активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » Sisters [Marvel]


Sisters [Marvel]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

SISTERS


Wanda Maximoff, Lorna Dane //штаб мстителей //время

http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/626/t311026.gif

http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/626/t81067.gif


- Они как порванные нити, которым необходимо завязаться. Ты так не думаешь?
- Думаю... Я теперь все время об этом думаю.

+1

2

У меня есть сестра.
Сестра.
Это так... странно? Ванда привыкла к тому, что у неё есть брат.
Был.
Они с Пьетро были неразлучны с самого начала своей жизни, всегда рядом, и как-то даже не было такой мысли, что может быть иначе. А когда это иначе случилось, мир Ванды просто разорвало пополам, как фотографию. На одной половине осталась сестра, а там, где раньше был Пьетро - остались лишь белые лохмотья воспоминаний. Таносу не надо было щёлкать, чтобы отрезать от её мира половину: с этим разобрался Альтрон.

Сестра.
Такая... совсем на неё не похожая. Вся как будто инверсированная Ванда: волосы зелёные против рыжего отлива тёмных волос Максимофф, сила действует не на суть, как у Алой, а на материю, причём - только на металлы. Кожа белая-белая, как дорогой чешский фарфор, а у Ванды на лице рассыпаны едва заметные веснушки.
Совсем другая.
Никто бы не распознал в них сестёр. Да и самой Алой до сих пор не верилось, но Стэфан врать не стал бы. Когда, интересно, он вообще собирался об этом рассказать, если знал с самого начала? И не спросить ведь, опять исчез в своих мирах Отражений, чёрт знает теперь, когда появится.
- Лорна, - странное имя непривычно ложится на язык. Ванда снова и снова произносит его: проснувшись утром и глядя в потолок, своему отражению в зеркале ванной, в чашку с травяным чаем, и даже пишет его на столешнице простым карандашом, будто боится забыть и перепутать. Было бы очень глупо, когда у тебя не осталось вообще никого, вдруг ошибиться с именем только что объявившейся сестры.

Чёрное зеркало экрана телефона просыпается, светит в потолок номером Колсона:
- Ванда? Пришла мисс Дэйн. Я уже выдал ей постоянный пропуск, так что насчёт системы безопасности не волнуйтесь, - и затем, явно чуть в сторону, - ломать нам её не надо, она стоит четыре миллиона.
Лицо дёргает в непроизвольной улыбке: фраза предназначалась им обеим. Ванда очень живо помнила, как собственная цепочка на шее чуть не вскрыла ей горло, и как вскипала в венах кровь по желанию разгневанной Полярис. Неудивительно, что Колсон превентивно решил проблему; и так понятно, что Лорне предложат вступить в Щ.И.Т., или что там от него осталось... Но в том, что она это предложение примет, Ванда уверена не была.
- Спасибо, Фил, - отбой он нажал прежде Алой. Не хочет лишний раз дразнить электромагнитными волнами неизученный объект?
Сдержат себя и не открыть двери магией было сложно: Лорна вызывала желание поднять шерсть дыбом, и выгнуть спину. После очень грубого "знакомства" (в котором Ванда, надо признать, была очень виновата), ощущение грани между друзьями и врагами было очень острым.
Кажется, Лорна Дэйн никуда не торопилась. Она осматривала коридор блуждающим взглядом, останавливаясь на камерах, когда Ванда вышла ей навстречу.
- Колсон тебя лично вышел встречать? Не попросил согнуть ложку или расписаться у него на жетоне? - ирония давалась сейчас с трудом, хранить доброжелательность после того, как тебя буквально выкинули из окна, было НУ ОЧЕНЬ СЛОЖНО.
Пока что зарыть топор войны подсказывал толко разум, все органы чувств орали об опасности, и требовали немедленно начать делать хоть что-нибудь.
Улыбку из себя давить Алая не стала. Лучше быть честной с самого начала. Хотя начало у них и так... хреновенькое вышло.

+1

3

Какого... я тут забыла?
Этот вопрос за последние двадцать минут она задала себе несколько десятков раз.
Да, Стэфан сказал что она может быть здесь, но какова вероятность встречи? И в чем срочность? Зачем ей вообще искать её? Честно говоря, Лорна до конца до сих пор не верила. Как он с такой уверенностью мог такое утверждать, просто почувствовав "какое-то там", как ему показалось, родство? Да как такое вообще возможно? Будь он хоть трижды верховный чародей, черт его дери, со всевидяшим оком в медальоне , или где оно у него там? Взять просто и сказать им обеим - "вы - сестры"... 
Такое нелегко принять. И, кроме того, Полярис не из тех кто верит на слово. Ей нужны доказательства, и они должны быть более весомыми, чем предчувствие. В любом случае, увидеться ещё раз им нужно, хотя бы для того чтобы опровергнуть его слова. Или... Подтвердить. А если он прав? Что ты хочешь ей сказать? А точно хочешь? А это ничего что вы друг друга чуть не угробили, и с этим ещё несколько десятков людей, "случайно так" живущих в том здании?
Стоя перед этими стеклянными дверьми она ещё чувствует нерешительность. Озирается по сторонам при виде охраны, а все органы чувств точно обезумели - вопят об опасности с любой стороны. Странно, никогда такого не было. Рука девушки не успевает зазеленеть - её уже встречают.
Ладно, была не была.
Внутри строго, но красиво. На глянце стен играют солнечные лучи, время от времени слепя агентов. Может поэтому большинство из них больше смахивает на людей в чёрном?
Далеко идти не пришлось, налево по коридору, затем прямо, к лифту, последний уже отвёз на нужный этаж.
Звенящая тишина настораживает настолько, что начинаешь подрагивать от собственных шагов. Лорна идёт медленно, прислушиваться. Точного местанахождения мисс Максимофф ей не указали, и потому приходилось "зондировать почву", прощупывать здание изнутри. И, надо признаться, откликнулось много интересного. Кругом датчики, прослушка, камеры...
А вот и Ванда.
Натянутая как струна, сразу видно. Глаза блестят, руки скрестила. Пытается иронизировать, но...скрепя зубы.
Ладно, не выйдет так не выйдет. Просто уйду.
- Не совсем. После подошёл. После того так я...-хватит на сегодня неловкостей. Лорна снова поднимает взгляд, слегка виноватый, но не настолько чтобы это было заметно - Ну, не важно.  Близко не подходит, останавливается шагах в пяти от неё.
- В общем, ты извини, я обычно людей из окон не выбрасываю. Просто день тогда выдался дерьмовый и ты... очень неожиданно... появилась.
Сейчас Лорна продемонстрировала верх своей деликатности, пусть и несколько нескладно. Она редко извинялась и ещё реже чувствовала в этом необходимость. Но не в этом случае. Нашедшее на неё тогда затмение она могла оправдать лишь своим недугом, хотя за столько лет своего существования подобной вспышки ярости припомнить не удавалось.
- Мир? Стоит как на иголках, снова напряжена.
Чего от неё ждать?
Из-за нависшей паузы Дэйн ненадолго замирает, а взгляд её тем временем пробегает по стоящей напротив фигуре.
Совершенно не похожи. Но что-то же должно быть общее. Или кто-то...

+1

4

Ванда прячет ладони в рукава, натягивая кофту костяшками пальцев. Детское желание спрятаться от чего-то непонятного, неловкого - так сказали бы психологи и знатоки человеческой натуры. Невербальные сигналы могут так много рассказать о человеке, который сам не замечает, как всего себя выкладывает как на витрину. Только знай, куда смотреть.
Ванда Максимофф, которую знает в лицо и боится вся живая половина оставшегося мира, где-то глубоко внутри так и осталась маленькой десятилетней девочкой, прячущейся под кроватью от внешнего мира.
- Значит - сёстры, - резюмировала Алая. Ванда не любит ходить вокруг да около, проще сразу прояснить всё, и говорить словами через рот, нежели самой что-то додумывать, и ковыряться в чужих мыслях, пытаясь понять, что же человек имел в виду. - Ты знаешь нашего... - нелегко далось это слово, - ... нашего отца? Мы с братом выросли в приёмной семье, и всю жизнь считали родителями тех, кто нас вырастил. Они не делали из этого тайны, но нам было всё равно, ведь они любили нас. А мы - их. Я даже не уверена, хочу ли вообще узнавать, кто подкинул нас на чужой порог, потому что не могу найти оправдания такому поступку.

Близнецы в детстве, оставаясь одни, иногда перешёптывались тихонько, размышляя, какими были их биологические родители. Такие разные, Ванда и Пьетро определённо взяли не поровну от каждой крови.
Пьетро рисовал себе в воображении высокого темноволосого мужчину с тёмными глазами, какие были у его сестры, а Ванда говорила, что тогда у их матери должны быть льдисто-голубые глаза, и платиновые, как у брата, волосы. Ведь говорят, что если девочка похожа на папу, а мальчик - на маму, то они будут счастливыми.
Но то ли примета не работала, то ли нарисованные в детских умах образы не совпадали с реальностью, но счастья в жизни близнецов было так мало, что раствори эти крупицы в чашке чая - их вкуса не почувствуешь.
Одна горечь.

Алая сделала небрежный приглашающий кивок головой, и девушки неторопливо пошли в сторону смотровой площадки.
Башню Старка можно было узнать издалека, наверное, многие хотели бы взглянуть на город с этой высоты. Раньше Ванда не любила выходить туда: огромное пространство, отсутствие стен и обрыв вниз заставляли тревожно сжиматься всё внутри, и подрагивать колени.
Но это - дело прошлое. Ванда выросла, и не потому, что так сказал Клинт. Просто на фоне Альтрона, летающей Заковии, безумного Титана и жёстких слов диктора новостей, произносящего имя Ванды Максимофф чуть ли не с гневом, это была такая мелочь, что даже не заслуживала внимания.
Лорна шла рядом: совсем холодная и чужая, настороженная.
- Нас было двое: я и Пьетро. Близнецы, - грустная улыбка пробежала по губам, как всегда имя брата оголяло нерв, и открывало зияющую пустоту в сердце в том месте, где был когда-то Пьетро.
Многие после Щелчка потеряли родных. И Ванда поначалу думала, что лучше бы её тоже развеяло, чтобы не чувствовать, не жить в этой боли, не купаться больше в этом поглощающем одиночестве... пока не узнала, что такой свободы ей бы не дали: вечная жизнь в мире Камня Души была бы тюрьмой с огромной одиночной камерой.
В голове было много вопросов, на которые Максимофф пока не отвечала сама себе.
Стоит ли рассказывать Лорне о Камнях?
Стоит ли просить её помощи, да и захочет ли она вообще помогать?
Кого она потеряла после Щелчка?
И нужна ли ей вообще новая, взявшаяся ниоткуда, сестра?

+1

5

Значит — сёстры, - на первый взгляд серо, сухо и холодно, но потом эти слова обретают истинную окраску. В них не просто констатация факта, а надежда. Пусть и призрачная. Лорне хочется верить, что ей это не кажется.
- Похоже на то. Искренне, уже не так не комфортно. Можно даже украдкой заглянуть в глаза друг другу - хуже точно не будет. Только сейчас проскальзывает мысль, что одета Ванда не как все эти - костюмы, галстуки, выглаженные воротнички, на ней обычная кофта с длинным рукавом и джинсы. Интересно, а свой костюм у неё есть?
Любое упоминание об отце вызывает тревогу и напряжение во взгляде, в движениях, во всем. Так было в детстве, так есть и сейчас, и ничего с этим не сделаешь. А по поводу присутствия в её жизни отца сказать определённо можно лишь одно - он предпочитал в этой жизни отсутствовать, изредка наблюдая со стороны, но никогда не приближаясь и уж тем более не выходя на контакт.
В горле начинает саднить. Слишком много в этих словах горечи и гнева. Лучше и правда не стоять на месте, когда идёшь легче рассказывать, потому что не нужно смотреть собеседнику в глаза. Именно поэтому она сверлит под ногами пол и идёт с той же скоростью что и Ванда, а куда идёт - это пока не важно.
- Я знаю кто он, - Лорна рефлекторно сжимает кулаки.  Как понять что говорить, а что не стоит? Какие чувства это вызовет у Ванды? И как она отреагирует на то, что Лорна обладает такими же способностями, что и их родитель? Её она тоже возненавидит? Сколько же мыслей в голове. И все как одна тяжёлые. - Он знаменитость, в свое время не сходил с экранов телевизоров и первых полос газет. Его имя Эрик Леншерр. Мир зовёт его Магнето.
Может и хорошо что Ванда с братом не знали, чьи они дети. Так проще, даже в какой-то степени легче. У них было то, чего не было и никогда не будет у Лорны - полная семья. Они были друг у друга, две половинки, две части одного целого. У них было одно детство на двоих, у них были родители, кем бы они ни были - они их любили...
- Я росла одна. Ни братьев, ни сестёр. Только тётя. Ох и намучилась она со мной. Родители погибли когда мне был год, я осталась с ней. Она любила меня, наверно, но... В моей семье не было доверия. Она упорно твердила мне, что мой отец - её погибший брат,  что он и моя мать были счастливы вместе и любили меня, а я чувствовала что она врет. Врет мне прямо в глаза. Что бы она не говорила, она не могла меня убедить. Не было ни единого снимка где мы все вместе, не было ничего что могло бы служить доказательством...
Пришлось остановиться. Слишком тяжело. Этой темы она всегда старалась избегать, но... Как не сказать сестре? Пусть хоть здесь все начнётся с правды.
Джеки, конечно, любила её, думала, что спасает. Не учла она только "добрых людей" вокруг и бушующих подростковый гормонов, приправленных наследственностью. Замалчивания на тему отца привели к очень плачевным последствиям. А в итоге тревога, агрессия и неприятие себя. Так кажется говорят психологи.  Вспоминала отца Лорна всегда со слезами, горьким слезами разочарования и непроходящей детской обиды. Это больная мозоль, незаживающая рана с огромным количеством гноя внутри, которую не дай бог нечаянно тронуть или сковырнуть.
- Мне глаза на моё происхождение открыла собственная природа. Пусть и не сразу, но люди узнали что я - мутант, а учитывая силы, которыми я обладаю - у них и сомнений не было. Вскоре они исчезли и у меня.

Вид на город отсюда открывался незабываемый. Однако как бы прекрасен он ни был, эмоций на лице Лорны не прибавилось. А вот дышать стало намного легче - они наконец-то остались одни.
Стефан ушёл, а здесь, среди Мстителей, она пока и не думала искать того, кто мог бы помочь. Полярис очень странно себя чувствовала рядом с Вандой, но сказать ей об этом не решалась. А может сознательно занижала значимость этого самого чувства, она ведь так и не вспомнила день их первой встречи до конца...

- Ты сказала вас двое? Расскажи как вы жили? Где? И... где он теперь?

+1

6

Ванда ощутила свою оторванность от мира. Ведь телевизор она особо не смотрела, а зря, как оказалось. Мгла бы узнать, как выглядит её биологический отец. Имя ей ни о чём не сказало, но в эпоху интернета любая информация ищется в считанные секунды. Максимофф достаёт из кармана мобильник, и не заморачивается разблокировкой и вбиванием имени: экран светится красным, а потом белым, и тут же выдает чуть мутное фото.
Сделанное издалека явно с приближением, оно показывает мужчину в странном шлеме. Кажется, глаза у него светлые. Как у Пьетро...

- Этот? Не слышала о нём, - качает ведьма головой, разглядывая фото. Шлем скрывает часть лица, не ясно, какого цвета волосы, какие брови, насколько высокий лоб, так что приходится довольствоваться глазами, носом, приоткрытым ртом и подбородком.
- В общем, судя по всем либо мы ему не нужны, либо о нашем существовании он и не знает, - заключила Алая, и убрала телефон.
Ветер на площадке был сильный, немедленно растрепал волосы, слегка толкнул, будто требуя, чтобы они вернулись обратно.
Магнето. И что за манера у таблоидов вечно какие-то прозвища всем придумывать? Хотя Щ.И.Т. не лучше, кодовые имена у них - ну просто супер-пафосные. Сама Ванда даже знать не хотела, как её называет пресса. Хватало того, что Штрукер вписал её в дело как "Ведьма". И она соответствовала своему позывному: слишком гордая, чтобы позволить себя сломать, она выдержала даже испытание Скипетром. Они с Пьетро должны были стать не жертвами той бомбёжки, а теми, кто отомстил, какова бы ни была цена. Ведь лучше умереть стоя, чем жить на коленях.

Лорна ответила на вопрос, и задала свой: вполне верная тактика ведения разговора при знакомстве. Только отвечать на него Ванде одновременно и хотелось, и не хотелось.
Про Пьетро она могла говорить, наверное, часами. Ведь брат был необыкновенный! Из них двоих ему досталось чуть меньше совести, но чуть больше чувства юмора. Мрачная как тучка Ванда, и острый и быстрый, как горный родник, Пьетро. И он никому, никогда не позволял обижать сестру. Хотя девчонка и сама могла обидеть кого угодно, всё же, быть под защитой так приятно.. Хоть иногда не быть сильной, а просто... собой.
- Его звали Пьетро.

Печаль в глазах Ванды светлая, о брате у неё воспоминания лишь самые лучшие. И очень сильная тоска.
Максимофф молчит, смазанно разглядывая город с высоты. Сестра тоже, но кажется, что смотрит теперь на неё.
- Он был старше меня на двенадцать минут, - усмехнулась Ванда, вспомнив: это было последним, что Пьетро сказал ей, перед тем, как... - Мы родились в Заковии, жили с родителями. Не каждый ребёнок может похвастаться полной семьёй, а у нас были и мама, и папа. Пока однажды не началась бомбёжка. Нам было десять, выжили только мы, потому что Пьетро спрятал нас под кроватью. После этого мы остались одни: без дома, без родителей, на улице. Ну, а четыре года назад в Заковии случилось то, что случилось. И мы с братом не последнюю роль сыграли... как с одной, так и с другой стороны. Я не всегда была в рядах Мстителей. Сперва мы должны были их уничтожить. Развалить изнутри, заставить развернуться и уйти, а если получится, то и убить.
Зачем она это всё ей вываливает?

- Кто мы, Пьетро? Они наши враги, а мы - цепные псы Штрукера?
- Не усложняй. Иногда стол - это просто стол. А мы - просто преступники. Только теперь уровнем повыше.

Каково вот так с нахрапу узнать, что твоя новообретённая сестра в прошлом приравнивалась к терористке? Хотя, сейчас Ванду обозначили скорее как оружие массового поражения, так что не далеко она ушла не смотря на смену стороны.
Бартон сказал ей, что Мстители - герои, и если она примкнёт к ним, то тоже такой станет. Тогда Максимофф казалось это безнадёжным: кто простит ей то, что она сделала, даже если она потом "передумала"?
Когда в Заковии возле рубильника ноги перестали её слушаться, и она упала на колени, то хотела остаться там навсегда. В тот момент она сдалась, ослеплённая болью от потери Пьетро, и собственной безвозвратно разбитой жизнью. Потом уже она видела, как Роджерс, замученный, едва стоящий на ногах, говорил "Да я только начал!", и возвращался к битве, какая бы она ни была.
Это от него Ванда узнала, что настоящий герой тот, кто встает, даже когда не может.

- Нас нашли подростками люди из Гидры. Сделали из почти ещё детей машины для убийств: в секретной лаборатории на нас испытали один... артефакт, - уклончиво сказала Ванда, не желая сейчас углубляться в историю Камней: уж слишком она была путаная, - и мы стали такими. Пьетро был быстрее молнии, бегал со скоростью звука. Ну, а я... - Ванда подняла разжатую ладонь, над которой заклубился багровый дым.
- Мстители могут невероятные вещи. Их называют героями. Но знаешь, чем отличается простой герой от супергероя? Спецэффектами.
Максимофф улыбнулась: из двоих близнецов выпендриваться больше любил Пьетро, да и Лорна уже видела способности Ванды. Но почему не начать знакомство заново?
Алый туман расширился, и начал заворачиваться кольцами, свиваясь в большого красного дракона. Внутри него медленно и причудливо плавал дым, но общий силуэт не менялся.
- Я бы выпила. Так хочется расслабить голову... - она покосилась на сестру.

+1

7

Лорна внимательно выслушала рассказ Ванды и теперь думала, стоит ли продолжать свой. Наверно, по первости, со всеми так, ты словно скован, говоришь с оглядкой, пытаешься одновременно подобрать слова и предсказать реакцию на них, успеваешь передумать и сформулировать мысль заново, а потому безбожно тормозишь.  Может сейчас думать вообще лишнее? Может проще сказать все как есть, не обходя острых углов, а как раз таки задевая их? Откровенных разговоров в её семье не было, а ведь она так хотела... Не увиливала, как тётя, а спрашивала прямо, в лоб, всем своим видом демонстрируя что не верит, давным-давно не верит в её ложь. Джеки ведь виделась с ним... Лорна следила за ней и видела их обоих... Они разговаривали как старые знакомые, даже что-то передали друг другу... Как же хотелось тогда выскочить из укрытия и уличить их обоих... Ткнуть носом в собственное вранье и скрыться, сбежать куда глаза глядят, потому что иначе уже просто невозможно.
Но куда она пойдёт, двенадцатилетний подросток, которого сразу же поймают? ..
"Всё он знает, Ванда. Ему просто... насрать"...
Обида, копившаяся годами, вновь начинает бурлить. Едва пар из ушей не идёт, а если и идёт, то резкие порывы ветра уносят его, не давая сестре заметить.

Рассказывая о брате, Алая не смотрит на неё, а куда-то под ноги или в сторону. На облаках ответы не написаны, конечно, но... Лорна, кажется, начинает понимать в чем тут дело. Уже дважды она говорит о нем в прошедшем времени, сердце бьётся чаще...
Она не перебивает, не сыплет вопросами, которых накопилось уже с десяток, а молча слушает, вникая в каждое слово... Ведь эти слова - единственное, что осталось... Брата в её жизни не было и уже не будет, и от этого как-то не по себе... Получается, не зная человека, ты невольно начинаешь сожалеть об его утрате... В мыслях, по этим самым словам создаёшь образ, чтобы было о ком скорбеть.... Странная штука мозг, зачем так делать? Она все равно не узнает его так как Ванда, не сможет полюбить его или наоборот, они никогда не пройдут рядом, не обнимутся. Она не сможет даже как следует, искренне оплакать его уход и...
Да чтоб его... Чтоб их всех...!
- Прости, я не знала... Лорна теперь долго будет прокручивать это все в голове. Она правда сожалеет и сочувствует Ванде, даже подходит ближе и медленно кладёт руку ей на плечо, слегка поглаживая. Именно в этот момент словно искры пробегают по руке от одной девушки к другой. Лёгкая вибрация не так уловима, как это, но и она заставляет напрячься. Ванда не смотрит на неё, оно и лучше. Странно все это. Очень странно.
- Видимо, это у нас семейное - идти по кривой дорожке.
Кто же тогда Ванда и Пьетро? Мутанты или что-то иное? Родились они такими или просто стали под действием чего бы то ни было, собственно, Лорне сейчас не так уж и важно.  Они теперь семья. А кровь есть кровь, какая б она ни была... Алая...
С Вандой все более менее понятно, а вот с ним... Для полноты образа не хватало визуализации. Собирательный образ сейчас подобен пазлу, в котором не хватает нескольких кусочков. Внешних данных, как и черт характера Ванда, может и нарочно, не указала ни одной...
- А Пьетро? Какой он из себя?
Уместно ли сейчас спрашивать как его не стало? Лорна все-таки решает подождать. Она с интересом смотрит на дракона, клубы дыма в его теле поднимаются вверх и кружатся, не в силах выйти за его пределы. Огромный силуэт за спиной Ванды продолжает расти, и чем больше он становится, тем больше не по себе Лорне... Хотя и очень интересно потрогать.
- У меня все не так красиво, как у тебя, разве что вот это, - ладони Полярис засветились ярко-зелёным, но к неожиданности обоих, вскоре начали менять цвет на коричневый, а после и на более темный. Странные переливы стали похожи на капли, а после вообще на нечто вязкое... Как сгустки крови... Продолжать дальше демонстрацию Лорна не стала, быстро сжала кулаки и убрала руки в карманы. Свое негодование она постаралась скрыть, но что если дальше будет... Хуже... И что значит это хуже? Её сила опять меняется? Снова растёт....? Или что это такое вообще?
Ладно, черт с ним. Потом.
- Я совсем недавно была одним из лидеров Подполья Мутантов, а после... Немало дров наломала. В чем меня только не обвиняли, но в одном они правы - жить по их правилам и законам я не буду, и ущемлять таких как мы не позволю. Для них мы преступники уже потому что просто родились такими, а если ты ещё и представляешь опасность, то все - тебе выдадут робу и ошейник и запрут так глубоко и далеко, насколько смогут. Все они видят только твои промахи и падения и всю твою жизнь будут припоминать их, стань ты хоть трижды героем.Руки невольно начинают сжиматься, а зубы скрипеть. Но лучше сейчас не об этом... Иначе её занесёт.
- А что ты пьёшь?

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » Sisters [Marvel]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно