиями одного вечера. Очень мотивирует. Тем более что погода будет на редкость снежная.
На какие-то доли секунды Алекс даже забыл, что произошло и о чем толкует взволнованный Альбус. Он вздрогнул, проводил профессора взглядом.
- А? О чем Вы, профессор? – Задумчиво протянул он, будто бы приходя в себя посреди коридора, скидывая с себя сомнительные чары.
Он пошел вдоль коридора, всматриваясь в темноту перед собой и с каждым шагом выражение его лица неуловимо менялось. Немного неловкий, чуть-чуть растерянный профессор, смотрящий на этот мир глазами, полными надежды, превращался в какого-то другого человека, каким он мог быть лишь наедине с собой. Упрямо сжались губы, выражение суровой уверенности пришло на смену легкого недоумения, расправились плечи и даже шаги стали более тяжелыми. Кем был тот маг, который только что навел порядок в главном зале?
- Ты хотел поблагодарить меня? – Спокойно поинтересовался Алекс Ретейн, встав посреди коридора. – Тогда, как насчет выражения этой благодарности прямо сейчас?
Профессор положил ладонь на плечо Даблдора у основания шеи, двинулся вперед, прижимаясь к нему всем телом, мягко прикоснулся губами к его губам, словно волновался куда больше, чем тогда, когда шел навстречу огню. Сердце громко забилось и поцелуй вышел не наглым, а скорее неуверенным, наивным, осторожным.
- Еще один танец? – Поинтересовался он, проводя большим пальцем по щеке Альбуса.

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » королева бала [tww]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно