активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » frozen heart [shingeki no kyojin]


frozen heart [shingeki no kyojin]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

FROZEN HEART


Райнер Браун, Энни Леонхарт, Ханджи Зое, Эрен Йегер// яма для содержания титанов // 37 дней со дня битвы за Шиганшину

https://i.ibb.co/QkQMzjH/avatar.jpg

С битвы за Шиганшину прошло чуть более месяца. Райнер за это время успел проявить себя с хорошей стороны и доверие к нему растет, хотя тех, кто видят в нем только врага, не меньше. Ему удается договориться о встрече с Энни, которая все еще заперта в кристалле, и за этим вызывается наблюдать Хэнджи Зое и Эрен, чтобы подстраховать в случае непредвиденных обстоятельств.
Всем им предстоит визит в глубокую шестидесятиметровую яму, вырытую специально для содержания титанов.

Отредактировано Eren Jaeger (2021-03-12 15:51:50)

+3

2

Ханджи хороводит по комнате, собирая все необходимое. Пристегивает УПМ, проверяет газовые баллоны. В обязательном порядке в карман отправляется блокнот и ручка. Как бы она не беспокоилась за исход – желание узнать что-то новое о свойствах титанов будоражило разум. Где-то в районе солнечного сплетения завязывался узел то ли от предвкушения события, то ли от волнения.
Ханджи спускается в общий зал и стучит костяшками пальцев по деревянной подпорке, привлекая внимание.
- Эрен, пойдем, нам пора.
Капитан разворачивается на каблуках и выходит на улицу. Сегодня необычный «эксперимент», что, впрочем, не уменьшает процент неудачи. Зое была против наличия большого количества солдат: во-первых, она все еще не доверяет Райнеру, во-вторых опытных солдат, которые не растеряются, у них осталось не так много.  Изначально она вообще хотела идти одна, но в итоге командующему составу удалось договорится на солдат, которые поведут Райнера до ямы, и Эрена, который может подстраховать, если все пойдет кувырком. 

- Капитан, - Эрен отрывает себя от стены, у которой все это время стоял, наблюдая за женщиной, проходит вперед и открывает перед ней дверь, пропуская в коридор первой. - будут какие-то особые указания?
Райнер все ещё опасен, все ещё напрягает его и по нему это видно: он не спешит увидеть в нем друга или соратника и все ещё настроен агрессивно по отношению к Брауну.

Ханджи качает головой, и напряжённо вглядывается, как Райнера под руки ведут к яме через двор.
- Не расслабляйся, даже если уже показалось, что все кончилось или все идёт хорошо. Если у Райнера получится, то у них будет преимущество и тебе придётся несладко, даже с поддержкой всего отряда.
Зое окидывает взглядом крыши и стены, за которыми, несмотря на кажущиеся спокойствие, уже сидят готовые к самому плохом исходу отряды. В воздух словно густеет, а база Разведотряда словно человек – замерла и вытянулась по стойке «смирно».
- Идём, пора начинать.
Ханджи подходит к Райнеру, берётся за цепи, которыми скован титан и кивает сопровождающим. Дальше они пойдут втроём.

- Вы тоже думаете, что он здесь для того, чтобы вытащить Энни? - Эрен хмурится, стараясь не сильно проявлять раздражение. Хотя все равно напряжен. Он становится позади Ханджи справа и устремляет свой взгляд туда же, куда и она. Райнера подводят ближе и Эрен, скрестив руки на груди, не сводит с того глаз. Он все ещё помнит, из-за кого погибла его мать, но молчит, напряжённо наблюдая за тем, как Ханджи берет в руки цепи и ведёт его к яме. В любой момент нужно быть готовым обратиться. И потому, следуя ща ними, он ускорит шаг, поравнявшись с ним.
- Если я заподозрю, что ты не на нашей стороне, - он шепчет, придержав за Райнера за плечо со спины, - Я тебя уничтожу. Только дай мне повод, - сожмёт плечо сильнее и, как ни в чем не бывало, оттолкнёт от себя и продолжит путь. Ханджи должна все слышать, но он уверен, что капитан того же мнения и это не должно ее впечатлить.

Ханджи кидает внимательный взгляд на Эрена, за которым читается «не нагнетай», но вслух командир этого не произносит.
Она много чего думает. Еще больше - хочет сделать с тремя из четырех титанов, которые попали к ним в руки. Но пока не может. Пока.
Когда вся троица заходит в лифт, который начинает спускать их к Энни, Зои открывает цепи, оставляя их у себя в руках.
- Райнер, все как договаривались. Одно движение мимо, и ты отправишься обратно в подвалы. По кускам.
Лифт останавливается. Ханджи и Эрен пропускают Райнера вперед, туда, где подсвечивается сфера, в которой замуровала себя Энни.

+5

3

Зик и Эрен действительно родственники. Возможно, братья. Зик… хочет его спасти.

То, что некогда было лишь несерьёзным, даже шуточным предположением, оказалось правдой. Правдой, раздробившей последние фундаментальные подпорки и без того покосившегося мировоззрения Райнера, которое с ранних лет строилось на одной непреложной истине - соседний остров населяют одни демоны и, пока славная Марлия не избавится от них, житья никому, а особенно обитателям гетто, не будет. Уничтожить, отомстить за грехи предков, очистить имя элдийцев. Положить жизнь на то, чтобы освободить этот мир от скрытой среди морских волн угрозы.
Что ж, их жизни действительно положили. Жизни его, Марселя, Энни и Берта. Жизни детей, которых отправили в логово врага, чтобы… Чтобы что? Вытащить отщепенца семьи Йегеров? Ведь кто знает, может о нём в Марлии было изначально известно. Поучаствовать в извращённом по своей жестокости эксперименте? Разрушить чужой мир ради, как выяснилось, не такой уж очевидной цели по сравнению с той, что им вдалбливали в головы с пелёнок?
Теперь Райнер не знал, чему верить.
Единственное, что было для него ясно - их наебали. Зашвырнули в эпицентр скотобойни, а когда самого упитанного ягнёнка вытащить не удалось, оставили на скотскую участь.
Их командир не захотел спасать двух ключевых бойцов, но сохранил жизнь тому, на кого они все потратили столько сил и времени. Он выменял жизнь Бертольда на призрачный шанс когда-нибудь увезти целого и невредимого Эрена с острова. А как ещё это понимать, когда для заполучения титана-прародителя достаточно было поглотить его носителя? Нет, Зику был нужен не только титан-прародитель. Ему был нужен Эрен.
А что было нужно Марлии?
Да, этот непонятный шифтер, существование которого не вписывалось в рамки известного Брауну мира, здорово спутал ему карты.

Он не надеялся на то, что вернуть утраченное доверие бывших товарищей удастся быстро. Действия марлийских вторженцев - не только пять лет назад, но и менее давние - оставили слишком глубокие шрамы на теле и сердце каждого из присутствующих. Чего уж говорить, последствия этих действий задели даже самого Райнера - настолько они были бесчеловечными. Но как же за прошедший месяц ему осточертело заточение. Ещё недавно, буквально до вчерашнего дня, когда ему наконец позволили увидеться с Бертольдом, он ждал того мига, когда  сможет вновь свободно передвигаться. Пусть и натыкаясь на презирающие, а то и полные ненависти взгляды повсюду. Долго задерживаться под этими взглядами он всё равно не планировал. Как только бы местоположение друзей стало ясным, то дело оставалось за малым - лишь дождаться удобного случая. Но вчерашний день разрушил все и так сомнительные планы Райнера. Стёр в пыль последний оплот веры в правильность собственных действий. И теперь, когда Ханджи дёрнула за цепи, вырывая пленника у сопровождающих его солдат, никакого триумфа, никакой надвигающейся и долгожданной свободы Браун не ощутил. Лишь тошнотворный привкус поражения - поражения в битве, которая даже не успела состояться и, кажется, уже не состоится никогда.
Кто-то схватил его за плечо, после чего позади раздалось угрожающее рычание Йегера, который, пожалуй, стоял во главе тех, кто ни на йоту не поверил в изменившиеся намерения предателя. И правильно сделал. Не расскажи вчера Бертольд, свидетелем какого разговора стал, грядущие события в яме - какими бы они ни оказались на самом деле - точно развернулись бы совершенно по иному сценарию.
Райнер никак не отреагировал на слова Эрена, а вот освободившей его вскоре Ханджи кивнул. Верёвки подъёмника натянулись под весом ступившей на деревянную платформу троицы.
- Как договаривались, - эхом отозвался Браун, бросив мимолётный взгляд на упм на поясе капитана. Честно, он не знал, услышит ли его Энни, но исключать вероятность того, что да и что она не разделит мнение друга о происходящем, не стоило. Слишком велико было желание девушки вернуться домой во что бы то ни стало. Спасёт ли Ханджи упм - вопрос спорный. Но Райнер надеялся, что до этого вообще не дойдёт.
Чёрные глазницы пушек следили за тем, как лифт опускается вниз, где на самом дне ямы переливался ледяными бликами кристалл с добровольной узницей внутри.
Остаток пути они провели в тишине, а когда наконец оказались на отсырелой земле, пленнику позволили свободно приблизиться к объекту, ради которого и был проделан такой гигантский труд с этой ямой.
Неровные грани искажали очертания фигуры, но то, что Энни ничуть не изменилась за прошедшие месяцы, было видно. Райнер коснулся ладонью прохладной поверхности кристаллической брони, вдруг понимая, что не представляет с чего начать. Всю свою бессонную ночь он провёл, бросаясь из одной крайности в другую: то пытаясь найти оправдания действиям своего командира и страны, то поддаваясь захлестнувшему гневу, то вовсе пребывая в глухом ступоре. Он не знал, что сказать, но и молчать было нельзя. Это было бы нечестно по отношению к Энни. Да и присутствие где-то на заднем плане Ханджи и Эрена подталкивало вперёд. Если бы не они, так бы он и стоял ещё неизвестно сколько. Запутанный, сбитый с толку, не понимающий, на чьей он действительно теперь стороне.
Ладонь сложилась в кулак, который Райнер с силой вжал в кристалл.
- Я уже должен был быть на пути домой. - Прошла, кажется, целая вечность, прежде чем он заговорил. Взгляд - куда-то себе под ноги, полный стыда, будто он на самом деле находился на борту корабля, следующего в Марлию. Будто его желание вернуться на родину было сильнее, чем у его друзей. - Мы с Бертом раскрыли себя, когда на остров прибыл Зик. Но нам не удалось победить. Берта схватили и… я должен был быть уже на пути домой, следуя приказу отступать.
Как покорный солдат и верный подчинённый марлийской армии. Как предатель многолетней дружбы. Как эгоистичный трус, поставивший себя и свои желания выше друзей.
- Ты была права, Энни, - спустя ещё одну долгую паузу продолжил Райнер. - Эрен - действительно тот, кого мы должны были захватить. - Почему-то ему казалось, что подними он глаза, то увидел бы напротив пронзительный голубой взгляд. Отчасти он боялся этого, а потому продолжал, ссутулившись, делиться сведениями с холодной землёй. Кулак его скользнул вниз. - А ещё Эрен и Зик - братья. Поэтому Берта схватили. Зик не стал идти против брата, поэтому Берта схватили, - только сейчас Райнер поднял голову, встречаясь с живым взглядом, который и отчаянно хотел, и так страшился увидеть. Сердце ухнуло куда-то вниз, а рука взметнулась вверх, возвращаясь на прежнее место, словно, не сделай он этого, установившаяся между ними связь угасла бы и девушка вновь провалилась бы в небытие. - За что мы на самом деле сражались, Энни? За что мы отдали им свои жизни? Я вернулся за вами, потому что не смог бросить на растерзание демонам, - он не знал, слышали ли его отсюда Ханджи и Эрен, но сейчас он об этом даже не думал. Сейчас перед ним была только очнувшаяся Энни и никого больше. - Я вернулся за вами, чтобы мы вместе могли отправиться домой. Но затем я узнал об Эрене и Зике, узнал о том, что титанов не девять, как нам говорили, и о том, что история Марлии и элдийцев совсем не такая, какую нам всегда преподносили, - его голос дрожал от возвращающегося гнева, и гнев этот подогревал глубокий котёл, в котором уже бурлили ненависть, боль и отвращение. Райнер ненавидел себя за свою природу и за своё происхождение - ещё сильнее, чем в детстве, когда мама плакала, сокрушаясь о том, что они - поганые элдийцы. Ему было больно осознавать, к чему чужая ложь привела его и его близких. Родина со всеми её секретами, тайнами и обманом вызывала в нём волну отвращения. И очередного витка ненависти к себе - ведь он всё равно скучал по дому. По тому образу дома, который выстроил в своих фантазиях о безоблачном будущем. По тому образу дома, которого у него теперь точно никогда не будет. - Кто истинные демоны, Энни?

+5

4

- Энни... Энни... Пусть целый мир и ненавидит тебя... Запомни, твой отец - твой единственный союзник! Пообещай мне, что вернешься... домой!
⠀⠀
⠀Девушка закрыла глаза, всецело отдаваясь стремительно выраставшей из тела гиганта темнице. Ее план с треском провалился, риск, в противовес которому рекрут поставила на кон свою жизнь, не принес желаемого результата. Она проиграла все: семью, друзей, родину, даже свое будущее… Преданная Марлии, сославшей ребенка в пасть опасному врагу, у нее нет иного выхода. Энни никогда не сомневалась в своем титане или навыках, которые оттачивала, кажется, с тех пор, как научилась твёрдо стоять на ногах! Она была уверена в том, что раз Йегер оказался под ее зубами один раз, то окажется и второй, но… В день ее поимки Разведкорпусом, в день, когда светловолосая впервые почувствовала приближение кончины, побег был единственным верным решением. Убежать, перелезть через стену и забыть о настоящем монстре, за которым отправили вдохновленных величием родины детей! Эти обезумевшие изумрудные глаза… Они не исчезли даже тогда, когда все тело хрупкой девушки окутала непробиваемая лезвиями кожа. "Не хочу. Исчезните. Исчезни Эрен Йегер! Исчезните, демоны острова!" Но Леонхарт никто не услышал, ведь с этого момента она осталась сама по себе. Снова одинока... В бурлящем потоке разрывающих душу эмоций...
⠀⠀
⠀Сколько прошло времени с тех пор, как до нее перестали доноситься голоса разведчиков, приглушённых толщиной переливающегося кристалла? Несколько дней, месяцев, лет? Девушка не имела никакого понятия и даже не пробовала вести подсчёт, ведь он бессмысленный, если ты не в состоянии проследить за переменой дня и ночи. Обмен веществ, температура тела, скорость кровотока и прочие жизненно необходимые системы замедлились, переводя организм Энни в анабиоз. Однако несмотря на адаптацию тела к новому образу жизни хозяина, Леонхарт не теряла сознания да не страдала амнезией, забывая время от времени прожитые жизненные годы, не только в стенах Парадиза. Спустя еще какое-то время светловолосая осознала, что бушующие в крови адреналин, агрессия, надежда на победу, смирение со смертью, начали затухать, уступая место всепоглощающей пустоте и принятию сложившейся ситуации. Увы, солдат собственноручно выстроила мозаику событий так, что по итогу проживает отведенное время не просто бессмысленно, но и глупо. Ведь разве не глупо до сих пор ждать товарищей, а после - надеятся на безопасное возвращение домой? Даже с пустыми руками, потеряв еще больше времени на последствия, коих в идеальном плане Зика быть никак не должно?
⠀⠀
⠀"М? Голос? Ханджи Зоэ? Нет, он более низкий. Кто в здравом уме спустится поговорить с предателем, унесшим жизни доброй части Разведкорпуса?"
- Энни, привет, как ты? Хех, наверное, странно разговаривать с кристаллом,  ведь ты можешь меня даже не слышать… Но я подумал, что тебе может быть одиноко здесь, внизу. Это Армин, прости, забыл сказать сразу…
Как бы она хотела сейчас открыть глаза! Но не могла. Не могла посмотреть на юношу, который, пожалуй, относился к тому малому кругу товарищей, что считали девушку хорошим человеком несмотря на ее специфическое общение, нередко граничащее с безразличием. Почему он здесь? После жестокой правды о Женской особи? После ее нападения на 57-ю экспедицию, где  она не побрезговала окропить руки алой кровью разведчиков? Невольно по холодным щекам светловолосой покатились слезы, которые она не смогла сдержать. Энни впервые за пять лет дала слабину. Ее идеализированное чувство долга перед страной отступило на задний план, дав свободу жалости к себе и обиде, что главная цель утекла сквозь тонкие пальцы, да  обожгла ее кожу, словно раскаленное железо. Элдийка страстно желала забиться в самый тёмный угол, стереть себя из памяти товарищей, лишь бы на мгновение снять с себя короткий ошейник Марлии да вкусить запах настоящей свободы, но, увы, могла лишь неподвижно стоять в своей темнице, медленно теряя рассудок. Пять лет боятся быть раскрытой врагами! Пять лет чётко продумывать каждый свой шаг и его последствия! Пять стрессовых лет ради бесконечного нахождения в богом забытой дыре…

⠀Сегодня очередной день без посетителей. Армин, который навещал Леонхарт каждые четыре дня пропал, перестав приносить ей свежие новости, пусть и не важные, а порой даже доходящие до абсурда. По началу светловолосая часто задавалась вопросами выгоды, но несмотря на автоматически закатывающиеся глаза, вскоре стала глубоко благодарна Арлерту. "Ты не даёшь мне сойти с ума. Не думала, что когда-то окажусь перед тобой в долгу, Армин, но спасибо." Наверное, прошло около десяти часов, прежде чем Энни снова услышала приближающиеся к кристаллу шаги. Наконец-то он пришел со своими новыми историями, на которые, естественно, не получит никакой реакции, кроме тишины. Признаться честно, девушка уже успела заскучать, пытаясь развлечь себя воспоминаниями из подготовки к обретению своего титана или попросту считая от единицы к пяти тысячам, и наоборот. Однако каково было ее удивление, когда вместо привычного робкого "привет", она услышала знакомый до боли в груди голос… Голос Райнера, заставивший ее тело слегка дернутся. Что? Почему он здесь? Нет, какого хрена происходит и почему его пустили к главному врагу всего человечества?! "Куда ты вляпался, идиот", - пронеслось в голове короткое возмущение, прежде чем Энни начала медленно и неуверенно получать ответ на свой немой вопрос. Наверное, окажись она на свободе, то точно бы стала избивать одуревшего товарища до полусмерти! Она пожертвовала собой ради… а ради чего, собственно?! Ее заточение было бессмысленным? Энни пошла против всего мира ради страны, своих ребят, но по итогу оказалась у разбитого корыта? Она чувствовала, как весь принудительно потухший тайфун негативных эмоций стал пылать с новой силой. С каждым брошенным юношей словом, солдат все глубже погружалась в отчаяние, не сулящее ничего хорошего. Они схватили Бертольда! Они заставили ее погрузиться в кристалл! Из-за демонов они потеряли Марселя! А Брауна заставили рассказать ей эту наглую ложь?! Про великую Марлию! "Нет, ты же не говоришь мне правду, да? Умоляю, скажи, что это все план Развкдкорпуса!" Энни впервые за все время открыла свои глаза, устремив холодный взгляд прямо на потерянного товарища. Она нахмурилась, почти сведя брови вместе, стараясь рассмотреть сквозь неровности непробиваемого материала лицо Брауна. Он вернулся за ними?... Идиот! Миссия - превыше всего, разве не он так твердил в тот день, когда и она, и Бертольд решили остановится, сделав шаг назад? Разве не Райнер принял ключевое решение, дав приказ продолжать задание? По кристаллу стали появляться трещины, наполняя помещение характерным трескающимся звуком. Девушка же не обращала на те никакого внимания, буквально пожирая недовольным взглядом товарища. "Не могу понять, врёшь ты или говоришь правду… Все же план, где ты согласился на условия Разведки ради дальнейшего побега с вызволением Бертольда вполне реален, учитывая мощь Бронированного и моего титана. Однако не логичней было изначально вытащить Колоссального? Черт… Зик же не мог нас предать, Райнер, правда? Не мог пустить в расход основную боевую мощь страны?"

⠀Трещины стали становится глубже, разбегаясь от центра кристалла ко всем его ребрам да неровностям. Всего мгновение и вот несокрушимая темница разлетается на разнообразной формы осколки, выпуская из своего сердца юную и ничуть не изменившуюся девушку. Леонхарт стала медленно падать вперёд, прямо на своего растерянного товарища, даже не думая пытаться стать на свои обмякшие ноги. Она едва смогла поднять руки, чтобы вовремя ухватиться за ткань его куртки, подтянувшись ртом к уху юноши.
- Вставай, или ты, - Энни прокашлялась, пытаясь вернуть свой голос  в прежнее состояние спустя долгое время, - сдался, Браун?
Невольно ее ладони крепче сжали плечи товарища, словно тот был в силах изменить ради нее весь прогнивший до основания мир. Будто Райнер в состоянии заступиться за нее вновь, как в детстве,  закрыв широкой спиной от летящих в Леонхарт пуль теперь уже не только элдийцев, но и Марлии...

+4

5

Эрен стоит поодаль, хмурит брови в сторону Брауна и скрещивает руки на груди. Зачем этот разговор? Будто Браун может сказать ей что-то такое, от чего она внезапно оттает. А если это что-то важное и он просто ждет помощи в виде второго титана? Хорошо хоть яму придумали, выбраться им отсюда не получится. Только если один не подсадит другого, но это, конечно, вряд ли.
- Я не верю, что он пришел сюда к ней исповедоваться, — в полголоса говорит он, скрещивая руки на груди. Действительно не верит? Эрен впервые задумывается о том, что сделал бы, окажись в подобной ситуации он сам. Что, если бы в кристалле были Микаса или Армин? Представить трудно, но образы друзей в хрустальном камне все же тревожат внутренний взор и по рукам пробегают мурашки. Ужасно. На несколько секунд его прошибает сочувствием, мерзким и пугающим — потому что к врагу. Потому что к своим друзьям он бы так же хотел прийти, возможно, в последний раз, поговорить даже если они не услышат. И ради своих друзей, к слову, признался бы в верности кому угодно.
Кажется, они с ним похожи. Даже больше, чем пожет показаться на первый взгляд.
— Капитан Ханджи, — тихо говорит он, — я думаю, что…
— А ещё Эрен и Зик — братья.
...
Что?!
Что он сейчас сказал?
Эрен замолкает так и не договорив, и не понимая смысла сказанного сразу или не желая его принимать. Что сейчас сказал Райнер? Это воообще то, что он услышал, или ему показалось? Может, какая-то игра слов? Несколько секунд в ушах звенит пустота, пока до Эрена доходит. Кто брат? Кому брат? Его брат?
Я.. я сейчас  один это слышал? -шепотом, едва скрывая волнение он вскинет глаза на капитана, переживая какую-то локальную внутреннюю бурю эмоций. Сердце бьется судорожно и быстро, пытаясь нагнать догадку, но пока то ли не успевает, то ли перегоняет так, что пережить потрясение не получается осознанно.
Эрен снова бросит взгляд на Райнера, озадаченно поджимая губы и вслушиваясь в обрывки фраз. Действительно, похоже на последний разговор с другом. Райнеру некому сказать все то, что говорит сейчас, или… Или он просто потрясающий актер.
— Эй, что ты там говорил про...— Эрен делает шаг в сторону Райнера, но в фокус внимания врезается хруст камня: кристалл идет трещинами. Адреналин мигом разгоняется по венам, пока он оглядывается на Ханджи чтобы понять, что она заметила и отдаст нужную команду тем, кто остался наверху.
— Ханджи! Уходите сразу, как, - кто-то из них обратится, — станет опасно, — Эрен выступает на два шага вперед и загораживает капитана, поднося ладонь к зубам и рывком разрывая кожу. Резкая боль отрезвляет, а по телу молнией расходятся едва ли не электрические разряды, будоража: он готов превратиться в любой момент. Да только вот против двух титанов в одной яме ему не выстоять. И что она там ему шепчет на ухо?
Черт, а ведь действительно сработало! Энни падает их кристалла и Эрен видит ее как в замедленной съемке, пока перед глазами проносятся картины прошлого и битву, в которой они уничтожили значительную часть города. Если Райнер здесь на якобы добровольных началах, то Энни все еще опасна.
— Райнер! Отойди от нее, — Эрен смотрит прямо на них. Ну же. — не обесценивай наше доверие.

+4

6

Обстановка внутри ямы из просто напряженной медленно перекатывается от абсурдной, до сюрреалистической и обратно, увеличивая мощность.
Ханджи едва успевает схватить Эрена за плечо и прошипеть "тихо".
Для нее данное известие - это тоже шок, но в отличите от молодого титана - управляемый.

Капитан дергает за плечо мальчишку на себя и шипит ему в ухо так, что бы слышал только он:
- Эрен, мы с тобой не знаем, говорит ли Райнер правду или это уловка, что бы выманить Энни наружу. Не торопись!
Нервы и так у всей разведки натянуты, словно канаты на корабле, переживающим шторм. Одно неверное движение и корабль либо перевернёт, либо разобьёт в щепки. 
Действовать надо быстро. Без паники и суеты.
Ханджи отпускает плечо Эрена и отодвигает мальчишку себе за спину, делая шаг вперед. Лезвие, вынимаемое из УПМ тихо звенит, словно песнь ветра. Не сводить глаз с двух, потенциально опасных титанов - это теперь новая игра командира. Наверху за ее спиной оставшиеся в живых солдаты и ворох новобранцев, у которых трясутся если не поджилки, то руки точно.
- Райнер, растяни ее на цепях, - Зое отдаёт сигнал наверх и тут же слышится лязг устройств, спускающих дополнительные цепи, - и не забудь снять кольцо с ее пальца и отдать Эрену.
Командир вытаскивает железный кляп, идея которого была полностью позаимствована у Рейсов, но пока не спешит его использовать. Он остается висеть цепочкой на запястье, позвякивая о лезвие, которое блестит зеркалом в руках Зое.

Теперь остается только пристально наблюдать за тем, исполнит ли Райнер приказ или предпочтёт тянуть время, тем самым подтверждая мысль, что целью данной мисси было вовсе не "поговорить".
Ханджи напряжена до предела, хотя внешне остается спокойной как скала. Вся ее привычная фестивальность вокруг титанов отошла на второй план. Сейчас весь фокус только на происходящем. Одна рука привычно держит на лезвие, а вторая готова в любой момент отдать приказ тем, кто находится вне ямы. И если понадобится, то командир готова разровнять местность, даже если придется остаться под землёй навсегда.
Главное - не оставлять больше две трети отряда на пропитание растениям и жукам.

Отредактировано Hanji Zoe (2021-03-11 18:49:54)

+6

7

От первой и единственной волны летящих во все стороны осколков пришлось закрыться рукой, но уже в следующую секунду Райнер был готов подхватить обессиленную девушку, которая наверняка была дезориентирована в пространстве и после нескольких месяцев самозаточения ослабла.
Где-то в стороне очень громко занервничал Эрен - краем глаза Райнер успел заметить, как Йегер вгрызся в свою ладонь, готовый защищать командира. Хотя его сердце тут же и пропустило несколько ударов, Браун осадил все свои инстинкты и привычки. Не произошло ничего, что требовало бы сиюсекундного вмешательства Атакующего, а значит это скорее всего была просто подстраховка. И действительно - трансформации не последовало.
“Что ты сказала?”

- Райнер! - голос Бертольда утонул в шелесте высоких папоротников, через которые светловолосый мальчик поспешно продирался.
- Бертольд, постой! - А это был уже кто-то из Галлиардов, но отсюда не разобрать.
Да и Райнер был слишком занят тем, что оглушал подобранной ранее палкой одного из пятерых, что взяли свою жертву в кольцо и были настолько поглощены своим варварством, что, кажется, не замечали ничего и никого вокруг. Ага, как тут заметишь, когда из каждой пасти то и дело вырываются крики и насмешливое улюлюканье. Эти олухи даже не сразу поняли, в чём дело, когда один из них, схватившись за рассеченное ухо повалился на песок. Так и продолжали пинать ногами съёжившуюся на земле фигурку девочки, которой ничего не оставалось, кроме как защищать голову руками.
- Какого!..
- Сейчас и ты получишь, Браун! Хватайте его!

Две пары рук тут же вцепились в него и, казалось, готовы были разорвать на части. Наверное и разорвали бы, если бы один из них не получил всё той же палкой под дых. Второго ликвидировал Берт, со всей скорости сбив с ног. И пока двое противников барахтались в песке, пытаясь одержать друг на другом верх, Райнер, расправившись с обидчиком и лишившись своего оружия, которое, разломанное, отлетело куда-то в сторону, выпрямился, готовый броситься в новый бой. Но гады уже и думать забыли как о своей жертве, так и о том, чтобы дать отпор.
- Чёрт, с ними Галлиарды, валим! - и, подымая пятками песок, они ринулись прочь.
Оставшиеся трое, увидев, что по численности противники с ними не только сравнялись, но после побега соратников даже теперь превосходят, мгновенно растеряли свой прежний боевой дух и поспешили следом за беглецами.
Поднявшийся на ноги Бертольд, принялся отряхиваться, то и дело поглядывая то на девочку, то на друга, в то время как тот уже успел подойти к той, кого таким совершенно низким способом только что пытались вывести из строя те пятеро придурков, недостойных даже сражаться за право унаследовать титанов.
- Эй, вставай, - Райнер нагнулся и протянул девочке руку, - или ты сдалась, Леонхарт?

- Ты что, в герои записалась? - только и успел вымолвить Райнер, а грустная улыбка от понимания, почему Энни задала этот вопрос, так и не появилась на его губах, потому что последнее слово заглушило требование Эрена.
Он требовал отойти от неё. От неё - потерянной, сбитой с толку, едва держащейся на ногах и так жадно цепляющейся за его плечи. Райнер с трудом оторвался от её лица, чтобы взглянуть на того, кто ещё совсем мальчишкой лишился по их вине так многого, кто три года жил под одной крышей с губителями его родного города, и кто теперь говорил о каком-то доверии. Стоило ли испытывать терпение Эрена попыткой указать на то, что Энни сейчас не то что в титана превратиться не сумеет, самостоятельно стоять не способна? Наверное.
Играть с чужим терпением не пришлось - Ханджи переняла инициативу на себя, потянув Эрена назад и зашептав ему что-то на ухо. Между тем хватка Энни ослабла, а руки опустились. Леонхарт сделала вялый шаг назад. Райнер проследил, куда скользнул её взгляд из-под полуприкрытых ресниц - на чуть качнувшуюся правую ладонь, оказавшуюся скрытой от сторонних наблюдателей. Он не видел, но понял, что где-то там на указательном пальце сейчас появился острый шип.
Новое требование - новая команда. Лязг цепей.
- Энни, - надтреснутым голосом проговорил Райнер, протягивая развёрнутую кверху ладонь, пытаясь одновременно и успокоить её, и вразумить. - Отдай мне кольцо. Пожалуйста.
- Не могу тебе не помочь, - словно не услышала его Энни. И он бы всерьёз забеспокоился о психическом состоянии подруги, которая по какой-то причине до сих пор говорила с ним воспоминаниями, если бы не эта решимость во взгляде и не нахмуренные брови. Он всё это уже не раз видел перед…
- Эрен! - что есть мочи закричал он, как ещё какой-то месяц назад кричал ему в Шиганшине и сам Йегер, призывая немедленно превратиться, чтобы защитить Жана. Как и в то утро, сейчас для большей многословности не имелось никакой возможности, а потому пришлось вложить в одно имя всё и сразу.
Яму наполнил треск молний и - один за другим - грохот, интервал между которым был настолько мал, что всё слилось воедино.

+4

8

Пока человек не сдается, он сильнее своей судьбы.

… или ты сдалась, Леонхарт?
Все тело болело из-за нанесенных сверстниками ударов, которые, по их идиотскому плану, должны были выбить сильного конкурента из строя. Дисквалификация, полный провал испытания и потеря места преемника одного из титанов - будущее, способное разрушить жизнь светловолосой на корню. Однако сегодня ей повезло, как никогда. На сторону мелкой по комплекции девочки стали мальчишки, с которыми Энни, кажется, постоянно конфликтовала ранее. До того момента, пока всех претендентов не отправили на чертов остров для выживания!
- Ты что, в герои записался? - Недовольно хмыкнула элдийка, но все же схватилась за протянутую ей ладонь.
Когда она поднялась на ноги, то немного качнулась из стороны в сторону, закусывая притом слизистую щек. Да уж, эти выродки не жалели собственных сил ради того, чтобы заполучить благосклонность командоров, а также золотой билет для своих родных в лучшую жизнь. Несмотря на отличную подготовку и усердные тренировки с отцом, увы, Энни не смогла противостоять компании из нескольких человек, хоть и успела отбиться от первых трусов, которых бросили к ней, как отвлекающий маневр, пока в голову светловолосой не прилетел крепкий кулак главаря, сформированной наспех, банды. Леонхарт посмотрела на стоявшего поодаль Гувера, прибежавших уже на пустое поле боя Галлиардов, а после - на названного героя сегодняшнего дня. Наверное, ей стоит отблагодарить ребят, ведь не окажись их поблизости, избиение могло закончиться ссылкой в Либерио, а блестящее воинское будущее стало бы недосягаемой мечтой. Мечтой ее отца, который придет в бешенство, если его приемная дочь не обретет силу титана.
Не думай, что теперь я у тебя в долгу. Я о помощи не просила, - недовольно промолвила Энни, выпуская ладонь из хватки Брауна. Она привыкла полагаться только на себя. “Везде предатели, везде враги”, - истина, заложенная в девочку родителем еще, наверное, с пяти лет. И эту истину успешно поддерживала марлийская армия, доказывая Леонхарт каждый божий день, что ей необходимо решать возникающие проблемы самостоятельно. Она - одиночка, а товарищи - груз, от которого со временем придется избавиться. Однако сейчас, стоя перед мальчишками в ссадинах, едва нормально двигаясь, она понимала, что стратегически верным решением будет заключение союза. А для союза ради выживания стоит хотя бы отблагодарить своих спасителей. - Спасибо, - прошептала вдруг Леонхарт, прежде, чем мальчики стали уходить восвояси. - Спасибо, что вступились за меня.
Энни не отводила взгляда от насупленного Райнера, который, как ей показалось, на мгновение растерялся. Он переглянулся со своими друзьями, ища в них поддержку или же любой сигнал, способный помочь принять ему верное решение.
- Не мог тебе не помочь… У нас там небольшой лагерь. Если хочешь, присоединяйся. По одиночке тут не выжить...

⠀С тех самых пор Леонхарт ни разу не пожалела, что пошла в тот день с мальчишками, став сражаться с ними плечом к плечу. Вместе они прошли немало войн, страданий, терпели невыносимую боль, как физическую, так и душевную… И, пожалуй, с того проклятого острова, на котором им приходилось делать страшные вещи ради выживания, ради победы, они стали единственными товарищами, коим девушка может доверить свою жизнь. Они - ее опора. Они - ее сила. Они - ее семья, которую она будет защищать до последней капли крови, даже если придется поставить весь мир на колени!
⠀Громкое требование Йегера наполнило пространство, заставив светловолосую перевести тяжелый взгляд на носителя Атакующего титана. Его изумрудные глаза ничуть не изменились с их последней встречи - они все также злостно прожигали в ней дыру. Хотя, чего она ожидала от юноши, в яростном сражении с которым разрушила добрую часть города? На мгновение ей стало даже любопытно, овладел ли парень силой гиганта так, как владеет ею тот же Райнер или Бертольд. Однако все мысли Леонхарт быстро вернулись к Брауну, который не смел ослушаться решительного приказа Йегера. К тому же его ответ на ее вопрос означал лишь одно - все проговоренные им слова - правда. Жестокая, разрушающая привычные для марлийцев устои жизни, но правда… “Понятно, ты хоть и на их стороне, однако все также думаешь о нас”, - медленно делая шаг назад солдат завела правую руку немного за спину. Четким движением большого пальца она выпустила из отцовского кольца металлический шип, готовясь в очередной раз подставиться, но теперь уже не ради находившейся за океаном родины, что так бессовестно предала своих верных псов, а ради человека, которому доверяет, как себе. Несмотря на все возникавшие между ними конфликты. Леонхарт опустила взгляд, проскользив им по своей руке, явно давая понять мужчине о плане дальнейших действий.
- Не могу тебе не помочь, - полушепотом проговорила девушка, поднимая голубые глаза, полные решимости, на товарища. Она даст ему несколько секунд, прежде чем нанесет царапину на палец. Всего мгновение, чтобы он успел зарекомендовать себя перед Разведкорпусом вновь. “Если они пустили тебя ко мне, чтобы вытащить из кристалла, значит у них имеется какое-никакое доверие. Тебе нужна свобода действий, Браун, и я дам ее тебе”. - Не подведи.
⠀В последующие секунды пространство наполнил треск окутывающих носителей титанов молний, накаляя сжавшийся горячий воздух, выходящий из формировавшихся гигантских тел. Энни почувствовала как к ее щекам начали прикрепляться мышцы, как ее тело грузло в горячих волокнах Женской особи. Она прикрыла глаза, но не переставала следить за тем, как из воздуха материализовались первые костные ткани, сухожилия, мышцы и… все?! Неужто долгое заточение в кристалле настолько сильно повлияло на ее трансформацию? Леонхарт цокнула языком, чувствуя, как кожа титана не смогла полностью накрыть ее тело, и как едва сформировавшиеся до конца руки завел назад кто-то другой. Вряд ли это был Йегер…
- Черт, - прошипела недовольно девушка, высвобождая себя наружу да отрывая присоединившиеся к голым частям тела мышцы. - Надеюсь, хотя бы этого им хватит.
Ленхарт глубоко вдохнула свежий воздух, запрокидывая слегка голову назад. Да, ее обездвижил Бронированный. Она слегка улыбнулась, почувствовав тепло, расходящееся по всему телу - он сориентировался как раз вовремя. “А что же сделаете вы, демоны Парадиза”, - перевела взгляд на Йегера Энни, ожидая следующего шага Разведкорпуса.
- Сдаюсь! - Громко прокричала девушка, поднимая руки вверх. - Не хочу больше сражаться! Я не вижу в этом никакого смысла!

+5

9

Что говорит Ханджи? Возможно, это ложь? Да, да. Черт, она ведь может быть права, грязная гнусная ложь чтобы или Энни выманить, или его как-то заинтересовать, но откуда им известно имя Зика? Мальчишка с «фотографии», как назвал бумажку отец, вложенную в книгу. Неимоверно бесит, что нельзя сейчас схватить Райнера за шкирку, оттащить в сторону и поговорить.

Он кивает Ханджи, возмущенно пытается снова загородить ее собой, но в итоге решает не перечить и остается на месте, стиснув кулаки и наблюдая за Райнером и Энни. Напряжение витает в воздухе, все взгляды, и их, и тех, кто дежурит наверху, прикованы к Леонхарт. Девушка слаба, Райнер ее держит и вряд ли она вообще в таком состоянии что-то может, особенно если учесть, что она была заморожена в состоянии, в котором оказалась после битвы.
По диалогу кажется, что Райнер все еще послушен - выполняет все, что ему говорит Ханджи, пытается утихомирить подругу, да только Эрен все еще видит в нем врага. Он прекрасно понимает, что, а точнее, кто заставляет действовать подобным образом. Окажись он в ситуации, когда его друзей пленили - поступил бы точно так же.

Крик Райнера прошибает воспоминанием. Он все понимает по тому как звучит его голос, и тут же, не раздумывая, обращается, держа в поле зрения Ханджи и прикрывая ее ладонью куполом, как Райнер тогда Жана, чтобы не задеть. Единственный верный способ обезопасить человека, находящегося рядом, во время превращения. 

Молнии прорезают тело - привычно, но все равно так, что перехватывает дыхание от происходящего. Ткани сплетаются, уплотняются вокруг, и его дыхание становится дыханием Атакующего. Он перестает быть только собой. Титан убирает ладонь от Ханджи, находит ее глазами и метает взгляд к Особи и Бронированному, сразу же сорвавшись к ним. В яме трем титанам места мало. Она большая, так как из первой, вырытой более узкой, Эрену удалось выбраться, прыгая от стены к стене и цепляясь за землю и камни. После неудачного опыта яму было решено увеличить до двадцати метров в диаметре, но три титана здесь едва могли развернуться.
Он в два шага достигает их как раз в тот момент, как Бронированный скрутит Женскую особь. Это, конечно, чертовски странно, поражает Эрена и он замирает, смотря на хрупкую фигурку девушки, которая, видимо так и не смогла обратиться нормально. Сдается только поэтому? На что она вообще рассчитывала, не знала, где находится?

Атакующий рычит на нее, но останавливается рядом, смотря в упор. Райнера должно хватить, чтобы сдержать ее силу, - Эрен думает об этом машинально, уже заочно приписав Райнера к тем, кто на их стороне, и с ужасом понимая это, устыжает сам себя, раздражаясь. Какого черта, это же… Все еще враг. Все еще тот, из-за кого погибла мама и пала стена, и было столько жертв. Все еще тот, кто прикинулся сослуживцем чтобы узнать их тайны.

Разведя руки и нагибаясь, титан подцепит цепи, спущенные для Энни с разных сторон, подтягивая к ней  и закидывая на тушу не до конца сформированной Женской особи. И толко после этого Эрен отпускает Атакующего, отрываясь от него и откидываясь назад, вылезает наружу, разрывая ткани. Кожу тянет, фантомное ощущение, что чего-то не хватает, но это быстро пройдет.

- Эй, Райнер, - он сбегает, перепрыгивает на плечо Бронированного, снова цепляясь лезвием за мышцы. Смотрит в огромный глаз и колеблется, чтобы отпустить свое недоверие и повернуться к нему спиной. Каково ему выступать против друга? Он лишь кивнет ему - особых слов и не нужно. Он сомневается, он все еще не верит ему до конца, но сейчас - конкретно сейчас, - он сделал то, что был должен какими бы ни были его основные мотивы. Пока Бертольд и Энни в руках разведки и Райнер не может их спасти - он идеальный, послушный бойцовский пес.

Эрен пробежит по его руке вниз, к девушке, останавливаясь за ее спиной и борясь с желанием врезать, первым делом ловит ее руку в захват, заламывает. Видит кольцо и, недолго думая, подрезает палец лезвием так, чтобы тот вместе с кольцом оказался в его руке. Поборов порыв отвращения к самому себе, он стащит окроваленное кольцо, отпустит палец, и закинет трофей во внутренний карман куртки.

- Смысла в этом не было изначально, - он ловит ее вторую руку за запястье и заламывает назад, отзеркалив позу Бронированного и титана Энни в человеческом исполнении. Цепи лежат рядом, он не дотянется, не упустив ее из виду. Вряд ли она убежит, но рисковать он сейчас не имеет права.

Дернув ее на себя чтобы помочь подняться, Эрен проговорит ей на ухо, так, чтобы Брауну не было слышно:
- Еще одна выходка - и тебя отправят на съедение, - почти прошепчет. - Вы все у нас. Ошибка одного влечет за собой последствия для остальных, поэтому.. Подумай о своих друзьях.

+4


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » frozen heart [shingeki no kyojin]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно