активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » Молчание [shingeki no kyojin]


Молчание [shingeki no kyojin]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[html]<style>/*** Эй! Не копируй этот код, дурацкий воришка! ***/
#abase {display:flex; margin: -18px auto auto 2em; max-width: 500px; overflow:hidden; box-sizing:border-box; background:#fff; position:relative;}
.apict {background: no-repeat calc(100% + 8px) -2px; background-size:170%; width: 200px; height: 350px; box-sizing:border-box;}
.apict::after {content:""; display:block; box-sizing:border-box; width:0px; height:0px; position: absolute; margin-top: 195px;
border-color: transparent transparent #fff transparent; border-style: solid; border-width: 0px 0px 155px 200px; }
.atext {background-color: #fff; min-width:300px; box-sizing:border-box; padding: 24px 24px 0 24px;}
.atext > em {display:block; padding: 6px 0; margin-bottom:28px; text-align:center; font-style:normal !important; font-size: 10px; color: #555;
border-bottom: 1px solid #e6e6e6; border-top: 1px solid #e6e6e6;}
.atext > p {max-height:160px; overflow:auto; font-size:11px; line-height:130% !important; text-align: right; font-style:italic; box-sizing:border-box;
padding: 0 5px 0 0 !important;}
.atext p::-webkit-scrollbar {width: 5px; height:5px;background-color: rgba(255, 255, 255,1);}
.atext p::-webkit-scrollbar-thumb {background:#f30000; box-shadow:inset 0 0 0 2px #fff;}
.atext > section {display: block; position: absolute; box-sizing: border-box; text-align: center;
padding: 0px 6px; bottom: 26px; width: 360px; left: 120px;}
.atext section span {display:block; background: transparent; padding:0 !important; border-bottom: 10px solid #e6e6e6;
height:0px; width: 100%;}
.atext > section > h6 {font-size: 50px; font-family:Caveat, Georgia, Tahoma, serif; margin-top:-40px; font-weight:400; transform: rotate(-3.5deg); color: #000; text-shadow: 1px 1px 3px #d4d4d4;}
</style>
<div id="abase">
<div class="apict" style="background-image:url(https://images.vfl.ru/ii/1617626764/d8a … 955946.png);"></div>
<div class="atext"><em>Eren Jaeger // Armin Arlert</em>
<p>Мы существа<br>
Разной природы, разных потоков,<br>
Разных воззрений, разных течений,<br>
Разных стремлений, разных истоков,<br>
Разных позиций, но<br>
Если мы порознь – мы умираем,<br>
В общем, не очень сложная схема.<br>
Мы выживаем, жизнь пожирая,<br>
Счастье у нас одно.</p>
<section><span></span><h6>Молчание</h6>
</section></div></div>
<br><br>
[/html]

Отредактировано Armin Arlert (2021-04-25 16:51:09)

+2

2

Сердце уже успокоилось, но в теле еще ощущалась легкая усталось после использования Атакующего. Еще немного - и следы на скулах от разрыва тканей исчезнут, но пока тонкие красные полосы все еще были хорошо заметны и едва заметно стягивали кожу.
Он идет в задумчивости, перекатывая в пальцах кольцо Энни и откидывая встроенный в него коготь раз за разом, проверяя механизм. Надо же, какая простая вещь, а может вытащить из любой ситуации. Нужно придумать что-то похожее для себя. Кольцо налезло только на мизинец и было не самым удобным для использования, но выбирать не приходилось, поэтому вместо того, чтобы просто надеть его - он буде его в руках, погруженный в свои мысли и сомнения.

За то время, что Райнер  провел с ними в качестве предателя своей страны и того, кто переметнулся на их сторону и выкладывает все, что знает, они успели немало узнать о Марлии, да только вот о «Зике» не было ни слова до того момента, как Брауна допустили к Энни. Эрен от этого факта впал едва ли не в бешенство, концентрированное и хорошо закупоренное где-то глубоко внутри, но все равно - бешенство. Потому что именно это было важно для Эрена, и именно об этом умолчал Райнер. Нет ни капли сомнений в том, что осознано.

Рвущемуся поговорить наедине с Райнером Эрену охладили пыл и отказали в просьбе: сейчас было действительно не до этого, у развед-корпуса пробудился еще один титан и все силы были направлены на ее сопровождение.  Ничего, он еще докопается до него. Райнер знает его брата, какого черта? Получается, Зик на той стороне? Может, еще и титан? Что же, это не имеет никакого значения на самом деле, потому что Эрен его найдет любой ценой и.. И что тогда?

- Эрен! Смотри, куда идешь, - чуть не столкнувшись с ним по пути, Бен, еще знакомый с кадетских времен, отступается в сторону. Несколько заторможенно кивнув ему в ответ, Эрен продолжит путь в сторону столовой, думая о том, что неплохо было бы перекусить, как останавливается, услышав оклик со спины и почувствовав плечо на спине. - совсем забыл, тебя Армин искал. Был в казармах минут.. десять назад.
- О, - Эрен оглянется на него, разворачиваясь вполоборота. Армин, точно. Прибыл вчера и они толком даже пересечься не успели, только перед сном обмолвились парой фраз. Видимо, уже закончил свои дела. - Спасибо, - Эрен коротко улыбнется и попрощавшись, свернет к казармам, ускорив шаг и сжимая кольцо в руке.

На то, чтобы добраться до их двери, уйдет не очень много времени, еще несколько минут - и он уже шагнет внутрь, едва не сталкиваясь в проходе с Томом плечами и оттого роняя из рук кольцо Энни, покатившееся куда-то вглубь помещения.
- Черт! - Эрен сорвался вперед, запутался в ногах, но все же устоял, а когда выпрямился - напряженно замер, прислушиваясь и пытаясь понять, куда укатилось. Нигде нет. Взгляд шарит по полу, но не цепляется за кольцо.
Эрен оглянется в поисках Армина, но не найдя взглядом светлые волосы, пройдет вперед меж кроватей, туда, где слышал звон кольцо в последний раз и опустится на колени, заглядывая под кровать и пытаясь понять, где пропажа. Лишь бы никуда не провалилось, было бы совсем тупо и нелепо потерять его по неосторожности.

+1

3

[indent] Команда "Отбой" эхом отдавалась в ушах, настойчиво пытаясь заглушить мысли, что болезненно пульсировали в сознании, то и дело грозя излиться ядовитой желчью в реальный мир. Взвизгнули сматываемые тросы, лязгнули сложенные аккуратными бутонами якоря, знакомым приемом спружинили ноги, смягчая удар на приземлении; поморщившись от позабытых нагрузок, свалившихся будто снег на голову в этот день, Армин оглянулся на остальных солдат, что всего лишь минуту назад с удивлением смотрели вслед взбеленившемуся малявке, и поспешил обратно к казармам, лишь бы не объяснять зевакам причину своего резко переменившегося настроения.

[indent] Эрена в казармах не было. Ну конечно, с чего бы ему тут быть, герою и спасителю человечества? Небось, опять рискует своей шкурой, никому ничего не сказав!

- Может, пожрать пошел? Я вот от нервов всегда голодный...

- Да. Может быть. И убери эту чертову обувь с прохода!

- Армин?..

[indent] Отвечать, какая муха его укусила, у Арлерта не было никакого желания. Пусть те, кого интересуют гребаные теории - читают гребаные книги! А у него было дело поважнее: найти Эрена. Найти, мать его, неуловимого титаноподобного Эрена и...

[indent] И что?

[indent] Стоило бы остановиться, подумать как над своим поведением, так и над возможным разговором, но весь такт Армина, его страсть к мирным переговорам были смыты потоком, что не так давно переполнил, казалось бы, бездонную чашу терпения. Праведный гнев, разгоревшийся от одной лишь искры, и не думал угасать, заодно подпитывая решимость, невесть откуда взявшееся безрассудство и жажду крови.

[indent] В последнем Эрен тоже был виноват!

.   .   ❧   .   .

- О! Армин, ты чего такой хмурый? Там, кстати, Эрен пришел. Хочешь, я за ним сх...

- Пошел прочь.

- Что?! А не охренел ли...

- Он там? Если кто туда зайдет до того, как выйду я - переломаю пальцы.

[indent] Закрывшаяся за спиной дверь словно бы отсекла казармы от всего остального мира. Армин жадно огляделся по сторонам: пусто, лишь кое-где помяты покрывала на кроватях, тут и там виднеются наспех сброшенные вещи и чей-то не сданный на склад УПМ. Ухмыльнувшись будущей выволочке безымянному бедолаге, Армин спешно зашагал в сторону, где всего секунду назад мелькнуло движение. И действительно: темная макушка Эрена знакомо торчала откуда-то с уровня пола. Конечно, прятать что-то под кровать гораздо лучше и удобнее, чем объясниться и поделиться тайнами с другом детства! С каждым ускоряющимся шагом ощущая бешеное биение собственного сердца, Армин чувствовал, как его морально и физически вымотали бесконечные секреты и недомолвки.

- Эрен! Ты!..

[indent] Подавив в себе желание от души отвесить пинка под так удобно откляченный зад, Арлерт все же сдержался и, ухватив друга за ворот, с неожиданной даже для себя силой швырнул его в общий проход меж рядов коек. Пусть уж Йегер смотрит на него прямо, а не прячется по углам! Да и замахнуться там, где пространства чуть больше, было куда удобнее...

- Когда ты мне собирался все рассказать?! Почему я узнаю важные вести от каких-то незнакомцев, но не от тебя самого?! Отвечай!

[indent] Нервное напряжение, меж тем, не требовало ответов, оно требовало действия: встряхнуть противника за грудки, отвесить ему тумаков, укусить - что угодно, лишь бы заткнуть тем самым потаенный страх, плотным клубком опутавшим все внутри и от души питавшим полыхающую ярость.

Отредактировано Armin Arlert (2021-04-06 19:14:47)

+1

4

За спиной слышится шум и какие-то разборки, видимо, опять кто-то что-то не поделил? Эрен занят поиском кольца и когда наконец замечает его, тянется за ним, шаги звучат совсем уж угрожающе. Каким-то непостижимым образом понимая, что пришли по его душу, Эрен, не успевая быстро поднять голову, перебирает в голове все возможные варианты. дотягивается до кольца, зажимая его в кулаке. Жан? Капитан Леви? Может, Конни или...

Неожиданно Мир крутанется, Эрен даже не сразу поймет, что происходит. Только когда услышит разгневанный голос (?!) Армина и врежется лопатками в бортик кровати с другой стороны, вскинет напряженный взгляд, проронив:
- Эй.. - а в груди лихорадочно заходится сердце, наполняясь предательской тревогой: что случилось? Что заставило Армина, всегда спокойного и миролюбивого смотреть на него с такой.. злобой? Ненавистью? Что, черт побери стряслось? Он не узнает своего друга и это нехило расшатывает его привычную уверенность.

Эрен не спешит подниматься, морщась от ломоты в спине и не выпуская друга из виду, медленно отталкивает себя одной рукой от пола и откидывается спиной к бортику кровати чтобы сесть, перевести дух и отойти от легкого шока, сопровождавшего внезапное воспламененное праведным гневом состояние Армина. И откуда столько силы? Друг не был слабаком, но Эрен не предполагал, что Армин сможет его швырнуть настолько мощно. И главное, он не очень был в курсе, как контактировать с разъяренным другом.

- Что? О чем ты не... - Эрен умолкает, лихорадочно соображая. - Армин, черт! Не горячись! - отойдя от первого ушиба Эрен быстро подрывается на ноги, чуть пошатнувшись и сначала делая шаг вперед, но натыкаясь на его взгляд - сразу же отступая назад. - Я не собирался ничего утаивать, - возможно, он об Энни? Энни это всегда особая, странная тема, которая вызывает целую бурю эмоций от раздражения до отвращения, особенно когда речь о ней заходит в контексте разговоров с Армином. Или он негодует о том, что не знает, сколько Эрену осталось жить? Да нет, об этом мало кто знает. И как раз это до последнего он хотел бы оставить в секрете, да только... Стоит ли игра свеч, если Армин разъярится однажды еще раз? Или он не знает о чем-то из рассказов Райнера? - просто было не до того, и к тому же ты только что вернулся. Армин, да успокойся же! Что стряслось?- Эрен выставляет свободную от кольца руку вперед в примирительном жесте и пытается шагнуть вперед и положить ладонь ему на плечо чтобы хорошенько встряхнуть.

+1

5

[indent] Теперь, когда Эрен наконец-то смог подняться на ноги и посмотреть в лицо Армину своими бесстыжими глазами, трясти Арлерта стало едва ли не пуще прежнего: глубокие борозды, больше всего напоминавшие жуткие шрамы, взрезали лицо Эрена, затягиваясь куда как медленнее, чем прочие раны, которые тот получал даже не будучи в титанической форме.

[indent] Он опять... Опять изводил себя, опять обращался к силе, что стоила ему столь многого! Это было нечестно, неправильно, несправедливо! Почему из всех людей внутри стен столь тяжкая ноша выпала именно Эрену?!

- Только вернулся? Это мне успокоиться?! А когда стало бы "до этого"? Когда?!

[indent] Он был - натянутой струной; и как любая струна - звучал по-особенному, резонировал от каждого колебания воздуха, от любого прикосновения. Удивительно ли, что когда чужая ладонь едва коснулась Армина - тот сорвался? Ударить ногой под колено. Перехватить за запястье, дернуть противника на себя, лишить его равновесия - Йегер опять что-то утаивал, опять юлил, не желая сознаваться... да ни в чем не желая сознаваться!

[indent] Стиснутый до побелевших костяшек кулак врезается в солнечное сплетение: не так сильно, как хотелось бы, не хватило размаху, но и этого довольно для того, чтобы вновь сгрести Эрена за грудки и встряхнуть - с силой и от души, припереть такого близкого, но теперь такого далекого человека к ближайшей стенке, запоздало ужасаясь своим же действиям где-то на задворках сознания.

[indent] Удивительно. Эрен был выше и вытягивался ввысь с каждым днем, но сейчас Армину казалось, что именно он смотрит на Йегера сверху вниз.

- Когда ты собирался сказать мне, что жить тебе осталось всего-ничего? Что ты собираешься на тот свет... когда? Через месяц? Через год?! Ты хотя бы на секунду подумал о том, каково это - узнавать подобное со слухов и сплетен?!

[indent] Он кричал эти слова в лицо Эрену, не замечая, как прерывист голос, как крупной дрожью прошибает его самого, а злой оскал на лице сменяется испугом и потерянностью. Эрен не заслуживал такой судьбы. Никто не заслуживал...

- Я уже видел, как ты умираешь, Эрен. Я видел это, я видел, как тебя сожрал титан! Я... Я так не могу больше! Почему они всегда все портят?! Не один, так другой - почему, откуда, зачем до тебя дотянулась эта титаническая зараза?!

[indent] Его замутило. События Троста, уже давно отошедшие в небытие, передуманные и разобранные на мельчайшие детали, снова вставали перед внутренним взором как в первый раз. Смертельно-бледный Эрен, с каждым мгновением теряющий драгоценную кровь. Эрен, на последней секунде и в едином порыве вытянувший Армина из пасти титана. Эрен, до которого Армин так и не успел дотянуться, прежде чем чудовище раздробило его самого близкого человека на мельчайшие кусочки...

[indent] Он думал - все уже в прошлом. Вот только прошлое так не считало.

- Почему - ты?..

Отредактировано Armin Arlert (2021-04-06 21:07:38)

+1

6

Армин кричит и его слова прошибают едва ли не насквозь, задевают изнутри так, что душу едва ли не выворачивает наизнанку со всеми смутными чувствами, надеждами и страхами. Эрен чувствует максимальную беспомощность от того, что не может с этим ничего сделать так, как привык решать проблемы: силой. Он лишь вцепляется в его взгляд своим, едва ли не физически чувствуя всю ту прожигающую изнутри злость и боль Армина, которая настолько сильна, что выплескивается наружу.

- Арм..ин, - голос потухает с удивленным выдохом когда удар под колено лишает опоры и рука друга сжимается на запястье. Теряя концентрацию, Эрен все еще пытается устроять на месте, вскидывает глаза на друга коротко и беззвучный краткий выдох срывается когда удар под дых выбивает воздух из легких. Звон кольца даже не слышен в общей суматохе - Эрен снова роняет трофей, но сейчас, увлеченный тем, что происходит, даже не замечает этого. Он может дать отпор, может врезать ему головой и кулаки привычно сжимаются, да только.. Это же Армин. Армин, который ни разу не дал обидчикам отпора в детстве, а хватило бы и четверти того запала, что у него есть сейчас! И Эрен с отвращением морщится от того, что противен сам себе: как можно было не заметить, что друг в таком состоянии?

Встряска, удар спиной о стену и руки Армина, вбивающие в нее. Эрен резко выдыхает, вскидывая глаза на друга так, словно впервые его видит. Но на деле - просто впервые узнает его с этой стороны? Пожалуй, если было бы не так мерзко от горечи, сочащейся меж слов друга, было бы даже.. интересно видеть его таким? Определенно интересно. Но сейчас Эрену больше всего хочется, чтобы Армин выплеснул все, что у него накопилось и вернулся в привычное состояние. Но Эрен заслужил. Пусть бьет.

- Ты узнал, - Эрен хмурится с сожалением и слушает дальше, не может нормально дышать - да только не разобрать, из-за удара или из-за бушующих в груди и сдавливающих эмоций, ведь не раз бывало и хуже, но сейчас это едва ли выносимо. Ему жаль. Как ему жаль, что Армин действительно это узнал, и растерянность, которая пряталась за его гневом, режет едва ли не по живому, где-то там, внутри.

- Послушай, - пересохшими губами говорит Эрен, хватаясь за руки друга и сжимая его запястья. Внутри его трясет, он заражается этой волной чистых эмоций, и он, все еще не отпуская рук и поднимая потяжелевший от мыслей взгляд, вскидывает брови, отпускает одно запястье и резко бьет под дых в ответ и оттолкнувшись от стены, перевернется, вжимая уже самого Армина за грудки, не мешая, впрочем, держать ему себя точно так же.
Так значит вот проблема. Время. Месяц, значит?

- Да каждый из нас здесь может умереть через месяц! Ты едва не умер у меня на глазах, я понимаю, что ты чувствуешь, мне не нужно объяснять, - Эрен на секунду бессильно сдвигает брови, пропуская жалость и боль, тенью скользнувшие по лицу. - Мне не нужно объяснять, что значит страх потерять близкого человека, - голос дрогнул, воспоминания нахлынули оглушающей волной: о да, он хорошо помнил тот решительный взгляд Армина перед тем, как они вдвоем напали на Бертольда, - и я знал, черт бы тебя побрал, что ты тогда врешь! Я знал, что ты сделаешь все, чтобы дать мне возможность победить, выбора.. не было, - он бессильно прерывается, испытывая стыд за то, что позволил ему так рисковать. - У нас нет выбора. Армин, мы все готовы к тому, что можем умереть. Сколько раз, выходя на вылазку, ты думал о том, что не вернешься? И сколько раз думал о том, что не вернемся мы с Микасой? И сколько наших друзей, на мечте которых могли оказаться мы, осталось там, за стеной? Мы все мертвецы и можем умереть куда раньше, чем… Черт, Армин, ты.. - Эрен сожмет его кофту сильнее, собираясь оттолкнуться, даже порываясь, но взгляд глаза в глаза - и голова бессильно упадет вниз. Нервно усмехаясь, он покачает головой, находя силы чтобы сказать почти обессилено, - мне осталось семь лет. С того момента, как я съел своего отца, тринадцать - срок, отмеренный любому, кто овладел силой разумного титана. - А знает ли он, что отец Эрена был титаном? Кажется, нет.  - И ты же понимаешь, что моя плата жизнью за эту силу - ничто по сравнению с тем, что я могу сделать для нашего народа? Тебе рассказали, что мы зовемся элдийцами? - он нервно улыбнется и протянет одну руку к голове друга, погладив по волосам, как раньше, осторожно. Со встерчи в госпитале волосы его отросли, хоть и немного. - А страна наша - Элдия, и мы находимся на острове Парадиз, вокруг которого море, - Эрен выдыхает и убирает ладонь обратно на его руку, погладив большим пальцем кожу на запястье в неосознанной попытке успокоить. - Мне нужно много тебе рассказать. Так много, что вечера не хватит.

+1

7

- На острове... - Едва слышно вторит он завороженно, словно опасаясь даже осмыслить данную фразу. Но Армин все понимал даже чересчур четче, чем того хотел. Наверное, стоило поблагодарить Эрена за ответный удар: тот, хоть и заставил болезненно застонать и все еще отдавался неприятным ощущением в теле, вправил паникующие мозги на место, отрезвил волной возмущения, не имевшей ничего общего со страхом за жизнь друга.

[indent] Подумать только, Эрен его ударил! По-настоящему. В самом деле. Они никогда так не поступали, это было что-то новенькое... Нет, конечно Армин с детства видел, что приятели могут отвесить тумаков и друг другу, но никогда не думал, что подобное возможно между ним и Эреном. А смогут ли они, как те дети, забыть о произошедшем и дружить дальше? Или же он своей недальновидностью и суетой умудрился сломать то, чем так дорожил?

[indent] Но Эрен касается его - как прежде. Его руки уже не ранят, но -  успокаивают, прогоняя прочь тьму, что едва не опутала разум, рвут стянутые нити страха, обнажая под ним робкие ростки надежды. Не за этим ли шел сюда Армин изначально? Не это ли хотел принести с собой?

- Море - вокруг нас?.. Значит, мы его все же увидим? Вдвоем, как и хотели?

[indent] Больше он не боялся. Та искра, что каждый раз зажигала в нем огонь жизни, вспыхнула вновь, обожгла немым укором и заняла свое законное место, потеснив сомнения и тревоги. У них будет еще множество вечеров, и тогда Эрен обязательно все расскажет - спокойно, не упуская ни одной детали. Расскажет о том, что сделал его отец, откуда пришли знания об... Элдии? Парадизе? И как так вышло, что потерянный Гриша Йегер на самом деле передал свое проклятие сыну. Это же должно было произойти в год катастрофы, переменившей их жизни! Но как?..

- Вступая в Разведкорпус, мы отдаем ему свои жизни. Добровольно, не требуя ничего взамен. Отдаем тело, душу - но только свои, о том, чтобы жертвовать жизнью близких и речи не было.

[indent] Медленно расцепив пальцы, Армин скользнул по вороту рубахи вверх, касаясь обнаженной шеи и зарываясь пальцами в густые темные волосы на затылке друга, непривычно защекотавшие ладонь отросшими концами. Он безжалостно выкручивал слова присяги в свою пользу, даже не пытаясь скрыть этого - зачем, если такой подлог будет слишком явным? Но и трусости в том он не видел - ей не было места там, куда ступал разведчик.

- Я думаю о вас каждый день. Каждое мгновение, когда мы порознь. Это еще одна причина жить и бороться - чтобы потом увидеть вас невредимыми. Но... Эрен, тебе ведь не нужно нести свое бремя в одиночку. Твоя жизнь - не разменная монета, и я... мы что-нибудь придумаем. Ведь должно же быть какое-то решение! Семь лет... Мы успеем. Это гораздо больше, чем месяц или полгода! Может, у Ханджи уже появились теории, надо будет их только проверить.

[indent] Сжав пальцы, Армин заставил Эрена склонить голову чуть ниже и, собрав всю свою уверенность, улыбнуться ему в лицо - спокойно и обнадеживающе.

- Тебе не нужно жертвовать собой. Не нужно брать на себя слишком многое, ведь ты всегда можешь положиться на нас. На меня... Я всегда буду на твоей стороне, Эрен, что бы ни произошло, как бы ты ни отрекался и не гнал меня прочь. Я буду рядом. У нас есть еще время, просто... не надо больше тайн, ладно?

[indent] Да. Так было правильно и наконец-то честно. Единственная истина, что выше недомолвок, раздоров и обид: Эрен был другом Армина задолго до того, как в доме первого появилась Микаса. У них была - одна мечта и даже жизнь одна на двоих. И теперь просто надо было приложить чуть больше усилий, чтобы продлить ее.

Отредактировано Armin Arlert (2021-04-07 11:23:52)

+1

8

Эрен поймает взгляд снова, с легкой опаской поднимая голову словно может увидеть в глазах друга все ту же злость, с которой он швырнул его. Сердце до сих пор бешено билось в груди, шквал эмоций не утихал и они впервые подняли друг на друга руки. Всему виной напряжение, постоянный стресс и недомолвки - чего уж таить, Эрен действительно хотел, чтобы Армин узнал о том, сколько ему осталось, не сразу. А лучше бы так и вовсе никогда не узнал. Потому что подозревал, что ему это будет труднее всего принять, и наверное, потому что хотел уберечь. Мало ли что случится, они действительно могут умереть завтра или послезавтра. 

- Увидим, - уверенно отвечает Эрен на вопрос о море, смотря в упор на друга, не сдерживая горькую улыбку и с облегчением понимая, что кажется, все в порядке. Армин такой же, просто это была последняя капля. И опять виноват он, Эрен. Но страх, что едва все не рухнуло, все еще легким осадком тревожит мысли. Что если бы Армин отвернулся? Вмиг его охватывает ледяным ужасом, пробирающим до позвоночника от одной мысли, что он его потеряет. Это лучше, чем потерять его в бою, но сердце предательски щемит догадками о том, что это за чувство.

- Так эти близкие.. точно так же отдают свои жизни, - тихо отзывается Эрен, проводив руку Армина взглядом и с легкой заминкой возвращая взгляд и не зразу понимая, что нужно дышать, вспоминая об этом только когда в волосы вплетаются его пальцы и от шеи по телу разбегаются мурашки. Приятно, безумно приятно настолько, что он подается назад, легко упираясь затылком в его руку и неловко усмехаясь, смотрит на друга, вместе с легким смятением внутри распознавая куда больше чувств, которые дают о себе знать робко, но ярко и отчетливо настолько, что почти пугают. Почти - потому что новые, всего лишь. И он смотрит на него, слушает, хотя внутри не дает покоя едва всколыхнувшаяся буря от осознания того, что именно он почувсвствовал. Сердце снова заходится бешеным ритмом, и Эрен все силы бросает на то, чтобы не выдать себя, хотя ему кажется, что чуткий Армин и так все знает.

Цепкие пальцы склоняют ближе и Эрен улыбается ему в ответ, упирается лбом в лоб и шумно выдыхает. Близость, ранее казавшаяся естественной, начинает пьянить, или может, это все слова, что он говорит, или адреналин? Он смотрит на него глаза в глаза, продолжая мягко поглаживать кожу на запястье - это работает, это нравится и Армин успокоился, кажется. Но вот то, что семь лет можно как-то продлить и все исправить… Эрен сомневается, что можно хоть что-то сделать, если только не вытащить из него силу титана, не убив его.

Всегда будет рядом. Слова прожигают сердце, отпечатываются в нем и Эрен с трудом удерживает ком в горле, да и дышать все еще трудно. Слишком много потрясений, осознаний и важных слов, которые приобретают для самого Эрена особый смысл. Он закрывает глаза чтобы дать себе несколько секунд на то, чтобы прийти в себя, и съезжая лбом вбок, по-звериному бодает виском в висок и упирается лбом в стену, опускает руки и обнимает друга, возможно, даже слишком крепко.

- Больше никаких тайн. Обещаю.

Нужно отпустить, но он все стоит так, словно Армин куда-то исчезнает если расцепить руки. Простоит так долго, гораздо дольше, чем когда-либо длились их объятия, и наконец отстранится, вскинув быстрый взгляд.

- Прости за это. Я думал, тебе будет спокойнее. Но вообще, ты был бы спокойнее, если бы не узнал! - Эрне пытается оправдаться, но кажется, копает себе яму поглубже той, из которой выбрался полчаса назад. О, нет, точно! Энни!

Резко развернувшись, он быстрым взглядом обводит пол пока не натыкается на кольцо. Наклоняется, сжимая в кулак и разворачивается обратно к Армину.

- Мой отец обратил меня в титана и дал себя сожрать в ночь после разрушения стены. Помнишь, у меня на шее появилась подвеска с ключом? Он был титаном и пришел сюда из другой страны, Марлии, - Эрен садится рядом на чью-то кровать, продолжая, -  То есть, его пытались «отправить рай», обратив в титана, но ему помогли. Так что, все титаны - это люди, которые отбывают пожизненное наказание на нашем острове, - он смотрит на друга, продолжая и дополняя рассказ подробностями о том, что узнал из подвала.

- Они тоже оттуда, Райнер, Энни и Бертольд. Их заданием было найти координату, это.. Сила первородного титана, которая позволяла управлять всеми элдийцами вплоть до воспоминаний и передавалась из поколения в поколение в королевской семье для управления элдийским народом. Как ты уже понял - я носитель координаты. Отец..  отец многого мне не рассказал.

Эрен заканчивает, переводя дух и выдерживая долгий взгляд друга прежде чем не протянуть кулак вперед и не разжать его, демонстрируя кольцо. Он же должен знать, кому это принадлежит?

- Часто ты с ней разговаривал? Она что-то может знать?

+1

9

[indent] "Обещаю" - и словно вслед за этим словом с плеч спадает тяжкий груз, расшатанные было камни дружбы и взаимопонимания притираются и встают обратно в монолит стены, как части замысловатой головоломки. "Обещаю", - мысленно вторит Армин Эрену, с признательностью смыкая руки за его спиной и утыкаясь лицом куда-то в плечо друга. Разгоряченное тело казалось еще теплее в прохладном осеннем воздухе, проложившим себе невидимые тропки в застенки казарм, но это было даже хорошо - Армин уже привык к бешеной циркуляции крови в венах друга и лишь теперь осознал, насколько же он скучал по ощущениям, ставшим такими привычными за несколько лет. Может, это тоже началось после падения стены Мария? Был ли и раньше Эрен таким - Армин не мог вспомнить, как ни силился. От друга пахло - мылом, которое так неприятно стягивало кожу после стирки, но которое было самым главным врагом въевшихся пятен на казенной форме, подсохшим потом - как и от самого Армина, стоило полагать, - и осенней сыростью, накрепко запутавшейся в самом его естестве.

[indent] Прикрыв глаза, Армин растворялся в моменте единения и тепла, который длился, длился и длился... Пожалуй, даже чересчур долго.

- Все нормально, - Буркнет он в ответ на обвиняющие оправдания Эрена, поспешив отвернуться тотчас же, как их взгляды пересеклись вновь. Не стоило другу знать о смятении и смущении, вызванном затяжным объятием: даже сам Арлерт еще не разобрался, отчего же ему стало неудобно, жарко и стыдно, а пока он не знает сам - не надо это и обсуждать, ничего толкового не получится и он снова что-нибудь ненароком испортит. Ну уж нет, не сейчас и не сегодня!

- Значит, вот что с ним случилось... Да, теперь понятно, почему он не нашел и не забрал нас тогда. И эта Марлия... Хм...

[indent] Гриша Йегер был выдающимся врачом. Армин в силу возраста не задавался вопросами о его образовании и никогда не интересовался, как же познакомились родители Эрена, с него было достаточно и того, что доктор Йегер словно по волшебству залечивал синяки и раздирающий легкие кашель, тогда как корешки и травы знахарок позволяли лишь ненадолго сбить жар. Но если Гриша явился откуда-то из-за моря, если жил там, где все по-другому... То почему бы ему и не знать всех этих чудесных и исцеляющих вещей?

[indent] Он внимательно смотрит на Эрена все то время, пока тот говорит, говорит и говорит странные вещи, жуткие вещи, связывает воедино кусочки мозаики, которую они все и так почти осмыслили, но истинная суть которой ускользала сквозь пальцы - до недавнего времени. Он хотел бы задать вопросы - о, тысячи их, ведь теперь и досадливый вздох Эрена о том, что им и целого вечера не хватит - нашел объяснение. Но не задал, уставившись на кольцо на ладони Йегера, которое без слов умудрилось обрезать все прочие размышления.

[indent] Да этого просто не могло быть.

[indent] Да Эрен, видимо, решил над ним поиздеваться!

[indent] Как это...

- Как это вообще возможно? - Армин вздрагивает, но, потянувшись было за кольцом, замирает на полпути. Нет, это точно ее вещь, об украшении с гаденьким секретом знало не так уж много людей.

- Энни... Она...

[indent] Нет. Не мертва, иначе бы Эрен спросил по-другому. То есть, кристаллическая тюрьма треснула, выпуская свою пленницу - живой и в сознании. Новость - не озвученная и скорее надуманная, - одновременно радовала и пугала. Энни была неплохой девчонкой, но... Но все же...

- Я ходил к ней после того, как Ханджи убедилась, что тот кристаллический кокон безопасен. Не так уж часто, только когда мы были в той части Стен, где ее держали и... ну, когда очень хотелось выговориться ни о чем.

[indent] На этот раз Армин покраснел уже от стыда за самого себя: мало того, что совсем недавно обвинил Эрена в замалчивании, так теперь и сам попался почти на том же самом. Но ведь это было совсем другое! Или нет?..

- Меня, наверное, подкупало то, что она не могла ответить. Никогда не стала бы возражать, фыркать, отвешивать шуточки или утешать: просто... выслушать. В основном лишь то, что и так всем вокруг известно: об Имир, о том, что Райнер и Бертольд тоже... были не теми, за кого мы их считали. О том, как я, тогда, в Стохессе... когда мне пришлось застрелить ту женщину, ведь иначе она бы убила Жана... И о Кристе! То есть, о Хистории. О маленькой королеве внутри Стен. И о том, как натирают эти новые ремни - серьезно, от них если не ожог, то синячище! - каким гадким рыбным пайком нас пичкали где-то с неделю, и как отвратительно бегать по пересеченной местности в мокрых ботинках.

[indent] Копаясь в памяти, Армин не находил ситуаций, когда он мог невзначай сболтнуть что-то лишнее: ведь всегда где-то там, в тенях, прятался часовой, наверняка ловивший каждое слово. Ну и пусть! Часовые сменялись из раза в раз и тоже были безликими и немыми свидетелями его исповедей, не вникая в них и наверняка бессовестно скучая от потока нытья какого-то мелкого разведчика, невесть зачем таскающегося под землю к куску блестящего камня.

[indent] Где-то там скрипнули петли, раздался чей-то громкий голос, бодро продолжавший какой-то повседневный разговор, но вот голос прервался неловким "Ой" - и дверь в казарму захлопнулась даже как-то чересчур резко и громко. Не выдержав, Армин рассмеялся и неловко почесал в затылке.

- Ох, я же обещал переломать пальцы тому, кто посмеет нам помешать. Может, найдем другое место? Где и так ошивается поменьше народу и где мне не придется засовывать чьи-либо пальцы под дверные петли. Кажется, мои угрозы наконец-то восприняли всерьез.

Отредактировано Armin Arlert (2021-04-07 20:31:12)

+1

10

Армин отводит взгляд, Эрен не знает, как интерпретировать. Армин ведь всегда эмоциональный, не мог же Эрен сделать что-то, что его совсем смутит? Или объятия все же были слишком долгими? Чем больше он цеплялся за мысли об этом, тем больше тревожился и тем сильнее его одолевала неловкость.

Да что такое-то!?

Кольцо Энни, как и ожидалось, вызывает бурю эмоций. Конечно, что еще можно было ожидать после того как Армин ходил к ее кристаллу всякий раз, как удавалось? Это неприятно, этому хотелось помешать, пожалуй, всегда, и все внутри едва ли не бунтует против такого расклада, что Армин зачем-то с ней разговаривал.

- Да, она очнулась. Райнера пустили к ней поговорить - и она пришла в себя. Пыталась обратиться, но сил не хватило, - Эрен недобро усмехнулся, уступая возможность выговориться другу и хмуро вскинул брови. Буря внутри не унимается, и ему трудно скрыть эту внезапную злость, она отражается в глазах, в упрямо поджатых губах и напражении в плечах. Как Армин может ходить выговориться «ни о чем» именно к ней? Почему именно к ней? Догадка неприятная, бередит душу, но вместо того, чтобы оставить и забыть, Эрен цепляется за эту мысль и буравит друга взглядом, стараясь не сильно-то и проявлять эту свою нелюбовь к Энни.

- Единственное, что может иметь хоть какое-то значение - это Криста, так как она является носителем королевской крови. Но вряд ли Энни вообще сумеет выбраться. А если выберется - ее целью стану я в первую очередь, - Эрен задумчиво нахмурится,  рассматривая друга и невольно улыбаясь, усмехнется, - то есть, это все то, что ты не мог рассказать мне или Микасе? Если появится необходимость - не забывай, что у тебя есть я, - Эрен выдержит взгляд, наблюдая за другом не скрывая удивления и в то же время чувствуя смесь ужаса и уважения глубоко внутри. Когда Армина начали бояться?

- Ого, - Эрен наденет кольцо Энни на мизинец и поднимется с кровати, сжимая руку, глянет на дверь и снова на Армина, улыбаясь невольно. Армин вырос, а он и не заметил. - Ты это серьезно, правда засунул бы пальцы под петли? Бедные ребята, - он невольно засмеется вместе с ним, представляя эту картину и кивнет на предложение пойти куда-нибудь в другое место.

- Идем, конечно. Поищем, где поменьше людей.

В коридоре бродили неприкаянными двое кадетов и как только они вышли - ненавязчиво направились к казармам, поглядывая на них. Точнее, на Армина.
- Вот ты их запугал, - довольно усмехаясь, шепнет он ему, ненадолго придержав за плечо.

Эрен, стараясь не особо корить себя в том, что им пришлось ждать и слушать, что происходит за стенкой, прошел в сторону двора. Ноги ведут его дальше, а взгляд то и дело обращается к Армину, цепляется за его волосы, глаза и словно это может быть преступлением, отводит. Навязчивое состояние все никак не отпускало и это начинало раздражать, но больше пугало, конечно. Обычно засматриваться хотелось на девчонок, а сейчас... Возьми, блин, себя в руки, - осаждает он сам себя и продолжает путь дальше.

Отвлекает ржание со стороны конюшен и Эрен, оглядываясь, кивает в ту сторону:
- Пойдем, проведаем Чайку.   

Кобылка и правда стояла в стойле все это время, скорее всего. А может и вовсе, стоит…
- А может, прокатиться верхом? Как смотришь? - и широко улыбнувшись, направился к стойлу кобылки, которая с той самой истории в лесу все еще оставалась с ними.

- Знаешь, в подвале моего отца были его документы и книги, и фот.. графия - ээ.. это картинка, как будто сделали слепок с реальности. Как картина, только куда правдоподобнее, как.. отражение? Не знаю, это сложно, я так и не понял. Наверное, в Марлии много каких-то новых приборов, не только этот. И в общем, - Эрен закусывает губу изнутри, нервничая, когда подходит к стойлу с Чайкой. Та узнает и, любопытствуя, тянет морду к Армину, пытаясь то ли потереться, то ли зажевать его одежду, что вызывает усмешку и Эрен треплет ее за светлую гриву, - на том фото были отец и его жена, Дина, и.. сын, Зик. Мелкий мальчишка со светлыми волосами. То есть, мой сводный брат. Там, в яме… Яму мы выкопали для Энни, чтобы она не могла убежать если обратится. Так вот, там, когда Райнер с ней говорил, он сказал, что-то вроде.. «Зик и Эрен братья». То есть, он все это время знал Зика, знал, что он мой брат, и не говорил ни-чер-та, -  раздраженно процедив это глядя куда-то в стену, он не замечает, как его собственные волосы начинают жевать и неловко отмахивается от соскучившейся по общению Чайки, невольно теряя злость и смеясь, - вот поганка, - чешет животное меж ушами, отвлекая, и снова оглядывается на Армина. - Суть в том, что он знает, кто мой брат - мне кажется, что это все может быть как-то связано. Не может быть каким-то идиотским совпадением. Да если и так… Как думаешь, глупо будет пытаться его найти?

+1

11

[indent] Армину совсем не нравилась позиция силы. Разумные люди должны уметь договариваться, а не махать кулаками по любому удобному случаю. То, что сейчас его сторонились - было объяснимо; и хотя новое положение задевало и низводило Армина до уровня тех задир, что цеплялись к нему еще в детстве в Шиганшине, он старался успокоить себя тем, что через день-другой все вернется на круги своя, он снова станет просто еще одним солдатом среди прочих, снова станет тем, от кого нельзя ждать какой-то агрессии и неприятностей. Сильнее была тревога за Эрена: тот смотрел на него украдкой, то и дело отводя взгляд, но будто... ожидая чего-то? Армин что, так сильно его приложил, что тот помутился рассудком и теперь беспокоится, что друг снова слетит с катушек и полезет в драку? И даже несмотря на то, что Эрен продолжал касаться его, улыбаться ему, такие подозрения вызывали в душе горькую печаль. Он совсем не хотел, чтобы так получилось!..

- Чайка! Она все еще тут? Ничего себе, вот уж удачливое животное!

[indent] Весть об еще одном выжившем после битвы в Шиганшине существе, пусть бессловесном и не совсем разумном, приободрила поникшего было Армина и заставила его зашагать быстрее. Подумать только, лошадка соловой масти, которую они с Эреном увели из-под носа лесных разбойников еще будучи кадетами, все еще была с ними, живая и здоровая! Красиво сложенная, умная, но порой жутко капризная в плане ухода, она милостиво позволяла заботиться о себе обоим мальчишкам, но так уж получилось, что большую часть времени ее наездником оставался Армин - и постепенно все стали считать, что Чайка принадлежит ему, а о вкладе Йегера словно бы позабыли. Помнили разве что сам Армин и лошадь, уже тянувшая морду к знакомым рукам.

- Тут и спрашивать нечего! Конечно прокатимся! Да и Чайка застоялась, надо бы и ей размяться.

[indent] Пока руки, словно обладая собственной памятью, уже перебирали снаряжение и машинально проверяли, все ли в порядке с ремнями и креплениями, не прохудился ли вальтрап, разум внимал голосу Эрена, периодически заставляя Армина подобрать челюсть, что так и намеревалась отвиснуть от каждого странного, жутковатого, но интересного рассказа Эрена. Сколько же они все упустили? Сколько всего было скрыто от них за стенами все эти годы?! Настоящее безумие...

- Погоди, твой отец с женой и сыном? Но разве ты не говорил, что доктора Йегера отправили сюда в... А... Точно. Прости.

[indent] Ну конечно. Парадиз. "Рай". Место для ссылки неугодных, откуда нет пути назад. Где люди становятся титанами и потом нападают на других людей. Но все же кого тогда считать убийцами: тех, чей разум блуждал во тьме, или тех, кто, рассеивая тьму, вел заблудших к вечному покою? Мотнув головой, Армин постарался отбросить от себя эти мысли и потуже затянул подпругу: не хватало еще свалиться с лошади посреди дороги! Да и Эрен наконец-то смеялся: почему и когда это стало такой редкостью? Когда у него забрали даже небольшие поводы радоваться?

- Хм... Похоже, не одному мне сегодня пришлось узнать много нового. Я уложу в голове все, что ты сказал, а пока - забирайся и держись крепче!

[indent] Чайка нетерпеливо перебирала копытами и недовольно фыркала, когда Армину приходилось сдерживать ее естественный порыв пуститься в галоп: сначала следовало выехать из двора, миновать жилые дома, свернуть на дорогу, что вела на горящие осенним пламенем просторы - и только потом дать лошади волю, позволив ей помчаться вперед.

[indent] Прогулка действительно поднимала настроение! Прохладный, но полнящийся запахами воздух бил в лицо, щипал за уши, путался в волосах Эрена и забирался им обоим за ворот, бережно кусая и щипаясь так, как может щипаться осень. И пока руки Армина сжимали поводья, руки Эрена крепко обнимали наездника со спины, а шею то и дело щекотало теплое дыхание, отдаваясь приятной истомой по всему телу. То были прекрасные минуты, славные, теплые, принадлежащие только им, и Армин совсем нехотя начал останавливать Чайку, когда ее фырканье стало слишком громким.

- Так, значит, у тебя есть брат и он где-то в Марлии, за стенами... нет, за морем. Ох, Эрен, даже не знаю. Я бы очень смутился, узнай, что у меня где-то есть сестра.

[indent] Лошадь, обмахиваясь хвостом, увлеченно щипала пожухшую траву, пока ее хозяева отсиживались неподалеку. Армин не переживал за нее: за время тренировок она научилась приходить на свист и вообще старалась не бросать надолго своего всадника. Сейчас, когда вокруг не было людей, а очертания города виднелись в дали, можно было говорить не опасаясь чужих любопытных ушей.

- Я бы тоже на твоем месте хотел пуститься на поиски, но подумай, Эрен... Его отец - преступник, которого сослали сюда. Мать... хм, не думаю, что ей тоже пришлось сладко в жизни. Да еще и Райнер! Если он знает твоего брата, то где они познакомились? Что их связывает, они тоже друзья, как и мы с тобой?  Райнер же пришел сюда как враг, он совсем не думал о тех, кто живет за стенами, с чего бы твоему брату думать иначе? Это все... странно. Нам не хватает информации, Эрен, поэтому, прошу, не спеши! Я уверен, если Зик прожил столько лет и его не выслали сюда вслед за отцом, то он может подождать и еще немного.

[indent] Задумавшись, Армин невольно потер запястье, до которого всего лишь некоторое время назад дотрагивался Эрен, но когда соскользнувшие пальцы наткнулись на зажившие, но все еще ощутимые и безобразно выглядящие ожоги, поспешно натянул рукава рубахи ниже, будто бы опасаясь того, что Эрен увидит это уродство раньше времени и с отвращением отшатнется. Хватит с него плохих воспоминаний. Хватит с них обоих.

- Нам нужен Райнер. - Наконец убежденно бросает он в лицо Эрену и сам же кивает своему предложению. - Даже если он будет нести какую-то околесицу, то не сможет выдумать всего за короткое время. Мы что-нибудь выясним, даже если он будет юлить и все отрицать.

Отредактировано Armin Arlert (2021-04-09 01:58:17)

+1

12

Ветер в лицо, свежий и совсем немного морозный, скорость, окрасившиеся разнообразными тёплыми цветами от желтого до алого деревья - все почти так же, как в детстве, когда они ещё мальчишками убегали из города, неслись сломя голову, не отягощенные никакими заботами. Обнимая Армина, Эрен закрывает глаза и растворяется в моменте, пытаясь прочувствовать это едва уловимое счастье, спокойствие и какую-то... отстранённость от всего? Как в детстве, без проблем в виде титанов и без тяжкого груза  воспоминаний о битвах. Просто они, просто скачут без цели.

- Мне не хватает такого, просто взять и сорваться, - выдыхает он когда Чайка останавливается и не скрывает легкой, но несдержанно-счастливой улыбки.

И падая в траву, Эрен закроет глаза, слушая птиц, насекомых, шум ветра в листьях деревьев, и это все настолько спокойно  и самобытно, что кажется нереальным. Словно из леса на них обязательно выбежит титан и придётся забыть о покое. Эрен наслаждается спокойствием, но глубоко в подсознании готов в любую секунду подскочить и пойти в атаку, и этот маленький червячок гложет и гложет изнутри, мешая нормально расслабиться.

- Я не смутился, - Эрен, прищурившись одним глазом, посмотрит на Армина, не теряя ещё ту легкость, с которой говорил, - но этот вопрос все равно меня занимает. Он же где-то там. И отец.. не совсем преступник. Его сослали за то, что он стремился дать надежду своему народу. Элдийцев ущемляют в правах и унижают, я бы.. я бы тоже не смирился, не смог бы спокойно жить в гетто и видеть, как люди страдают от гнета.

Эрен закроет глаза снова, прикрывая их руками чтобы сильно не светило солнце и выдохнет, озадаченный. Конечно, Зик скорее всего на той стороне. Но почему?

- В записях отца говорилось, что Зик их предал, - Эрен закусывает губу озадаченно, - ещё когда был ребёнком. Я думаю, тебе нужно ознакомиться с записями моего отца, они скорее всего у капитана Ханджи. Сходи к ней обязательно. А с Райнером обязательно нужно поговорить. Какого черта он молчал все это время?

Эрен распаляется и с ужасом понимает, что растерял все своё спокойствие и умиротворенность. Смотрит на Армина, который одергивает руки и сокрушенно сдвигает брови. Стыдится?..

- Покажи, - он приподнимется сначала на локтях, а после поднимаясь и садясь, смотрит на друга, решая коснуться не самого приятного из их воспоминаний. - даже не представляю, каково это было. Жаль, что это не мог быть я, - Эрен протянет руку, ожидая, что друг не станет противиться. - Эй, Армин. Тебе нечего стыдиться.

+1

13

- В ближайшее же время навещу капитана Зои. - Досадливо выдохнул Армин, от слов друга поначалу лишь сильнее вцепившись в рукава своей рубахи. - Меня не было с вами всего-ничего, а ощущение, что я целую эпоху умудрился проспать! Голова кругом даже сейчас идет...

[indent] Оторванность от информации больно била по самолюбию: Армин сам не заметил, как привык быть в курсе последних дел, ощущать пульс событий, подстраиваться под него и действовать эффективно. Сейчас же его от остального отряда будто бы отделяла сложнейшая полоса препятствий, пройти которую предстояло в одиночку, да еще умудриться как-то догнать тех, кто успел утопать еще дальше по новообразованной опасной тропе. Как Армин мог оказаться в самом хвосте этой исследовательской колонны, когда все его существо так стремилось если не возглавить ее, то быть в первых рядах?!

[indent] После небольшой заминки, пока Армин несколько сконфуженно смотрел на протянутую ладонь друга, он сдался и, расстегнув пуговицу на рукаве, с тихим вздохом протянул руку Эрену, пытаясь под неловкостью движений скрыть тревоги, которых никак не ожидал почувствовать перед другом детства. Когда это он стал стесняться Йегера? Или не его самого, но... чего тогда? Неодобрения? Отвращения? "Да," - разум уцепился за спасительную соломинку, нашедшую хоть какой-то яркий отклик в душе юноши. - "Я не хочу..."

- Не хочу, чтобы ты видел во мне какого-то урода и шарахался, как от прокаженного. - Попытка ухмыльнуться и посмеяться над своим положением немного сбросила напряжение с тела, хотя и не избавила от инстинктивной попытки дернуться в сторону, когда чужие пальцы оказались в опасной близости от бывших ран.

- Нет, то есть, я слышал, что шрамы украшают мужчину и все такое, но... не такие же...

[indent] По руке, тонкой змейкой зарождаясь у основания ладони, ползла бледная линия, ширящаяся с каждым сантиметром; расползаясь и жадно захватывая, стягивая чудом уцелевшие островки нормальной кожи, она темнела, кое-где превращаясь в гадкие пятна, больше похожие на разлившиеся под кожей алые чернила. Проведя по ним ногтем, Армин усмехнулся: такие же метки встречались и на остальном теле, возникая будто бы в самых неожиданных местах, немыми голосами напоминая о произошедшем в Шиганшине и еще сильнее отдаляя Армина от наивной детской мечты, хрупкой, нежной и волнующей, о которой и сказать-то было неловко - засмеют! Можно было рассказать Энни, - он ведь уже делал такую попытку, - но и этой возможности он лишился.

- Мне сказали, со временем все будет выглядеть получше и эти разводы исчезнут. Не сразу, конечно, просто надо подождать... Но теперь уже все хорошо, теперь это просто прошлое.

[indent] Хотелось бы ему сказать, что память не может ранить, не может причинить боли, но это было не так. Не стоило заниматься самообманом и втягивать в это болото Эрена: тот искренне сочувствовал другу, а благодаря едва ли не звериному чутью сразу бы насторожился, вздумай Армин снова его провести даже на такой мелочи. Вся жизнь Эрена теперь была - оголенным нервом, к которому и прикоснуться-то было сложно, чтобы не причинить ему новых страданий.

- Не говори так, слышишь? Никогда не говори так. Это было мое решение, моя ответственность и моя расплата. И, к тому же, ты можешь представить меня пятнадцатиметровым зубастым титаном? Да наши враги бы не бежали, а полегли на месте со смеху!

[indent] Улыбнувшись и весело фыркнув тут же возникшему в воображении образу, Армин свободной рукой потянулся и осторожно вытянул из густой копны взъерошенных волос яркий осенний лист. На контрасте осени зеленые глаза Эрена сияли еще ярче - так было всегда, сколько помнил Армин. Увядающая природа выбрасывала в мир последний теплый вздох, последние украденные у лета краски - и невольно пятнала ими и всех вокруг.

[indent] Ему тоже не хватало того далекого, утраченного чувства покоя и возможности просто жить, не опасаясь завтрашнего дня, имея возможность просто лежать под осенним небом и наблюдать за улетающими в неизвестные дали птицами. Удастся ли им однажды вернуть то, что они потеряли?..

- К тому же твоя ноша гораздо тяжелее нашей. И порой мне кажется, что с того времени, как ты стал оборачиваться титаном - все стали забывать о том, что тебе тоже больно. И я говорю не только о том, когда дышать не можешь из-за того, что у тебя в груди все переворачивается - эй, только не смейся, я серьезно! - но и... просто о боли. Да, ты можешь залечить на себе любую царапину куда как быстрее прочих и даже отрастить себе руку или ногу, но восстановление - не отменяет всего остального. Эрен, я бы хотел сказать тебе, что лучше бы я оказался на твоем месте, но никто вообще не должен оказываться в таком положении! Никто не должен проходить через подобное, переживать подобное, и... платить такую жестокую цену. Я же говорил тебе, но повторю еще раз: я сделаю все, чтобы сбить ее. Она меня совсем не устраивает!

[indent] Но с кем торговаться за жизнь? Мог ли ответ притаиться за стенами? Или его следовало искать за морем, которого они даже еще не видели? Сердце горько заныло от одной мысли, что отведенного Эрену срока может не хватить, но Армин немедленно прогнал опасные мысли прочь: он обязан справиться. И он справится с этой задачей, у него просто нет права подвести Эрена!

- У тебя волосы отрасли? Красиво... Эй, теперь у меня точно ощущение, что я не видел тебя целую вечность.

Отредактировано Armin Arlert (2021-04-21 15:39:46)

+1

14

Интересно, наступит ли когда-нибудь время, когда все смогут жить нормальной жизнью?

Нормальной - это, наверное, очень скучно и однообразно, но почему-то кажется, что именно этого и не хватает.

Но доведется ли им, зная все то, что они знали и видя все то, что видели, закрыть однажды глаза и проснуться в спокойном мире, не оглядываясь назад? А если времени осталось не так уж и много? Эрен не уверен. Все, что ему осталось - несколько лет, и за это время нужно успеть сделать хоть что-то для своих друзей и для своего народа. Но даже так времени слишком мало.

У него не было времени задуматься об этом по-настоящему, он принял этот факт как солдаты принимают приказ капитана, но глубоко в душе с тех пор клубится страх. Кому было бы не страшно узнать, что он смертельно болен? Кто не хотел бы прожить долгую и счастливую жизнь рядом с близкими?

Глаза слезятся, но хорошо что не более того, почти незаметно. Эрен слушает Армина, наслаждаясь моментом, спокойствием и лениво улыбаясь. Горько, с сожалением, но улыбаясь, прощаясь с какими-то надеждами на будущее, привыкая к мысли, что его дар от отца - проклятие и привыкая ценить каждое мгновение отведенного срока.

- Даже не смей так думать. Ты… погоди, ты что, серьезно так думал? Что я могу шарахаться? Дурак ты, Армин, - усмехается Эрен, разглядывая друга и думая, что было бы, если бы это оказались не руки, а лицо и внутренне содрогаясь. Как смог бы Армин с таким жить? - Эти шрамы будут напоминать о победе, которой не случилось бы, если бы не твоя жертва. Если бы не время, которое ты выиграл, - хмурясь, Эрен поджимает губы, остобожно берет руку друга и проводит по коже. Неровная кожа, светлая, с пятнами, хранит память о диком жаре Колоссального. Хранит память и о боли, и Эрену невыносимо жаль друга, настолько, что в груди до боли щемит и ноет.

- Твоя ответственность, ты прав. Но ты делал это ради меня. Не ради победы, а ради меня, - Эрен говорит тише, понимая, что будь там кто-то незнакомый - вряд ли Армин бы жертвовал собой. - Стой-стой, ты хочешь сказать, что когда я в форме титана - я тоже смешно выгляжу? - Эрен усмехается, вскидывая глаза. Конечно, нет, но не уцепиться за случайно оброненную фразу не может. - Если враги полегли бы со смеху - тогда у меня неутешительный вывод, что победу мы можем одержать максимально быстро, тебе всего-то нужно меня съесть,- Эрен смеется, развлекаясь, отвлекаясь и находя в этих шутках спасение от неутешительных мыслей.

Отсмеявшись, он будет слшать серьезную речь Армина и нехотя возвращаясь к реальности, кивнет и пожмет плечами. Забыли, что ему больно? Да, но...
- Каждый приносит свою жертву, Армин. Я мало представляю из себя без силы титана, ты сам знаешь. Да и не было бы тех побед, мы бы не спасли столько жизней. А одна жизнь, растянутая на тринадцать лет - не такая уж и большая плата за сотни и тысячи других, согласись? Но я не буду тебе врать, - Эрен не отпускает руки друга, сжимает его руку в сових ладонях,  - мне грустно, что я не смогу всегда быть с вами. Мне нелегко, и это.. страшно, - губы снова дергутся в горькой улыбке, а глаза устремятся к ярким краскам леса поодаль. -  Но все это ничто по сравнению с тем, что я могу делать ради того, чтобы однажды у вас была спокойная жизнь. Поэтому даже если у тебя не выйдет - ничего. Это ничего, если я успею хоть что-то изменить.

Он сожмет его руку, улыбнется и отпустит, откидываясь на траву и смотря на размеренно плывущие облака.
- Волосы? - Красиво? - Да, я как-то не следил за ними - вот и отросли. Хочешь, отрежу, сделаем тебе парик? - он улыбается, снова озорно и хитро скосив глаза на друга. Шутки и смех лучше, чем погружаться в тоску и печаль, у него не так много времени чтобы тратить его на горечь или страдать по утраченному будущему. - Как думаешь, меня пустят вечером к Райнеру, или стоит подождать до завтра? Кстати, неплохо бы рассказать Микасе обо всем, если меня решит избить она - не уверен, что отделаюсь легко, - Эрен снова смеется, вспоминая пыл друга и приподнимается на локтях, оглядывая живописное безлюдное место. Хочется задержаться и вместе с тем кажется, что нельзя оставаться на месте и ничего не делать так долго. А ведь они провели здесь не более пятнадцати минут.
Я разучился отдыхать, - с легкой грустью думает он и падает обратно, пытаясь вернуться в забытое детское беззаботное состояние.

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » Молчание [shingeki no kyojin]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно