активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » Save my soul...


Save my soul...

Сообщений 1 страница 30 из 47

1

SAVE MY SOUL...


loki // thena//земли, прилегающие к подземному миру//XXI в., но в мире мёртвых время неисчислимо

https://forumupload.ru/uploads/001a/f9/6e/7/127003.gifhttps://forumupload.ru/uploads/001a/f9/6e/7/11111.gif
Поверни назад, не спускайся в свой собственный ад,
И покрепче навеки запри эту дверь. Ну а если решился, то знай: там ни слову, ни жесту не верь!

Попасть в плен опять - не самое лучшее для свободолюбивого трикстера. И нет его мучениям ни конца, ни края, грезит он мечтами о том, чтобы возродить Асгард, который уже давно лежит в руинах прошедшего Рагнарека. А помощи ждать не откуда, и в бреду вспоминает он единственную, кто был ему не безразличен. Её имя...
Я выкликнул — Ты откликнулась. Я имя рек — Ты отозвалась...
Ты себя назвала Спасителем — так спасай, если вызвалась!
Если вызвалась..
.

0

2

Просто останься со мной, там, за холодной рекой,
Ещё звучит голос мой, на берегах тишины.
Приди, останься со мной, там за холодной рекой,
И мы прогоним долой твои печальные сны.

Ему казалось, что он всегда хотел остаться один, только вот никак не удавалось, поскольку рядом обычно кто-то да находился, ну или же он сам неосознанно стремился к тому, чтобы окружить себя кем-то, кто создавал хотя бы видимость хоть какой-то компании. А сейчас он и впрямь остался совсем один, и не было никого, на кого асгардец мог бы сорваться, кому-то надерзить, подтрунивать злобно или не очень даже над тем же Тором, которого он, казалось, уже давным-давно перестал считать братом, но в этом лгал даже самому себе. Лжец, проныра, шутник, чьи шутки уже давно перестали быть похожими на обычное развлечение со скуки, трикстер, суть которого - вечная переменчивость и чем дольше он находился в одном состоянии или испытывал постоянные эмоции, тем сильнее хотелось сменить их на что-то иное, возможно даже прямо противоположное. Локи очень устал от всего этого, ведь сколько себя помнил йотун, постоянным он никогда не был и из-за этого и были постоянные проблемы. Но отчего он стал таким, отчего изменился тот юный принц, который видел в искусстве магии лишь те чудеса, постигать тайны которого хотелось все больше и больше, путешествуя по самым различным мирам и поглощая новые знания, впитывая их как губка благодаря своему гениальному уму и памяти, позавидовать которой могли многие.
И он помнил все и вся, хотя очень хотел забыть и падал в этот бездонно-черный омут собственной памяти, отчаянно страдая от того, что ни в силах изменить ничего, как ни старайся. В особенности сейчас, когда цель, которую он себе поставил, была, наверное, единственно светлая и правильная, а он умудрился попасть в плен, из которого, казалось, уже никогда не будет выхода. За свою деятельность трикстера Локи нажил себе немало врагов, специально или же нечаянно так получилось, сейчас пенять можно было исключительно на себя самого. И отомстить хотелось ничуть не меньше, чем найти что-то, что помогло бы ему в осуществлении собственных грандиозных планов по частичному восстановлению собственного разрушенного мира, который, несмотря ни на что стал ему родным. И он знал, что сейчас единственный трон, который принадлежит ему по праву наследования - это ледяной трон одного из Девяти миров, мира Йотунхейма, порождением которого он являлся. И, вполне возможно, осуществи Всеотец свою затею по установлению мира между Асгардом и Йотунхеймом, Локи правил бы царством инеистых великанов. Но как же Один представлял себе это? Чтобы Лафей, король йотунов, взял и просто так отдал свой трон, признав в асгардском принце своего отпрыска, который, как говорится, ростом для великана не вышел?
Что имеем - не ценим, видно сказано было обо мне. Не хранил, отпустил, и вот наказан я,
Хоть по всей земле ходи, зови и пой, но нет ответа.
А в нашем доме мечется сквозняк,
Лишь одинокий вой шального ветра, и всё на свете наперекосяк.

А зная гордый и непокорный нрав воинственного ледяного народа сего края, все могло бы осложниться еще больше. Поэтому на что рассчитывал Всеотец, осталось для Локи еще более не понятным, чем правда о собственном происхождении. Он осознал себя только лишь трофеем, подобранным на поле битвы, которому тут же нашлось применение, и вся его дальнейшая жизнь, да, сытая и где он ни в чем не нуждался, но так щедро приправленная ложью, в один миг перевернулась с ног на голову. Один сам снабдил своего приемного сына той ложью, которую тот буквально впитал в себя и отныне пользовался только лишь для того, чтобы самому добиваться желаемого, не гнушаясь порой идти по головам и превращая в некие незримые ступени тех, кто был ему ближе всего, чтобы, ступив на них, получить самое желаемое, что было - власть. И трон был им получен, но какой ценой? Боги стареют и умирают точно также, как и люди, правда им предоставлен гораздо больший срок для существования в несколько тысяч, а то и десятков тысяч лет, в зависимости от силы, мощи и иных факторов, присущих существам, именующих себя божествами. Однако, достигнув заветной цели, Локи осознал, что не так уж страстно и стремился к правлению. Неважно под чьим ликом — Одина или своим собственным, правление его было спокойным, однако же все-таки ему что-то не хватало. Каких-то приключений, проделок, ощущения опасности и умения вывернуться практически из любой сложной ситуации.
И иногда он ловил себя на той мысли, что лучше бы Всеотец поскорее вернулся и уселся уже на протертое место на асгардском троне. Так странно все это. Он всегда стремился к власти и пусть обманным путем, присущим Локи, как трикстеру, он имел все, что хотел, пусть ежедневно надевая облик его приемного отца. Тор как всегда где-то шатался по различным Вселенным или же строил из себя героя, выделываясь в Мидгарде как только мог. По крайней мере Локи тогда было выгодно, чтобы братец оставался на Земле как можно дольше, все равно времена героев так или иначе проходят. Как, собственно, и времена богов. Но нет ничего более постоянного, чем переменчивое, и в одну и ту же реку нельзя войти дважды. Мысли текли вяло и неравномерно, асгардский маг уже запутался в то, где сон, где явь, постоянно находясь в жутком бреду, в котором то и дело он ловил вспышки собственных воспоминаний. И только сейчас он понял одно, что стремился убежать от одиночества, а не найти его, но словно топтался на месте все это время. Никого нет рядом: ни матери, ни отца, ни брата... Никого.
Задержись на мгновенье, коснуться руки позволь!
Эти встречи с тобой сердце жгут, словно рану соль.
Для чего ты терзаешь мне душу в тумане снов?
Что я сделать могу? Как вину искупить? Я на всё ради нас готов!

Он сам властелин собственной судьбы, но нить коварного божества, удерживаемая норнами, истончилась и вот-вот оборвется, если ему никто не поможет. Да и помощи ждать не откуда и не от кого. Трикстер открыл очи, которые потеряли свой прежний задорный блеск, помутнел его взор, глаза болели, и зачастую он не осознавал того, что слезы, которые изредка текли по щекам, были не прозрачные, а кровавые, насквозь пропитанные ядом, капающим сверху из раскрытой оскаленной пасти. Все имена, образы перепутались в один клубок, распутать который никак не удавалось, но каким-то невероятным усилием Локи удалось сосредоточиться, собрав все оставшиеся силы и вложить их в отчаянный крик, направленный куда-то во Вселенную:
- Тена-а-а-а-а-а-а-а!!!!!!! - но надежда быть услышанным потухла спустя какие-то жалкие секунды, через тело трикстера прошли дикие судороги, и его фигура вновь поникла, будто бы повисла на ниточках безвольная кукла. Вера в то, что и в этот раз он сможет выбраться из заточения, постепенно угасала и, наверное, впервые в своей длительной божественной жизни Локи стало по-настоящему страшно.

0

3

Don't ask why.
Don't be sad.
Sometimes we all
Must alter paths we planned....

[indent] Говорят, боги слышат всех, но не всем отвечают; в немой тишине вечности, посреди Вселенной, они так далеки от проблем смертных, что им не постичь царящую в душах тех боль. Для них она мимолетна, как мелькнувшая по стене летним днем тень пронесшейся мимо птицы; для них она ничего не стоит, кроме исчезающего со взмахом бессмертных ресниц мгновения короткой жизни. И Тена не станет оспаривать этот постулат; всё мимолетно.  Силуэты сменяют другие, тени удлиняются и исчезают, голоса звучат с каждой нотой все иначе, принадлежа разным созданиям, и она, путешествуя сквозь века, лишь единицы удостаивает чести остаться в памяти; каждая из тех черт впечатана в вечный мемориал неизмененной, каждое звучание речи сохранено мелодией. Минули тысячелетия, и все реже звучат возгласы, пронзающие вереницы звезд, призывающие древних богов; новый день соткал новую веру, изничтожив с одержимой ярость прежнюю. Кто-то скажет: старые боги мертвы, но ошибется, потому что старые боги все еще живее всех новых, просто они давно ушли прочь.
[indent] Танос осуществил свою безумную идею, уничтожив половину живущих во всех мирах; божественно безразличный отбор, лишь злой рок, воля случая, и никаких пристрастий.  Удивительно, но в миг, когда сотни миллионов жизней вдруг рассыпались в прах, она ничего не ощутила, словно в сердце наступила бесконечная ночь, полная лишь тишины.
[indent] «Ты не сдержал слова» - укоризненно изогнулись губы, пряча за равнодушием клокочущий гнев. «Ты обманула меня» - так же холодно парируют фиолетовые уста. Танос бесстрастен, но лишь с виду, его отличало прекрасное самообладание всегда, сколько Тена себя помнила. Как же я тебя обманула, спросила она тогда, когда огромный флагман встретился в одиночестве невесомого пространства с вертким «скорпионом». Камень был у них, ответил ей кузен, восседая на своем огромном кресле с видом возрожденного праотца всех Вечных и Титанов. И гнев сменился удушающей яростью, разжигающей внутри неконтролируемый пламень; золотом загораются вспыхнувшие нестерпимым сиянием глаза. Всё, всё пошло в бездну, взлетело на ветер пеплом; принц, конечно же, не внял её наставлениям. А сколько надежды было на то, что Тессеракт, один из необходимых кузену камней бесконечности, вспыхнет в последний раз в не знающем сопротивления пламени Муспельхейма, выпущенным Суртуром в Золотой град. Затаившись в темноте космоса, скрытый блеском далеком звёзд, её корабль подобно вип-ложе в театре обеспечивал через основной иллюминатор обзор на катастрофу, охватившую цитадель спокойствия Девяти миров. Да, тут Танос был невиновен, не его рука принесла смерть в Асгард. Но его флагман преградил путь одинокому транспортнику, пытающемуся спасти тех, кого еще можно.
[indent] «Асгард всегда будет там, где асгардцы, так ты говорил, мудрый Один? Смотри с своих окон Вальгаллы, отважный воин, как немилосердный рок дважды сминает твой несокрушимый прежде дом».
[indent] Золотой город ей было по-своему жаль, он оставался в памяти прекрасным, со вздымающимися прямо в небеса купола шпилями, слепящими бликами в полдень на мили вокруг. Сияние радужного моста, верной тропы в любой край Вселенной, завораживало взор, переливаясь сотням красок, пульсируя, точно живая плоть под ударами невидимого сердца. Сокровища, добытые в кровавых боях, тонны золота, отнятого у менее удачных, тысячи манускриптов и книг, бесценные знания, всё ушло в небытие в одно мгновение. И Тена, наблюдая, как взрывается целый мир, разнося ударной волной весть о своей смерти в Галактику, сметая всё на своем пути, ощутила лишь тысячи мурашек, ледяной волной пробегающих по коже.
[indent] И фиолетовая волна, пожирающая транспортник, была не менее прекрасна для стороннего наблюдателя; нетрудно было узнать разрушительное воздействие Камня Силы, против которого даже могучие асы были словно малые дети.  С последней угасшей искрой единственное, что могла Тена, это расширить транслирование сигнала бедствия, прежде чем исчезнуть в гиперпрыжке. Для неё эта книга была до конца дописана, размашистым росчерком пера окончена и закрыта. Если мойры будут милостивы, кто то выживет… может, это даже будут венценосные братья, но для её пути сквозь Вселенную это уже не имеет значения.
[indent] Гелеайне, как было однажды сказано. Тон эра.

If the war by heavens gate released desire
In the line of fire someone must have known

[indent] Боги слышат всех, кто к ним взывает, но не на все призывы жаждут откликаться. Поэтому внезапный призыв, прилетевший из неоткуда, заставил вечную вздрогнуть всем телом. Как призрак, внезапно явившийся посреди окутанного ночной темнотой коридора, голос принца был узнаваем, но не ожидаем. Такое явление вызывает оторопь, потом протест и отторжение; отставив бокал, женщина погружала пальцы в густоту белых волос, пока не свела их на затылке в замок. И после, запрокинув голову, ощущая, как натянулись мышцы шеи вдоль горла, медленно закрыла глаза.
[indent] « Какого же дьявола, Локи?» - единственный вопрос, который хотелось задать, взглянув строго в глаза, потому что это переходило все границы. Она сделала ему и без того царский подарок на прощание, вместо вечной ненависти, а он сам взялся прощаться перед тем, с подачей на отсутствие помыслов к иным встречам. И вот теперь, спустя недолгое время, решил объявиться, с неясной целью, непонятными намерениями; просто явиться из пустоты прошлых дней, громогласно заявив о себе.
[indent] Вернув голову в более привычное положение, она провела ладонями по лицу, смахивая морок; но вскоре, передумав на третьем или четвертом повторенном бокале, всё же подошла к терминалу управления. Вслух можно сколько угодно клясться и божиться за обычное любопытство и желание узнать, зачем же она понадобилась асгардцу вновь, но в глубине души Тена прекрасно знала причины своих мотивом. Чувство вины, которое отказывалось покидать, даже десятки раз искупаемое, но не искупленное; чувство ответственности, которое провозгласило себе объект самостоятельно, никого не спросив. Чувство странной, необъяснимой привязанности, отдаленно похожее на любовь. Ничто из них не стоило так дорого, чтобы Тена переступила через свою волю, но все вместе они были способны победить.

That a human heart demands to be admired
Cause in the Center of the Universe
We are all alone.

[indent] Много дней спустя тишина долгих коридоров подземелья вдруг вспыхнула кровавым золотом зарева, чье происхождение было неизвестно никому, кто застал эту вспышку издалека. Зато читаури, озабоченные выходящим из ряда вон событием, все как один поспешили туда, чтобы понять причину, потрясшую их беспечный мирок, в котором они денно и нощно караулили своих пленников.
[indent] Едва последний из стражей, еще колеблясь, тоже поспешил в темноту длинных ходов лабиринта, полагая, что один из пленников, постигающий свою кару, как и обещал предводитель, так мучительно, как ему прежде и в кошмарах не снилось, никуда не денется, как змея, почуяв что-то, отвлеклась от своей жертвы, приподнимая на толстой шее огромную ядовитую голову.  Тонкий свист рассек воздух, и быстрее, чем способен уловить чей-либо взор, золотая искра пронеслась сквозь мрак, и, выбив целый сноп искр, врезалась в каменный столб, к которому был прикован асгардец. Застыв, подрагивая, над его головой так, что полностью скрывал от змеиной слюны, сочившейся из ощеренной пасти, золотистый диск, как в масло на четверть вошедший в опору, не сразу перестал мелко вибрировать, позволяя рассмотреть в его очертаниях вполне обычный щит, с каким нередко изображали на старинных амфорах спартанских воинов. Его внутренняя, вогнутая часть, подобно чаше, застыла, обращенная к змее, которая, беснуясь, несколько раз атаковала, но ни один из её выпадов не причинил металлу вреда, зато лишил бестию одного из клыков длиной с добрую ладонь; яд, стекая, собирался внутри.
[indent] Из темноты древних сводов спокойным, неторопливым шагом медленно выступала статная женская фигура в золоченых доспехах. Даже малейшего источника света в виде колышущегося пламенем в опоре возле стены факела было достаточно, чтобы залить золотом броню, отразив последний блик от привлекающей взор сверкающей алебарды на длинной рукояти, которую женская рука в широком наруче держала на весу без малейшего усилия. Собираясь вдоль изгиба лезвия, темная густая жидкость с размеренностью клепсидры срывалась вниз крупными каплями. Щетина конского хвоста покачивалась в такт каждому плавному, беззвучному шагу, с гребня шлема....

+1

4

Что делать тому, кто потерял всякую надежду, но все еще стремится собрать в кулак (пусть и прикованный к скале) все оставшиеся силы и веру, которая медленно, но верно угасала? Сколько бы раз Локи не предавал своего старшего сводного брата, в самый последний миг, когда виделись они, не смог вынести этой страшной картины, когда безумный титан, используя несколько из найденных камней бесконечности, методично уничтожал тех, кого встречал на своем пути. Погибли все тогда: Всевидящий Хеймдалль, остатки асгардцев, которые собрались на корабле, летящим в самую сердцевину космоса на скорости, порой превышающую скорость света и никак не ожидающей встретить перед собой истинную гибель; возможно, погиб сам Тор... Локи не знал, что случилось с братом, он помнил о том, что нельзя ни в коем случае отдавать один из последних камней Бесконечности Таносу, но в тот момент внутри него что-то щелкнуло и надломилось, и он не смог вынести страшного зрелища, когда титан истязал Громовержца, посему поступил так, как посчитал правильным. Возможно, кто-то расценил его поступок как предательство, но Локи не обращал внимания ни на что, ни на слова брата, который с отчаянием взирал на то, как трикстер протягивает Тессеракт Таносу, ни на мертвые тела асгардцев, которые усеяли все вокруг. Он только лишь смог сконцентрироваться неимоверным усилием и создать иллюзию самого себя, дабы подсунуть ее титану.
Кто знает, вполне возможно тиран разгадал его обман, но тратить время больше не собирался, как и сам Локи, который сумел с трудом телепортироваться куда глаза глядят и поэтому не видел, как нечеловеческим голосом взревел Тор, рыдая над его мертвым телом, поскольку Локи не мог не ринуться на захватчика, прекрасно осознавая, что шансов у них нет, и поплатился сломанной шеей, и то, Танос использовал камень силы, тот самый, с помощью которого мучил Тора, поскольку просто так убить асгардца ох как нелегко, ведь боги почти что бессмертны. Он не представлял, что случилось с кораблем и даже не хотел представлять. И эта сцена раз за разом являлась ему в бреду и в кошмарах, отчего трикстер не мог даже на минуточку успокоиться. Да еще треклятая змея, источающая свой яд с высоты и обвившая своими кольцами верхний выступ скалы, на которой Локи был практически распят. Первое время он тешил себя думами о мести, да такой, какой не подвергал никого и никогда, ведь гениальный ум трикстера хранил в себе десятки и сотни самых различных заклинаний, которые использовать можно было как во благо, так и во зло.
И поплатились бы очень дорого проклятые инопланетные уродцы под названием читаури, истребить большую часть которых теперь стало для Локи некоей идеей фикс. Поначалу он верил в то, что обязательно найдет выход, соберет силы и тогда нагрянет на своих мучителей, как снег на голову (в его случае понятие "как гром среди ясного неба" было неприменимо хотя бы потому, что богом грома считался всегда исключительно Тор; сам же Локи был порождением вечно ледяного мира, с чем вынужден был смириться и постараться как-то с этим жить), и тогда не будет такого места во Вселенной, куда бы они могли спрятаться. Сделать с ними то же, что обещано было сотворить с ним и, надо сказать, пока у чертовых инопланетян это прекрасно получалось. Поскольку когда с клыков огромной рептилии стекал яд, который падал на голову и лицо трикстера, выжигая ему кожу и глаза и причиняющий нестерпимую боль, видимо, был каким-то своеобразным, поскольку маг был довольно выносливым благодаря характеристикам своего тела, но тут явно найдено было такое создание, с которым Локи раньше не встречался.
Сердец и судеб сломанных бурлит водоворот,
И мрак в душе клыков не разожмет ни на минуту.
Ни капли теплоты, там только лед,
И даже смерть забрать не хочет почему-то...

И всякий раз, когда по телу асгардца проходили судороги от боли, и он неистово кричал, срывая голос, хрипя и срываясь порой на рычание, порой меняя свой облик на истинный, словно из-за мучений магия, придающая ему облик аса, спадала, будто некая пелена; стены лабиринта дрожали и ходили ходуном, кое-где даже падали камни с потолка, при падении крошась в мелкую пыль. Но чем больше страданий испытывал Локи, тем больше укреплялась его вера в то, что он обязательно выберется отсюда и тогда никому не поздоровится. Однако трикстер запутался во времени и сбился со счета, не понимая, сколько он уже здесь находится и какое время суток за пределами его темницы. Дни сменяли ночи, цикл шел своим чередом, а мучения было не остановить, казалось, у рептилии неисточаемый запас яда. И Локи стал впадать в беспамятство, в бреду видя картины не только какие-то плохие, что произошли в его жизни, но и хорошие, коих было, конечно же, гораздо меньше. Иногда образы разобрать было невозможно, но маг знал и понимал, кого он видит, и одним из этих образов была Тена - богиня войны, Вечная, с которой поступил он...ну как последняя скотина, хотя последней назвать его нельзя было, за ним явно занимали, но пока признанным мастером коварства был Локи, этот титул отобрать никто не мог. И он так хотел увидеть ее еще хоть раз, пока жив, все еще жив...
И когда все силы вложил в тот дикий крик, направленный в самую глубину Вселенной, то, возможно, даже и не представлял, что его услышат. Крик отчаяния, крик-воспоминание, крик, посвященной той единственной, наверное, к которой маг испытывал истинные чувства, запутавшись в которых, совершил то, что совершил. И снова провалился в какую-то беспросветную пустоту, кулаки, сжавшиеся в порыве бессильной ярости, ослабли, выглядел коварный бог достаточно плачевно и, казалось порой, что он попросту на последнем издыхании, что яд, стекающий с клыков змеи, уже практически впитался в его тело, отравляя внутри весь организм и боль тянет все жилы и силы. Но, несмотря на то, что с ним случилось, Локи был жив, будто бы смерть ну никак не хотела принимать его в свои костлявые объятия, хотя бог ее совершенно не страшился. Но умирать в самом расцвете сил, как говорится, совершенно не хотелось, ибо грела его ледяную душу месть, но все же самым большим желанием было еще раз увидеть Вечную и попытаться исправить совершенные ошибки, хотя на последнее маг совершенно не надеялся. Однако почему-то его мучители не вняли этому отчаянному воплю, ну мало ли пленник кричит и вспоминает в агонии имена тех, кто что-то да значил в его жизни, может орать сколь угодно много, но никакого толку от этого не будет, он никогда не освободится. Сознание уплыло и Локи не слышал тихие шаги, приближающиеся к месту его распятия...не знал, что крик его был услышан.

0

5

[indent] Змея, обвиваясь вокруг своего шеста, впечатляла размерами, выглядела довольно устрашающе, но Тену трудно было смутить непомерно огромными рептилиями; вспомнить Сциллу с Харибдой стоит тем, кто скажет, что эта велика, вспомнить и заткнуться.  Благо, что рептилия сама была прикована к месту, как и её жертва, так что богиня не спешила, приближаясь, готовая встретить любой возможный удар из темных арок зала; щит, медленно заполняясь ядом, надежно укрывал обвисшее в цепях тело от любого выпада змеи сверху, а сбоку подобраться той не хватало длины своей цепи. Оно  и понятно, мстительные по своей натуре читаури хотели измучить пленника, довести сначала до безумия, а потом убить, и его несвоевременная, к тому же быстрая, кончина от зубов осатаневшей от заточения рептилии в их интересы не входила.
[indent] Зато стало ясно, почему ей так старательно позвали; причина, собственно, была открыта перед её глазами. Ну, не дурак? – с оттенком злости подумалось Вечной, пока она сокращала меж ними последние метры, настороженно вслушиваясь в окружающее пространство.  – Недаром говорят, иных и могила не исправит.  Впервые вижу смертного, с таким слепым упорством лезущего к смерти. Жить, что ли, надоело? Зурос Великий, в таком случае, можно было просто попросить, ему бы половина Мидгарда голову сняла, не мешкая.
[indent] В отличие от Вечных, асгардцы были смертны; их срок жизни исчислялся тысячелетиями, что, по мнению существ более простых, почти равно бессмертию, но для тех, кто жил много дольше, это означало лишь то, что и им отпущенному сроку придет конец. Хотя нельзя отрицать, что прикончить сынов Асгарда было задачей не из легких, они были сильны, опасны и обладали сильной регенерацией. Вот только даже при всем этом лезть в лапы к читаури было безумием, ведь эти черти давно перестали быть по настоящему живыми, зациклившись на кибернетизации, что делало  их не менее сильными, живучими и куда более свирепыми, так как чувств твари были лишены.  Ладно, от Тора я бы еще могла ожидать, ему всегда сам черт был не брат, - продолжила мысль женщина, покачивая головой, - в конце концов, когда рассудительность селестиалы раздавали, он в очереди за отвагой стоял. Но вот от тебя… - поджав сердито губы, она замерла в последнем шаге возле безжизненного тела. Наклонившись немного, чтобы поднырнуть под чашу щита, присела на одно колено, протянула руку, чтобы прикоснуться пальцами к шее, добравшись до артерии, которая у всех обитателей Девяти миров млекопитающего происхождения сообщала о наличии биения сердца.  И поняла, как была на самом деле напряжена, только когда ощутила слабую пульсацию и облегченно выдохнула.
[indent] Но времени расслабляться не было; читуари не глупы, они быстро разберутся с причиной взрывов, как только потушат огонь, и поймут, что имела место быть диверсия, а не случайность. И, скорее всего, тотчас помчатся проверять именно пленников, которых в этих пещерах не так уж много, судя по всему. Тена, конечно, была воином с огромным опытом, но именно этот опыт и подсказывал, что сейчас тот случай, когда разумнее использовать хитрость и скрытность, чем переть в лобовую. Неизвестно, сколько тут конкретно охраны, как и то, какие чудовищные твари скрываются в темноте лабиринтов; её одной слишком мало, чтобы быть уверенной в положительном исходе. Да, конечно, в самом худшем случае она все равно пробьется к выходу, но для этого придется бросить отягощающего, не способного к серьезному противостоянию, раненого асгардца. И тогда выйдет нелепая история: притащиться за сотни парсеков спасать, чтобы в итоге оставить?
[indent] Золоченая алебарда, в хорошем упоре и сильном замахе со страшной силой опустившись на одну из цепей, не то, чтобы совсем с легкостью (руки больно ударило отдачей), но перерубила ту; тишина мгновенно разбилась о громкий лязг освободившихся звеньев, с одной стороны упавших на пол, а с другой стукнувших о плиту.
- Вот черт, - прошипела богиня, замерев. Ей казалось, звук был оглушающим, но по коридорам, вроде бы, не приближалось никого, если верить собственным ушам.  Однако, рисковать второй раз было опасно.
[indent] Вновь присев рядом с пленником, точнее, встав на колени и отложив алебарду в сторону, Вечная ласково, но крепким хватом пальцев под затылок, приподняла поникшую в бессознательности голову; пальцами второй руки  нежно убрала с измученного лица черные пряди.
-  Хватит отдыхать, сын Одина, -  жестким тоном, но не слишком громко, больше на грани шепотом, четко произнесла она,  наклонившись так, чтоб губы были над чужим ухом, - подъем! Это приказ. – И, поддавшись сентиментальному порыву, запечатлела теплый поцелуй на впалом виске.

+1

6

Кто знает, откуда Локи черпал последние силы? Возможно его тело не было физически приспособлено к моментальной смерти от яда, да и здесь, если читаури так надеялись на то, что пленник быстро издаст последний вздох, накладка вышла, и мучители несколько просчитались. Да, несомненно, яд причинял немыслимые страдания асу, однако же у него был иммунитет ко всем известным болезням и ядам, а жидкость, стекающая с клыков рептилии, хоть и была ядовитая, но не могла убить. Скорее, выводили Локи из состояния адекватности неспособность двигаться, да и яд доставлял лишь жуткого вида ожоги, но не убивал, а раны, причиненные этим зельем, медленно, но верно заживали, и поэтому от болезненных ощущений (яд разъедал кожу очень глубоко, но не впитывался, а стекал вниз, на землю, окропляя ее каплями, убивающими иные живые микроорганизмы, если таковые вообще тут были) несоизмеримо страдал. Но все-таки еще держался, хотя и не рассчитывал ни на чью помощь со стороны. Возможно, он был не единственным пленником, кто знает, но точно узнать об этом трикстеру попросту не дали, поскольку его принесли сюда, когда он был без сознания, и произвели над ним все действия, приковав к скале и самого и предмет его истязаний. Назвать змею предметом, конечно, будет не правильно, однако в самом контексте это так и было. Яд змея источала практически непрерывно, и дабы защитить глаза от воздействия обжигающей слюны, Локи был вынужден держать их закрытыми практически все время. И он уже совершенно потерял счет времени и не знал, день сейчас или ночь...
Не сказать, что попался он по глупости, просто случилось так, что остался он в одиночестве среди довольно большого числа инопланетных уродцев, однако сражался так агрессивно и яростно, как, наверное, никогда в жизни. И, может быть, был уверен в том, что его убьют, но по всей видимости у читаури были на его счет совсем иные планы, и вместо быстрой смерти ему предпочли устроить длительные мучения. Конечно ас убил приличное число нападающих, но они попросту взяли количеством и, прижав Локи к земле (держали его несколько инопланетян за руки и за ноги, потому что от ярости у мага силы не заканчивались, казалось), умудрились стреножить его, сковав все конечности, а уже финальный удар по голове отключил сознание. Асгардская броня в нескольких местах была сломана и испорчена, но трикстер смог бы, конечно, восстановить ее, будучи в адекватном состоянии, но поскольку в этом сражении ему не суждено было выиграть, этим и воспользовались читаури. Поиски артефактов были, надо сказать, достаточно опасными, а поскольку соратников, могущих прикрыть в спину в час отчаяния, у Локи не было, приходилось действовать самому. Да и откуда было бы ему этих соратников взять... Разве что постараться разыскать Тора, но ас не был уверен в том, что старший сводный брат жив, поэтому не посчитал нужным тратить время на его поиски. Возможно, ошибся и просчитался несколько, но на это у Локи были свои причины и обоснования.
Вот и сейчас, в очередной раз потеряв сознание от болевых ощущений, а может быть просто он впал в состояние некоего анабиоза или в забытье, асгардский маг не слышал звука приближающихся шагов, не ведал, что зов его был услышан, и помощь уже совсем близка. Как ни странно, читаури посчитали, что ползучее рептилоидное отродье само справится, а посему не навещали пленника, видимо, решив выждать время, а там ас и сам отдаст концы. Но не на того напали, живучий и коварный бог не собирался сдаваться просто так и позвал... Одну ту, которая смогла бы прийти на помощь, а не бросить на произвол судьбы. да и всемогущие норны наверняка еще не собираются с легкостью перерезать нить жизни трикстера, поскольку не здесь и не сейчас суждено было ему вдохнуть в последний раз. Да и кто бы еще рискнул сунуться в логово инопланетных наемников? К кому было еще обращаться Локи? И в воспоминаниях было одно только имя, которое он прокричал из последних сил. Благо на этот крик никто не обратил внимания, посчитав его одним из признаков предсмертной агонии. Точно также, как и не почувствовал Локи тяжесть своего падения после того, как цепи, сковывавшие его руки, были разрублены одним точным ударом алебарды. Но сквозь пелену своего болезненного забытья он слышал нежный, но настойчивый знакомый женский голос.
Глаза медленно открылись, веки подрагивали, но цвет глаз не был таким же изумрудным как прежде, очи аса были подернуты белой полупрозрачной пеленой, как у слепца. Но звук голоса Тены словно вернул его в сознание и в реальность, Локи снова закрыл глаза, несколько раз тяжело вздохнул, каждый раз набирая полную грудь воздуха, словно пытаясь понять, в силах ли он дышать, хотя каждый вздох давался с трудом. Снова взглянул он на Вечную, уголки тонких губ едва дрогнули, и трикстер кое-как попытался улыбнуться. Протянул руку, коснувшись кончиками холодных пальцев щеки женщины, слегка погладил, словно пытаясь понять, не видение ли перед ним. Но нет, его зов был услышан, и сейчас богиня поддерживала аккуратно его голову, но внимательно смотрела на него. В памяти тотчас отпечатались слова о том, что нужно вставать. Как смог, Локи огляделся по сторонам, чуть прокашлялся и прошептал пересохшими губами:
- Ты пришла...я верил в это. Спасибо... Сейчас, еще буквально минутку, дух переведу и постараюсь встать, - но тут глаза вспыхнули ярким огнем мщения. - Читаури, эти проклятые уродцы... Я убью их!

0

7

[indent] Очнулся.
[indent] И то хорошо, потому что иначе перспектива для ближайшего будущего была несладкой; если подумать, Тена могла бы добить асгардца, чтоб не оставлять дальше мучиться в плену, окажись он слишком слабым, чтобы вернуть себе способность мыслить, но это не имело бы ничего общего с мелочной мстительностью за старые обиды, просто акт милосердия.  Ей не стало бы ни легче, ни счастливее с этого, а вот с того, что идти по такой тропе не пришлось, возникло некое облегчение. Выглядел принц, конечно, ужасно, будь на его месте представитель многих других рас, ждать улучшения без магической или медицинской помощи бы не пришлось, и все равно легко представить, как старались читаури, если довели до такого состояние дитя Асгарда, чья регенерация была настолько сильной врожденно, что хоть бетонные плиты им ломай, хоть противников расшвыривай, все равно останется пара недолговечных царапин и синяков.  На какой-то миг Тена задумалась, не влияет ли то, что Золотой город уничтожен, на его выживших детей, вполне может быть, что с его утратой они стали уязвимее, слабее, но всерьез задаваться этим вопросом было некогда.
[indent] Слегка отпрянув в сторону, когда бледная, точно у мертвеца, холодная рука прикоснулась к её лицу, Вечная скривила лицо в какой-то странной гримасе, разгадать которую не представлялось возможным со стороны. Ритмичное приглушенное постукивание сверху в щит напомнило, что змей успокаиваться не намерен, а, значит, капли клепсидры, отмеряющей их фору, почти истекли вниз.
- О, вне всякого сомнения, - изогнув губы в усмешке, согласилась с оттенком иронии в голосе женщина, -  обрушишь на них свой царский гнев, как Один-Всеотец всегда поступал с неугодными, и косточки на камешке не оставишь, - таким же аккуратным маневром выкатившись с красивым перекатом с колена на колено из-под щита, прежде временно отпустив принца немного полежать спиной к скале, она встала на ноги, - но прежде, чем великий гнев падет на грешные головы, - пауза, во время которой Вечная, наклонившись и подцепив асгардца под руки железной хваткой, дернула его с такой силой наверх, что он, имел ли на то силы или нет, оказался в вертикальном положении чужой волей. Тотчас покрепче ухватив мужчину вокруг талии, слегка отставив одну ногу назад для более устойчивой опоры телу, потому что весь вес его пришлось принять практически на свой корпус, пока Локи худо-бедно не обрел опору самостоятельно, она завершила мысль, ничуть не сменив интонации, - давай-ка ты, дорогой мой, тихо и послушно будешь себя вести, пока не научишься хотя бы снова ходить без меня в качестве подпорки.  Я, - саркастично фыркнув и взглянув в этот момент снизу вверх в лицо принца, демонстрируя тому насмешливо блестящие глаза, успешно маскирующие этим истинные чувства: тревогу и опасение, все еще поддерживая его крепко и уверенно, что вряд ли смог исполнить кто-то еще, кроме сынов Асгарда. И Вечных, само собой… - конечно, могу использовать излюбленный прием твоего брата на случай встречи с толпой врага, но ведь мне же потом тебя и подбирать. Так что, сын Одина, ты уже, вижу, нагеройствовал, теперь послушай внимательно: уходим так тихо, чтоб мыши по сравнению с нами казались стадом антилоп. Понял? – взгляд, устремленный ему в лицо, изменился; стал серьезным, глубоким и очень мрачным. Тена слишком хорошо понимала, насколько труднее станет выйти, чем было войти, особенно, при учете, что, как бы принц не кичился, даже с прежней регенерацией подобное состояние еще довольно долго будет держать его сильно ослабленным, чтобы в серьезном бою она могла полноценно на него положиться, а уж как быстро он окрепнет теперь, можно только гадать. 
[indent] Отведя его на несколько шагов в сторону, она провела пальцами по воздуху, призывая обратно телекинетически щит; тот, задрожав, как в выстреле пуля, сорвался обратно, обдав змею всем накопленным от нее же ядом, и метнулся к хозяйке, растворившись в золоченом сиянии возле её пальцев. Та же участь постигла алебарду. Изменился и облик Вечной; пафосные, но неудобные сейчас, когда ей приходилось придерживать близко от себя асгардца, доспехи сменился податливым тихим черным комбинезоном, что Локи уже видел на ней во время встречи на Сакааре.
- Уходим, - прислушавшись к миру вокруг, сухо скомандовала она, подставляя плечо для опоры.

+1

8

Он все еще был жив, как ни странно. Да и разве можно было с помощью какого-то яда так просто избавиться от трикстера? Вероятно, читаури либо не имели никакого представления о том, что асы сложены гораздо прочнее иных во всех смыслах этого слова, а если учитывать то, что Локи ко всему прочему еще и был полукровкой, то тем более, он вобрал в себя способности обеих рас, порождением которых был. Нельзя сказать, что он окончательно смирился с тем, что его настоящим отцом был царь ледяных великанов Лафей, собственноручно убитый собственным сыном. Но так или иначе от собственного "я" никогда не сбежишь, ведь самыми крепкими являются узы крови, а этой жидкости в теле младшего из царевичей Асгарда было, наверное, чуть больше, нежели крови аса. Правда эту пропорцию уже никто и никогда бы не рассчитал, в том числе и сам Локи, но поскольку времени у него было предостаточно, пока он находился в плену, то и передумать смог все, что угодно. В том числе придя к окончательному выводу о том, что прошлого уже все равно не воротишь, лжи, в которую он был погружен с самого рождения, не исправишь, и не отмотаешь назад собственную жизнь, словно кинопленку в проекторе. Так называлось одно из средств записи и хранения информации, придуманное мидгардцами.
Окончательно в себя трикстер еще не пришел, его физические силы были немало истощены от длительного нахождения в одной позе и тем более, будучи обездвиженным и впитывающим в себя треклятый обжигающий яд, двигаться как обычно стремительно, Локи попросту не мог. Вечная это тоже понимала, поэтому поначалу не спешила, оставив аса сидящим на пятой точке и привалившимся спиной к каменной стене, но спустя какие-то мгновения, та поднялась и одним резким движением дернула трикстера наверх, но тотчас подхватила мужчину, чтобы тот не упал. Ноги не держали, но долго напоминать безвольную тряпочку и самому Локи уже было стыдно, он старался как можно скорее сосредоточиться, дабы сконцентрировать остатки магических сил на то, чтобы внутренние ресурсы организма стали более или менее приходить в норму. Он не знал, сколько времени уйдет на это и прекрасно осознавал, что медлить ни в коем случае нельзя, так как его мучители могут вернуться в любой момент. Слова об убийстве читаури может быть и имели под собой почву, да высказав это, Локи несколько бравировал, ожидая какую-нибудь реакцию Тены. И дождался её, этот некий сарказм, но высказанный не злобно, скорее с присущей Вечной иронией, отчего тонкие губы трикстера растянулись в некоем подобии улыбки.
Почему она дернулась, когда я протянул к ней руку? Неужто мои прикосновения настолько неприятны или же тому виной нечто иное? Но пока что разгадывать эту загадку я не хочу, надо восстановиться как можно скорее, дабы не быть обузой. Ох, такое ощущение, что из меня выбили весь дух, хотя я не чувствовал, что рептилия была создана магическим путем, и яд её - самый обычный, вот только чересчур обжигающий и термоядерный для открытой кожи. Будь на моем месте человек, испустил дух уже через несколько часов бы...
Кстати, о змее. Рептилия неистово шипела, будучи разъяренной от того, что теперь не может дотянуться до собственной жертвы и еще сильнее из-за того, что по вине Вечной лишилась одного из ядовитых клыков, который валялся на земле и привлек внимание Локи. Он с трудом повернул голову к шипящему созданию, после устремил снова взор в сторону клыка, протянул ослабевшую руку, которая слегка подрагивала, поскольку судороги все еще слегка терзали его тело. По кончикам пальцев прошли желто-зеленые искорки, щелчок - и острый клык взвился, устремившись в сторону змея, после чего практически насквозь проткнув тому плоскую голову и заставив тем самым рептилию замолчать навсегда. Трикстер мог бы превратить змея в ледяное изваяние, разбить которое не составляло труда, но сейчас даже на это сил у него не было. Асгардец слегка закашлялся, чуть крепче перехватил Тену за плечо и кивнул, целиком и полностью соглашаясь с ее словами.
- Мне и самому не хочется оставаться здесь, погостил и хватит, - чуть облизнув пересохшие губы и медленно, но почти уже уверенно перебирая ногами, Локи старался следовать практически след в след с Вечной. Ему была крайне противна собственная слабость, да еще подсознание услужливо подкинуло некую сцену о том, что когда (не если, а именно когда) они выберутся отсюда, и если очень повезет, без потерь, то ему придется снова распрощаться с Теной. Тяжелый вздох последовал за этим, трикстер слегка встряхнул волосами, заправив удлиненные пряди за уши свободной рукой, втайне надеясь все-таки после приключений поговорить с ней еще раз, когда уже им никто не помешает. А еще...еще другой голосок, чуть более тихий, шептал о том, что коли Вечная все-таки пришла на помощь, значит ей не все равно. И, возможно, он был прав, кто знает...

+1

9

[indent] Месть… яд, проникающий глубже, чем любой другой, до самых основ мироздания, и от него нет противоядия, кроме собственной натуры. Иная душа чиста, в ней нет места сконцентрированной эгоистичной злобе, требующей стократ воздать всем тем, кто пробудил её; такие души прощают даже то, что, кажется, прощать невозможно, не потому, что деяние для них ничего не значит, но оттого, что им самим мерзко держать эту черную слизь в себе. Месть никогда не приносит успокоения, лишь запускает непрерывный цикл изничтожения всего хорошего внутри самое себе. Но есть другие, те души, что наступили однажды в это непримечательное озерцо гнили и понесли на себе, не заметив, и она расползалась по ним, разрасталась, пока не захватила все, не стала, тихой сапой, восприниматься с Я единым целым.  И жили они, вечно алчные, вечно голодные, не удовлетворенными всем, что имели, полные зависти и лжи, агонии и злобы, и травили сами себя, грезя, что причиняют возмездие другим.
[indent] Тена сопроводила движение над своим плечом неприметным, мимолетным взглядом, но ошибкой было считать, что она ничего не увидела или не поняла. В глубине тотчас скрывшихся под тенью ресниц глаз мелькнуло осуждение, но она промолчала, осознавая, насколько бесполезны любые слова. Два сына было у Одина: один, золотой как купола Асгарда, выучился и любить, и прощать, и гордыней поступаться, второй – нет. Мнил себя кузнецом своей судьбы, но шел, как марионетка, ровно по той дорожке антагониста, чтобы ему выстроили норны потехи ради; впрочем, напомнила себе Тена, ничего удивительного, учитывая его родословную. Лафей тоже считал себя особенным, но пёр, как таран, на те ворота, что ему подставляли селестиалы.  Йотуны на то и йотуны, что не умеют они ни прощать, ни быть милосердными. Один знал, что самое лучшее  в общении с ними, однажды побежденными, вовсе на глаза не казаться, потому что не признание величия и покорность увидел бы он там, не благодарность, что не вырезал всех, когда мог, а пощадил, но злобу, затаенную, лютым пламенем мерцающую в алых глазах. И ненависть ко всему, что отлично от них. Почуяв слабину Асгарда, они рано или поздно вырвались бы из ледяных оков, вновь сея смерть и хаос, потому что таковой была их сущность, предрешенная и прописанная, и не находилось ни одного, кто бы восстал против неё. Борьба с самим собой – самая трудная битва, фыркнула она про себя, двинувшись вперед, достаточно размеренным шагом, чтобы сын Одина за ней легко поспевал.
[indent] Икарис, как-то в гневе спора, воскликнул: «что ж тянет тебя вечно к убогим монстрам?», правда, тогда он имел в виду исключительно Кро, которого она назвала своим мужем. Девиант имел однажды шанс убить её, но не сделал этого, пощадил; этот «монстр», как называл его Икарис, любил её, все же – любил, но месть, злоба и неспособность свернуть с предопределенного пути пересилили, заставив сделать выбор, которого она принять не могла. Когда-то она нашла и эксперимент Одина вызывающим и очень интересным,  никто не пробовал прежде, завладев йотуном в совсем раннем возрасте, поместив его в другую среду, в другое окружение, окружив иными традициями и правилами, теплом и заботой, потратить десятки и сотни лет, чтобы посмотреть, победит ли воспитание натуру. В первую их встречу, видя перед собой умного, талантливого, интеллигентного юношу, она почти поверила, что победит, но с тех пор утекло много воды, и, видимо, пришла пора окончательно признать: эксперимент провалился. Натура взяла верх.
[indent] Она не тешила иллюзий, которыми грезили смертные, о том, что любовью можно исправить любого монстра. Нельзя. Фригга души не чаяла в приемыше, и что же? Разве её любовь остановила его, разве вразумила? Да и сама Тена любила мужа, но толку там нашла ничуть не больше. Зло должно быть, чтобы на его фоне приметнее было Добро. И никакого Света не будет видно, если не будет густой Тьмы рядом. Кро не выбирал, он рос в этом; Локи мог выбрать и выбрал быть монстром, и ей ли с этим спорить?  Несчастная змея, сама заложница в цепях, была монстром не по праву выбора, её поймали и вынудили висеть здесь, обездоленную, озлобленную; разве она ненавидела жертву, которую стерегла, разве желала ей зла? Просто натура в рептилии непреодолима, потому что в ней нет ни чувств, ни разума, чтобы осознавать выбор. Убивать её было ни к чему, но… йотуны тоже идут на поводу своей натуры.
- Где Тор? Кто-то выжил из асов? – тихо, чтобы звук не слишком резонировал от стен, прошептала она, не поворачиваясь, потому что все зрение было сфокусировано на темных коридорах с высокими сводами, рассчитанных на рослых читаури; кругом пахло болью и плесенью, из некоторых ответвлений буквально разило трупным смрадом разложения. Тена спрашивала не из праздного любопытства, просто не хотела создать впечатление, что знает больше, чем должна, да и к тому же, ей хотелось понять осведомленность Локи. – Куда они направились, ты знаешь? Я должна понимать, куда тебя доставить, когда окажемся на корабле, потому что там времени обсуждать не будет. – Скорпион стоял там, где его не засекали радары, скрытый от посторонних глаз постоянными испарениями термальных источников. Воняло там, конечно, невыносимо, но это было наименьшей из проблем.
[indent] И тут прямо на них из-за угла выскочил отряд читаури; Тена среагировала быстрее, чем осознала, оттолкнув одним движением асгардца в сторону трещины в стены. А потом глаза её вспыхнули, как будто в них взорвалась сверхновая, и в ту же секунду ослепительные до нестерпимой белизны лучи вырвались прямо из глазниц, осветив коридор. Но все происходило так быстро, что первые ряды бойцов выкосило мгновенно, буквально разрезав пополам на том уровне, куда падал взгляд Вечной…. Она никогда прежде при асах не пользовалась этим умением, предпочитая таить его от посторонних, но, увы, в этот момент у нее не было времени махать мечом.   Глазницы погасли так же быстро, как вспыхнули, от первого до второго прошло не больше секунды, но в темноте коридора теперь невозможно было вздохнуть от запаха сгоревшей дочерна плоти.
- Все, - демонстрируя профиль, который внезапно стал резче из-за положения губ и подбородка, в котором угадывалось, что Тена сильно недовольна чем-то, асгардцу, она жестко произнесла, - отныне у нас нет времени, Локи.  – Ей не хотелось бы так поступать, но выхода не оставалось, и, нахмурив брови, она посмотрела на него так пристально, что это было ощутимо даже в темноте. – Мне очень жаль….   Но тебе придется оставить сантименты и… все прочее. Потому что сейчас мне больше пригодится сын Лафея, а не Одина. – И она шагнула дальше по проходу, не подав, как прежде, ему руки и не подставив плеча, словно считала, что это уже не нужно или… брезговала. Она никогда прежде не говорила и не давала понять, что в курсе самой коварной тайны семьи Всеотца, но сделала это так просто и жестко, словно подобное знание было само собой ожидаемо.

+1

10

Конечно нелегко было осознавать то, что между ним никогда не будет уже того, что было раньше. Правда Локи неоднократно задавался вопросом о том: а было ли что-то вообще? Правдивыми ли были его собственные чувства по отношению к Вечной, когда он, проживая с ней довольно длительное по земным меркам, время в Мидгарде, и прекрасно зная о том, что память к женщине вернется ох как нескоро, потому что сей процесс вообще совершенно не быстрый. В особенности, если этому никак и ничем не помогать, а в какой-то степени даже наоборот, пытаться сделать так, чтобы положительные мгновения продлились еще подольше, тем самым стараясь сделать так, чтобы продлить эту иллюзию мнимого счастья. И когда уже явились вечные и открыли богине войны всю правду о том, кем она была и являлась, вот тогда-то эта иллюзия и лопнула, как мыльный пузырь. Но возможно она и именовалась таковой, чтобы никогда не стать реальностью. И, запутавшись в собственных ощущениях, Локи попросту не успел даже попытаться что-то изменить.
Кто знает, вероятно, зная о том, что Тена находилась замужем, он вообще бы не стал предпринимать никаких попыток к сближению, но, кажется, некоторые мидгардцы говорят о том, что муж - не стенка, подвинется, и коли очень сильно хочется, то можно; а асы вообще не сковывали себя какими-то рамками верности, и могли иметь столько наложниц, сколько могли содержать, и зачастую наличие законной супруги вовсе не свидетельствовало о том, что мужчина оставался ей верен в моральном смысле, но и в физическом тоже. Взять хотя бы того же Всеотца Одина, ведь Фригга не была его единственной женой, но так сложилось, что стала последней и, к сожалению, почила гораздо быстрее, нежели одноглазый бог. Но Локи мог сказать точно, наверное, только одно: те чувства, которые он испытывал по отношению к Вечной, были правдивыми, хоть и скомканными, запутавшимися в узлы, словно какой-то бесконечный клубок, конца которому не видать. И, коли была бы возможность, он хотел бы попросить второй шанс для себя, но почему-то был уверен в том, что его не будет, ну или же попросту постарался убедить себя в этом, но прежде чем вообще что-то решать, следовало хотя бы поговорить. Ведь у Тены и без него проблем и забот хватает, а тут еще этот зов о помощи, на который откликнулась та, которую с таким остервенением звали.
И сейчас было совсем не то время и, в особенности, не то место, где можно было выяснить отношения без лишних свидетелей, глаз и ушей. Тогда на Саакаре разговора у них не получилось, потому что слишком свежи были душевные раны, ну или же шрамы кровоточили, потому что первое впечатление когда-то Локи произвел одно, а на деле вышло все совсем не так, как нужно было, потому что от трикстера вообще сложно ожидать чего-то стабильного, в том числе и в поведении, и в отношениях, а поскольку в нем и вовсе сплелись две сущности, кто знает, какая возобладает в тот или иной момент. Трикстер шагал вслед за Теной, поддерживаемый ей, все еще нетвердо, но все-таки изо всех сил старался не наваливаться на женщину, которая, конечно же, была несравнимо физически сильнее обычного человека, однако собственное состояние эдакого временного бессилия очень сильно раздражало и хотя бы потому, что изначально Локи был воспитан, как и полагалось асу, воином, он пытался концентрироваться, чтобы хотя бы идти без посторонней помощи. Правда сейчас, как воин, он был мало полезен, но поскольку маг прекрасно понимал, что просто так легкой прогулкой они не ограничатся, а у читаури здесь он далеко не единственный пленник, просто так у них не получится отсюда выбраться. Ровно точно также, он не знал, каким оружием владеют инопланетные уродцы, то не факт, что Тена в одиночку отобьется от них.
Но одно то, что она рискнула сунуться во вражеское логово ради него, уже вызывало уважение. И, собственно, как он и предчувствовал, внезапно на них выскочило несколько особо омерзительных стражников, и Вечная среагировала мгновенно, толкнув Локи в сторону, а дальше последовало то, чего ранее Локи никогда не видел. Правда любоваться подобным долго не пришлось, он слегка приложился спиной о каменную кладку, а дальше воздух разрезали жесткие слова, вылетевшие из уст богини войны. Сын Лафея. Да, трикстер смирился уже с этим осознанием, которое когда-то принесло ему очень много боли и, вероятно, заставило принять свою сущность, которая порой возобладала над ним. Он изменился за все то время, пока они не виделись с Вечной. Сильно изменился. Но не ей было его судить, потому что у каждого жизненный путь отнюдь не был выслан розами, скорее на нем было гораздо больше острых шипов, нежели прекрасных бархатных лепестков. Когда Локи узнал о себе правду, его мир рухнул, перевернувшись мгновенно с ног на голову, и ненависть захлестнула его с головой. О каких-то своих поступках он жалел, о каких-то абсолютно нет, но несмотря ни на что, его немало удивил тот факт, что Тена знает правду о его происхождении. Собственно тогда чему тут удивляться, разве кто-то по собственной воле пожелает связать свою судьбу с монстром? Он стал таким, он был таким? Нет, его вынудили таким стать, не считаясь с его чувствами, не подумав о том, как он воспримет болезненную, горькую, но правду. А при раннем упоминании о Торе Локи и вовсе выпрямился, расправив плечи, нахмурившись, зеленые глаза свернули злым огнем, и он отчеканил:
- Не знаю ничего о том, где сейчас Тор и что с ним стало. Мы слишком давно не виделись после того столкновения с Таносом, мне чудом удалось выжить, - он не лгал абсолютно, сейчас даже, казалось, забыв о пронизывающей все тело боли. То ли воспоминания о том, что ради сводного брата он вынужден был отдать Тессеракт и случилось то, что случилось, то ли он корил себя за то, что вообще решился спереть один из камней Бесконечности еще до того, как Рагнарек уничтожил бы все, кто знает... Но сделанного не воротишь, и теперь никто не знает, пощадил ли их вообще бы безумный титан, коли камня на корабле асгардцев и вовсе не оказалось бы. Локи спас брата, не в силах смотреть на то, как инопланетный монстр пытает его, но это стоило очень дорого. И трикстер, не будучи дураком, понимал это. - Поэтому сложилось так, что идти мне некуда, - высказался Локи с неким сожалением что ли, но все-таки находясь под впечатлением от того, что сотворила сейчас с читаури богиня. - Ловко ты расправилась с ними, ничего не скажешь. И чем же может помочь сейчас сын Лафея, о, могущественная Вечная? - сделав пару шагов по направлению к ней, маг слегка пошатнулся, но на ногах устоял. Вопросил абсолютно беззлобно и без издевки, прекрасно понимая, что Тена - единственный его шанс выбраться отсюда. Он чуть поморщился от запаха, которых исходил от обугленных тел читаури, но брезговать было некогда. Организм уже более или менее стал приходить в норму, хотя в собственной магии Локи не был особо уверен, но далее свои силы предстояло проверить на практике.

+1

11

-  Чем? – уже отошедшая вперед Тена словно споткнулась на этих словах, сказанных ей в спину; замерла на мгновение, словно обдумывая что-то, а потом круто развернулась. И, широким шагом сократив расстояние между ними до совсем незначительного, чтобы не пришлось орать, сообщая всем эхом тоннелей тему разговора, строго посмотрела трикстеру прямо в глаза. Не важно, что стоять асгардцу все еще давалось с трудом, слишком отчетливо отражающемся на усталом бледном лице, ростом он все равно оставался выше Вечной, поэтому при разговоре с близкого расстояния приходилось слегка запрокидывать голову, что никак не сказывалось на интонациях и мимике; опыт и самооценка все равно делали её морально выше практически всех, с кем Тена когда-либо имела дело, а царственный ореол дочери Зуроса не давал забыться и начать смотреть на неё свысока.  – Лично мне нет никакой разницы, я не восхищаюсь асгардцами и не питаю презрения к йотунам, я бесстрастна  в их оценке, и тех, и других. И так уж сложилось волей судеб, что последние сильнее и выносливее, чем первые. И я не вижу причины, почему необходимо, с упрямством осла, отказываться от того, что в тебе сидит увереннее и пользы может дать больше. Колдуны в Йотунхейме появлялись редко, это факт, их не застал даже молодой Один, но не думаю, что дар магии полностью обнулил все прочие преимущества твой расы. – Замолчав на мгновение, поджав в раздумьях губы, она тихо добавила, покачав головой. – Я как никто понимаю, насколько неприятна ложь, которая длится так долго, что могла бы показаться правдой, особенно неприятна, когда лгут те, кому доверяешь. Кто не безразличен. – Она усмехнулась, вскинув голову так, что копна золотых прядей качнулась, и взгляд стал жестче. – Но твоя проблема в том, принц, что ты на самом деле понятия не имеешь, как поступают с теми, кого считают монстрами. Поверь мне, они и близко не живут так, как жил ты. И впредь, прежде чем ненавидеть ложь, которой можно оправдывать всё, хорошо подумай, что норны бывают справедливы. Разве ты сам не лгал, глядя в глаза, каждый день, снова и снова, тем, кто тебе доверял, кто любил тебя?  - коротко усмехнувшись, она легонько похлопала трикстера ладошкой по щеке, - То-то же. Впрочем, настаивать не стану, не хочешь – не пытайся. Кто знает, может, тебе милее сгинуть здесь и меня утащить за собой? – она пожала плечами, улыбнувшись.  – Я на такой исход, конечно, не настроена, но, будучи вынужденной еще и тебя прикрывать, рассеивая силу и внимание, не могу гарантировать, на сколько меня хватит. Пошли. – далекий рокот, прокатившись эхом по коридорам, впрочем, резко оборвал её намерение. Напрягая слух, Тена замерла на месте, предостерегающе приподняв руку.
[indent] Лицо её утратило все эмоции, словно окаменело, а серые глаза, блестя во мраке, напротив, расслабились; зрение было в этот момент не самым важным помощником. Но и слух, увы, никак не мог разгадать загадку странных звуков. Тектоническая ли активность послужила причиной гулу, или в том стоило искать рукотворную причину? Сотни ответвлений в тоннелях создавали ужасающее эхо, мешая разобрать точно и направление звука, и его источник, и даже отгадать, если к долине какой-нибудь другой выход, кроме главного, через который она сюда пробралась. Можно было попытаться, побродить по округе, но Тена сомневалась, что читуари с пониманием отнесутся к исчезнувшему пленнику, а за ним и к исчезновениям то одного, то другого патруля. С них станется просто взорвать шахты, похоронив под тоннами грунта и камня всех, кто окажется в тоннелях, и, хотя Вечных не так то просто убить, даже для неё такой исход будет нести серьезные потери.
[indent] Вздохнув спустя секунду от нарушившего её планы к движению гула, женщина провела ладонью по лбу, на котором проступила легкая испарина. Обычно не склонная к потению, она внутренне похолодела, тут же осознав, что температура в тоннелях, по какой-то причине, начала повышаться.
- Нам стоит ускориться, явно…  мне это не нравится. Если вулканы, дремлющие под тюрьмой, по какой-то причине проснулись, будет совсем не весело.

+1

12

Надеялся ли на что-то Локи? Возможно где-то очень глубоко внутри себя на то, что когда-нибудь сердце Вечной оттает, хотя соперничать в этом с ним она попросту не могла может быть потому, что была...он не знал, какое слово, какое понятие подобрать, но человечнее что ли, хотя вечный явно не шли ни в какое сравнение с людьми, да вот только чувства у них были идентичными. Что же касается собственных чувств, то здесь ситуация была гораздо, гораздо сложнее. Не сказать, что трикстер был уже совсем заледеневшим и не проявлял никаких эмоций, окромя тех, что стоило в той или иной ситуации, но окраска их была не настоящая, искусственная. А сейчас доказывать женщине то, что в те моменты, когда они были вместе, он испытывал настоящие, не поддельные чувства, было абсолютно бесполезно. Может быть когда они выберутся отсюда (с той надеждой, что потери, коли они вообще состоятся, будут минимальными), норны подарят ему еще один шанс на спокойный разговор с Вечной. Ведь торопиться ему некуда, правду ответил трикстер о том, что его никто не ждет. Вопрос в том, есть ли еще какие-то заботы у Тены, но раз она явилась сюда к нему на помощь, значит оставила все дела, ну если не с легкостью, то отложив их точно на второй и последующий план.
А пока Локи довольно-таки внимательно слушал Вечную, но выражение его лица вмиг стало крайне грустным, когда та заговорила о лжи, невольно сравнивая ту ложь, в которую ас был погружен с самого рождения практически, и ту, которой он сам подверг Тену в момент их встречи в Мидгарде. Локи тяжело вздохнул, не скрывая в каком-то смысле своего разочарования, ведь он до сих пор не понимал того, что мог тогда рассказать женщине, кроме той истины, что она является Вечной, богиней войны и что они и вправду давно знакомы. Все, более никакой информации о ней у мага не было, и в каком-то смысле он не очень понимал, в чем его вина. Но из маленькой искорки лжи может разгореться сильнейшее пламя, которое может спалить и того, кто лгал и того, кому лгали. И то, что строить свою линию поведения с Теной, начав со лжи, было изначально неверно, это Локи уже осознал много позже. И когда женщина прикоснулась к нему, похлопав ладонью по щеке, невольно Локи вздрогнул, но то скорее от неожиданности и просто, чтобы прийти в себя от своих печальных раздумий. Он кивнул, по обыкновению после коротко ухмыльнувшись.
- Я свыкся с осознанием того, кто я есть на самом деле, еще тогда, когда Всеотец пытался оправдаться. Неуклюже, правда, но тут уже как получалось. И принять это я вынужден был сам, несмотря на ту боль, которая переполняла меня в те минуты. Однако же ты безусловно права, коли уж так сложилось, что я родился полукровкой, надо уметь использовать абсолютно все умения и способности, которые мне даны. Чтобы принять самого себя, - заикаться про другую ситуацию, озвученную Вечной, тот не стал, посчитав, что устраивать разборки сейчас ну совершенно не время. Ведь ни она, ни он не знают точно, как выбраться отсюда, и с кем предстоит дальше столкнуться, тоже не известно, посему первостепенной для него задачей становилось скорейшее восстановление внутренних ресурсов организма, чтобы стать полезным, не быть обузой, да и вообще - доказать, что магия на самом деле бывает гораздо более полезнее физической силы. И не только полезнее, но и многократно опаснее. Недаром он считался сильнейшим магом Асгарда, так что теперь, этот самый маг будет распускать нюни из-за какого-то дурацкого яда змеи? Ну уж нет. И от осознания этого Локи будто бы почувствовал прилив сил и, хоть все еще нетвердо, и иногда слегка спотыкаясь, двинулся было вслед за Вечной. Но остановился резко, постаравшись не врезаться ей в спину.
- Мне кажется, у читаури припасены сюрпризы похуже многочисленных отрядов. Мне довелось командовать армией этих монстров и среди них попадались такие экземпляры, которые одним своим видом и мощью будут гораздо хуже подземных вулканов, - трикстер слегка поморщился, переступив с ноги на ногу; конечности слегка затекли от многодневного нахождения в одной позе, но это было сущей ерундой по сравнению с ядом, разъедающим кожу. Локи прекрасно понимал, что им (и большей частью ему лично) не удастся отомстить и перебить большинство инопланетных наемников, поскольку по сути они лишь выполняют то, что им поручено. Некий коллективный разум, который можно направить совершенно по любому пути, придать этой силе свой вектор, который имеет мощную разрушительную силу. - Поэтому вполне возможно, что источник этого гула - не совсем вулканы.

0

13

[indent] Культура нашла на культуру: Локи не понимал, и тому могли быть сотни причин, но Тена не собиралась устраивать с ним «разборки», ни сейчас, ни потом. Разбирать то, что давно минуло, полезно только в том случае, если надлежащий опыт не извлечен из случившегося до конца, но Вечная усвоила всё до последнего пункта и собиралась двигаться вперед, не оглядываясь. Слушая же ответ трикстера, она только коротко усмехнулась, приподняв немного уголки полных губ, потому что утвердилась окончательно, на каком-то ментальном уровне, что пропасть между ними велика и необъятна, и глупо было бы считать иначе. Ему не дано оценить размах Вселенной, в этом смысле Тена с Локи уподобилась Тору, заведшему интрижку с смертной мидгардкой; разве могла та понять и принять, почему он уходил, не прощаясь, по первому зову долга, оставляя её одну на годы? Так, выходит, и Локи не хватило бы осознания понять, почему Вечная смотрела на их схватку с Хелой, не пытаясь помочь, бросив их там с братом на свершение их личных судеб. Скажи она ему правду о том, что не считает свой поступок сейчас правильным, потому что надлежало бы действовать, как тогда, близ Асгарда, сын Одина вряд ли понял её правильно. А если и понял, то все равно обиделся бы, потому что он видит жизнь иначе.
[indent] И потому ему было не понять, какая это мука, очнувшись, перебирать воспоминания минувших лет, осознавая с щемящей тоской, что к тебе не проявили милосердия, не подумали, каково это – не быть самим собой. Каково, заплутавшей истинной личностью в липком плотном тумане, посреди стужи и сырости смрадных болот, пытаясь пробиться наружу, истошно кричать, звать, молить, но не быть услышанной. И только он один, будучи рядом все то время, знал, кто она такая, понимал, что с ней что-то не так, и там, где мог бы стать путеводной свечой сквозь этот удушающий туман, осознанно нагонял туда еще больше тьмы. Локи мог ей помочь, но не проявил милосердия. Так к чему говорить, ища оправдание, о каких-то чувствах, если ничего там не было, кроме эгоизма и, может быть, в лучшем случае, желания обладать чем то, что в иной ситуации легко не получить?
[indent] Тена действительно больше не держала зла, она абстрагировалась, уверенно отходя всё дальше на дистанцию, которая полагается меж богом и человеком. Всё, что было в сердце и разуме какими-то чувствами, становилось отголосками, далеким эхом, потому что в самом деле было в прошлой жизни, той, где на мир смотрела Джейн Сонг. Но эти отголоски вынудили Вечную явиться сюда, создавая себе посреди пути зигзаг, который, по сути, бессмысленен. Асгардец ей не поклонялся и не молился, чтобы считать себя его покровителем, обосновывая этим стремительный перелет сквозь искры космоса, побросав все планы. Рано или поздно он всё равно умрет, так какая разница, раньше это произойдет или позже? Тысяча лет – ничто для её семьи, она истает, как снежинка на горячей ладони, раньше, чем качнутся ресницы, и пять тысяч лет, отмеренных асам, кончатся раньше, чем будет допито до дна вино в бокале во дворце Олимпа.  Как и его названный отец, он состарится, чернота волос сменится серебром, ослабнут и члены, и душа, и, в конце концов, утомленный, он, как и Один, начнет мечтать о покое Вальгаллы, тогда как время не оставит ни малейшего отпечатка ни в душе, ни на лице Вечной….  Тена понимала каждый из этих нюансов, сердито поджимая нижнюю губу, пока вслушивалась в далекий рокот. Принц должен был выпутываться сам, раз сам впутался, и её появление не сделает ему доброй службы, наверняка, только ухудшит ситуацию, позволив считать отныне, что, в какую бы историю он не вляпался ради своего желания, в самом плохом исходе можно будет опять вызвать Вечную, чтоб та решила все проблемы. Это было глупо и опрометчиво, дорогуша, укорила она саму себя, ты же не мамочка ему, а он не младенец. Хотя послушать, конечно, так именно что упрямый ребенок, зациклившийся на том, что любимый папочка его «обманул», не выдав всей правда с рождения. 
- Хорошо, - кивнула она в подтверждение его слов, - значит, двинемся тем путем, каким я пришла. И будь, что будет.
[indent] Она двинулась вперед, предоставляя, фактически, ультимативно, трикстеру лишь один выбор: собраться со всеми резервами и идти следом самостоятельно. Нет, ей было не тяжело поддерживать его своим плечом, как не было причины в отказе из-за каких-то чувств, просто выскочивший навстречу один отряд дал понять, что противника можно ждать в любую секунду. Не стесненной находящимся рядом ослабшим (против обыкновенного состояния) асгадцем, не важно, насколько он йотун, он всё равно впитал не все их силы, раз упор пошел в магию, ей проще встретить своевременно любое нападение и дать ему отпор.
[indent] Приподняв правую руку на ходу и слегка отведя в сторону от тела красивым, почти танцевальным в своей изящной плавности движением, Тена позволила алебарде возникнуть в ней, точно соткавшись из воздуха, медленно, начиная от той части рукояти, что сжали мгновенно пальцы, и дальше в обе стороны разом, пока не сверкнула последней золотой искрой отточенная до бритвенного состояния кромка дугообразного лезвия.  Страшное оружие, сопоставимое в своей разрушительной силе с самыми знаменитыми клинками, из-за золотого блеска оно казалось лишь игрушкой, показателем статуса своей обладательницы.  С каждым шагом вперед в Вечной снова что-то менялось: истаивал черный комбинезон, сначала обнажая крепкие стройные ноги, закрытые выше колена сапогами, потом казалось, что Вечная вообще решила сразить врага блестящей лунным светом наготой, пока не стало ясно, что вместо черной кожи её тело плотно обтянула, закрыв все под горло, более тонкая материя, очень светлая, почти оттенка белого золота. Свободно спадающий концами до колен кушак, закрепленный пряжкой с чеканным рельефом, напротив, был насыщенно-золотым. Такого же цвета тончайшие линии создавали на остальной материи сложные многосоставные геометрические узоры, разгадать смысл которых было не так легко даже созданию начитанному. Последним, поверх, появилась броня, золотистыми пластинами, плотно подогнанными друг к другу,  облегая тело со всеми его выпуклостями еще выразительнее, чем материя.  Высокий венец, окружив голову, приподнял белокурые локоны, придав им еще больше объема, а красивому лицу добавил строгости. Перчатки, скрыв пальцы, избавляли от неудобства трения во время работы с оружием, давно став неотъемлемым атрибутом; не прошло и несколько секунд, а Вечная в своем походном боевом облачении, так сказать, во всем официозе шла навстречу читуари.
[indent] Которые не замедлили вскоре появиться.
[indent] Залп из импульсной пушки способен разметать плоть врага по стенам ошметками, но, чей глаз способен уловить, насколько быстро богиня войны изменила плавности шага; там где только что была, в момент, когда синевато-белым пучок импульса прошил пространство на уровне её груди, колыхнулся лишь воздух. Подпрыгнув, она, превратившись для большинства сознаний, из-за неспособности так быстро обрабатывать зрительную информацию, в размыто мелькнувшую золотую полоску, без особых усилий пролетела, исполнив безукоризненно затяжной кувырок, приземлилась возле отряда….
[indent] Вспышкой молнии сверкнула, заходя одновременно с окончанием кувырка, едва Тена перекатилась на колено, по широкой дуге, золотая алебарда, точно масло вспарывая защитную брони читаури. Но там, где была воительница, уже зияла пустота, потому что раньше, чем дуга была завершена, она уже вскочила на ноги, уходя с элегантностью танцовщицы с быками в сторону, так, чтобы инерция предыдущего движения продолжилась, выводя алебарду на новую траекторию удара….

0

14

Препротивнейший мерзкий голосок где-то, казалось, в глубине самого подсознания Локи настойчиво шептал о том, что Вечной все равно на то, что бы он не сказал или сделал. Возможно, тот промежуток времени, за который они не виделись (если не считать ту встречу на мусорной планетке под названием Саакар), окончательно успокоил Вечную, не оставив и малейшего отпечатка в ее душе о том, что когда-то Джейн Сонг - так звалась она в Мидгарде, испытывала какие-то нежные и трепетные чувства к богу обмана. Который не сделал ни малейшего шага к тому, чтобы помочь женщине не то, чтобы вернуть память, но хотя бы даже не сказав ни слова о том, кем она является в сущности, дабы Тена не металась среди своих отрывочных, осколочных воспоминаний, которые...ну не то, чтобы причиняли боль, но сводили с ума - это точно. Локи видел тогда, как непросто ей приходилось, и молчал. Просто молчал. Земляне говорят о том, что слово - серебро, а молчание - золото, такая поговорка была у них в ходу, но вот в случае с Локи и Теной ее применить было нельзя. Когда-то ему говорили о том, что он болтает слишком много, и после этого рождаются склоки, разборки и непонимания между теми, до которых острые словечки трикстера долетели быстрее самых скоростных пуль или же энергетических импульсов.
И может быть поэтому он предпочел молчать. Или же просто хотел почувствовать что-то, что сделало бы его чуточку счастливее в том самом смысле, если бы они действительно встретились впервые. Не зная и не подозревая о том, кем они были в прошлом, кем являлись в настоящем, отбросив все то, что могло помешать зарождению настоящих чувств. Вечные относились к асам также, как те, наверное, к землянам. Что их жизнь - лишь крупинка по сравнению с тем, что уготовила им вечность. Наверняка в глазах Тены Локи и был той самой крупинкой, о которой останутся лишь некие воспоминания, да и то, в скором времени и от них ничего не останется. Так может быть не стоит терзать свою душу тем, чего быть не может? Поигрались и хватит, как говорится, пора и честь знать. Так почему же он с поистине бычьим упорством и упрямством снова и снова пытается исправить собственные ошибки, когда это по сути никому и не надо. Оценит ли кто-то его потуги? Вряд ли. Тена так точно. Чужая душа - потемки, ей никогда не понять того, что чувствовал Локи в самые отчаянные мгновения своей жизни, хотя, вероятно, она понимала, но относилась к этому...проще что ли, с высоты собственного опыта и множества прожитых зим.
Она видела, в какие жизненные передряги попадали смертные и иногда даже похуже, наверное, чем сам Локи, и неосознанно сравнивала с тем, что происходило с трикстером. Он не первый и не последний, кого, пусть и чужака, приняли в семью, подобрали, чтобы воспитать с каким-то собственными целями. Также он не первый, кого не принимают не только из-за его настоящего происхождения. С людьми ведь точно также, так чем же боги хуже или отличаются от них? Да, собственно, ничем. Ведь Локи, любящий частенько наведываться в Мидгард, и сам прекрасно видел, как относятся в семьях к тем, кто отличен цветом кожи, разрезом глаз, да и даже цветом волос, чего греха таить. А потом, когда узнал правду о собственном происхождении, не задумался сразу о том, что он так похож на тех маленьких, глупеньких смертных. И нет, чтобы начать пытаться обернуть свою натуру себе же на пользу, разъярился и решил уничтожить тех монстров, которые его и породили, попытавшись направить мощную энергию Бивреста на Йотунхейм, чтобы из Девяти миров осталось только Восемь. Но все приходит исключительно со временем, вот только Локи понадобилось его гораздо больше, чтобы осознать и смириться. Да, может быть не окончательно и где-то, возможно, он опасался того, что его вторую половину не примут, и да, не принимали, но не принимали чужаки, свои же свыклись с этим, пытаясь взрастить в нем исключительно положительные качества.
Изо всех сил старалась приемная мать Фригга, но что-то сломалось в тот самый момент, когда Локи узнал правду о себе. После чего собственными руками разрушив все, с такой тщательностью выстроенное. Быть может он понял это только сейчас, быть может резкие и жесткие слова Тены о том, что да какая разница между йотуном и асом. Каждый воспринимает того, кто отличен от них, по-своему и среди представителей разных раз есть свои злодеи и свои герои. Это не означает, что все исключительно плохие и исключительно хорошие. И сейчас, шагая вслед за Вечной и обдумывая какие-то эпизоды из своей жизни, а также слова богини войны, Локи начал делать какие-то выводы для себя. Но расслабляться ни в коем случае было нельзя, поскольку это не легкая прогулка, а попытка выбраться из подземного и довольно запутанного лабиринта, где за каждым поворотом неизвестно что скрывается и прячутся отряды читаури, которым отдан приказ уничтожить любого, кто попытается без разрешения покинуть тюремные чертоги. Тена шла впереди, готовая принять любой удар на себя, первой встретив опасность, еще же не до конца окрепший асгардский маг должен был прикрывать тылы. И поэтому необходимо было как можно скорее сосредоточиться на том, чтобы помогать, а не строить из себя ослабшего пленника.
Локи вообще терпеть ненавидел ощущать себя слабым и беспомощным, даже морально, тем более морально, потому что это первый шаг к поражению. Внешний облик Вечной менялся, на ней появлялась броня, и трикстеру следовало сделать тоже самое, поэтому на нем оказались несколько видоизмененные, но все-таки асгардские доспехи, которые не стесняли движений, но защитить от неудачного удара или падения могли. Вот только плаща на нем не было, потому что данный атрибут мог помешать в самый ответственный момент, потому что в нем можно было как минимум запутаться. И спокойствие так называемой прогулки вновь осложнилось появлением отряда читаури, и Тена практически мгновенно устремилась вперед, почти что предугадав выстрел из импульсной пушки, от которого следовавший за ней Локи умудрился увернуться. И в какой-то мере может быть он был рад начинающемуся сражению, потому что только так он мог ощутить, восстановились ли его резервы полностью. Около четырех инопланетян, двое из которых держали оружие поменьше, ринулись к пленнику, на бегу заряжая пушку, но медлить бог не стал; зеленые глаза ярко вспыхнули, маг совершил несколько пассов руками, чертя в воздухе какие-то понятные и зримые только лишь ему одному знаки в виде древних рун, тем самым воссоздав вперед себя щит, который тотчас зеркально отразил выпущенный выстрел.
Читаури, не успевшие отреагировать на рикошет, тотчас были уничтожены собственным оружием, направленным четко на них, сам же Локи, телепортировавшийся позади оставшихся двух воинов, материлизовал пару длинных клинков, коими и проткнул инопланетных уродцев со спины. Острие прошло насквозь, брызнуло темное вещество, напоминающее кровь, но более густое по своей консистенции, читаури рухнули как подкошенные. Выпрямившись, Локи развернулся в сторону богини, оценивая ситуацию и понимая, что она справится сама, что помощь может оказаться только мешающей, но был готов в любую секунду принять на себя удар тех, кто мог отделиться от отряда, переключив на него свое внимание.

+1

15

[indent] Приглушенным клацающим звуком отразилось по своду столкновение алебарды с металлической основой приклада; Тена дернула оружие назад, на себя, зазубренным краем клинка цепляя из чужих рук бластерную пушку, и сила рывка оказалась достаточная, чтобы оружие дернулось. Нажав в этот момент на гашетку, читаури прошил вспыхнувшим лучом своего же товарища, а, мгновение спустя, получил прикладом развернувшейся на сто восемьдесят градусов в умелых руках алебарды прямо по челюсти, отшатнувшись назад, под траекторию атаки трикстера.
[indent] Почти как в старые добрые времена, подумалось Вечной прежде, чем она, боковым зрением ловя замах, успела уйти от удара, настолько изогнувшись назад в пояснице, что, казалось, сейчас неестественно сложится пополам; но, едва клинок врага прочертил воздух там, где только что была её грудь, прогиб завершен был виртуозным, акробатическим переворотом через голову назад, не помогая ни руками, ни как-либо еще. И, коснувшись ногами земли вновь, тотчас же Тена ударила прямым и сильным таранящим выпадом острием в основании вершины алебарды прямо в чужую физиономию; мерзкий чавкающий звук сопроводил миг, когда не знающий поражения металл прошел насквозь, разрывая подобие плоти, кроша кости и выдирая импланты из пазов крепления….
[indent] Несмотря на выводы, которые Вечная делала вполне трезво и с должной решительностью, несмотря на суждения по неким поводам, она не отрицала для себя, насколько нежными могли быть её чувства к асгардскому принцу. Но вот в чем она не могла разобраться для себя, так это в том, сколько  в них действительно было настоящего; о, как бы жестко не звучали слова, какими бы равнодушными они не казались, Тена хорошо, очень хорошо понимала и боль, и смятение, подтолкнувшие Локи бунтовать и искать вину в других за то, что его жизнь казалась разрушенной, не такой, как он мечтал. Крушение мечтаний всеми воспринимается… трудно, и дело не в том, что она не могла его пожалеть. Просто Тена, будучи таковой, как её воспитали, единственная из всех, способная, когда надо, не только ввязаться в бой на стороне людей, но и надрать задницу самому Аресу, ему же Марсу, давно разучилась жалеть, как это делали женщины, не важно, смертные или богини. Её саму никто не жалел, потому что нельзя такого позволять для дочери царя; нельзя давать видеть слабость или боль, наслаждаться тем, что смогли пробить эмоциональную броню, задеть чувства. Если начал бой, значит, дерись до победного; ударили и сбили с ног, вставай или ляг, но умри.
[indent] Много лет назад был человек, безусловно, одаренный богами сверх банального многократно, и, глядя на трикстера, трудно не вспомнить того; не только за внешнее сходство, но за сходство всей истории, по своему, за сходство характеров во многом. Даже грабли символично под  ногами оказались практически симметричны. Вчерашний герой и победитель, чье имя скандировали с восторгом, сегодня оказался изгоем, и лишь презрением наполняли имя, произнося;  разве ей было не жаль его? Но все, что могла дать Тена, это заставить встать с пола, перестав страдать о своей участи, и вновь взять меч в руки, напомнив убогим горлопанам славного Рима, что о героев нельзя вытирать ноги.  Вот и сейчас, пытаясь заставить Локи вспомнить, какая гордость, а не страх, должна быть топливом, воплощенное в осознание: «я, вашу мать, принц Асгарда и принц Йотунхейма, осознайте величие моего гнева», она невольно соприкасалась с главным сомнением горевших в ней чувств. Питала ли их к Локи или в его лице пыталась переиграть старую историю, обманув совесть сходством? Или все, что она как будто испытывала к нему, было не догоревшим углем былых страстей?
[indent] В ходе боя нельзя отдавать разум сторонним вопросам, он должен быть пуст, чист, сосредоточен только на происходящем. Богиня допустила ошибку, за что быстро поплатилась, не заметив, как позади неё взялся целиться из разрушительной импульсной пушки очередной бугай. Та, выставленная на полную мощность, крошила защиты космических кораблей, так что выстрел в таком узком пространстве мог разметать на атомы и его соплеменников, что того, впрочем, не волновало. Он уже почти нажал на гашетку, когда Тена сообразила, что, помимо читаури, между ними на траектории, которую вполне может захватить выстрел, мельтешит и асгардец. Конечно, Тор почти выдержал энергию нейтронного ядра, но откуда Вечной было о том знать? Приняв решение в мгновение ока, не думая, на собственном чистом импульсе, она взмахнула рукой….
[indent] Телекинетическая волна, направленная конкретно на него, буквально вышвырнула Локи против его воли (попросту ту не спрашивая) вместе с парой его противников из кучи боя, откинув в тот коридор, из которого они с Вечной недавно появились, и одновременно с его «полетом» в сторону, откуда то с другой стороны ударил ослепляющий импульсный выстрел.
[indent] Вечная успела, отправив полет асгардца дальше на инерцию, дернула рукой в другую сторону,  бросая телекинетический щит на свою защиту, но времени ей не хватило. Вся мощь залпа обрушилась на неё, мгновенно разрывая на кровавые ошметки все, что попало на радиус поражения. За счет щита, не набравшего всей необходимой мощи, Тену всей ударной мощью импульса сорвало с места, швырнув по линии движения луча в соседнюю стену;  та гулко охнула, теряя от столкновения обломки грунта и камней, а потом, когда финал истории Вечной скрылся в проделанном её же спиной и мощью залпа тоннеле, застонала и вдруг, подняв облако едкой пыли, в мгновение ока содрогнулась, разойдясь мириадами трещин, и рухнула, засыпав тоннами камней место, по мнению стрелявшего, последнего упокоения златокудрой.  Проверять он не стал, осознав, что стена вот-вот уронит за собой и свод, и переключив оружие на предохранитель, понесся прочь, надеясь ускользнуть от расходящегося обвала….

+1

16

Неизвестно почему, но в Локи во время разгорающегося сражения взыграла какая-то небывалая ярость. Сколько себя помнил, раньше он не сражался с таким остервенением, как сейчас. Ну, может быть разве что последней такой уж мощной битвой была та, которая случилась во время зарождающегося Рагнарека. Но и та в каком-то смысле казалась трикстеру не совсем правильной что ли. Троица сражается между собой за право на трон Асгарда. Точнее, эта битва происходила между Хелой и Тором, а Локи...Локи было важно, чтобы величайший из всех Девяти миров жил и процветал, но, как говорится, не судьба. В свое время он посидел на троне, почувствовал в себя в шкурке правителя, и то был золотой век для Асгарда - ни войн, ни конфликтов, пусть только все видели личину Всеотца Одина, а не самого Локи, но тем не менее факт оставался фактом. И может быть именно тогда в каком-то смысле трикстер стал понимать Тора, почему ему хотелось вечных приключений, геройствований и так далее и тому подобное. Но нельзя было отрицать и тот факт, что бросать свою страну, свой народ на произвол судьбы никак нельзя, только потому, что ему вдруг наскучило протирать задницей трон, Локи осознавал, наверное, как никто другой.
И, наверное, сейчас, узнав о том, что после всех щелчков Таноса в Мидгарде поселились остатки асгардцев, основав так называемый Новый Асгард, и что управлять всем этим сводный братец оставил никого иного, как Валькирию, то пришел бы в еще большую злость. Но это все - дела минувших дней, а сейчас самым главным было спасти собственную жизнь. И постараться после всего отблагодарить ту единственную, кто пришел к нему на помощь, побросав все дела и не побоявшись спуститься в самые глубины подземных сооружений. Краем глаза Локи видел, как сражается богиня войны и восхищался этим, но отвлекаться и рассматривать всю картину сражения было ни в коем случае нельзя. И не потому, что на место убитых читаури уже спешил пяток остальных, может быть размерами помельче, но не менее злые и жестокие, охочие до крови и уж точно не делающие отпускать пленника из катакомб живым. Локи был обязан Тене многим сейчас, и нельзя было допустить нового разочарования по отношению к своей персоне, его Вечная и так уже испытала немало во всех смыслах этого слова. Конечно трикстер не знал о существовании ранее Кориолана, о собственном внешнем сходстве с этим героем, и о тех чувствах, которые испытывала богиня войны по отношению к своему подопечному, но даже если и знал бы, то может быть не придал этому особого значения. Локи не Кориолан и не только согласно всем различиям, единственное, возможно он постарался бы не допустить тех ошибок, что сотворил Кориолан. Хотя он сам уже натворил столько, что не хватит описать в нескольких огромных фолиантах.
Один из особо скоростных инопланетян, обогнав своих соратников, несся на Локи подобно упрямому быку, готовый если не затоптать, то снести со своего пути, выставив на него какое-то острое приспособление, похожее и на меч и на лазерную пушку одновременно. Трикстер заметил это, тут же исчезая и оставив на своем месте весьма искусно созданную иллюзию самого себя, которая стала пятиться к небольшому обрыву, что был неподалеку, но края его были настолько неоднозначно выраженными, что сразу и не поймешь. Локи приметил его уже давно, однако же даже если читаури свалится вниз, то если не разобьется, то взобраться обратно наверх в тяжелых доспехах ему будет проблематично. А так по крайней мере нападавших останется четверо, и можно будет сосредоточить свое внимание целиком и полностью на них. Нападавший практически настиг свою цель, сделав один резкий рывок вперед, и...с ревом провалился в пропасть, пробежав аккурат сквозь иллюзию, которую так и не сумел проткнуть своим оружием. Сам же Локи очутился в непосредственной близости от оставшихся читаури, а его точная копия исчезла также быстро, как и появилась, буквально растворившись в воздухе. Забыв про оставшиеся болевые ощущения, которые, в общем-то уже практически сошли на нет, трикстер в один большой прыжок оказался позади одного из читаури, росточком поменьше, водрузив две ладони на его голову сзади и быстро-быстро зашептав что-то не непонятном языке. Инопланетянин взвыл на своим голосом, схватился за башку, как сумасшедший и почему-то, бросив свое оружие, понесся куда-то вперед к тому же обрыву, не разбирая дороги. Собственно, куда и рухнул минуту погодя.
Подобрав его пущку быстро и направив ее, асгардец нейтрализовал одним выстрелом еще одного из читаури, а вот разобраться с двумя оставшимися попросту не успел, поскольку его внезапно отбросило мощным телекенетическим ударом, исходящим откуда-то со стороны Тены. В полнейшей неразберихе Локи не разобрался даже поначалу, почему так случилось и что произошло у Тены с оставшимися читаури, которые окружили ее, и вылетел в соседний коридор, прокатившись кубарем до ближайшей стены, но долго разлеживаться было некогда, поскольку читаури вылетели за ним и только благодаря своей скоростной реакции, Локи поднялся на ноги практически сразу после того, как упал, метнувшись к воинам и умудрился одному перерезать горло, а второму попросту свернуть шею. Сейчас надо было бежать туда, обратно, но как только он сумел вернуться, то узрел огромный обвал. Ни Тены, ни читаури видно не было, однако не заметить то, что вся стена была в мелких трещинах, которые постепенно разрастались, образовывая некую паутину.
- Тена... - в то, что Вечной не стало, совершенно не верилось, однако, сделав вывод о том, что где-то здесь происходило сражение, значит женщина где-то неподалеку. Однако соваться в тоннель, который был едва заметен, Локи пока не спешил, оценивая обстановку и скорый возможный обвал, и свод который неплохо было бы зафиксировать. Поэтому новый пасс руками, жестами он довольно резво рисовал в воздухе какие-то руны , одними губами шепча что-то беззвучно, но сим заклинанием постаравшись по возможности понадежнее зафиксировать свод от падения и саму скалу, дабы трещины не пошли далее. А сам, пока оставалось у него немного времени, ринулся вперед, по пути стараясь убрать мешающиеся валуны, дабы пробраться куда-то вперед, где и находилась Вечная. Может быть уже все произошло с точностью до наоборот и помощь требуется ей?

+1

17

[indent] Ударная волна раскатилась на десятки метров, мощная, неукротимая, поглотившая всё на пути, что мешало её распространению. Своды пещер, используемых для заточения обессиленных узников, не были укреплены достаточно, им было не под силу справиться с стихией разрушения, пробудившейся в выстрел импульсной корабельной пушки. Только дибил мог решить применять оружие такой мощности в узких тоннелях, где созданная вибрация сама по себе была губительна для устойчивости, но, видимо, не все читаури могли похвастаться умом….
[indent] Что-то жесткое до онемения вжималось в щеку; дышать было трудно, с каждым вздохом легкие хотели вывернуться наизнанку, раздирая горло надсадным кашлем. Тена с трудом открыла глаза, но увидела только взвеси пыли вокруг и груды камней; вновь закашлявшись, она потратила на попытки выплюнуть нутро по кусочкам несколько секунд, после чего, наконец, смогла подняться: сначала на четвереньки, потом и на ноги. Пошатываясь, она осмотрелась по сторонам, позволяя чертам перепачканного в пыли и крови лица презрительно скривиться; судя по всему, её вышвырнуло в какой-то из соседних коридоров и не покалечило сильнее только потому, что Вечная находилась в щите телекинетической энергии, погасившем большую часть.
[indent] Она слегка прогнулась в пояснице, наклонилась на один бок, на другой, проверяя, нет ли существенных повреждений, на которые регенерации может потребоваться время, но нет, хотя не было и дюйма на теле, где бы не разливалась пульсацией боль, серьёзных травм не было. Тена прислушалась; здесь все было наполнено совсем иными звуками, а ещё здесь была жарко, намного жарче, чем в предыдущем коридоре.
- Итак, судя по всему, я рухнула еще и ниже уровнем, ближе к вулканам. Что ж, досадно, но не так уж плохо, жару я переживу, куда интереснее, где здесь проход наверх? – усиленно всматриваясь в потолок, она вскоре пришла к выводу, что лаз, через который её сюда занесло, и есть тот источник каменной горы вдоль стены, значит, его тоже засыпало после взрыва. Сняв перчатку и утерев лицо ладонью, Тена уперлась обеими ладонями в бедра, раздумывая. – Надеюсь, у Локи хватит ума продолжать искать путь наружу, а не рваться отомстить своим недругам…. – О том, чтобы искать её, как вариант Вечная вообще не рассматривала, с её точки зрения это было бессмысленно. Если она жива, то сама пойдет туда же, наружу. Если не пойдет, значит, мертва, а в таком случае её поиски просто пустая трата времени. Икарис бы не стал её искать, хотя… он и не искал. Разорвав с ними отношения, она стала ему лишь досадной костью в горле; если такая пропадет, скорбеть не будут. Разве что Аяк.
- Интересно, навигация здесь работает? – бегло проведя пальцами по хитрой выпуклой резьбе узора на манжетк рукава, Тена вызвала в пространстве голопроекцию навигационных систем. К счастью, карта хоть и мерцала, сообщая о не самом надежной сигнале, но маячок корабля считывала. В принципе, оказалось, что, если прокладывать расстояние напрямую, от неё до судна совсем недалеко, только вот очень глубоко. Если показания не врут, её спустило вниз не на один, а на несколько ярусов, видимо, почти в самые глубины природных пещер, далеко под линию тюрем.
- Все веселее и веселее, - вздохнув себе под нос, Тена призвала алебарду, магически обратив её в ничто коротким пассом, а потом, бодрясь и не давая ноющим мышцам взять верх, зашагала по неровному полу, покрытому буграми застывшей лавы в ту сторону, где карта показала, предположительно, еще один подъем меж уровнями. Идти до него было недалеко, по меркам Вечной, но затруднительно, потому что в воздухе стояла адская духота при высокой влажности, отчего не только тяжело дышать, но и плохо видно дальше двух-трех локтей, как будто в тумане. Ноги постоянно норовили зацепиться за выступ или выемку, приходилось осторожничать.
- Не задался день, - вздыхая, проворчала она себе под нос.

0

18

Кое-как Локи все-таки удалось пролезть сквозь завал, правда пыли от разрушившейся стены было столько, что она напрочь забивала легкие, и чем дальше вперед двигался бог, тем чаще он начинал кашлять. Но в результате уперся в очередную стену и новый завал, образовавшийся, видимо, от от выстрела пушки, не давал никакой возможности продвигаться дальше, это было абсолютно бесполезно. Трикстер скривился, попытка найти где-то внутри Тену закончилась неудачей, а если он все-таки заупрямится и рискнет лезть дальше, то есть риск вообще куда-то провалиться или заблудиться ко всем чертям. А может быть и в одиночку наткнуться на новый отряд инопланетных уродцев, чего Локи, конечно же, не хотелось совершенно. Не потому, что он остался один. Самое главное, что он был жив, практически здоров, потому что регенерация успешно работала и заживляла какие-то раны, но хоть некоторые ушибы болели и эта боль неприятно пульсировала по всему телу, он освободился от оков, сделав для себя определенные выводы и теперь прислушивался к каждому звуку, к каждому шороху, который мог нести за собой неприятности.
Но вечно ледяную душу трикстера весьма согревал тот факт, что единственное, наверное, во всей Вселенной, существо, та, которой он причинил боль и вред, как многим, пришла к нему на помощь, несмотря ни на что и теперь коварный бог не мог отплатить Вечной новой черной неблагодарностью. Возможно настала пора для искупления и исправления своих ошибок. Конечно, его натуру не исправить и характер не переделать - проказы и двуличие в его крови, но тем не менее глупым Локи не был и умел признавать то, в чем был неправ. Сейчас же следовало найти выход как можно скорее, ну или хотя бы проход на другой уровень, вверх или вниз, но, конечно, желательно наверх, поскольку глаза бога, и без того будучи закрытыми и так испытали на себе действие яда и отвыкли от солнечного света, что Локи так хотел вдохнуть воздух полной грудью и на время хотя бы забыть о мучениях, испытанных им в плену. И может быть Тена также найдет выход и встретятся они уже где-то возле ее корабля. Местонахождение которого Локи, конечно же, не знал, но то, что именно на нем богиня прибыла сюда, было совершенно точно.
Надеюсь, удача повернется ко мне лицом хотя бы ненадолго и в своих поисках я не наткнусь на очередной выводок читаури. Не совсем еще восстановился, нужно немного подождать, пока регенерация сделает свое дело и внутренние ресурсы стабилизируются. Но куда же делась Тена? Будь проклят этот тупой бугай с его пушкой. Совсем умишка мало в этих микроскопических мозгах. Какой идиот использует тут импульсные выстрелы? Эдак можно попросту тупо разнести всю тюрьму к чертям и не париться с содержанием пленников.
Локи вернулся обратно в тот коридор, из которого выбрался и где происходило сражение с отрядом, от которого остались только лишь кровавые ошметки. Брезгливо морщась, он переступал через то, что осталось от читаури, не испытывая ни малейшей жалости к этим выродкам, желание отомстить которым стало постепенно сходить на нет. Ну перебьет он тех, кто остались, возможно...возможно, ну останутся от них рожки да ножки, ну и что от этого останется ему? Что он докажет своей местью и кому? Самому себе, что справился? И что потом? Останется только лишь пустота, только и всего. Своей местью он не добьется ровным счетом ничего и не заполнит тот вакуум, что образовался внутри. А образовываться он начал исключительно после смерти Фригги, а потом пошло-поехало...
Вспомнив о приемной матери, трикстер тяжело вздохнул и снова закашлялся, едкая пыль еще не покинула легкие. Но, завернув в соседний коридор, который огибал предыдущий, снова остановился и прислушался. Вроде бы никого. Однако полуйотун чуял, что температура медленно, но повышается, вероятно, где-то здесь неподалеку или же на нижних ярусах были подземные вулканы. Сразу вспомнился один из Девяти миров, носивший название Муспельхейм - страна огненных великанов. Но ведь они находились в Мидгарде, а великанов здесь отродясь не было. Хотя кто его знает, может быть после уничтожения Асгарда и по другим мирам пошли так называемые трещины. А это означало, что существа, населяющие их, вполне себе могли попасть и в другие миры, адаптироваться к жизни в них и так далее. Трикстер хмыкнул, выпрямил слегка ноющую спину, хрустнув шейными позвонками, тем самым сбрасывая накопившуюся усталость и пошел по новому направлению, ведь ход этот вроде бы вел наверх, на ярус выше. Ниже спускаться не было резона. Хотя еще мелькнула мысль о том, что если вдруг он наткнется на одного из читаури, оставить его в живых и, прочистив мозги, заставить показать путь наружу. Идея неплохая, да вот только осуществить ее было не так-то просто.

+1

19

[indent] Температура неумолимо поднималась, и по прекрасному мрамороподобному кожей челу уже катились, обгоняя друг друга, бисеринки пота; Тена старалась дышать медленными, короткими вдохами, потому что горячий воздух, щедро поглощенный, не успевал остыть и опалял трахею и легкие наполненным горью пламенем. Шлем, нагретый до такого состояния, что начал жечь голову через копну волос, окончательно исчерпал предел божественного терпения и  был отправлен вслед за алебардой, вместе с остальными доспехами: теперь вечная двигалась вперед, облаченная лишь в короткий хитон, едва ли до середины бедер, перехваченный на одном плече. Густые золотые локоны, освобожденные из прически, сияющим покрывалом укрывали голову, плечи и часть спины от жара, принимая его на себя; оглядываясь по сторонам больше по привычке, чем в надежде что-то увидеть в этой туманной влажной, раскаленной мгле, она подумала, что на месте читаури использовала бы эти подземелья, скажем, для изощренных пыток.  Мало кто способен будет выдержать тепловое воздействие такой силы долго, не сойдя с ума, разве что Вечные…, девианты тоже, пусть и не все, среди них вообще навалом ублюдков, в буквальном смысле живущих прямо в жерле вулканов.  Но, отвечая за себя, Тена не готова клясться, что, заточи её здесь некий враг не на дни, а на года, не сдалась, ведь всему в мироздании есть предел, абсолютно всему. 
[indent] Почва под ногами стала неустойчивой; присев на корточки, чтобы лучше оценить её состояние, Тена недовольно поджала губы: пепел. Груды пепла, если быть точной, в которые нога проваливается, точно в песок. Она могла бы применить силы, взлететь, чтобы быстрее преодолеть препятствия, но с такой видимостью любой полет может быть подобием самоубийства, ведь, чем выше, тем жарче будет, горячий воздух всегда поднимается наверх, и, если здесь, у самой поверхности, такое пекло, наверху вовсе чистая смерть. Это не говоря о возможности столкновения с скалой, которую просто не заметить своевременно; конечно, Вечную этим не убьешь, но из строя вывести можно, а падение в неконтролируемом состоянии в вулканическую лаву, которая здесь где-то есть, судя по забивающему ноздри запаху, даже бессмертной обеспечит смерть. Не обязательное развоплощение с уходом к создателям-целестиалам в потоки вечной энергии космоса, но физической оболочки, что ничуть не менее неприятно, так как умирать всегда больно, не важно, в первый раз или в последний.
[indent] Будучи воином, но воином рассудительным, тактически мыслящим, Тена не думала больше о судьбе асгардского принца; у него вполне должно хватить в таком-то возрасте ума, опыта и смекалистости выбраться из тюрьмы самостоятельно, самое важное для него она сделала: вызволила из оков и, хоть не планировала, собственным хребтом фактически заблокировала основной тоннель, по которому могли быстро подтянуться силы поддержки к павшей тюремной охране.  Если же он проворонит свой шанс, что тут поделать, значит, сколько не перечь, его нить мойры доплели и обрезали, и никакая богиня уже ничего не изменит, а, забивая разум беспокойством о нем, зато легко укоротит и свою. Потому Тена была холодна и спокойна ровно настолько, насколько возможно в условиях адской жаровни.
[indent] Впереди что-то мелькнуло, вынуждая её мгновенно остановиться и подобраться, готовясь к возможному нападению. Клубы пара, поглотившие движение, снова позволили его засечь, уже ближе и сбоку, но, как бы быстро женщина не развернулась навстречу, оказалось, что она недостаточно быстра. Жестокий, могучий удар, точно каменной палицей, ударил в неё, прилетев из дымчатой пелены; показалось, что грудную клетку просто вмяло внутрь, такой силой он обладал, и Вечная, лишившись дыхания, когда из неё буквально выбили воздух, отлетела в сторону, чувствуя, как перед глазами все мутнеет, но уже не по причине жары. Ей повезло: приземление вышло болезненным, но судьба обеспечила его на такой же остров из пепла и камней, и тьма, наливающаяся в глаза, почти выдернула сознание, как вдруг, уже угасающим слухом, богиня разобрала в чьем-то громогласном, злобном рыке, похожем на столкновение двух каменных глыб:
- Отменный привет вышлю Кро… - земля содрогнулась, когда тень выступила (и только по густым каплям огненной лавы, срывающимся с неё, Тена, мгновенно взбодрившись при звуке имени мужа, догадалась, как именно этот титан приблизился к ней бесшумно: следуя по лавовой реке) на островок, где мгновение назад еще стояла Вечная. Две ноги, похожие на колонны афинских храмов, в один шаг преодолели всю его ширь, и приглушенный всплеск обозначил новое погружение в лаву, видимо, где-то между ней и прежним клочком почвы.
[indent] Сплюнув на пепел несколько капель крови с разбитых губ, чувствуя, как горят легкие от слишком глубокого вдоха, а  тело начинает перегреваться, воительница заставила себя подняться на ноги. Клубы пара, устремляясь вверх, закрывали четкие формы гиганта, что шел к ней, создавали игру теней, вынуждая подозревать врага с любой стороны, но теперь, прикрыв глаза, женщина сосредоточилась. Лицо её обрело умиротворенное выражение, не сочетающееся с глубокими ссадинами и наливающимися гематомами, а руки застыли, в странном жесте сложенными ладонями друг к другу.
[indent] И в миг, когда каменная палица засвистела тоненько, едва различимо в насыщенном шумами воздухе, собираясь снова ударить, Тена, с грацией критской танцовщицы с быками вильнула в сторону, только сжавшимися в линию губами обозначив, как болезненно обошлась ей эта легкость, выпрямила руки, вскинув их перед собой в том направлении, откуда шла атака; озарив даже красный свет лавовых бликов и серый, насыщенный пеплом, воздух, энергетическая волна, обжигая глаза нестерпимым сиянием, пронеслась от ладоней в марево, откуда-то там вырвав чей-то то ли изумленный, то ли болевой возглас, а мгновением позже что-то очень тяжелое и большое обрушилось вниз с такой силой, что все островки буквально подпрыгнули. Не устояв на ногах, Вечная рухнула на колени….

0

20

Шаг за шагом Локи передвигался по пещерам и, надо сказать, эта прогулка его начала...ну не то, чтобы утомлять, но раздражать, так это уж точно. Казалось, каменным коридорам не было ни конца, ни края и читаури очень даже верно поступили, выбрав это место в качестве своеобразных темниц. Ведь даже если иной заключенный рискнет сбежать из своего заточения, то еще далеко не факт, что он попросту сгинет без воды и пищи в этих бесконечных лабиринтах. Конечно к таким бедолагам Локи себя не относил, все-таки как ни крути, он был божеством, да и ко всему прочему полукровкой йотуна, поэтому продержаться на одних только внутренних ресурсах мог запросто. Но он вовсе не собирался блуждать здесь до скончания веков, он хотел найти выход как можно скорее, чего бы это ни стоило, но точно также желал все-таки это сделать не в одиночку, а найти Тену. Правда он был уверен в том, что женщина сама сейчас занята тем, что ищет, как выбраться наружу, посему искать ее бессмысленно хотя бы потому, что велик риск заплутать еще больше. Трикстер глубоко вздохнул и завернул в очередной коридор, ругаясь про себя на асгардском и поминая всех родственников читауре всуе до какого-то там колена.
- Интересно, сколько мне еще предстоит здесь блуждать? Осточертела эта прогулка, - коварный бог, конечно, еще не настолько тронулся, чтобы начать разговаривать сам с собой со скуки, хотя почему-то не сомневался в том, что иные пленники как раз-таки сходили с ума здесь, потерявшись и растеряв все шансы на спасение и на побег. Не читаури убьют, так погребут под собой тяжелые своды подземелий, а когда долгое время находишься в темноте, чудиться начинает всякое. Локи поморщился, он помнил, когда, впадая в очередной раз в забытье, он прокручивал в мозгу собственную жизнь, так или иначе анализируя свои поступки и, можно сказать, в какой-то мере мечтая о том, что сделал бы, если бы мог эти свои ошибки исправить. Тена подарила ему такой шанс на искупление даже не перед ней, возможно, перед самим собой, ей явно не надобно было, коли асгардец остался в долгу перед ней. Как там говорят смертные, карму таким образом не очистишь, но на душе стало бы гораздо легче, коли последующий путь Локи смог бы продолжить вместе с Вечной. Не факт, что это надо ей, но всегда же остается надежда...
Он хотел, безумно хотел вернуть, возродить Асгард со всей его былой мощью, прекрасно осознавая, что на это уйдет ни один год, ни один век и, может быть даже сотни и тысячи веков. Одному ему не справиться, но заручившись поддержкой со стороны, мощью тех или иных артефактов и возможностью попасть туда, где хранятся запретные и опасные знания о тех ритуалах, что давным-давно канули во времени, у него обязательно получится. Но для этого следует восстановить силы в полном объеме и хотя бы с чего-то начать. Не сделав первый шаг, вперед не продвинешься. И чем больше шел трикстер, тем более крутым становился подъем вдоль по коридору, уходя куда-то вверх. Это не могло не радовать хотя бы потому, что Локи знал - там, наверху, свобода, выход, а внизу непроходимые катакомбы и, может быть, даже новые враги или те существа, сталкиваться с которыми ну, мягко скажем, не хотелось, во избежание нового сражения. Не сказать, что он устал, но хотелось бы уже понять, в верном ли направлении он движется, да и ко всему прочему Локи надоело прислушиваться к различным звукам, то и дело застывая и даже, казалось, не дыша. Но пока что путь-дорога была чистой. А вот уже через несколько мгновений послышался какой-то глухой гул. И, бросив быстрый взгляд себе под ноги, трикстер заметил, что мелкие камушки ходят ходуном. Было ощущение, что к нему направляется что-то большое, что-то громадное и, может быть ни к нему, а в его направлении.
- Наверное, даже думать мне опасно, того и гляди сглазить можно, - прошипел трикстер, вновь завернув за угол и едва успел вовремя затормозить, потому что следующим был бы шаг в пропасть. Чертыхнувшись и моментально отойдя подальше, бог воззрился на бездну, простирающуюся перед ним и слыша, как мелкие и чуть более крупные камни все еще скатываются в эту самую пропасть. А шаги приближались, сам же Локи буквально слился со стеной и пытался вглядеться туда, откуда раздавался гул. Неужели и здесь водятся великаны? Потом еще один гул, более глухой и казавшийся более опасным, трикстер не понимал, откуда он идет, он лихорадочно соображал, как спуститься, да и стоит ли, ведь потом снова предстоит карабкаться наверх. Но поскольку способностью с легкостью лазить по отвесным стенам он не обладал, хотя наколдовать ступеньки или что-то такое он мог бы с легкостью, проблема была в том, что Локи не видел конечной точки, куда бы он мог взобраться. Да и тяжелые шаги раздражали и нервировали. Стоило дождаться, когда гигант проследует мимо или хотя бы покажется, дабы смочь двигаться дальше.

+1

21

[indent] Однако, передышек ей давать никто не собирался; лишь утихла вибрация и всплески как последствия падения гигантской туши, сбитой прямым попаданием сконцентрированной космической энергии, а Вечная только подумала, что не время отдыхать, начиная подъем, как почву снова сотрясли чьи-то шаги. Итак, что мы имеем, - привыкшая всё анализировать, прежде чем соваться в пекло, спешно прокручивала в голове женщина, поднимаясь. – Судя по всему, здесь какая-то разновидность великанов, которых не калечит лава, а их зрение или иные органы чувств не замутнены ни паром, ни дымом, ни температурой. Сородичи огненных великанов Муспельхейма? Вполне возможно, хотя, по моему,  даже Суртур был в обычном обличье поменьше этих. С другой стороны, я их не замеряла, могу ошибаться. Так или иначе, отсюда нужно уходить и как можно скорее, я же не Танос с его перчаткой, чтобы крушить любых врагов пачками.  – регенерация работала на полную мощность, но даже она не была способна мгновенно исправить все повреждения, а потому тело сполна насыщало мозг сигналами о повреждениях. Поднявшись, покачиваясь, точно тонкая веточка на сильном ветру, она медленно провела руками по лицу от подбородка к волосам, тихо кривясь на каждой ране, которая попадалась пальцам на пути; откинув волосы за спину, закрыла глаза и сфокусировалась. Великаны или нет, если у них есть разум, стоит попытаться пробиться в их мысли, чтобы понять, есть ли отсюда выход, и где он.
[indent] Её сознание, покинув пределы плоти, скользило по задымленной пещере без помех, соприкасаясь с слабыми, незащищенными разумами, но толку оказалось мало; великаны думали  о чем угодно, о самой немыслимой ерунде, только не о строение своего мирка, и Тена едва сдержала раздражение, уже готовая усилить давление и проникнуть в скрытые застенки их подсознания, как невзначай наткнулась на чей-то еще разум. Чувствовалось, что его обладатель умел выставлять высокие уровни защиты, их отголосок легко улавливался; даже если ворота открыты, невозможно не заметить, из металла какой крепости они были сделаны, не так ли? Возможно, он не ожидал здесь телепата, возможно, о чем-то задумался и расслабился, но Тена мгновенно почувствовала вспышку настороженности в чужом разуме: он чего-то опасался или от чего-то прятался.  А потом раздалась отчетливая мысль: неужели и здесь водятся великаны?
Локи?
[indent] От неожиданности догадки Тена обнаружила свое присутствие в чужом сознании, перестав быть дымчатой тенью на грани бессознательного в его голове, и её возглас, не озвученный вслух, звонко прозвучал в разуме трикстера.  Поняв свою промашку, Вечная перестала фокусироваться, тотчас покинув духом пределы бестелесного, и сделала это очень своевременно, но не из возможных проблем с недовольством асгардского принца за хождение там, куда не звали, но потому, что на поверженного ею великана, видимо, наткнулся его сородич, потому что из туманной дымки раздались сначала удивленные, а потом негодующие звуки, смысла которых она не разобрала, так как трудно одновременно воспринимать мир на слух и бродить по эфемерным потокам.  Она тотчас нырнула вниз, присев так, что практически всем телом касалась земли, нагретой достаточно, чтобы обжигать, но незначительно; урон, который можно перетерпеть.
[indent] Стоило досадовать на то, что, обладая сокрушительной боевой мощью, она не могла разогнать хоть на мгновение этот проклятый горячий туман! Да уж, целестиалы готовили нас убивать, а не хитрить, с досадой прикусив губу, подумала Тена, прислушиваясь. Ей еще не становилось страшно, скорее, происходящее злило обычно хладнокровную воительницу; много труда не думать, что она влипла в это, спасая асгардца, который немало приложил усилий от себя, чтобы именно сюда судьба его и принесла. Кто-то ведь верит, что каждому воздается по заслугам.
[indent] Тоненький свист воздуха предупредил об опасности на этот раз, и Вечная, исполнив прекрасный в своей элегантности перекат в сторону через колено, снова ударила в ответ в определившуюся атакой исходной точкой; слепящая энергия, не щади никого, пронеслась сквозь туман двумя лучами, но, то ли Тена промахнулась, то ли великан в последний момент дернулся в сторону, однако, из его губ, откуда-то во мгле, лишь сорвался яростный вопль боли, а потом всю пещеру тряхнуло так, что с потолка рухнуло несколько огромных сталактитов, с громким грохотом разбившихся при столкновении с полом там, где их не встретила лава; но и фонтаны янтарно-желтых брызг отметили остальные обломки.
- Ох, проклятье! – сердито прошипела Вечная.

+1

22

Но слишком долго стоять на одном месте Локи не собирался, ведь в любом случае на чужой территории оставаться незамеченным ему придется недолго. Интересно получается, читаури неосознанно соседствуют с великанами (потому что это явно были они), но никто никому не мешает. А все почему? Потому что эти катакомбы одни используют как тюрьму, а другие попросту здесь живут, судя по всему. Конечно сталкиваться с местными жителями трикстеру абсолютно не хотелось, потому что как известно великаны не обладают особым интеллектом (хотя это вообще как посмотреть, это ведь не тупые и безмозглые тролли или гоблины), а он сам был потомком рода высоченных йотунов, которых глупыми назвать точно нельзя было. А обдурить при желании можно любого, даже самого хитроумного лжеца, правда, придется для этого очень сильно постараться.
Однако на все эти уловки у Локи абсолютно не было времени, а вступать в открытый бой тоже не улыбалось хотя бы потому, что полностью свои силы он не восстановил. Это происходило медленно, но верно, однако все же медленнее, чем хотелось. Да и все-таки он желал найти Тену, не подозревая, что на самом деле они находятся не так уж и далеко друг от друга, только вот пошли разными путями. Подумалось, что Тена явно меньше всего хотела, чтобы он столкнулся с новыми неприятностями, только-только избавившись от старых, но теперь Локи был настороже, да и сам не собирался сделать нечто, дабы труды Вечной по его освобождению пошли насмарку. И стоило лишь подумать о светловолосой женщине, как вдруг...
Тена?
Тотчас ощутилось воздействие на сознание, но не специально, осторожно, слова Вечной отпечатались в мозгу, словно та не ожидала на него здесь наткнуться. Трикстер даже от удивления глаза округлил да мотнул головой, после озираясь вокруг и пытаясь разглядеть женщину, как источник ментального воздействия. Он не остался недовольным, да и блоки не выставлял, его разум был чист на сколько это возможно, потому что маловероятно, что те, кто находились здесь, решили воспользоваться ментальной атакой. Хотя ожидать можно было чего угодно. Однако если уж Тене повезло наткнуться на него, значит она находится где-то поблизости. Это не могло не обрадовать, и Локи стал искать возможность спуститься вниз. Но не прошло и пары минут, как вдруг тяжелые шаги ускорились и из-за угла показалась фигура титана, который многократно переплюнул своими габаритами самого здоровенного великана в Йотунхейме.
- Ничего себе! - громко прошептал трикстер, опасаясь, что будет услышан, ведь и слух у этих созданий также может быть острым, ровно как и зрение и нельзя недооценивать такого противника из-за его кажущейся неповоротливости. И где-то снизу тут же полыхнула яркая вспышка, и по этой мощной энергии Локи сразу же узнал Вечную. Которой явно не повезло столкнуться с одним из титанов и который явно был настроен совсем не дружелюбно. Рассчитывать на то, что Вечная справится с любым противником хотя бы потому, что асгардец не был уверен, цела ли она и даже сомневался в этом и, не зная этого, был прав; не приходилось, поэтому изумрудный взор Локи выхватил где-то внизу стройную фигуру женщины, и после он проследил направление вспышки. Правда достигла ли она цели, не разглядел, поскольку из-за пещеротрясения чуть было не рухнул птицей вниз, и из-под ног посыпались новые камни, осыпаясь глубоко; и гул, наполнивший пещеру, не позволял понять, где там нижний этаж.
С потолка рухнули здоровенные сталактиты и, пробив каменистое дно, достигли цели в виде лавы. Коварный бог нахмурился, прочувствовать температуру огненной субстанции почему-то не хотелось, собственно, как и потом лечить возможные ожоги и раны от них. А вот вызволять Вечную оттуда было надобно, поскольку где-то там впереди были великаны, Локи казалось даже, что не в единственном числе, а поскольку они уже знали, что границы были нарушены чужаками, которые, ко всему прочему, еще и обладают силой, могущей противостоять им, то явно решат вызвать на поле боя своих сородичей. Значит следовало вытащить женщину, по возможности подняв ее на уровень выше, а там можно будет вернуться, уйти подальше от титанов и горячей лавы и найти уже иной выход. Все же с читаури справиться будет попроще, нежели с великанами. Но для этого требовалось, чтобы громадины потеряли Вечную из виду, потому что если они начнут мешать Локи в его замысле, то им обоим не поздоровится, а добавлять новых ран своей физической оболочке не хотелось.

+1

23

[indent] И разверзлась земля, и наступил Ад: иначе было трудно описать то, что началось после, потому что, не успела Вечная даже толком выдохнуть, как лава начала выходить из берегов. Где-то вдалеке загудел, как старая труба паровоза, закипающий вулкан, прежде чем к потолку, не успела еще и пыль осесть от обрушившихся камней, взлетел раскаленный столб породы, и температура начала попросту зашкаливать за все допустимые нормы даже тут, внизу. Пот катился по едва прикрытому телу женщины практически градом, кожа нагрелась и, казалось, еще немного и вспыхнет, как раскаленный добела металл, а стоять на пепле стало невозможно, земное пламя прожигало даже привыкшую к самым неприятным условиям подошву сандалий.  Нужно было принимать какое-то решение, медлить было нельзя, но Тена почему-то продолжала колебаться.  Её, как магнитом, тянуло задержаться, чтобы выудить из местных переростков, почему один из них начал атаку со слов о Кро. Точнее, о неком привете, который великан намерен ему выслать, видимо, в виде её, иначе атаку не объяснить. Стало быть, он не только знал девианта, но  и  в лицо опознал Вечную, которая последние столетия особо нигде не мелькала.
[indent] А мужа она не видела уже очень давно; хотя, по божественным меркам, словно всё было вчера. Из-за любви к нему она отказалась от принадлежащего по праву трона, переданного ей почившим отцом. Но он из любви к ней не смог отказаться от амбиций, от жажды мести всем, кого видел врагами своего народа. Где он теперь? Что замышляет? Вечная скорбь уготована им обоим, потому что никто из них не отступится от принципов. Да, когда-то давно она отказалась от трона, чтобы обойти законы Олимпа и не становиться судьей собственному супругу, но была слишком наивна, полагая, что этого достаточно для того, чтобы две издревле противостоящие стороны сложились оружие. Икарис, получив трон, не сдержал обещания: суд все равно свершился. Казалось, он, златокудрый гений, прозябавший в её тени, не так жаждал расправиться с девиантом, сколько, наконец, показать сотни веков стоявшей над ним дочери Зуроса, где теперь её место. Странно, ведь до того дня она его уважала…, считала правильным и порядочным, потому и сделала выбор, лишаясь всех привилегий, уверенная в нерушимости соглашений. Увы, договор, который заключает царица и подданный, перестает иметь силы, когда царица становится подданной, а подданный – царем. Жалела ли она? Наверно, потому что, по итогу, осталась ни с чем, вдали от собственного народа и еще дальше от собственного мужа.
[indent] Среди всех, кем она увлекалась, Тена никогда не искала Кро замену; в каком-то смысле, он был незаменим.  Он был её вечным уроком, выжженным в памяти на всю её немыслимо долгую, бесконечную жизнь, и она не одобряла его поступков, не могла, но иногда…, о, иногда она скучала по нему. С ним она имела возможность побыть слабой, хрупкой, женственной, не таща на плечах возложенный договоренностью отца с олимпийцами груз; с ним она могла побыть просто любящей женщиной. Ощущение, которое не смог дать никто другой, потому что все видели в ней несгибаемую, властную воительницу, командира, стену, к которой легко не подступиться, а преодолевать трудности в завоевании такой особы мало кому хватало духу решиться. Она и не искала таковых героев, четко разделяя мир богов и мир героев; мимолетные увлечения нитью судьбы были сотканы остаться мимолетными. И вот сейчас, подняв лицо к куполу пещеры, исчезнувшему где-то в необъятной темноте, глядя, как столб пламени взлетает и тотчас начинает опадать, обрушиваясь в реки лавы, поднимая её уровень, она вдруг остро пожалела, что рядом нет Кро. Хотелось спросить: они хотят передать тебе привет с моей смертью, потому что ты разлюбил меня и возжелал моей крови? Или даже твоим врагам известно, что  ты все еще достаточно меня любишь, чтобы моя боль стала и твоей болью?
[indent] Волна жара полыхнула в лицо, приподняв потоком воздуха белые локоны; Вечная встала, широко расставив ноги, чуть сдвинув правую, опорную, назад, и ждала, под аккомпанемент своих тяжких мыслей, вынудивших сердце против  воли забиться чаще, точно завороженная глядя перед собой, как движется в её сторону огненная густая масса волной, подобной ценами.  И в последний миг взметнулся куполом телокинетический щит,  принимая на себя раскаленный поток, который столкнувшись с препятствием, которое не мог прожечь, покатился вдоль него, не затормаживаясь, поглотив и купол, и всё, что было под ним.
[indent] Великаны, потеряв из виду жертву, замешкались, нелепо переглядываясь, не дойдя до места, где совсем недавно стояла Вечная, буквально несколько десятков метров. Лавовая река поглотила всё, выровняв ставшую жидкой поверхность, и дым, прежде густо укутывавший пепельные поля, почти полностью осел, позволяя, наконец,  относительно рассмотреть все, что открывалось в периметре поблизости, в том числе, более четкая картина открылась и Локи, затаившемуся уровнем выше.
[indent] Температура внутри купола телекинетической энергии мгновенно раскалилась, шелковистые нити золотых волос местами начали скручиваться, иссыхая, опаляемые жаром от слишком быстро опускающегося щита, потому что держать его высоким радиусом от увеличившегося давления лавовых масс Тена не могла.  Раздвинув губы в звериной гримасе, сжав до скрипа зубы, она, подняв руки перед собой, словно не силой разума, но лишь физической силой пыталась удержать невидимую преграду между собой и огнем.
[indent] Будешь ли ты скорбеть обо мне? Почувствуешь ли, когда меня не станет? Пожалеешь ли, что месть оказалась дороже? - Мысль, обеспечившая прилив гнева; слепящим пламенем чистой космической энергии вспыхнули глаза, сделавшись совсем неестественного для человеческого образа Вечной, вида, словно не имеющий температуры и дыма огонь мгновенно выжег глазные яблоки, полностью заняв их место. Руки, прежде удерживавшие незримое пространство силой, неподвластной обычному зрению, засияли, засветились тем же неестественным светом, потоками, подобными всполохам языков костра, устремившись к куполу, собираясь вдоль его прозрачных стен, заполняя их изнутри плотным свечением. - О нет, ТЫ - не станешь!
[indent] Несущаяся огненная река казалась безликой, бесстрастной, и её дети, стоя почти по пояс в потоках, наконец, после долгих, более долгих, чем надеялась вечная, колебаний, решили, что враг пал; в их умах не возникало и мысли, что хоть одно существо способно провести, погребенное под лавой, хоть минуту, не говоря о нескольких, не сгинув навсегда. Закинув дубины на плечи, они, что-то ворча, начали удаляться куда-то в глубины темноты, дальше от вулкана, пока не исчезли во мраке совсем.  Быть может, они были правы; Тена, полностью превратившись в проводник чистой энергии вселенной, перестала понимать, пребывает ли она всё еще в физической оболочке, или та уже лопнула и стекла вниз, испепеленная жаром извне и огнем внутри. Она утратила все мысли, растеряла всю суть себя, сливаясь с первородными вихрями, бушующими внутри купола, скрытого раскаленной кровью земных недр. Сознание, олицетворяющее личность Вечной, сжималось, сжималось, пока не превратилось в крохотную точку, тонущую в потоке нестерпимо яркого света, едва заметного снаружи лишь чуть более ярким пятном лавы в потоке, пятном, которое никуда не смещается.

Отредактировано Thena (2021-04-27 20:06:42)

+1

24

Стоять вот так так, ничего не делая, конечно же, Локи совсем не нравилось. Но иных вариантов не было совершенно, сражаться с огненными великанами, чтобы истратить последние силы, он не хотел. Можно было, конечно, обмануть и дать деру, но самая большая проблема была в том, что трикстер не знал, куда именно бежать, чтобы выбраться наружу, а улепетывать просто так в неизвестном направлении и иметь риск попросту наткнуться на тупик...так окончить свое пребывание здесь - тоже не самая радужная перспектива. Но больше всего Локи бесила собственная беспомощность именно сейчас, когда он чувствовал где-то там Вечную, знал, что впереди прогуливаются по своим владениям громадные титаны, у которых явно не самые хорошие намерения в отношении чужаков. И помочь ей ничем не мог. Хотя, точнее, у него была одна идея, однако чтобы ее воплотить в жизнь необходимо было точно знать место расположения Тены. А если учитывая то, что огненные великаны начали атаку, особо не разбираясь в том, какой вред они нанесут своими действиями окружающей среде, так сказать, то они не успокоятся, пока не удостоверятся в том, что те, кто посмел нарушить их покой, не будут погребены под булькающей лавой, температура которой, казалось, все увеличивалась с каждой минутой.
Вот если бы Тена смогла как-то их отвлечь или же вообще исчезнуть из поля зрения на тот момент, пока я смогу определить точные координаты, просканировав пространство внизу, то все было бы немного легче. Но кто вообще сказал, что будет легко?
Однако пока что его планам не суждено было сбыться хотя бы потому, что великаны, точнее один из них, почуял Вечную, второй же попросту пришел ему на помощь, чтобы, видимо, не так скучно было и попытка стереть с лица земли богиню увенчалась успехом. И дальше события стали разворачивать с немыслимой скоростью, будто бы с горы несся огромный снежный ком, с каждой своей прокруткой набирая обороты и становясь все больше и больше в своих размерах; вот только отличие было прямо противоположное - на Вечную надвигалась кипящая раскаленная масса, горячая настолько, что могла бы сжечь абсолютно все, до чего коснется, и такую температуру не выдержит даже крепкая физическая оболочка Тены.
Однако прежде чем трикстер успел выбросить вперед руку, дабы направить в сторону лавы поток энергии, могущий хотя бы ненадолго сдержать это неумолимое явление, взметнулся навстречу телекенетический щит и достаточно мощный, чтобы иметь возможность если не отразить эту массу, то заставить ее пройти мимо. Но все дело было в том, что по объемам своим лава была столь велика, что поглотила под собой и Тену и щит, укрывающий ее, почти мгновенно. И такой поистине адский жар взметнулся вверх, к тому уровню, на котором пребывал Локи, что трикстеру все-таки пришлось выставить и собственный щит, дабы не быть опаленным этим жаром, потому что одежды его, волосы, да и кожа могли вспыхнуть и покрыться ожогами, на которые вновь пришлось бы тратить регенерацию и силы, и кто знает, сколько бы это заняло времени. Все произошедшее заняло буквально несколько минут, но для асгардца, казалось, эти минуты растянулись в какие-то часы, и ему больше ничего не оставалось, как удерживать щит и с яростью наблюдать за тем, как великаны все тем же медленным тяжелым шагом удаляются куда-то вглубь пещер, будучи целиком и полностью уверенными в том, что избавились от проблемы в лице Вечной.
Когда температура стала более или менее выравниваться, Локи, глубоко вздохнув, убрал щит, утерев рукавом выступивший на лбу пот и повернулся было уйти, как вдруг остановился и снова взглянул на то, что осталось внизу. Стоит ли тратить время на то, чтобы искать тропу вниз? Или же стоит уйти, чтобы наконец-то выбраться из этой огненной ловушки? Возможно, да, возможно, Тена не одобрила бы то, что трикстер снова и снова испытывает судьбу и ищет неприятности и проблемы на свою пятую точку, но асгардец не мог сделать и шага в противоположную сторону. Он не мог уйти один и бросить Вечную там неизвестно в каком состоянии. Он не допускал и мысли о том, что ее не стало и не потому, что Вечные бессмертны в ином смысле слова. Вовсе нет. Она помогла ему, услышала и поспешила на помощь несмотря ни на что, так разве сможет ли он снова предать ее, обмануть доверие и сделать то, в чем был мастер? В кознях, коварстве, лжи и предательстве.
Локи ничуть не изменился, но тогда, когда на пути остаткам асгардцев повстречался Танос и коварный бог в буквальном смысле взглянул в лицо собственной смерти, где-то внутри него что-то перевернулось. Память - довольно коварная штука и имеет свойство подкидывать те или иные воспоминания, о которых хочется забыть навсегда. И трикстер развернулся вновь, закрывая глаза, сосредоточившись и принимаясь ментально сканировать все пространство внизу, чтобы хотя бы нащупать ту нить сознания Тены, за которую можно будет ухватиться. Пусть не сразу, но ему это все-таки удалось. И, попытавшись сконцентрироваться на своей единственно важной цели, бог одними губам что-то зашептал и где-то внизу в том самом месте, где защитный купол хранил ту драгоценность, создавшую его, пусть и утратившую саму себя на какое-то время, засветились тонкой ниточкой руны, переливающиеся зеленоватыми огоньками.
И остатки остывающей лавы выпустили из своего плена большой переливающийся шар с заключенной внутри женщиной, перемещая его плавно и осторожно на тот уровень, где находился Локи. Подступиться к этому щиту Локи не мог, ему оставалось только ждать, пока купол перестанет быть удерживаемым сознанием и волей Вечной, исчезнет сам. Пока что даже очертания Тены Локи рассмотреть не мог, настолько ярким свечение было внутри или же огонь все-таки проник внутрь и вспыхнул там, но он не смел нарушить целостность щита, трикстер лишь желал, чтобы та, кто находилась внутрь, осталась невредима.
Услышь меня, Вечная, вернись ко мне...

+1

25

[indent] Люди, которым по нелепой ошибке селестиалов дан дар соприкасаться с энергией, наполняющей Вселенную, кажется, что это дар богов, и теперь им подвластно всё; они упиваются властью, растрачивая её на мелочи, вроде потакания своим желаниям, фантазиям, воплощая несбыточные надежды или насыщая амбиции. Но эти потоки смертельно опасны и всегда ждут, точно наделенные собственным разумом, когда отомстить за пренебрежение к себе. Тена не любила постоянно обращаться к силам, дарованным ей при рождении, потому что постигала их губительную суть и предпочитала обходиться физической силой, умом, знаниями и обычным оружием, в случае боя, лишь в критический момент призывая потоки Вселенной. То, что произошло внизу, не было сознательным выбором, но личность, защищающая себя от развоплощения, от сопровождающей этот процесс боли, усиливала кокон телекинетической энергии так, как могла.   Действенно. Надежно. Но, да, порядком опасно, ибо в ограниченном пространстве с такой силой, жаждущей выхода, стать ничем, потерять себя намного легче, чем кажется. И она была опасно близка к границе, которую даже издали видеть бы не хотела, но давление на щит вдруг ослабло, а ощущение баланса в вестибулярном аппарате утверждало, что они перемещаются. Куда? Для ответа на этот вопрос было мало данных, да и Тена плохо разделяла свое сознание с Вселенской пустотой, впитавшей лишь её эмоции злости и гнева. Ядреный коктейль, долго пребывать внутри которого всё равно, что нырнуть в чан с кислотой; разъедает не плоть, но выворачивает наизнанку душу.  Из него хочется вынырнуть, квинтэссенция таких эмоций сводит с ума, но вынырнуть невозможно, потому что гнев подобен болоту из киселя, каждый рывок наверх только затаскивает тебя глубже.
[indent] Зов извне был невнятен, едва различим, но призыв обладал какой-то удивительной настойчивостью, словно искреннее желание формировало ментальное обращение. Некоторое время ничего не происходило: незримый кокон продолжал держать в форме сферы сияние, скрывающее всё, что происходило внутри, но это был не просто свет. Свет нематериален, а по границе сферы передвигались, пульсируя, всполохи чистой энергии. Тене потребовалось немало времени, по её меркам внутри прошла целая вечность, пока сознание мало-помалу возвращалось в обусловленные рождением формы, заставляя отделить зерна от плевел в голове и осознать заново, что происходит.  Потом сфера неровно колыхнулась, по её стенам прошлась рябь,  а после всполохи энергии, больше ничем не удерживаемые, не способные быть поглощенным обратно телом, что стало их проводником на пути высвобождения,  создав взрывную волну, разлетелись во все стороны, не щадя ничто на своем пути.
[indent] Чувство было такое, словно из неё разом высосали всю жизнь; Тена, не щадя самолюбия, позволила себя просто и по-детски плюхнуться пятой точкой прямо на землю, свесив меж бедрами руки и опустив голову. Некогда золотые как солнце волосы в некоторых местах посветлели настолько, что больше походили на серебро, но цвету общей массы это придавало даже своеобразную пикантность. Глубоко вздохнув, она меланхолично, как будто говоря сама с собой, произнесла, глядя в землю:
- Вот теперь точно нужно уходить, пока всё не рухнуло, - гул, нарастающий в стенах, явно свидетельствовал о том, что столкновение с энергетическими вихрями не осталось без следа. И, хотя больше всего хотелось откинуться назад, принять горизонтальное положение, закрыть глаза и вздремнуть, женщина, приподняв руку, активировала голографическую систему навигации. Поблекшие голубые глаза неохотно фокусировались, выискивая в голубоватых линиях искомое, а разум еще медленнее осмысливал то, что они ему сообщали.  – Корабль недалеко. Вот где-то тут должен быть еще тоннель, выводящий в тупик рядом с его местоположением, - ноготок с невыносимой медлительностью тыкал по карте, сопровождая мысль. – Но, судя по карте, толща земли там невелика, можно взять напролом… - вздохнув, как присяжный перед вердиктом, она начала подниматься.

+1

26

Локи не имел ни малейшего представления о том, сколько ему придется ждать так называемого пробуждения Тены. Он чувствовал, что с ней все в порядке, ну хотя бы по большей своей части, ощущал, что наконец-то после всего силы практически полностью вернулись к нему и больше совершенно не намеревался действовать бездумно и вновь попадать в очередной переплет, где без посторонней помощи не обойтись. Нет, конечно же Вечную посторонней он не мог назвать, слишком уж много пережили они вместе, и много было в совместных приключениях и хорошего и плохого, и пусть в какой-то степени это плохое несколько перевесило огромное чашу весов, где-то в глубине души Локи мог сравнить это с тем позитивным, что испытал, находясь рядом с этой женщиной. Да, она была непроста, да и трикстера нельзя было назвать таким. У каждого было что-то, с чем мириться было очень сложно, переделать друг друга точно невозможно, да и стоит ли? Существа эти - и Локи, и Тена - были разными, хоть и со схожей божественной составляющей, и точно также различны в своей сути селестиала и йотуна. Но частично коварный бог желал исправить хотя бы часть своих сотворенных ошибок, за которые было стыдно в первую очередь перед самим собой, пусть он и осознал это много позже.
- Только вперед и ни шагу назад, что бы не случилось, да, Вечная? Этому я научился у тебя, как и многому другому. Не то, чтобы я перенял некоторые твои привычки, подобно хамелеону, однако в какой-то степени это так и есть. И я благодарен тому, что так случилось. И я дождусь тебя, потому что знаю, что ты меня слышишь, - голос Локи был чуть хрипловатым, тихим, он неотрывно всматривался в сферу, заполняющую своим светом, казалось, весь пещерный коридор полностью. Но сфера эта едва уловимо пульсировала, словно дышала, и это олицетворяло то, что где-то там внутри его, бога, слышат. Может быть не отчетливо, но коли Локи было что-то нужно, то его настойчивости можно было только позавидовать. Более того, коли настойчивость эта была искренняя, а не продиктована какими-то корыстными мотивами, чего зачастую и ждали от трикстера. Черноволосый бог уселся напротив сферы на колени, вытянул вперед руки, развернув кисти ладонями вверх и закрыл глаза, сосредоточившись. Не сразу, но постепенно, буквально через минуту-две от ладоней стало подниматься какое-то свечение, светлое, золотистого цвета, оттенками своими чем-то напоминающее солнечный свет волос Вечной. Трикстер словно находился в своеобразном трансе, его губы беззвучно шептали что-то, свечение окутало сферу, сливаясь с ней, но не нарушая ее целостности.
Торопиться было некуда, уходить одному и бросать здесь Тену одну Локи не собирался и четко вознамерился ждать столько, сколько потребуется. Конечно явно не пройдет несколько дней и того больше, однако асгардец прекрасно видел все, что происходило внизу и понимал, чего стоило Тене это столкновение с гигантами, это отняло очень много энергии и сил. Поэтому он и смиренно ждал, охраняя Вечную, которая находилась внутри кокона, словно куколка, которая вот-вот избавится от своих своеобразных оков и превратится в красивую бабочку, приняв свой истинный облик; так и Вечная должна была спустя время убрать эту защиту и стать вновь сама собой. И пока Локи медитировал, продолжая восстанавливать свои силы, все-таки суждено ему было дождаться, пока Тена наконец-то придет в себя. И глаза свои он открыл несколькими секундами позже после того, как исчезла сфера, скрывающая в себе богиню. И энергетические всполохи хоть и разлетелись в разные стороны, словно лопнул огромный мыльный пузырь, Локи ничем не задели возможно, хотя бы потому, что это свечение, сотворенное им, служило и ему неким куполом, поэтому, можно сказать, прошлись по касательной.
- Я ждал тебя и верил, что ты чувствуешь меня, - тонкие губы улыбнулись, правда улыбка вышла немного виноватой, поскольку трикстер не был дураком и знал, что все произошло снова отчасти из-за него. Поэтому на ноги он вскочил первым, устремляя свое внимание на голографическую схему, сотворенную Теной, согласно кивая, после чего сделал пару шагов, помогая поднимающейся женщине принять вертикальное положение. И аккуратно поддерживая, заставляя пока что опираться на себя; видимо, настал теперь его черед помогать. Легкая дрожь, испытываемая Теной, чуть передалась ему. - Думаю, что теперь следует действовать мне, как только мы доберемся до нужного места. Ты должна восстановить силы. И так потратила их слишком много, - сообщать о том, чтобы она доверилась, было бы слишком опрометчиво, но эти слова рвались вопреки всему. - Я не смею просить о доверии, но я постараюсь не подвести.

+1

27

[indent] Вечные были созданы для цели, ведомой лишь селестиалам, но и тут планы подпортил Зурос, отправившись с семьей, получившей бессмертие, на далёкую Землю, один из Девяти миров, что много лет спустя возьмёт под опеку Асгард. Там они стали живым воплощением богов Олимпа, по договору меж Зевсом и Зуросом, и с этого момента, в каком-то смысле, потеряли себя; иногда Тена думала, какими бы они были, не заключи отец этот союз, тем более, что олимпийцы не всегда играли честно и однажды напомнили о себе не с лучшей стороны. Но это не важно; важно, что она очень хорошо понимала, насколько влияет на личность незримая корона божественности, надеваемая в миг, когда кто-то решает, кем тебе суждено быть, чему покровительствовать. Отец решил, что она вылитая Афина, а, значит, так тому и быть: с годами появились высокомерие и заносчивость, свойственные той богине, гордость, переходящая в гордыню, жесткость и властность. Она покровительствовала мудрецам, ибо была очень умна, но так же и воинам, что умели мыслить, и Тена в равной мере приноровилась отражать оба искусства. Иногда она немного скучала по человеческой жизни без сил и памяти, вспоминая: старый дом на отшибе, сварливую старушку Мюриэль, простой и непритязательный быт вдовы Джейн. Хлопоты по хозяйству – вот и всего забот-то! – ничто, по сравнению с тем, о чем приходилось думать богине.
[indent] Асгардцу верить было нельзя, она это прекрасно понимала, достаточно насмотревшись на его выходки. И дело было не в крови йотунов, потому как инеистые великаны хоть и были могучи, свирепы и вспыльчивы, хитрости в них немного; но что превалировало, характер ли трикстера или то, что его с детства нарекли богом обмана, не ясно. Тена убеждала себя со всем здравомыслием, что Локи держится подле неё сейчас не из нежных чувств, не из благодарности или долга, а просто потому, что ему это выгодно. Даже растратив почти все силы, она всё еще опасный враг, не приученный сдаваться, и навались на них читаури, одному ему может прийтись несладко, а с ней, даже используя как способ отвлечь их и сбежать, шансов больше. Но как только они окажутся на корабле, как только взлетят с этой чёртовой й планеты, тогда нужно держать ухо востро. Впрочем, она не собиралась продлевать их вынужденное сближение дольше, чем необходимо, чтобы долететь до ближайшей обитаемой системой с развитыми космоперелетами и высадить там пассажира.
[indent] Но упираться, точно обиженный ребенок, Вечная не стала, напротив, охотно приняла помощь, взявшись за чужую руку. Она прекрасно анализировала обстоятельства, осознавала, что сил израсходовала сверх меры, и их восстановление займет время; конечно, можно было демонстративно показать себя гордой птицей, оттолкнув предложение, и, собрав всю волю в кулак, невозмутимо дефилировать до выхода, думая лишь о том, чтобы не споткнуться. Но зачем? Они временные союзники, прошлый конфликт еще на Сакааре был разобран, решен с выставлением точки, а сейчас имело смысл только настоящее. Поэтому Тена, оказавшись в вертикальном положении и почувствовав, что поддерживание приняло форму добровольно – принудительного, проще говоря, её держали достаточно крепко, чтобы не осталось пространство для маневров, слегка вздрогнула. Голос, раздающийся где-то над ухом, умеренно низкий, вкрадчивый, привычно богатый обертонами, звучал удивительно кротким и смиренным, контрастируя с её знаниями, отчего хотелось рассмеяться.
- Тебе и не нужно просить, - чуть улыбнувшись, ответила Вечная, - пока мы заинтересованы в одном и том же, и моя помощь еще может пригодиться, даже не сомневаюсь, что ты приложишь все силы, чтобы мы выбрались. Я отлично осознаю, насколько ты хорош, как союзник… пока тебе это выгодно. – Похлопав дважды расслабленной ладонью правой руки по груди трикстера, левой она ухватилась для опоры за его плечо. – Но не бравируй слишком, твоя способность к восстановлению не так быстра, как тебе хотелось бы. И, при всем уважении, прежде, чем мы пойдем, - с легким сарказмом в голосе добавила Вечная, приподняв голову, чтобы взглянуть в лицо собеседнику, - неплохо бы дать мне хоть немного свободы движения, иначе я могу подумать, что дело не в помощи, а в желании меня потискать. Не то, чтоб я сильно против, но место как то не располагает, знаешь ли. – Улыбка стала шире, приняла снисходительно – насмешливое выражение, но серые глаза отражали только философскую отстраненность и еще усталость. Сама она бравировала куда больше.

Отредактировано Thena (2021-05-02 21:25:11)

+1

28

Локи не шибко-то надеялся на то, что Тена ему доверяет хотя бы в чем-то малом. Не то, чтобы он настолько сильно раскаивался в содеянном, хотя раскаяние, безусловно было искренне показано в том разговоре, состоявшемся на Сакааре. Но тем не менее у трикстера было достаточно времени подумать обо всем и, как не крути, он приходил к неизменному выводу о том, что в принципе, ничего такого особенно плохого Тене он не сделал. Много о чем не договаривал, это верно, решил поиграться в чувства - что же, у него это получилось, но нельзя сказать, что этим он насытился, если, конечно, можно выразиться. С Вечной они были различны, и Локи не мог не признаваться в первую очередь самому себе о том, что по меркам Вечных он все еще ребенок. И, вероятно, сама богиня войны к нему относится совершенно несерьезно именно с высоты прожитых ей тысячелетий.
Наверное, точно также он сам относился к людям, для которых даже его почти полторы тысячи лет - огромный срок, который не дано прожить никому. Те, кто перевалил за сотню лет, уже выглядели старыми, слабыми, высохшими, их ни в коей мере нельзя было сравнить даже с теми асами, которые могли дать иной раз форы молодым даже тогда, когда виски их тронула седина. У людей все абсолютно по другому, и поэтому вот таким вот "смертным человеком" он и был для Тены. Признавать это, конечно, было немного неприятно, но от правды никуда не денешься, и чем сильнее ее отрицаешь, тем больше осознаешь, что не убежишь, как ни старайся. И посему разубеждать женщину в ее словах Локи не собирался. Выгодно, значит, ну пусть будет так. Ведь никто не хочет погибнуть, погибнуть бесславно, попросту попав в плен к каким-то там инопланетным уродцам, доля которых только лишь поклоняться более сильным.
А вот показать им почем фунт лиха и указать на их место, трикстер был бы непрочь. Чтобы отныне даже не смели приближаться к магу, могущему сделать с ними все, что угодно. Стоит только лишь вернуть свои силы целиком и полностью и включать голову тогда, когда это нужно срочно, дабы не просить о помощи. Вот бы Асгард не канул в пучину Рагнарека, вот была бы возможность все исправить...А возможность была, и Локи об этом знал. И поэтому ему нужно было найти Тессеракт, который черте где болтался в пространстве после произведенного щелчка. Однако что касается помощи и какой бы казавшимся идеальным план не лелеял асгардский маг, он понимал, что без преславутой помощи существа сильного, мудрого и на которого можно положиться, у него может ничего не получиться. Смысла искать иные камни у него не было, а вот камень пространства мог ему пригодиться в осуществлении идеи-фикс, а именно возрождении Асгарда во всем его прошлом величии.
И те остатки асов, которые тогда направились с ними, практически сбегая подальше от той разрухи, в которую погружался его родной мир, не смогли бы никак воплотить все то, что было утрачено. Информация, таившаяся в фолиантах огромной асгардской библиотеки, были в голове Локи, который знал о магии практически все. Фригга когда-то разглядела в нем дар, особый дар, именующийся сейдом, который мог стать истинным воплощением Локи помимо воинских умений и так далее и тому подобное, всего того, что обязаны были знать и чем владеть принцы. И сейчас трикстер попросту был обязан сделать то, чего не смог его сводный брат Тор по праву наследия. Он попросту спал и видел, что Асгард вернется во всем его величии и будет существовать и по сей день. Вот только был некий нюанс, связанный с иной реальностью. Поскольку в данной реальности Асгард был уничтожен. А вот если направиться в реальность альтернативную или параллельную, то там вполне возможно внести некие изменения и предотвратить Рагнарек.
План не был пока что продуман до конца, по-хорошему его следовало с кем-то обсудить, и пока Локи то и дело поглядывал на Тену, размышляя об этом. Однако же задача эта крайне непростая, мир сей по сути своей никак не волнует Вечную, так с чего бы вдруг ей снова помогать Локи, если это не касается его лично? Значит был только один вариант, а именно - уговорить богиню. Возможно не сразу, это будет сложно, но кто сказал, что Локи попал в сказку и с легкостью добьется помощи Тены в очередной раз. Поэтому разговор предстоял очень непростой, но и не сейчас, для начала стоит как можно скорее выбраться наверх, покинуть эту разнесчастную планетку и, желательно, оставить читаури такой сюрприз, который они не забудут еще очень долго.
- Я и сам чувствую, что меня все еще потряхивает и пошатывает временами, но не могу же я оставаться размазней перед богиней войны, которая постоянно жалуется на свое состояние и тем самым позорится, - Локи ухмыльнулся ехидно в ответ на слова Вечной о тискании, ем самым сообщая, что как бы и не был против такого поворота событий, но и вправду не место и не время. Поэтому он чуть ослабил хватку, давая женщине тем самым чуть больше свободы в передвижении и, сохраняя в памяти ту интерактивную карту, что ранее явила перед им Вечная, направился вместе с ней в том направлении. Шли они не то, чтобы долго, но в довершении и вправду наткнулись на стену, за пределами которой, вероятно, должен был находиться ее корабль. - Есть определенный риск, что после шума, который тут случится, сбегутся эти инопланетные шавки, однако у меня есть идея, как их задержать, - хитрый и довольный оскал, трикстер всматривался вперед, выискивая какие-то бреши в стене, на которые можно было воздействовать энергетическим ударом.

+1

29

Когда живешь так долго, что звезды загораются и гаснут, цивилизации поднимаются из песка и обращаются в пепел, а боги появляются и исчезают в небытие, становясь всего лишь историей, обиды не более, чем ветреная эмоция, приходящая и уходящая; они не имеют такой ценности, чтобы пестовать их веками, тратя на это силы души и разума, а потому Тена, опираясь о плечо трикстера сложенной в чашу ладонью, не думала о том, как отомстить. Месть не всегда действие, напротив, чаще это видимое бездействие: угнетающее молчание, демонстрация безразличия и холодности, эмоциональная изоляция, дистанция. Без единого слова достаточно рычагов давление, чтобы заставить виновника испытывать вину, страдать, метаться в глубине души от стенки до стенки с пульсирующей мыслью «что мне сделать, чтобы меня простили». На Сакааре, прибывая в дурном расположении духа по причине, с Локи никак не связанной, она оказалась уязвлена его попытками контакта не столько потому, что не в состоянии более, чем за сто лет пережить и переварить их памятное приключение, а тем, что за этот период он, казалось бы, совсем недавно (по меркам вечных, так буквально вчера) расстилавшийся речами и жестами в демонстрации любви к ней (или активно убеждая её в этом с помощью лжи и театральщины, что тоже не лучше), преспокойно забыл о «возлюбленной» и не вспоминал о ней ровно до того момента. Тена даже была готова предположить, что он планировал и тут сладкими речами запудрить ей голову, в демонстрации мнимого раскаяния, чтобы позже привлечь на сторону для помощи в борьбе с Хелой. Может быть, была досада или легкое разочарование, оскорбленное женское самолюбие (в отличие от Венеры, Тена редко обращала внимание на списки поклонников, однако, те, к кому она обращала милость, до конца дней были трогательно преданы сердцем и душой покровительнице), но не застарелая обида, подпитывающая желание отомстить.
Ей нравился Асгард и его народ; сдержанные в проявлении чувств, сфокусированные на ремесле войны и отражения атаки, обожествляющие воинские умения, космические викинги, породившие целую культуру в Мидгарде, отражающую их мир и взгляды, для утомленной пылкими олимпийцами были забавны. Они смешно вспыхивали, как щепки, от одного меткого слова и готовы были доказать обидчику сию секунду, что Кровавый Орел по нему плачет; их гнев, бурный и яростный, подобно безжалостной метели в горах, так же быстро утихал, превращая в подобие шальных ребятишек, готовых до упаду хохотать над нелепой историей, танцевать до мозолей на пятках и все это сопровождать огромным количеством эля. Они умели быть до щенячьей наивности простодушными и преданными, но в том не было ни капли глупости или недалёкого ума, и Тена никогда не отказывала себе, встречаясь с этим народом, возбуждать в северянах интерес к себе, наслаждаясь бесхитростным восхищением, а то и обожанием, без перехода на слишком близкую стадию связи. Жаль, искренне жаль ей золотой город с его жителями и их историей, но таков цикл жизни: звезды загораются и гаснут, цивилизации зарождаются из песка и рассыпаются пеплом. Старые боги должны умирать, таков заданный порядок. Асгарду было предрешено сгинуть, и в назначенный час свершилась судьба; не важно, насколько ей лично было жаль, важно, что любое вмешательство в судьбу фатально и делает только хуже.
Краем глаза обратив внимание на возвышающийся рядом  острый профиль удлиненного, хищного лица, она тихо вздохнула мыслям; когда-то давно, впервые увидев приёмного сына Одина, она не нашла его черты красивыми, даже не сравнивая с эстетически безупречными греками. Но его глаза, большие, выразительные, с немного томно нависающей кромкой верхнего века, постоянно меняющие цвет от светлой голубизны до насыщенной зелени, всегда были переполнены эмоциями и мыслями, как колодец в паводок. Глаза ей нравились… когда не пытались врать. И все же сейчас от прежней элегантной ухоженности облика в Локи осталось мало; говоря человеческим языком, он стремительно постарел, под влиянием ли пережитого, что отразилось на облике, или асы всегда старели этак нелинейно, Вечная не знала и не спешила спрашивать. Однако, зрения её никто не лишал, и было видно, как ожесточились черты некогда своеобразного, но очень миловидного по-юношески лица, как чаще хмурились, нависая над глазами, брови, а веки щурились, и на коже остались, глубоко въевшись от частых повторений, следы. И все равно, признавая, она понимала, что ей нравится на него смотреть, потому что глаза остались все те же, разве что штормов и темных вихрей в их глубине стало намного больше. Жаль, что однажды этим глазам все равно суждено угаснуть, может, через сто лет или три тысячи, но это неизбежно так же, как крах Асгарда. С другой стороны, - влезла непрошенная мысль, - твои смертные фавориты жили куда как меньше, но ты же всегда считала, что отведенное время не важно, важно лишь, как им распорядились.
Будь речь о Торе, - парировала, пока ноги напрягались, шагая, а бок для устойчивости прижимался временами к чужому боку, она сама себе, - даже секунды бы не сомневалась. Он красив, благороден, смел, но душа его открыта и светла; помоги я ему, приласкай, он обожал бы меня до конца дней и носил бы на руках, как величайшую ценность, что даровала ему жизнь. Но его брат совсем иная птица: всегда закрыт, спрятан за сотней масок сразу, не удивлюсь, если себя и своих чувств боится больше, чем любого врага, а потому избегает, низводя их ценность до чего-то примитивного, подлежащего насмешке и осмеянию. Разве умеют такие создания быть благодарными, превознося тебя и восхищаясь? Разве умеют они быть верными и любящими? О, нет, не думаю. Я знала одного подобного и даже назвала его мужем по велению влюбленного сердца, охваченного доверчивостью искренней любви; где он? Хороший вопрос, не правда ли? Где он? Ему нет дела до моих чувств или страданий, до моей жизни, когда на другой чаще весов его цели и амбиции. Да, возможно, он любит меня. Да, возможно, думает обо мне. Да, возможно, он сам или его прихвостни постоянно следят за мной, чтоюы Кро знал точно, где я и что со мной. Но разве он бросит всё, чем занят, чтобы немедленно явиться, просто потому, что мне одиноко и грустно, а в душе царит смятение и подавленность? Разве он откажется от приоритетов, чтобы просто обнять меня, когда мне это надо? О, нет. Нет. И это печально.
- Быстро они сюда все равно не добегут, скорее, могут устроить нам неприятностей в атмосфере или на орбите. - философски заметила Тена. – Сейчас же нам больше стоит опасаться нестабильности породы. Здесь явно рыли тоннель с какой-то целью, но внезапно прекратили, словно наткнувшись на некие неизвестные нам факторы. Поэтому будь осторожен, Локи. Наша выносливость не повод лишний раз испытывать все прелести боли, например, от обрушившихся на голову сводов. – Она чуть улыбнулась, избавляя слова от назидательной холодности.

+1

30

Бесцельное шатание по этим бесконечным каменным коридорам порядком поднадоело Локи. И хотя цель, казалось бы, близка и уже вот-вот замаячит перед глазами в виде корабля Тены, на котором она прибыла сюда, но в какой-то степени он осознавал, что вместе с целью неминуемо наступит очередное прощание. И кто знает, встретятся ли они когда-нибудь снова. Не то, чтобы не хотелось видеться снова, вовсе нет, хотя в памяти, конечно же, всплывали прошлые моменты, хорошие и плохие, но надо было двигаться дальше, и Локи прекрасно понимал, что пути-дороги у них с Вечной различны. Поэтому мысль о том, чтобы попросить у нее помощи, крутилась, но пока что ухватить ее за прыткий хвост трикстер никак не мог. Возможно потому, что мысли сейчас пока что были заняты исключительно ситуацией со скорейшим побегом из плена. А может быть еще и от того, что асгардец прекрасно понимал, что просто так у него не получится осуществить план без вмешательства...если не в прошлое, то в иную временную параллель, где будет возможность что-то изменить. И, безусловно, изменения эти конечно же аукнутся, как и любые попытки повернуть историю не так, как положено. И вот столкнуться с этим пока что Локи был как-то не готов.
Мне так хотелось бы с ней попутешествовать еще куда-нибудь, но разве волнует богиню, чей возраст исчисляется тысячелетиями и гораздо больше моего и останется больше моего еще много тысяч лет, что случится с той или иной цивилизацией? Они приходят и уходят, божества и герои возникают, живут и исчезают, и я знаю, что память имеет свойство застывать. Что станется после меня, я не знаю, я не наделен даром знать, что случится в следующие минуты, да и не хотел бы вообще никогда видеть будущее. Но Один оставлял Асгард, явно рассчитывая на то, что он будет еще существовать, а было предрешено сгинуть под обломками Рагнарека. Но чтобы так скоро... Мидгард, которому сравнительно немного времени, живет и процветает, а великий мир уничтожен. Я не могу смириться с этим. Просто оставить все и пустить на самотек. И если Тор не хотел ничего менять, то я не такой. Мы всегда были разными во всех аспектах и нет ни капли похожести между нами. И любой подход ко всему у нас различен. Если ему плевать на Асгард, то мне нет.
Возможно, один из камней бесконечности, именуемый тессерактом, мог бы помочь в его замысле. Именно за ним отправил Локи Танос, дабы выкрасть у Щ.И.Т.а любыми способами, дав для помощи скипетр с заключенным в ним камнем разума. И с этим камнем трикстер если не сроднился, то по крайней мере у него получалось управлять им. А это требовало тоже достаточных знаний и силы хотя бы потому, что у обычных смертных попросту не получилось бы ничего, они не осознавали его истинной мощи и только лишь исследовали неведомую энергию, исходившую от камня. Ну ровно до того момента, пока Локи не разгромил Щ.И.Т. буквально за какие-то несколько минут. Правда об этих жизненных моментах вспоминать как-то тоже не хотелось, поскольку и сам трикстер находился под влиянием затуманивающего разум камня довольно продолжительное время, ровно как и те, на кого он влиял, дабы они помогали ему. Тот же Селфиг, тот же Соколиный глаз. Дурацкое какое-то прозвище. И после того, как они покинут эту планету, асгардец намеревался направиться на поиски тессеракта, хотя, по правде говоря, и понятия не имел, где именно он находится. Самолично устраивать прыжки во времени и пространстве он не умел. Эх, как же плохо, что и Бифрест был уничтожен вместе с Асгардом, вот бы где-нибудь найти хотя бы осколок радужного моста и может быть под определенным ритуалом у него была бы возможность "приоткрыть дверь" в иную реальность и завладеть камнем, точно зная его местоположение. Впрочем, это все очень и очень сложно.
- Кто знает, может быть у них тут есть какие-то тайные ходы, - пробормотал Локи, чуть пожав плечом и несколько отвлекаясь от своих мыслей, переключаясь на дела текущие. - Искать обходные пути как-то не хочется и есть риск нарваться еще на кого-то, что нам совершенно не на руку, - осмотрев стену, он вытянул вперед свободную руку, "ощупывая" в буквальном смысле стену магией, и попутно думая над словами Тены о возможном обрушении свода. Чуть поморщился и кивнул в подтверждении правоты ее слов. - Как вариант пробить небольшую брешь чтобы у нас была возможность проникнуть по ту сторону, а не рушить тут все и вся, как безмозглые читаури недавно. Я смогу удержать стену об обрушения магией, я думаю, - вопрос в том, что на сколько потребуется сил у еще не совсем восстановившегося бога, но о последствиях он готов был подумать, но несколько позже. Сейчас самое главное добраться на корабль. - Дамы вперед, - мужчина чуть улыбнулся, аккуратно убирая руку Тены со своего плеча, оставив ее стоять у противоположной стены, а сам сосредоточился на своем новом задании. Энергия, концентрирующаяся на кончиках пальцев, с силой вдарила вперед, телекинетический удар и вправду пробил стену насквозь, образовывая проход, дабы была возможность протиснуться за его пределы. Но мелкие камни и вправду сыпались, но застывали в воздухе словно, удерживаемые магией трикстера. И держать свод он намеревался ровно до тех пор, пока женщина не проберется в соседний пещерный коридор.

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » Save my soul...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно