активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » Надо у порно учиться [DA]


Надо у порно учиться [DA]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

НАДО У ПОРНО УЧИТЬСЯ


Гаррет Хоук, Фенрис // Киркволл, Верхний Город // 9:34 Века Дракона

http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/625/t985169.gif

Гаррет Хоук всегда держит слово (кроме особых и исключительных обстоятельств). И, раз уж он обещал своему другу научить его чтению, то, уж будьте уверены, подойдет к вопросу со всей ответственностью. И вот, книги на месте, бумага и перья тоже. Самое время расширять горизонты познаний.
П.с. Гарлоки тебя дери, Изабела!
http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/30/17948.png

Отредактировано Fenris (2021-01-31 16:17:12)

+2

2

День медленно подходил к своему концу, и Хоук, отложив фарфоровую кружку с остывшим чаем в сторону, лениво потянулся в кресле и бросил взгляд в сторону окна. Из-за приоткрытой двери с кухни доносилось мелодичное пение и звяканье посуды - должно быть, Орана и Бодан занимались ужином. Стоило предупредить их заранее, что сегодня он за трапезой к ним не присоединится.

Гаррет поднялся в свою комнату, по пути потрепав спящего Зефира, и стал неторопливо собираться. Взгляд упал на посох. Оружие, из-за которого его запросто могут упечь в казематы, так же пришлось взять, закрепив за спиной мягкими ремнями. Предполагалось, что жизнь в Верхнем Городе будет куда безопаснее, чем в Нижем, но даже здесь нашлось место для преступных организаций. Разбираться с ними у Гаррета не было никакого желания, но так выходило, что почти каждую ночную вылазку ему приходилось выполнять всю работу за городскую стражу. И ему за это даже не платили.

У рабочего стола Хоук закинул заранее заготовленную стопку книг в кожаную сумку и чуть не споткнулся о пустые бутылки из-под бренди.

Изабелла… - устало выдохнул он.

Хоук давно привык к тому, что двери его дома всегда открыты для посещения друзей, будь то задорная пиратка или разыскиваемый храмовниками одержимый отступник. Против их компании он никогда не был, просто потому… просто потому, наверное, что уже было поздно протестовать. Да и каким-то поистине волшебным образом вся эта разнородная шайка сумела заполучить симпатию мамы, а раз она радовалась таким гостям, то и Гаррет не видел причин отказывать им в гостеприимстве. Пусть даже после их визита собственную комнату едва удавалось узнать.

- Нужно попросить Орану здесь прибраться, - пробубнил Гаррет вслух, как делал всегда для лучшего запоминания.

Во избежание ненужных вопросов он планировал покинуть поместье тихо, однако едва он успел перешагнуть порог собственной спальни, как его сразу поймала мама. Гаррет полагал, что давно перерос тот возраст, когда должен отчитываться перед ней в своих похождениях, но каждый раз, глядя в её обеспокоенные глаза, он терпеливо делился своими планами. Пусть даже в большинстве случаев ради её душевного спокойствия приходилось врать. Гаррет понимал, что после Бетани и Карвера потерю ещё одного ребёнка она не сможет пережить, поэтому делал всё от себя зависящее, лишь бы Лиандра не терзала себя ещё большими тревогами. Сегодня он сказал, что собирается провести время с другом, поэтому вернётся либо очень поздно, либо завтра утром. И сегодня это почти не было ложью.

Гаррет не знал, что происходило между ним с Фенрисом, потому что не хотел давать этим отношениям название. Всё было странно и без ярлыков, и путаться ещё больше у мага не было абсолютно никакого желания. Ему нравилась компания этого красивого, но хмурого эльфа, и рушить с трудом построенную идиллию Гаррет не желал. Это если учитывать отношение Фенриса к таким, как он.

Можно было подумать, что отправной точкой стал спонтанный секс после трудного, эмоционально и физически выматывающего приключения, но для Гаррета Хоука началось всё намного раньше. После первой встречи, наверное, когда странный смуглый эльф со странными татуировками оказался… вполне в его вкусе. Но Гаррет и раньше не стеснялся оценивать чужую красоту, и даже спустя нескольких лет знакомств с Изабеллой ему до сих пор было тяжело смотреть ей именно в глаза, а не на другие части стройного, упругого тела. Вот и Фенрис показался ему красивым. Даже опасно красивым. Однако вскоре беглый тевинтерский раб стал ласкать не только взгляд, но и хоукову душу. Гаррет прекрасно знал, куда ведут эти его новые чувства, но никогда не надеялся, что они будут Фенрисом приняты. Дружба, построенная на доверии, могла просто рухнуть, как шаткий карточный домик.

И тем не менее, после той-самой-ночи Фенрис не отказался от близости с ним. Влюблённым глупым мальчишкой Гаррет не был, все возможные выгоды и потери от таких отношений оценил трезво и протестовать не стал, заведомо поставив себя же перед фактом, что большего, чем хорошей разрядки после трудной рабочей недели ждать не стоит, пусть всё это для простого него поначалу являлось чем-то новым и непривычным. Возможно, в каком-нибудь Тевинтере секс с другом считался чем-то нормальным? Много думать о подобном Гаррет не стал. В конце концов, кто он такой, чтобы размышлять о нормах отношений?

Одно было удобно – жил Фенрис практически на соседней улице. Всё же, выгода в переезде в Верхний Город какая-то имелась, пусть поначалу Гаррету всё равно приходилось отбиваться ночью то от неких мстителей Денерима, то от каких-то сестер. Словно ему заняться больше было нечем.

Стучаться Хоук, как и всегда, не стал, потому что не видел в этом жесте вежливости смысла. У Фенриса дверь всегда открыта – соваться к одинокому эльфу, у которого меч за спиной был длиннее самого владельца, было опасно для своего же здоровья.

Нашёл его Гаррет там же, где и всегда – в плохо освещенной комнате у камина. С широкой улыбкой вывалив собранные книги на край пыльного стола, маг плюхнулся на длинную скамью.

- Варрик всё старался продвинуть одну из своих новых книг, но знаешь, - заговорил он, - между нами говоря, я и прошлую его работу дочитал с трудом. Любовные романы предназначены однозначно не для его пера.

А здесь было всё так же. Гаррет окинул просторную комнату быстрым взглядом и коротко вздохнул. Нет, ну хотя бы от тел он избавился.

- Тебе может хотя бы люстру помочь починить? Или канделябров ещё принести? Полумрак для чтения не лучший компаньон.

+2

3

Признаться, Фенрис все еще считал идею импровизированных уроков чтения и письма не очень хорошей. То есть, рассуждая логически, все было как раз наоборот: те навыки, которые в королевствах поприличней старались вдолбить в голову детишек хотя бы на самом базовом уровне любые уважающие себя семьи. В Тевинтере же, при всей научной и магической продвинутости, подобные умения для рабов считались пустой тратой времени. Нет, конечно, были и исключения – способного раба хозяин вполне мог поднатаскать и сделать счетоводом или писарем. Но исключения, как говорится, лишь подтверждают правило. В конце концов, Данариус не был настолько безумен, чтобы после всех вложенных в эксперименты с лириумом сил, отправить получившуюся игрушку протоколировать количество закупленной для нужд поместья картошки.
Картина предстала перед глазами настолько яркой, что Фенрис невольно поморщился и залпом допил оставшееся на дне бутылки вино. В самом-то деле, зачем бы ему вообще сейчас нужно было уметь читать. Кое-как считать Фенрис умел, этого, вкупе с репутацией и не самой располагающей к дружелюбию внешностью, вполне хватало, чтобы его не пытались обсчитать на рынке. Ну и с Карвером они порой соревновались, кто больше разбойничьих голов за время очередной вылазки добудет… но теперь уже было без разницы.
Хлопок входной двери и громкие уверенные шаги как нельзя вовремя возвестили о прибытии Хоука. Фенрис тряхнул головой, отгоняя не нужные сейчас мысли и вяло махнул рукой в знак приветствия. Энтузиазм его с того момента, как он согласился на предложение Гаррета позаниматься, изрядно уменьшился, но отступать мужчина не привык. В конце концов, едва ли терпения Гаррета хватит надолго и через пару-тройку занятий можно будет честно сказать, что этого достаточно.
- Насколько мне известно, ты единственный, кто дочитал хотя бы одну его книгу, - Фенрис не смог сдержать улыбку, вспоминая, с каким пылом неуемный гном пытался зачитывать самые, по его мнению, выразительные отрывки на их последней игре в Порочную Добродетель. Названия книги эльф в упор не помнил, но не покраснели тогда уши только у Изабелы. Слава Создателю, что учить Фенриса будет не Тетрас. Нет, он бы наверняка не отказался, попроси его эльф, Варрик был со своими странностями, но хорошим другом. Но, Фенрис готов был малодушно признать, что лучше бы умер, чем согласился на подобное. Нет, лучше уж  Хоук. С Хоуком проще. Во всех отношениях.
- Великий Гаррет Хоук стал сдавать с годами и зрение уже не то? - по привычке огрызнулся было Фенрис, но тут же примирительно поднял руки, - Прости, я не хотел. В ящике справа от тебя были свечи, если нужно. Просто яркий свет привлекал бы лишнее внимание к дому, я ведь уже говорил. Нет необходимости в беспокойстве, я же не собираюсь жить здесь вечно.
«Пять лет уже не собираешь», ехидно заметило подсознание голосом Варрика. Возразить ему было нечего, поэтому Фенрис поспешил переключиться на что-то менее неловкое.
- Вина? – опустевшая несколькими минутами ранее бутылка отправилась в угол, судя по звуку, к еще изрядному количеству таких же (ладно, возможно и стоило немного прибраться перед хоуковым приходом), а ее место заняла непочатая.
- Гаррет, я… просто хотел еще раз сказать спасибо, что согласился помочь мне с этим, – протянув руку, Фенрис вытянул из стопки книг перед ним самую тонкую и задумчиво пролистал пару страниц. Потрепанный вид страниц говорил, что читали ее достаточно часто и хранили не особо аккуратно, так что вряд ли это научный трактат или поэзия сплошь из многобуквенных эпитетов. Сойдет. Хотя они с Хоуком и провели уже пару уроков, дальше медленного чтения по слогам Фенрис все еще не продвинулся, а потому от всей души надеялся, что в этот раз книга будет со словами попроще. Даже если в этом не было его вины, избавиться от чувства неловкости за собственную необразованность мужчина все еще полностью не мог.

Отредактировано Fenris (2021-02-05 09:40:51)

+2

4

На одно краткое мгновение, которое лириумным воином наверняка осталось незамеченным, маг замер. Гаррет по-настоящему радовался, когда Фенрис шутил или старался шутить, но порой не мог определить, когда он начинал говорить серьёзно. Сейчас же Гаррет быстро улыбнулся и продолжил, как ни в чём не бывало, убирать разложенную деревянную посуду на другой край стола. Нет, разумеется, он не оскорбился.

- Великий Гаррет Хоук беспокоится о твоём зрении, - невозмутимо заявил он. – Есть много ученых и композиторов, которые ослепли только потому, что занимались при плохом освещении. Я это, хм… где-то вычитал. Или услышал?

Вспомнить, кто ему это поведал, у Гаррета не вышло, а потому долго думать он не стал и только пожал плечами, да махнул рукой.

- Ты не обязан извиняться, Фенрис. Но знаешь? Тебе действительно стоит поискать жильё получше.

Он постарался не заострять слишком много внимания на его словах об этом поместье. Странно, что даже несколько лет спустя истинный владелец дома так и не объявился. А может он и вовсе мёртв? Гаррет думал поднять этот вопрос на аудиенции у наместника, да вряд ли сам Фенрис эту идею бы одобрил.

- Я всё гадаю, когда твой запас полностью иссякнет? – ухмыльнулся Хоук, но от хорошего вина отказываться не стал.

Приведя стол в относительно рабочий вид, маг расставил спрятанные свечи и лёгким, несложным движением пальцев заставил их вспыхнуть маленькими подрагивающими огоньками. Несомненно, так стало намного лучше, хотя люстру эти свечи, разумеется, полностью заменить не смогли.

- Мне не трудно, ты же знаешь, - пожал он плечами. – Твоё решение достойно уважения, Фенрис. Не всем хватает терпения учиться, даже в юном возрасте. Наверное, поэтому большая часть моих старых друзей из Лотеринга не умела читать. Повезло же нам с Карвером и Бет.

Действительно, не являйся отец беглым магом из Круга, а мать – бывшей аристократкой, то и ему с братом и сестрёнкой тоже пришлось бы помахать образованию ручкой.

Гаррет вытащил потрепанный по краям и пожелтевший плотный пергамент, развернул и протянул его Фенрису, а сам взял из его рук выбранную им книгу. У него действительно неплохо получалось для того, кто никогда не умел читать. Возможно, Фенрис тайно практиковался и без него, а возможно этими навыками он обладал и до операции с лириумом?

- Давай сегодня потренируемся в письме? Смотри…

До занятий с Фенрисом он и предположить не мог, что ему понравиться кого-то обучать. Хотя велика вероятность, что причина таилась в самом ученике – слишком Гаррету нравилось проводить с ним свободное от безумных приключений время. Особенно наедине.

Хоук начал лениво, неспешно диктовать текст, сразу открыв книжку на первой главе. Поначалу он специально приносил Фенрису детские сказки, в которых слова в основном встречались самые простые, а после, оценив его возможности, начал выбирать более трудную литературу. Пришлось даже воспользоваться советом матери, потому что сам Гаррет рассказы читал редко - его интерес в литературе заканчивался на запретных книгах о магии. Вряд ли бы эльф подобное оценил.

Ожидая, пока Фенрис старательно выведет очередное слово, Гаррет украдкой на него поглядывал. Подрагивающий от свечей свет мягко ложился на смуглое лицо, обрамляя острые скулы эльфа и вырисовывая полупрозрачные тени. Понимал ли Фенрис сам, насколько красив в этот момент?

- «…для связывания рук и ног будет достаточно и двух-трёхметровой веревки. Сложите верёвку вдвое и соедините в узел, а после просуньте запястья партнёра в отверстие, где находятся средний и безымянный пальцы, и…» стоп.

Едва поняв, что только что продиктовал, Гаррет чуть не поперхнулся любезно предложенным вином. Это ещё что за новости? Нахмурившись, он перескочил на несколько страниц вперёд и быстро пробежался по тексту взглядом, пока ему не открылась страница с чёрно-белыми иллюстрациями: чьи-то запястья и поэтапная инструкция затягивания узла. Это точно не то, что он выбирал для Фенриса! Гаррет захлопнул книгу.

- «Похотливая дева кунари», - вычитал он с обложки и поднял на эльфа озадаченное лицо. – Это не… ох, Создатель. Это не моё, Фенрис.

+2

5

Среди многих (очень многих!) недостатков Гаррета Хоука, пожалуй, все же была пара положительны черт, которые выделяли его среди прочих. Например, обидчивым Хоук никогда не был. Фенрис находил это его качество весьма впечатляющим. Особенно учитывая, что для мага, тем более весьма искушенного в сражениях, не составило бы труда наказать или хорошенько припугнуть потенциального обидчика. Да и язык у мужчины был отлично подвешен, чего уж там. И все же, раз за разом, он с улыбкой отмахивался от грубых замечаний Фенриса в свой адрес, хотя с каким-нибудь Андерсом эльф бы уже катался по полу, обмениваясь тумаками. О том, что светило ему за подобные высказывания в адрес мага в прошлом, когда эльф еще жил в Тевинтере, даже думать не хотелось. Как не хотелось и о том, что именно рабское прошлое и жалость лежали в основе подобного к нему отношения со стороны Хоука. Порой, после пары бутылок, Фенрис думал, что, может, стоит подойти и спросить прямо: воспринимают ли его как потерявшегося щенка, что продолжает рычать на руку с протянутым угощением. Не зря же говорят, что ферелденцы просто помешаны на собаках. Думать об этом не хотелось совершенно и Фенрис поспешил отвлечься, разливая вино по бокалам.

- Признаться, я тоже. Иногда мне кажется, что без участия нашего знакомого гнома тут не обошлось, но с поличным я его все никак не поймаю.

Шутки шутками, но с Варрика бы и впрямь сталось тайно пополнять фенрисов погреб. В конце концов, умудрялся же он как-то отводить внимание храмовников от лачуги одержимого мага и обеспечивать Мерриль безопасные прогулки с видом на вечерние трущобы. Да и вообще, если задуматься, для писаки сомнительного романтического эпоса, не многовато ли у Тетраса было влияния в этом городе? Этак в один прекрасный день они и сами не заметят, как гном устроит свою предприимчивую задницу в кресле самого наместника. «Хотя это уж точно звучит как абсурд», - хмыкнул Фенрис, возвращаясь к  свершениям более реальным, но, как порой казалось, требующих не меньше усилий.

Письмо. Чертово чистописание эльфу давалось, кажется, даже хуже чтения. Там хотя бы были заметны некоторые успехи, но только не в выведении ровных закорючек. Пальцы Фенриса за годы сражений и тренировок, кажется, окончательно разучились держать что-то кроме рукояти меча. Да что уж там, в первый раз он умудрился бумажный лист насквозь проткнуть, не рассчитав силы нажима. Сейчас дела обстояли чуть лучше лишь потому, что на каждое слово Фенрис тратил просто непозволительное количество времени. И получалось все равно криво, хоть вой. Даже если Хоук старался диктовать помедленнее. «Как вообще пишется “безымянный”?».

Гаррет как раз замолк и Фенрис поднял голову от листа, собираясь, было, переспросить, как записанные ранее слова запоздало слились в его сознании в предложение и обрели смысл.
- Хоук… - чувствуя как стремительно краснеют уши, Фенрис прикрыл глаза, делая глубокий вдох и стараясь не сжимать кулаки слишком сильно. Не хватало еще сломать перо, - Если это одна из твоих шуточек, то лучше скажи об этом прямо сейчас и тогда, может быть, я вышвырну тебя за порог, предварительно убедившись, что дверь не заперта.

Ладно, он сам был виноват. На каждое достоинство Гаррета Хоука приходилась сотня недостатков. Ожидать, что подобный человек, напрочь лишенный чувства такта, сможет долго играть роль примерного учителя, было просто наивно. Но чего он вообще хотел этим добиться? Смутить? Такое впечатлило бы разве что ту же Мерриль, эльф же если и испытывал сейчас неловкость, то больше от осознания собственной доверчивости.

- Я знаю, что такое бондаж, Гаррет. Я не в глухой пустоши родился, если ты вдруг забыл. В Тевинтере это далеко не худшее, что практикуют по отношению к рабам и…

Фенрис осекся. Зачем он все это рассказывает. Зачем Хоуку подобное знать. Создатель видит, не стоило ему вообще открывать рот, писал бы себе и писал.

- Забудь. Просто не думал, что тебя такое интересует, - Фенрис постарался взять себя в руки и всеми силами удержать на лице маску спокойствия, - Если ты не в настроении сегодня заниматься со мной, мог бы просто сказать.

Отредактировано Fenris (2021-02-11 22:00:35)

+1

6

Гаррет почувствовал, как рубашка прилипла спине. Вот теперь стало по-настоящему страшно, но не из-за того, что Фенрис мог запросто свою угрозу превратить в реальность, а из-за того, что Гаррет, кажется, на этот раз действительно его задел. А ведь он правда старался ему угодить, зная мрачное прошлое эльфа и его трудный характер: внимательно изучал, постепенно подходя всё ближе и ближе, крупицей за крупицей получая его драгоценное на вес золота доверие. Гаррет хотел стать для Фенриса тем человеком, с которым он может вести себя свободно, но…

Но ведь в этой ситуации он не виноват!

Это была Изабелла. Это была точно она, ведь как иначе подобная книга могла потеряться в заботливо приготовленной Хоуком литературе? И ни для кого не секрет, что он занялся обучением Фенриса, но чего Изабелла хотела добиться, подкладывая ему свинью? Желала отомстить? Хоук же не слепой, он прекрасно понимал, что хмурым эльфом заинтересовался не только он.

- Послушай, это правда не я, это…

Уже готовый сдать бывшую пиратку с потрохами, маг неожиданно заткнулся. Что он собирался сказать? Правду, разумеется: что это, вероятнее всего, дело рук Изабеллы, ведь она как раз вчера завалилась к нему домой, и они до рассвета пили, играли в карты и обсуждали её пиратские дела. Ничего неприличного, но Гаррет вдруг почувствовал себя перед Фенрисом вдвойне виноватым. А ведь не должен был!

Гаррет почувствовал, как к нему стала медленно подступать мигрень. С Фенрисом его связывает только дружба и хороший секс, никаких обязательств. Но если он хотел, чтобы отношения эти превратились во что-то большее, то он точно не должен говорить про Изабеллу.

- Я купил книгу для себя, и она видимо попала сюда случайно, - быстро выговорил Хоук. – И ты угадал, меня интересует этот, эм… «бонаж». В магическом развитии Тевинтер действительно всегда на шаг впереди, и… нет, это не то, что я хотел сказать. У меня интерес исключительно научный, я не собираюсь использовать эту технику на ком-то другом.

Помилуй, Создатель.

Что вообще такое этот его «бонаж»? «Бондаж»? Каким боком оно связано с книгой? Но Фенрис упомянул свою Родину и сказал, что это обычная для Империи практика. Неужели и его тоже пытали бондажем? Гаррет почувствовал уже знакомый прилив злости, которую ощущал всегда, когда эльф рассказывал о Тевинтере и ужасы, через которые ему пришлось пройти.

Да, давай забудем. А книгу я и дома дочитаю, - проговорил Гаррет, собираясь уже от греха подальше убрать книгу обратно, но в самый неподходящий момент она выскользнула из вспотевших от волнения ладоней и рухнула на пол. Конечно же, раскрывшись. Конечно же, на самой худшей странице, на которой только могла открыться.

Гаррет увидел картинку связанного по рукам, ногам и туловищу кунари. Причудливые узлы покрывали почти все его тело, и маг подумал, что если бы его руки вот так завели назад, то он бы точно не смог даже пальцем пошевелить, что уж говорить о сотворении полноценного заклинания.

Но больше всего Хоука, разумеется, привлекли узлы. Обездвиженный кунари показался магу донельзя смешным, и невольно из его груди вырвался смешок.

- Смотри, его связали как копченую свинину, - сказал Гаррет, поднимая книгу. – Почему Аришока нельзя так связать? Я бы тогда посадил его на корабль и отправил домой, а он бы даже не смог меня боднуть.

+1

7

Фенрис открыл рот. Фенрис закрыл рот. Машинально поправил – Бондаж, - и до самого конца хоуковой исповеди так и просидел, не издав более ни звука.

Это было, мягко говоря, не то, что он ожидал. Или что он вообще мог ожидать от кого-то вроде Гаррета. То есть, мужчина никогда не был святой церковной матерью и в целом был открыт предложениям, по крайней мере, когда у них с Фенрисом доходило до постели. Но это все равно были более “классические”, если можно так выразиться, способы разнообразить секс. Такого было бы логичней ожидать от той же Изабеллы.

Да, пожалуй, это имело смысл. С не обремененной малейшими комплексами пиратки вполне бы сталось надоумить их простого сельского паренька расширить горизонты. И нет, Фенрис конечно же, не подумал бы осуждать чужие сексуальные пристрастия. Пока они в рамках добровольного согласия, по крайней мере. Просто именно от Гаррета подобных откровений эльф ждал в последнюю очередь. Еще и эта фраза про магическое развитие.

Что Хоук вообще имел в виду. У магов лучше циркулирует мана при сексуальной стимуляции? Тренировки с фиксацией помогают потом в бою концентрироваться на заклинаниях? А если это приведет к возбуждению? Драться со стояком, как ни посмотри, выглядело крайне паршивой идеей, хотя от магов и можно было ждать чего угодно. «Так вот зачем им эти свободные робы!», - внезапная догадка осенила Фенриса, заставляя, все так же в тишине, вытаращиться на Хоука еще сильнее.

Кто знает, сколько бы еще они просидели в этой неловкой атмосфере, пока эльф пытался подобрать слова, а Хоук неловко мямлил и старательно отводил взгляд, если бы не все та же злополучная книга.

- О, - только и смог выдавить Фенрис, как полный идиот пялясь на открывшуюся иллюстрацию и чувствуя, что враз позабыл все те тщательно продуманные фразы, с которых собирался начать разговор.

— Смотри, его связали как копченую свинину, - Гаррет был такой Гаррет, что эльф просто не мог не улыбнуться. Не удивительно, что, будучи магом, у него такая туша. Что в бою, что в постели – все мысли Гаррета, мать его, Хоука, рано или поздно сводились к жареному мясу!

- Хотел бы я на это посмотреть, - чувствуя, как последняя злость улетучивается, махнул рукой Фенрис, стараясь придать голосу хоть немного серьезных ноток. Картина перед глазами встала ну очень уж живая. И очень… волнующая. В конце концов, Аришок вызывал у многих обитателей Киркволла не только страх, хотя его и в большей степени, но и некоторый конкретный интерес. Гаррет Хоук, следует заметить, тоже вызывал некоторый конкретный интерес у пусть и меньшего количества городских обитателей, но в данный момент у одного из них уж точно. И, наверное, во всем стоило винить выпитое ранее вино, но от пришедшей следом за аппетитными картинами мысли, отмахиваться Фенрис внезапно не стал.

- Я мог бы показать тебе некоторые “приемы”, - мужчина чуть приподнялся, наклоняясь вперед и накрывая рукой книгу, вместе с рукой Гаррета, - Если, конечно, хочешь.

Не то что бы сам Фенрис был большим фанатом подобных практик, но мысль, что вместо него Хоук отправится удовлетворять свой “научный интерес” к Изабелле или Андерсу (маг всегда поймет мага, не так ли?), почему-то неприятно обжигала. Определенно, это все было из-за вина.

Отредактировано Fenris (2021-02-23 22:48:12)

+1

8

Гаррет украдкой бросил взгляд на эльфа и, увидев на его лице тень улыбки, остался собой очень доволен и даже не удержался от мысленной похвалы: он смог не только сгладить острые углы, но и незаметно сменить тему разговора. Конфликт, готовый разжечься пламенем жарче драконьего, удалось потушить в зачатке. Отлично, Хоук, так держать.

Он собирался убрать уже, наконец, проклятую книгу с глаз долой (желательно куда-нибудь в камин), но неожиданно на его руку легла ладонь Фенриса. Встретившись с ним взглядом, Гаррет слабо приподнял бровь.

За несколько лет знакомства Хоук, казалось, настолько хорошо узнал Фенриса, что научился читать, когда одна эмоция на его лице сменяла другую. Сейчас, когда эльф смотрел на него таким взглядом и говорил таким низким голосом, он вызвал в голове Гаррета один только диссонанс. Обычно таким тоном Фенрис предлагал отвлечься от занятия и сделать перерыв в постели. Или два перерыва. Но сейчас манящим бархатным баритоном эльф предлагал обучить его боевым приёмам тевинтерских магистров? Но ведь он ненавидит магистров и всё, что связано с магией. И как он вообще это себе представляет?

- Разумеется, Фенрис. Я буду только рад. - Осторожно кивнул Гаррет. – Но всё будет в порядке? Я имею в виду, ты же не маг.

Ему стало интересно, как лириумный воин смог запомнить такие приемы, ведь не секрет: магия требует осторожности и терпения не меньшего, чем драгоценный камень от ювелира. Одна ошибка в формуле может привести к катастрофическим последствиям, и то, что Фенрис смог запомнить заклинания, Хоука по-настоящему впечатлило.

С чуть расширенными глазами от борющихся внутри вспышки новой волны обожания и лёгкой растерянности, он проследил за тем, как Фенрис покинул комнату, оставив его совершенно одного. Возможно, ему требуется подготовка? Почувствовав острую нужду промочить горло, Гаррет наполнил свой кубок вином и поспешно его опустошил. Он был взволнован. После смерти отца не осталось никого, кто мог бы его обучать, и новые знания Гаррету приходилось искать самому в найденных гримуарах. Однако он и представить не мог, что именно Фенрис окажется тем, кто поделится с ним новыми магическими тайнами, да ещё привезенными с самого Тевинтера. Было в этом что-то… интимное, что ли.

Откуда-то из глубин пустого особняка послышалось копошение, а вскоре и лёгкие шаги. Гаррет налил себе ещё вина, и когда Фенрис вернулся, он успел опустошить кубок больше, чем наполовину. Однако вопреки ожиданиям, эльф держал в руках не старый манускрипт, а… веревку?

- Фенрис? – спросил он. – А это зачем?

+1

9

Откровенно говоря, несколько секунд Фенрис был абсолютно уверен, что получит отказ. Категорический. Растерянность на лице Хоука и то, как долго тот раздумывал над предложением, явно взвешивая что-то в голове – определенно настрой у мужчины был не слишком соответствующий намечающемуся продолжению вечера.

- Я буду только рад. — И все же Хоук согласился, хотя особой уверенности в его голосе и не было слышно. — Но всё будет в порядке? Я имею в виду, ты же не маг.
Признаться, тут Фенрис несколько опешил. То есть, причем тут это вообще? Маги как-то по-особому завязывают узлы? Его предположения о стимуляции были верны? Или для полного эффекта нужно накладывать заклинания и, соответственно, партнером должен выступать другой маг? «Все-таки он предпочел бы заниматься этим с Андерсом?» - кулаки эльфа непроизвольно сжались от этой мысли.

- Я служил магу долгие годы, с основами справлюсь уж как-нибудь, - стараясь, чтобы голос его звучал не слишком агрессивно, заверил Фенрис Хоука и быстрым шагом поспешил покинуть комнату, отрезая дальнейшие попытки расспросов.
С одной стороны, недоверие мага было вполне понятно, но все равно неприятно укололо его. Хоук же сам сказал, что опыта у него в этом деле совершенно нет, а значит и утверждать наверняка он не мог.  Из того, что Фенрис слышал краем уха, некоторые магистры были и сами не прочь испытать немного “острых ощущений” и слуг для этого использовали не только с магическим даром. Значит, классические техники магам вполне могли доставить удовольствие. Не то что бы Фенрис был в этом особенно хорош, но…

- …проигрывать какому-то там магу я не собираюсь, - прошипел эльф под нос, открывая дверь кладовой. Технически, это, конечно, была не кладовая вовсе, а одна из гостевых спален. Но Фенрис в какой то момент начал стаскивать сюда ящики и сундуки с барахлом, которое мешалось под ногами и незаметно захламил помещение почти полностью. Ничего ценного тут, конечно, не было, просто вещи из разряда “использовать нет нужды, но выкидывать жалко, вдруг пригодятся”. И смотрите-ка, наконец, что-то из этого и правда пригодилось. Несколько мотков веревки были во вполне пристойном состоянии, хотя, на взгляд Фенриса и слишком жестковаты для начинающего. Шелк бы подошел больше, но вряд ли в этом городе подобное водилось где-то, кроме “Цветущей розы”. Ну да ладно, Хоук не стеснительная дева из благородной семьи, если вдруг его медвежьей шкуре придется не по нраву, скажет уж как-нибудь. Тем более о вариантах с фиксацией рта они не договаривались. Пока что.

Мысль о Гаррете, зафиксированном по всем правилам, подобно кунари на той картинке, показалась Фенрису весьма заманчивой. И заняла его воображение целиком и полностью ровно до того момента, как эльф перешагнул порог гостиной, где оставил Хоука ранее.

А это зачем?
Нет, Фенрис, конечно, был готов к вопросам, но определенно не таким. То ли Хоук издевался над ним, то ли, что еще хуже, был наивней церковной монашки. Второе, впрочем, было маловероятно, все-таки Гаррет сам это начал, да и книга была его. В конце концов, он был взрослым половозрелом мужиком с довольно недурными навыками в постели. Но к чему тогда вопрос? Магам нужна дополнительная подготовка?

- Думаешь, для тебя это слишком? – Фенрис с некоторым сомнением провел пальцем вдоль плетения одного из принесенных мотков. Слегка кололось, но вроде ничего неприятного, - Можешь не раздеваться, если боишься. Но если ты хотел попробовать, то с другими, - Фенрису отчаянно хотелось верить, что в этот момент его голос не дрогнул, - с другими, вы в любом случае начнете с базовой фиксации.

Последнее слово было все-таки за самим Гарретом. Если он откажется сейчас, эту тему они более поднимать не будут никогда. Каким бы возбуждающим зрелищем не обещал оказаться Хоук при некотором старании, превращаться в насильника было последним, чего бы Фенрису хотелось от их отношений.

Отредактировано Fenris (2021-03-01 00:53:23)

+1

10

Всё это было… странно. Гаррет действительно старался понять Фенриса, уследить за ходом его мыслей, но каждый раз, когда ему казалось, что он смог ухватиться за эту тонкую нить, она неуловимо ускользала прямо из-под пальцев. Теперь же отступать было поздно – единственное, что достигло чуть захмелевшего сознания Хоука. У него было стойкое ощущение, что дай он отказ сейчас, когда Фенрис зачем-то притащил эту веревку, то между ними повиснет незримое, но ощутимое чувство неловкости и недоговоренности, а Гаррет даже не сможет понять, почему.

Поэтому он послушно потянулся пальцами к воротнику рубахи.

- Раздеться, - как ребенок, повторил Хоук. – Это я могу.

Фенрис действительно говорил про боевые приёмы? Теперь Гаррету казалось, что нет. В сознании четко всплыла картинка связанного по рукам и ногам кунари, а следующие слова эльфа навели мага на следующие мысли. Однако делать конкретные выводы, не имея подтверждений, Хоуку второй раз за день не хотелось.

Расстегнув верхние пуговицы, Гаррет стянул рубаху через голову и расправил плечи, чувствуя, как сердце от волнения участило свой ритм. Оставив вещь рядом с собой на скамье, он поднялся и, запустив пятерню в свои волосы, почесал затылок, после чего подошёл к Фенрису.

- А что представляет собой эта базовая фиксация? – поинтересовался он, надеясь, что голос прозвучал его так же непринужденно, как и всегда.

Гаррет улыбнулся. Улыбнулся одной из тех самых улыбок, которую другие находили «милой», «дружелюбной» или «обезоруживающей». Сам Гаррет же мысленно называл её «сделать глупость и не вызвать подозрений». Это было удобно. Такая улыбка часто ему помогала, и он надеялся, что поможет сейчас.

Гаррет подошёл ближе. Настолько ближе, насколько Фенрис мог ему позволить – почти вплотную, чтобы не выделять разницу в их росте. Гаррет знал, что Фенрису не нравится смотреть на него снизу вверх. Пусть для эльфа он и был довольно высоким, но все же мужчина возвышался над ним примерно на полголовы.

Гаррет поднял руку и мягко коснулся щеки эльфа, заправляя короткую белесую прядь и нарочно оглаживая тёплыми подушечками пальцев нежную кожу уха Фенриса. После второй с ним ночи Гаррет сделал для себя неожиданное и приятное открытие – острые уши у эльфов оказывается довольно чувствительны, а потому умелая ласка может принести двойное удовольствие. Этим маг бессовестно пользовался примерно всегда, с собственным удовлетворением наблюдая за реакцией Фенриса.

В конце концов, делать Фенрису приятно оказалось так же хорошо, как и себе.

Но сейчас Хоук преследовал несколько иную цель. Заглянув в два потемневших в подрагивающем свете огня глаза, Гаррет спросил:
И что такое «бондаж», можешь повторить, пожалуйста?..

+1

11

Ладно, теперь Фенрис был практически уверен, что все это очередная хоукова шутка. Потому что, не смотря на один странный (для человека, заинтересованного в подобных эротических практиках) вопрос за другим, предложение раздеться никаких вопросов у мужчины не вызвало. Эльф дураком не был и Гаррета знал не первый год, а значит, единственный возможный вывод был:  маг затеял очередную игру. Что же, идеи у него, как, впрочем, и всегда, были довольно сомнительные, но сегодня Фенрис был расположен подыграть. Сам он предпочел бы обойтись без подобных сложностей, но если Хоука такое заводит, можно иногда и пойти на встречу. Тем более награда за терпение не заставила себя ждать.

Наблюдая, как Гаррет стягивает рубаху, Фенрис хищно прищурился и невольно провел языком по враз пересохшим губам. Как там называлось то захолустье, откуда семья Хоуков была родом? Если там даже маги умудряются обзавестись таким впечатляющим телосложением, то Создатель, должно быть, позволил стереть деревушку с лица земли только чтобы не вводить остальной мир в искушение. 

- Базовая – это то, что ты можешь сделать и сам, - бессовестно отвлеченный обаятельным хоуковым оскалом, Фенрис едва не охнул (недопустимо!), когда мужчина коснулся его уха (смущенно дернувшегося. Совершенно недопустимо!), заправляя растрепанную прядь. Это была грязная игра и гордость всего эльфийского народа в крови Фенриса требовала незамедлительного реванша, - Но приятнее делать с кем-то.

И что такое «бондаж», можешь повторить, пожалуйста?..

Только титаническое усилие воли не позволило Фенрис закатить глаза, развернуться и уйти. Или придушить Хоука, благо и веревка под рукой имелась. «Это игра», - напомнил он себе, - «Надо уважать желания партнера». Хоуку нравится изображать дурачка? Посмотрим, как долго он продержится, если перейти от слов к делу.

- Давай я лучше покажу, - Фенрис перехватил руку мужчины и легко мазнул губами по запястью, прежде чем накинуть на шею Гаррета веревку, - Ты же маг-отступник, уверен, наглядный пример для тебя куда предпочтительнее теории, - добавил эльф, делая первую пару узлов и плавно опускаясь на колени.

- Скажи, если будет больно или слишком туго, - Фенрис огладил внутреннюю сторону бедер мага, побуждая того чуть расставить ноги и пропуская между ними концы веревки. Жаль, что Хоук решился избавиться только от верха одежды. Представлять, как веревка стягивает ноги и пах, немного дразня грубым плетением и оставляя следы на коже, было весьма возбуждающе. Но мало, преступно мало. Ну да нельзя же получить все и сразу. Они еще придут к этому. А пока оставалось только сделать глубокий вдох ставшего, кажется, горячее, воздуха и переместиться Гаррету за спину.

Продевая концы веревки сквозь сделанную ранее петлю на шее Гаррета, эльф отстраненно подумал, что, возможно, стоило начать носить более свободную одежду в качестве домашней. Как минимум в дни дружеских хоуковых визитов, которые, давайте будем честны, не первый уже раз оканчивались совсем не светской болтовней за игрой в преферанс. Нет, текущее Фенрисово облачение было вполне удобным. Ровно до того момента, как узкие штаны не становились слишком уж узкими, неприятно давя на полувставший член.

- Подними руки, - приказал Фенрис, подходя к спине мужчины почти вплотную, чтобы было удобнее делать следующий узел. В идеале стоило бы вернуться и сделать все непосредственно видя грудную клетку. Но это означало бы дать Гаррету возможность полюбоваться на заливающий лицо эльфа лихорадочный румянец и предательскую, будто у мальчишки-подростка, эрекцию на один только вид стоящего перед ним мага. Ну уж нет, дать такую пищу и без того раздутому самомнению Хоука, Фенрис никак не мог себе позволить.

+1

12

В такие мгновения Фенрис был воистину очарователен. От осознания, что строптивый эльф в его, несомненно, умелых руках мог вот так смущаться, до краёв переполняло Хоука чувством всепоглощающей нежности и влюбленности.

И хотелось бы верить, что такого себя Фенрис показывался только ему, Гаррету.

- Хм. Вот как? – промурлыкал Гаррет, продолжая оглаживать пальцами нежную кожу шеи эльфа и мочку острого уха. – Тогда позаботься обо мне, Фенрис.

Стало очевидно, что план его уже шёл куда-то не туда, но одурманенный вином и раскрасневшимися щеками лириумного воина, Гаррету стало как-то всё равно. Да и разве это имеет значение? Он бы с легкостью, не задумываясь, доверил Фенрису свою жизнь, так в чём проблема?

Маг приподнял уголки губ в лёгкой усмешке. Действительно, что бы Фенрис сейчас не задумал, Гаррет полностью ему доверял.

Не успел он и глазом моргнуть, как веревка петлей легла вокруг шеи. Несмотря на всю внутреннюю собранность и подготовку, застланный врасплох Хоук не смог не вздрогнуть, широко от удивления распахнув глаза. Сердце пропустило удар, а от подступившего волнения во рту снова всё пересохло. Однако Гаррет не издал и звука, продолжая наблюдать за действиями эльфа. Доверие, напоминал он себе. С этим он может справиться.

С веревкой Фенрис работал на удивление легко и уверенно. Гаррет слабо нахмурился, только гадая, к чему ещё его мог принуждать этот проклятый Данариус. Связывали его точно так же утехи ради? Выставляли на показ другим магистрам, как бесценный живой экспонат? Или же старый извращенец предпочитал, чтобы молодой и красивый раб обслуживал его сам? Хоук стиснул зубы так сильно, что от давления они слабо скрипнули. Если Данариус когда-нибудь наберётся храбрости и явится в город сам, то Гаррет лично удостоверится в том, чтобы сделать его смерть более длительной и мучительной.

Тем временем, Фенрис исчез из поля зрения. Это волновало. И, к стыду признать, возбуждало. Гаррет не видел его, но зато ощущал чужое горячее дыхание на своем затылке, отчего собственное сердце, казалось, то замирало, то пускалось в пляс. В конце концов, Хоук не сдержался и сквозь стиснутые зубы издал глухой стон.

- Я пусть и люблю наглядные примеры, но предпочитаю, чтобы практика сопровождалась… ох. Пояснениями.

Плетение у веревки действительно оказалось грубым – оно цепляло всклоченные волосы на груди и неприятно их дёргало, заставляя мага морщиться от малоприятных ощущений. Гаррет поднял руку и огладил пальцами узлы, которые больше напоминали ему обычное вязание. До смерти отца мама часто брала в руки спицы с клубками пряжи и обеспечивала их скромное семейство суровой зимой теплой одеждой (получалось у нее, признаться, скверно, но жаловаться никто не смел). Значит «бондаж» - это навязать вокруг человека красивые узлы? Кажется, Гаррет запутался только ещё сильнее.

- Фенрис, - тихо позвал он.

Со стороны себя Хоук не видел, а потому мог только догадываться, как сейчас выглядел. И чутье подсказывало, что ещё более нелепо, чем связанный на картинке кунари. Может, бондаж представляет собой занятие куда менее безобидное, чем он себе успел вообразить?

- Фенрис, - повторил Гаррет и вслепую потянулся руками назад. – Это и есть твой «бондаж»? Я всё ещё могу тебя коснуться.

В подтверждение своих слов, он накрыл ладонями бёдра эльфа и огладил их, попутно делая небольшой шаг назад. Так, сократив расстояние и став вплотную, Хоук мог позволить себе чуть больше вольности, чем тут же воспользовался – переместил ладони на ягодицы Фенриса и, дразня, ущипнул напряженные мышцы, тут же довольно ухмыльнувшись.

- Это совсем не похоже на то, что было в книге, но выглядит забавно. Дашь мне попробовать?

+1

13

- Пояснениями значит, мм?

Хоук продолжал играть грязно и, судя по всему, решил не мелочиться, повышая ставки. Не то что бы это было неожиданно, хотя Фенрис и начинал понемногу задумываться, не слишком ли много он вообще позволяет мужчине, в который раз идя у того на поводу. По всем признакам выходило, что да. Из аргументов же в защиту можно было назвать разве что некоторую азартность эльфа, которой Гаррет умело пользовался, ну и, пожалуй, стояк.

- Клянусь, Хоук, ты сейчас ходишь по краю моего терпения, - угроза вышла не слишком убедительной из-за протяжного стона, который Фенрис все-таки не смог сдержать, стоило только Гаррету дать волю рукам. Видит Создатель, силе воля Фенриса сейчас позавидовал бы не только их штатный принц-святоша, но и львиная доля святых матерей. До звезд перед глазами хотелось потереться о прижавшегося к нему Хоука, а затем, избавившись от одежды, найти рукам мужчины занятие поинтересней. Да и не только рукам.

Шумно выдохнув, Фенрис сглотнул, стараясь хоть немного успокоиться. Не сейчас. Сегодня Хоук будет сполна пожинать плоды собственной неуемной натуры.

- Я планировал дать тебе немного свободы, на случай, если станет некомфортно, - накрыв ладонью шею мужчины, Фенрис плавно проследовал ей вниз, вдоль позвоночника, оглаживая выступающие мышцы, - Но, как я вижу, ты сегодня в настроении для церемоний.

Достигнув поясницы, рука Фенриса на несколько мгновений замерла, чтобы затем, вспыхнув тусклым лириумным свечением татуировок, толкнуть Гаррета в сторону находящегося рядом стола с позабытыми бумагами. Дерево под весом мага протестующе скрипнуло и, судя по звону бьющегося стекла, один, а может и оба их бокала оказались на полу. К черту их. Фенрис не собирался больше отвлекаться на подобные мелочи.

- На счет попробовать, Гаррет, пожалуй, в другой раз, - Фенрис не сильно натянул веревку, вынуждая Хоука запрокинуть голову, чтобы уменьшить давление на горло, - А вот на счет прикосновений ты прав. Досадное упущение с моей стороны.

Намотать оставшийся конец веревки на запястья мужчины, фиксируя их за спиной, не составило особого труда. Чуть отстранившись, Фенрис недовольно поморщился. Позиция вышла не самой удачной и скоро у Хоука наверняка начнут ныть мышцы, так что долго продолжать они вряд ли смогут. Жаль, очень жаль. Впрочем, винить Гаррету следовало только себя и свою нетерпеливость, так что немного боли он вполне себе заслужил.

- Знаешь, Гаррет, - ладонь эльфа вновь легла Хоуку на поясницу, подсвечивая кожу голубоватым свечением так и не погасших татуировок, - У меня сегодня весь вечер смутное ощущение, что меня старательно водят за нос, - коленом раздвинув ноги распластанного на столе мужчины, Фенрис навалился сверху, вжимаясь членом сквозь слои ткани в хоуковы ягодицы.

- То ты говоришь, что книга твоя и ты интересуешься эротическим связыванием. То строишь из себя идиота и невинного агнца. Тебе кажется забавным провоцировать своих партнеров?

Вино и возбуждение отдавали в голову, заставляя кровь закипать, а голос понижаться практически до животного рычания. Фенрис определенно был на взводе куда больше, чем хотел бы себе позволить, но с каждой минутой это заботило его все меньше. Не позволяя натяжению веревок ослабевать, он запустил руку Гаррету под живот, оглаживая светящимися пальцами вставший член сквозь ткань штанов и изредка подцепляя пряжку хоукова ремня, но не спеша предпринимать что-то еще.

- Итак, не думаешь, что пора бы сказать чего ты действительно хочешь? И советую в этот раз подумать над формулировкой как следует.

Отредактировано Fenris (2021-04-14 03:05:59)

+1

14

Клянусь, Хоук, ты сейчас ходишь по краю моего терпения.

Не сдержавшись, Гаррет издал короткий, но веселый смешок. Знал бы Фенрис, сколько раз он это ему говорил…

Он закрыл глаза, все свои обострившиеся чувства концентрируя на одной единственной разгоряченной ладони эльфа. Сердце забилось ещё быстрее. Верно, Гаррет любил провоцировать своих партнеров, будь то поле битвы или постель. Ему нравилось играть с огнём, ощупывая границы дозволенного, но никогда через них не переступая, однако… однако ни один его партнёр не заставал его в таком положении – практически полностью обездвиженного и до неприличия возбуждённого. Это смущало. И это нравилось.

- Какое невероятное проявление забо … ох.

Не готовый к резкой смене опоры под ногами, Гаррет сдавленно охнул и чуть не споткнулся о собственную ногу, плюхнувшись грудью на твёрдую поверхность стола, после чего так же глухо рассмеялся. Кажется, он раззадорил Фенриса куда сильнее, чем планировал.

- Заботы, - на выдохе закончил он, поворачивая голову так, чтобы держать фигуру эльфа в поле зрения. Проклятье. Как же ему сейчас мешают штаны.

Удавкой обвитая вокруг шеи верёвка натянулась, и Гаррет недовольно промычал, послушно поднимая голову. В два счёта Фенрис лишил его последнего преимущества – рук и того, что он мог ими вытворить. Это было тоже странно и, главное, непривычно. На пробу Хоук пошевелил пальцами, невольно задумываясь о том, что в реальном бою магией в таком положении было бы крайне опасно пользоваться. Не удивительно, что подобный «бондаж» так распространён в этом Тевинтере.

Гаррет широко ухмыльнулся. Он чувствовал, как его сердце в бешенном ритме отскакивало от поверхности стола и ударялось обратно в грудь; как кровь гналась по сосудам в хаотичном ритме. Чувствовал руки Фенриса – еще явственней, чем раньше, - и легкую, едва ощутимую вибрацию, исходящую от наполненной лириумом кожи. Сейчас бы ему ничто не составило труда пройти сквозь распаленную кожу и сомкнуть длинные, цепкие пальцы вокруг взволнованного комочка мышцы. На мгновение Гаррет даже подумал, что хотел бы через эти ощущения пройти, но вовремя остановился, закусив нижнюю губу и издав один только глухой, протяжный стон, подавшись ягодицами на встречу возбуждённому эльфу. А может это он дрожал всё это время, а не ладони Фенриса?

- Ты же знаешь, я… я люблю провокации. Нет слаще победы, чем победа над выведенным на чистую воду... противником.

Хоук снова прикрыл глаза, прислушиваясь к собственным ощущениям. Вино выполнило свою работу на ура, сделав его голову и мысли лёгкими, как перо, однако впивающиеся в тело верёвки мешали полностью отдаться чувству воздушности. Гаррет снова пошевелил руками, на секунду забыв, что не в состоянии этого сделать, и от лёгкого укола раздражения толкнулся бёдрами в подставленную руку эльфа. Фенрис решил отыграться. Будь проклята эта его злопамятность.

- Разве не очевидно? Или мне обязательно это озвучить?

Нетерпение накапливалось с прогрессирующей скоростью и концентрировалось в месте, куда Гаррет не мог дотянуться. Он поёрзал, сжав и расслабив кулаки. Постепенно от каждого движения пальцы начинали неметь.

Я хочу коснуться тебя, Фенрис. И чтобы ты, наконец, коснулся меня, - произнёс Хоук. – Это действительно сводит с ума, знаешь.

+1

15

Что же, стоило признать, в чем-то Фенрис его понимал. “Вывести противника на чистую воду”, как выразился Хоук, действительно оказалось очень и очень приятным чувством. Было ли дело в ощущении контроля над магом (весьма могущественным, надо отдать должное) или в том, что это был именно Гаррет. Думать об этом сейчас ужасно не хотелось. Тем не менее, одно Фенрис мог сказать точно: он был бы не против испытать подобное еще раз. Но это потом, а пока…

- Ты видимо не очень хорошо понимаешь, как работает это, кхм, искусство, - пальцы эльфа, до этого лишь дразнившие легкими прикосновениями, сжали хоуков член сквозь одежду, не сильно, но достаточно ощутимо, - Возможно стоило начать с теории, моя вина, признаю. Я думал ты более, скажем так, опытный, раз таскаешься по городу с подобной литературой. Но, я ценю твою честность, Гаррет, - Фенрис вновь подцепил пряжку ремня на брюках мужчины, но в этот раз не стал останавливаться на полпути.

Разобраться с завязками на штанах одной рукой оказалось чуть сложнее, но зная характер Хоука, Фенрис справедливо полагал, что перестань он поддерживать натяжение веревок и все закончится слишком быстро. Это было бы слишком досадно, хотя, чего уж греха таить, эльфу сейчас и самому приходилось проявлять поистине чудеса выдержки и самоконтроля.

- И поэтому, полагаю, могу пойти на некоторые уступки.

Ладонь Фенриса скользнуть под ткань белья, обхватывая член Хоука и проходясь большим пальцем по головке, с уже изрядно выступившей смазкой. Лириумные татуировки пришлось немного “ослабить”, избегая слишком сильной стимуляции. Сам Фенрис не ощущал особой разницы, если касался себя в таком состоянии, но на магов лириум, пусть даже в такой форме, действовал куда сильнее. Неминуемо всплывали воспоминания о Данариусе, перепробовавшем, кажется, все, что можно было извлечь из физиологических особенностей его творения, но Фенрис поспешно отогнал их. Разница была слишком очевидна. Данариусу причинить боль не позволял страх. Хоук страха не вызывал, хоть и обладал силами вряд ли сильно уступавшими тевинтерскому магистру. Тем не менее, последнее, чего хотел бы эльф сейчас, это причинить ему возможный дискомфорт.

- Гаррет, слушай, если тебе неприятно или, ну, противно, - Фенрис нерешительно замер, осененный внезапной мыслью, - То скажи об этом сразу. Можем продолжить как обычно.

Какой же он идиот. Не все маги одинаковые. Хоук сам повторял ему это при любой удобной возможности. Логично было бы предположить, что и отношение к подобным играм для кого-то окажется несколько слишком, даже если ранее в бою это не вызывало какого-либо отторжения. Бой и постель все же разные вещи.

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » Надо у порно учиться [DA]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно