активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » The kids are all rebels so you dance with the devil [mo dao zu shi]


The kids are all rebels so you dance with the devil [mo dao zu shi]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

The kids are all rebels so you dance with the devil


Участники:
Lan Wangji
Jin Ling
Jiang Cheng


Место события:
Облачные Глубины


Время события:
15 июня 2023 года

http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/573549.gif
http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/187729.gif
http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/596948.gif

Описание:

Культисты окончательно вышли из ума и решились напасть. И вновь, согласно старым традициям, первыми под прицелом оказались Облачные Глубины.
Только в этот раз так легко победить не получится.


http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/30/17948.png

Отредактировано Lan Wangji (2020-11-25 01:14:21)

+2

2

Близился разгар лета, вместе с тем, близился и разгар экзаменов в Облачных Глубинах. Самые заядлые ученики вовсю грызли гранит науки и тренировались в поте лица. Остальные же... били баклуши, как будто ничего и не происходит. Впрочем, последние с большой вероятностью будут не раз и не два приходить на пересдачу. Потому что в этом году главой экзаменационной комиссии сделали страх всех бывших выпускников - Ханьгуан-цзюня.
Стоило ему уйти из Облачных Глубин в Орден Цзян, как все выдохнули с облегчением. Кроме выпускников, которые тоже вернулись в ЮньМэн, и там продолжили тренировки под надзором уже не Главы Цзян, а своего бывшего учителя. Первое время Ваньинь, конечно же, возмущался, что только он имеет право издеваться над своими адептами, но тем не менее, тренировкам никогда не мешал и не перечил.
В этом же году, бывая в Облачных Глубинах лишь как приглашенный преподаватель, от силы пару раз за целый год, Ванцзи пригласили как независимого экзаменатора.
Впрочем, была у этого мероприятия и другая цель.
- Мо СюаньЮй? Разве он не провалил миссию? - в задумчивости, Ванцзи смотрел на экран планшета. Даже приблизительный план действий уже сулил головную боль и бессонные ночи, проведенные в подготовке.
- Из-за того, что достал эти данные, и провалил. Мы по-прежнему не знаем, когда будет нападение, - Сичень то и дело теребил в руках ручку, под глазами мужчины уже сейчас красовались следы тех самых бессонных ночей. Дядюшка же выглядел привычно для себя, казалось, уже никакая беда его не тронет. Он лишь хмыкнул, а после перевел взгляд на младшего из братьев.
- Я понял, дядя. Прослежу за детьми. Сычжуй и ЦзинъИ ведь помогают преподавателям? - взгляд вновь скользнул на старшего брата, а после утонул в экране планшета.
- Да, но ученикам лучше ничего не говорить - может подняться лишняя паника. Лучше провести инструктаж и несколько дополнительных занятий, на котором отработать весь план действий, - вздохнув, мужчина привычным жестом помассировал виски. А после еще один вздох.
Несколько долгих мгновений Ванцзи молчал, а после лишь коснулся плеча брата, едва сжимая, и проговорил:
- Не волнуйся, мы не позволим истории повториться.


Сколько не готовься, сколько вперед не заглядывай, да день икс всегда наступает неожиданно. Сирена разнеслась по всей территории гулким эхо, практически въедаясь в мозг. Так, что мертвого разбудить получилось бы. Да, впрочем, с мертвыми как раз проблем здесь не было - те практически окружили всю территорию школы, а с леса то и дело подбирались еще. Зашли со стороны гор - очень разумно, учитывая, что мертвые уж точно не боятся грязи и холода. И готовы идти до тех пор, пока им указывают, без устали и возмущений.
Первым делом, Ванцзи разослал всем Главам Великих Орденов всего лишь по одному, но очень важному сообщению.
Началось, - Ханьгуан-цзюнь никогда не славился умениями в риторику и многословность, впрочем, большего и не надо было - все Главы (но только лишь они) были предупреждены о возможном нападении обезумевших культистов. Не без помощи бывшего Главы Цзинь, Мо СюаньЮй вновь смог влиться в банду (пускай они и величали себя отдельным Орденом) темных заклинателей, и каким-то ведомым лишь ему способом, но вытащить оттуда их ближайшие планы действий. За что поплатился раскрытием своей личности, но Вэй Ин, что тут же помчался на помощь своему ученику, успел вовремя, и закончилось это лишь раскрытием и разгромом одного из притонов тех самых великих темных заклинателей.
Им оставалось лишь надеяться, что дальше этого местечкового притона информация о личности "двойного агента" не ушла, и планы менять никто не будет. Но подготовиться стоило всем. Подготовиться так, чтобы знания об этом дальше Глав не ушли - шпионов с той стороны все еще стоило опасаться.
Ванцзи почти не спал последние несколько недель, ночи проводя лишь в подготовке и краткой медитации для восстановления организма. Он развесил по всей территории талисманы, а после засел за книги в тайной библиотеке Ордена. Выучить все песни за такой короткий срок было невозможно даже для Второго Нефрита, да и силенок у него явно на всех не хватит. Главное - это продержаться, пока не прибудет поддержка из других Орденов. И не позволить ученикам пострадать.
Первым делом, он еще раз прошелся по школе, развесив еще дополнительных талисманов, чтобы создать несколько линий обороны.
Там же он наложил и несколько атакующих заклинаний, дав указания Сычжую и ЦзинъИ следить за всеми, у кого нет налобной ленты - заклинания не тронут владельцев ленты и нефритовых подвесок, для приглашенных в Орден.
У всех Глав имелись при себе нефритовые подвески, как знак, что в ГуСу им всегда рады. Сейчас это было их единственным способом защититься от заклинаний в случае нападения.
Подпитывая все заклинания и талисманы собственной духовной энергией, Ванцзи почти каждые четыре часа отвлекался на медитации, чтобы окончательно не истощить организм.
Впрочем, после нескольких десятков книг, он все же смог прикинуть, какие именно мелодии сможет использовать в этом случае.
- Ханьгуан-цзюнь, там..! - Сычжуй тяжело хватал воздух, но тем не менее поклонился, прежде чем обратиться к Ванцзи, впрочем, тот его перебил. Брат уже до этого успел позвонить с одним лишь кратким "действуем".
- Действуйте согласно плану. Нам нужно продержаться минимум два с половиной часа, прежде чем прибудет поддержка из Ордена Цзян. Приоритет - защитный купол. В бой лишний раз не вступать, только защищаться. Передай информацию всем остальным. И учеников успокой. И... - он замолкает, словно запинаясь, а после тут же продолжает, уже куда мягче, чем говорил до этого. - Ты молодец. Действуй.
- Есть, Ханьгуан-цзюнь! - Сычжуй мягко улыбается, а после тут же вылетает из комнаты так же быстро, как и забегал сюда.
Ванцзи закидывает на спину цинь, а после тут же касается рукояти Биченя, посылая мягкие волны Ци, словно бы приветствуя духовное оружие. Не подведи меня, он выдыхает, почти шумно, а после тут же подходит к окну, выбираясь на ту сторону, и вскакивает на меч, взлетая над школой, оказываясь практически на ладони, выше всех зданий Облачных Глубин.
Для заклинаний и песен требовался максимальный обзор, а расставленные по территории камеры не позволяли реагировать быстро. Впрочем, сейчас он под куполом, и никакое из заклинаний в него не попадет, но вот стоит врагам пробиться сквозь первую защиту, как все станет куда сложнее... Впрочем, звание сильнейшего заклинателя у Ваньиня он все же забрал обратно, будет позорно проиграть какой-то шайке некромантов сейчас.
Удерживая цинь потоками энергии, он нажал на струны, и после пары звонких нот, волны светлой энергии пронеслись по всей школе, разрезая пространство, но не задевая учеников, впрочем, стоило волне пересечь барьер, как первая десятка трупов буквально распалась надвое.
Один из талисманов, подготовленных заранее, загорелся и исчез. Если темную энергию можно брать из окружающего мира, а светлую лишь из собственного ядра, то почему бы не заточить часть светлой энергии в талисманах, освобождая внутренние резервы, и тут же заполняя их собственной, новой Ци. ЦзинъИ на эту идею сказал, что он использует флешку, только для передачи Ци. Ванцзи утвердительно кивнул, а после загуглил, что такое эта ваша флешка и, в принципе, согласился со сравнением.
Таких переносных флеш-накопителей по школе было развешано несколько десятков штук, и использовать их могли все ученики и учителя, которым требовалась защита.
Оставалось лишь надеяться, что этого хватит, пока не прибудет подкрепление.

+3

3

"Ван Цзи" - высвечивается на экране, и Цзян Чэн сначала решает, что тот просто соскучился. Самый отмороженный в мире заклинатель, как когда-то назвал его А-Лин, будучи еще подростком, на деле таскался за супругом не хуже изрядно постаревшей Милашки или щенка Жасмин. Стоило Вань Иню задержатся где-то или самому Хань Гуан-цзюню уехать по делам, как он тут же начинал слать кучу сообщений. Зря все таки А-Лин скачал ему тогда What's upp. Теперь Цзяны, где бы каждый из них не находился, неизменно просыпались в семь утра от очередной картинки "С добрым утром" в общем чате. К слову, кроме самого Ван Цзи туда никто и не писал. Цзян Чэн, грешный делом, давно отключил на нем уведомления. Однако на этот раз следом за именем контакта значилось всего одно слово: "Началось". И это был сигнал.
"Зайдешь с Юга, расчистите горную гряду от мертвецов. Будь осторожен" - быстро набирает Вань Инь племяннику, а затем отправляет указания Незнайке. Тот, конечно, сам ни за что в бой не полезет, но своему командиру точно передаст.
Цзян Чэн немедленно собирает пятнадцать адептов из личной гвардии и раздает им нефритовые жетоны, попутно обрисовывая план действий. Вызвать и проинструктировать еще двадцать человек, поживающих за территорией Пристани Лотоса, поручает помощнику, оставив пропуски ему. Ждать времени нет - объединятся по дороге. Тратить драгоценные минуты на то, чтобы рассесться по автомобилям и организованной колонной выехать в сторону Гу Су, тоже слишком расточительно. Добираться решено на мечах.
- Пятеро присоединятся к Хань Гуан-цзюню и помогут с эвакуацией учеников. Остальные займут линию обороны, установят защитный купол поверх щита клана Лань и постараются продержаться до тех пор, пока не уведут детей. Я дождусь подкрепления и зайду с переднего фланга, левый возьмет на себя Цин Хэ, правый - Лань Лин, их командование уже в курсе. Ваша задача - вместе с Гу Су удерживать внутреннюю территорию.
Рассредоточиваются по выбранным позициям еще в воздухе. Цзян Чэн спрыгивает на землю, пытаясь оценить обстановку, пока ждет остатки своей небольшой армии. Ситуация, надо сказать, вовсе не радужная. Хотя заклинатели и готовились к нападению культистов, но силы их явно недооценили. Кажется, за последний год противники не только завербовали кучу новичков, но и пару книжек по тактике прочитали. По крайней мере, окружить Облачные Глубины, чтобы прижать сопротивление к горам, догадались. Пути отхода тоже перекрыли: по труднопроходимым для человека тропам расползлись мертвецы. Улететь, конечно, можно, но побег будет означать, что Гу Су займут паршивые псины с темного пути. Впрочем, у Орденов в запасе тоже имеется свой приверженец кривой дорожки, Старейшина И Лин собственной персоной. Пусть он давно уже не на пике своей силы и заметно сдал с момента Аннигиляции Солнца, но, как ни крути, он сильнейший заклинатель, использующий энергию тьмы. Да и среди действующих глав кланов половина сражались на настоящей войне. В новинку такой бой лишь для молодого лидера Цзинь. А-Лин. Цзян Чэн прекрасно знает, что тот давно уже не мальчишка, да и таланта ему не занимать - еще лет пять, и он переплюнет, если не Ван Цзи или Си Чэня, то своего дядю точно. Но удержаться от того, чтобы сломя голову нестись на правый фланг и удостовериться в безопасности племянника, крайне сложно.
- Глава Цзян, - адепт в фиолетовом коротко кланяется, и лишние мысли приходится отогнать. Пора действовать.
Отряд Юнь Мэна клином атакует культистов, и те бросаются врассыпную. Приходят в себя быстро - ломают строй, пользуясь поддержкой лучников сверху. Трое адептов вскакивают на мечи и мчатся разбираться с ними, остальные косят темную армию внизу. Вань Инь без разбору сносит головы и мертвецам, и их хозяевам - никакой разницы меж ними он не видит. Сначала прорубает себе путь Сань Ду, но, когда нечисть начинает напирать, приходится пустить в ход Цзы Дянь. Кнут, отчаянно скучавший по крови, искрит злыми вспышками и вгрызается в мертвую плоть.
В какой-то момент слух улавливает нежный перелив гуциня, летящий над полем боя неестественно стройной гармонией. Ван Цзи.
- Это Янь Ван! Они объединили нечистые души и призвали Янь Вана! Правый фланг! - разносится над головами сражающихся.
У Цзян Чэна внутри все обрывается - одно дело сражаться с полчищем мертвецом, но если к ним присоединился князь демонов...
- ВАН ЦЗИ! - кричит Цзян Чэн, запрыгивая на Сань Ду, и несется к заклинателю. - Я разберусь здесь сам. Там А-Лин! - он приказывает Цзы Дяню свернуться в кольцо и яркой вспышкой устремиться к руке Второго Нефрита. - Отдай ему.
Больше не произносит ни слова, возвращаясь в гущу сражения, - нельзя проиграть на переднем фланге, иначе оборона будет прорвана, и союзники с Юга и Севера окажутся в весьма затруднительном положении. Против Янь Вана же... Что ж, это битва Цзинь Лина и Ван Цзи. Цзян Чэн не силен в запечатывании нечисти, он может помочь лишь Цзы Дянем, а с хлыстом умеет управляться и А Лин. Его взрослый мальчик, угодивший на войну.
"Только спаси его" - в отчаянии молит Вань Инь не то фамильную реликвию, не то супруга.

+3

4

Все валилось из рук. Буквально - вчера он чуть не выронил отцовский меч, над которым трясся днями и ночами, утром разбил чашку и чуть не обжегся, а сейчас не прошло и пяти минут с тех пор как ручка, которой он привыкал ставить размашистые подписи, выскользнула из рук и свалилась на пол. Цзинь Лин раздраженно цыкнул, с силой сжал и разжал кулаки, но помогло мало: руки била мелкая, едва заметная глазу дрожь. Жалкий.
Он бросил взгляд за окно: небо уже выцветало, и только закатные лучи солнца окрашивали редкие облака в алый цвет, яркий настолько, что смотреть было почти неприятно. Было в этом что-то тревожное и дурное, хотя раньше говорили, что это всего лишь обещание холодов. Или сильного ветра? Сайты с прогнозами погоды не сходились во мнениях. Он тоже никак не мог вспомнить. Кажется, в Гу Су их учили чему-то такому... Где-то рядом с ориентированием на местности, да, да только кто сейчас будет таким заниматься, когда есть телефоны и GPS? О чем только не станешь вспоминать, лишь бы отвлечься...
Он наклонился, чтобы поднять ручку, но она закатилась слишком далеко - пришлось лезть под стол, ненароком стукнуться макушкой и замереть. Вдруг остро захотелось остаться так: в полутьме, как в детстве, спрятанным ото всех глаз и забот. Защищенным. Здесь, в укрытии, не нужно было удерживать поводья ордена, которые постоянно намеревались выскользнуть из рук, решать вопросы и принимать решения, последствия которых редко оказывались хорошими или плохими, белыми или черными; во взрослой жизни все оказалось серым и он, Цзинь Лин, "самый юный глава ордена Цзинь", должен был стать таким же. Как и его отец. Как дядя Яо. Как дядя Чэн. Как все, кто были до него. Оставалось только надеяться, что он сможет изменить что-то к лучшему, но и это...
Взрослая жизнь была полна ответственности, к которой он, со всех сторон опекаемый Цзян Чэном и Цзинь Гуан Яо, совсем не привык, и осознание это приходило через ошибки и бессонные ночи. Через дрожащие руки и потухший взгляд в зеркале. радовало одно: если дядя Чэн и лань Ван Цзи были правы, скоро это должно было не закончиться, нет, но привести хотя бы к чему-то. Скоро это напряжение спадет - но сначала выльется во что-то страшное, резкое, выплеснется через края, потому что его стало слишком много. Уже скоро...
Цзинь Лин вздохнул и вылез из-под стола. Встал на ноги, отряхивая колени, снова посмотрел в окно: алый сменился темно-красным, почти как кровь. Конечно, в нем говорила впечатлительность и мнительность пополам с нервозностью, но что-то подсказывало, что он не так уж далек от правды. Что-то случится - и им нужно быть готовыми.


Конечно же, к этому невозможно было подготовиться. Дядя Чэн обязательно бы вставил побольше крепких выражений и цветистых сравнений, но его рядом не было - теперь они были на равных, теперь у него тоже был клан, целый орден (и это только со стороны звучало круто, а на деле было сплошной головной болью; теперь он понимал, почему дядя любил пить и ругаться, ему тоже большую часть времени только этого и хотелось). Когда пришло сообщение, все взгляды устремились на него.
Началось.
Всего одно слово, но на него словно положили бетонную плиту. Телефон выскользнул из рук. Стало страшно, как в детстве, когда он попал на первую Ночную охоту, вокруг было темно, лес шумел, трещал, завывал, а в голове билось "я не должен подвести дядю Чэна". "Я должен выжить".
Следующее сообщение пришло от самого дяди Чэна, и в этот раз это уже был приказ - конечно, даже с новым статусом их отношения поменялись мало, он все еще был мелким, заносчивым, непослушным; наверное, так останется навсегда; хотя нет, что-то поменялось - "будь осторожен". Надо же.
- Пятеро... нет, трое со мной впереди, остальные следом, по прибытию - расходимся по периметру и зачищаем всех, кого найдем, - сказал он, убрав телефон обратно в карман куртки. Цзы Юнь, ставший начальником охраны и заодно отвечающий за боевую подготовку, поклонился и отдал быстрые, резкие команды. Цзинь Лин так не умел - пока еще - но планировал научиться. Еще многому, очень многому...
- Что делать с культистами?
Цзинь Лин задумчиво качнул головой. Что бы сделал дядя Чэн? Что бы сделал дядя Яо?
- Убивайте всех, кого встретите, - ответил он спустя секундную заминку, - но оставьте парочку для допроса. На всякий случай.


Гу Су Лань предстает совсем не такой, какой он помнил ее во время учебы: больше всего это напоминает военные байки дяди Чэна про времена Аннигиляции, немного - Ночные охоты, но, конечно, превосходит все ожидания.
Это страшно. Заклинателей так много, и своих, и чужих, и разобрать кто где часто очень трудно. Крики, лязг оружия и тревожная, сумрачная мелодия гуциней, обволакивающая всю территорию школы, словно эхом отбивающаяся от стен - да, так и есть, он ведь чувствовал, как нагрелся медальон, выданный Хань Гуан Цзюнем, когда они только подлетали. Они все готовились, да, но сейчас, в гуще сражения, Цзинь Лин не уверен, можно ли до конца быть к этому готовым.
Постепенно адреналин вымещает страх и он перестает замечать реальность. Мозг действует сам, посылает импульсы, взмахивает мечом, двигает ногами, что-то кричит - в голове бьется странное и неуместное "хорошо, что я не взял Фею, ей незачем, я не могу волноваться еще и о ней" - у него нет боевого опыта, как у остальных глав (некоторые даже не появились, ну и ладно, каждому свое; в конце концов, они помогают Гу Су Лань во многом из-за дружественно-семейных отношений между орденами, разве нет?), но Цзинь Лин знает, что такое сражаться против мертвецов. Его готовили к этому с детства.
Когда неподалеку раздается низкий леденящий вой, он замирает и чуть не пропускает удар - простейший удар от нелепо замахнувшегося мертвяка, но Цзы Юнь, постоянно мелькающий рядом, неожиданно отбивает чужой меч и добивает нападающего. От него волнами исходит молчаливое осуждение, но еще больше - беспокойство. Он тоже смотрит туда, откуда раздался звук, и только спустя несколько долгих мгновений до них доносится крик.
Янь Ван?
Янь Ван!
- Это же бред! - кричит Цзинь Лин, пока Цзы Юнь кричит в сражающуюся толпу: к ним начинают подтягиваться заклинатели Цзинь. У него нет времени даже толком посчитать, сколько их осталось. Лишь бы все были живы, лишь бы... - Кто в здравом уме станет его вызывать? Это самоубийство! Откуда...
Откуда у них столько сил, хочет спросить он, но давится вопросом, когда из-под земли вырывается нечто огромное и... страшное. Ужасающее почти. От существа исходит такая давящая аура, что его почти пригибает к земле в коленном поклоне. Еще бы, это ведь Янь Ван... Это не может быть он, это слишком, это просто... Они не выстоят. Никто из них не выстоит, даже Старейшина И Лин, Вэй У Сянь, пропади он пропадом, даже ему не тягаться силами с тем, кто... невозможно... Как... как к такому можно приготовиться?!
Низкий, угрожающий гул гуциня обрывает его мысли и вселяет надежду - но именно в этот момент землю под ногами встряхивает так, что все они валятся с ног, а из громадных трещин лезут руки - десятки, сотни рук. Сколько их еще здесь? Откуда?
Это просто ад. Это невозможно.
- Хань Гуан Цзюнь, уходите! - кричит он. Кто-то дергает его за рукав - Цзы Юнь, живой, слава богам, пытается оттянуть его в сторону. Он даже держится на ногах.
- Глава Цзинь, вам тоже на...
- Да хрена с два, это же... это же не может быть Янь Ван, - под конец слова сливаются в бормотание, он отползает дальше от трещин, давит ногами мертвые цепкие руки из-под земли. - Это же почти как драка с богом. Даже Хань Гуан Цзюнь не сможет. Да никто!
- Если мы не поторопимся, то окажемся в ловушке, - Цзы Юнь говорит слишком спокойно.
- Мы должны их спасти, - машет головой Цзинь Лин, но тут земля снова начинает мелко вздрагивать. Ну, или, кто-то спасет нас.

Отредактировано Jin Ling (2021-01-08 00:30:41)

+2

5

Отдай ему, он говорит, нет, приказывает, и фиолетом на пальце да мелким покалыванием отзывается Цзыдянь. И Ванцзи уже почти готов воспротивиться, ляпнуть что-то вроде, какого черта?, но не время - сейчас совсем не время спорить. С детстве ведь учили - приказы не обсуждаются. Не обсуждаются они в мирное время, а уж на поле боя и подавно. Один раз он уже ослушался... Один проклятый раз, когда все Ордена объединились против одного последователя иного пути. Но сейчас всё иначе, и даже Вэй Ин - на их стороне, сколько бы возмущенных взглядов со стороны солдат он бы не встретил, тем не менее, сейчас они рады, что могучий и страшный Старейшина Илин с ними.
Ванцзи и удивиться толком не успевает, мысль обдумать, чего это капризное оружие, что лишь молниями его и обдавало, вдруг так покорно на пальце его разместилось, словно так и должно быть, как прямо под ногами разверзлась земля. И ладно, что на мечах стояли - ударная волна была такой силы, что и подол ханьфу метался из стороны в сторону.
- Я понял, - он говорит, и это почти правда. Потому что вопросы все еще остались, и он даже задаст их по окончанию всего, если конечно смерть не настигнет их раньше, но сейчас лишь кивает, и пускается прямиком к месту происшествия, кидая краткий взгляд и слова напоследок. - Будь осторожен.
Кажется, сколько не готовься, а у врага всегда найдется парочка тузов в рукаве, и вот один из них - с раззявленной пастью, стремительно несется на адептов Цзинь, кажется, почти и не реагируя на удары мечом. Значит, физический урон ему нипочем?
- Глава Цзинь, у меня есть кое-что для Вас, - Ванцзи врывается почти в самую гущу, спрыгивая с меча и маневрируя между тянущихся из-под земли рук, и ударов адептов. Стоит подобраться ближе, как Цзыдянь тут же соскальзывает с пальца, и, впрочем, дальше объяснения и не требуются. - Не беспокойтесь, Ваньинь в порядке. Просто драматизирует, как всегда, - спрятав цинь за спиной, Ванцзи делает несколько взмахов мечом, очищая путь для адептов ГуСу, что прибыли следом.
- Глава Цзинь, - вновь обращается он к мальчишке, что, кажется, так и замер с мечом наперевес. Взгляд у того потерянный, руки же дрожат. Привести бы его в чувство, да времени на это совсем не остается. Секунды промедления чреваты им отрубленными конечностями, если не смертью - их, и всех Орденов.
Они не имеют права проиграть эту битву. Проигрыш — значит начало новой войны, а позволить себе подобную роскошь они не могут. Как и сдать ГуСу - это после стольких то приготовлений. А потому - обязаны справиться.
Всё или ничего.
- Мне нужно, чтобы Вы отвлекли Янь Вана, - говорит, одними пальцами отправляя меч в полет, выбивая себе время на обрисовку плана. - Физические атаки на него не действуют, но нам это и не нужно. Сычжуй с остальными адептами ГуСу уже готовят поле для запечатывания, но им требуется время, - он вновь достает из-за спины цинь, укладывая инструмент перед собой. - Ваша цель - выиграть для нас это время. Я помогу Вам, укреплю и усилю Ци, вашу и ваших адептов. Если тоже вступлю в бой, времени от этого мы выиграем не больше, но можем понести потери, а потому... Действуйте, Глава Цзинь, - вновь разрывая гул боя плавной мелодией, Ванцзи ловит меч второй рукой и укладывает оружие перед собой - хотя бы от видимых атак, если таковые будут, он сможет защититься.
А ведь... Уже и забыться успело, каково это - воевать. И кто бы мог подумать, что новому поколению тоже придется столкнуться с самой настоящей битвой, да еще и почти в таком же возрасте, что и им самим? Никто - никто не мог этого предположить, ведь сколько не думай, а война всегда кажется актом в крайней степени нелепым.
Впрочем, разве они ждали чего-то иного от кучки отбросов, которые только дорвались до силы, как тут же возжелали ею воспользоваться? И ведь достали где-то еще печати для призыва такого сильного противника.
Дядя уже к этому времени должен был вывести всех школьников и детей через скрытый выход, и Сичень, что был на подстраховке, уже скорее всего вернулся на поле боя. Полностью сконцентрированный на игре, Ванцзи не имел возможности оценить обстановку вне его поля обозрения - а зона сражения, с прибытием других Орденов, стала куда шире. Но сомнений у него не было - ни в ком из Глав, ведь не могли же они проиграть каким-то недотепам, пусть оных и была целая неконтролируемая свора?
Не могли же?
Тьфу, надавил на Цзинь Лина, дабы тот взялся за ум и меч, а сам тут смеет еще сомневаться, в чужих силах и своих. Нет, не время совсем, даже для лишних раздумий не время.
Пальцы, всего на секунду отвлекшись на легкую дрожь, возвращают себе прежнюю уверенность, и уже совсем другая мелодия, куда более быстрая, резкая, разрывает округу. И в этот раз касается она уже не противников, а всех, у кого имеются ленты и медальоны, усиливая чужую Ци, не позволяя даже самому острому мечу прорваться сквозь невидимый щит. Его сил должно хватить на то, чтобы выиграть время. А потом еще чуть-чуть, чтобы суметь запечатать этого демона.
Ванцзи полностью концентрируется на мелодии, не позволяя себе отвлечься, даже когда меч противника проскальзывает едва ли не у самого лица.
Они обязаны справиться.

+2

6

Ничего хорошего Хань Гуан Цзюнь ему не приносит - когда он видит знакомый фиолетовый проблеск на его руке, когда Цзы Дянь сам послушно соскальзывает к нему в ладонь, тут же обвиваясь вокруг указательного пальца, словно верный пес лизнул языком - тогда у него душа уходит в пятки, потому что дядя Чэн не мог, не мог же он...
Не мог. Облегчение накатывает тут же, почти сбивая с ног, но Цзы Юнь все еще держит его за локоть и это спасает. Правда, из хватки Цзинь Лин тут же вырывается, он может стоять сам, не маленький. Он кивает на слова Лань Ван Цзи, хотя смысл доходит частями, драматизирует? Глава Цзян? Да, на него это похоже. Но тут же приходит осознание - значит, дядя Чэн остался без своего самого жуткого оружия? Самого верного и точного. Он что, помереть там решил, если еще не помер?! Он порывается было пойти и поговорить, но бросает взгляд на поле боя и растерянно замирает. Как же тут пройти? Бросить все и просто бежать? Даже с учетом адептов Гу Су, они не прорвутся, да и как, если тут Янь Ван - хотя он все еще не верит, что это правда. Вызвать такое чудовище - это просто немыслимо. Да существует ли он вообще? Может, это просто обманка?
- Отвлечь Янь Вана? - переспрашивает Цзинь Лин. - Вы его видели вообще, Хань Гуан Цзюнь? Это самоу...
Он осекается, невольно бросается взгляд через плечо на тех, кто остался из его небольшого отряда, на тех, кто сражается под его предводительством - теперь он за них в ответе, это больше не "Цзинь Лин против всего мира", а "Глава ордена Цзинь со своими людьми". Он больше не может спорить, не может отдавать глупые эгоистичные приказы или вступать в полемику когда ему вздумается - он ответственен. Это ощущается, словно тяжелая плита на плечах, сдавливающая голову корона, меч внезапно кажется тяжелым и неповоротливым. Страх сковывает не только руки и ноги, но и мешает думать. И все же он заставляет себя собраться.
- Хорошо, я понял. Я пойду впереди, - говорит он, обращаясь к Цзы Юню. - У меня есть Цзы Дянь, и если эта штука и вправду Янь Ван или что-то такое, такие удары ему не понравятся. Защищайте меня, пока готовится печать, и про остальных не забывайте. Нам поможет Хань Гуан Цзюнь, и лучше бы вам не подвести его доверие. И мое тоже.
Наверное, дядя Чэн бы им сейчас гордился.
- А Сы Чжую лучше бы поторопиться, - недовольно добавляет он, бросая взгляд на Лань Ван Цзи. - Я не собираюсь жертвовать собой и людьми, потому что идеальный мальчик не успел дочитать заклинание.
И идет вперед. Цзы Дянь знакомо нагревается и ложится в ладонь длинной рукоятью, подлезает под пальцы, словно ластящийся кот, нетерпеливо вздрагивает. Это приятное чувство, и в то же время он еще помнит, какой сильной бывает отдача и что стоит быть внимательнее - норовистый Цзы Дянь может огреть и хозяина, если будет сомневаться или трусить. Очень цзянское оружие. И хотя дядя Чэн грозится, что завещает ему (а еще, очевидно, все-таки включил Лань Ван Цзи в список близких людей - поздравить их, что ли, как все закончится? Хотя фу, нет, еще смотреть потом на их гляделки и как дядя Чэн опять будет орать, что ничего такого...), Цзинь Лин надеется, что Цзы Дянь еще долго будет в других руках. Ну, а пока...
На третий удар здоровенная массивная туша Янь Вана все-таки реагирует - грузно разворачивается, ревет десятками голосов, пытается ухватить жалящий конец, но Цзинь Лин оказывается быстрее. В бою с противниками, превосходящими по размеру, скорость играет главную, порой жизненно необходимую роль - удар, отскочить, удар снова, увернуться, двигаться - постоянно, пока враг не опомнился и не смог нанести удар. Если не бегать, Янь Ван прихлопнет их, как надоедливых мух. Гуцинь играет то быстрее, то медленнее, то успокаивает, то почти обрывается - наверное, Хань Гуан Цзюню, будь он трижды Второй Нефрит Гу Су, тоже непросто выдерживать темп и сдерживать такой натиск. Последний чувствуется даже в воздухе вокруг, который сгущается и давит к земле, хватает за ноги, пытаясь удержать на месте. Цзинь Лин видит, как одного из заклинателей хватает огромная, сотканная из дыма и праха когтистая ладонь - он успевает ударить кнутом, хватка разжимается, но уже поздно - заклинатель больше не двигается, замирая на земле сломанной куклой. Вот же блин, вот же...
- Уворачивайтесь! - кричит он, хотя всем и без него понятно. Но он должен показать, что все еще с ними, что все еще здесь. Они выдержат. - Сколько этому Сы Чжую еще осталось?! Я сейчас сам за него все запечатаю!

+1

7

Противники, воодушевленные тем, что на их стороне сражается сам Князь демонов, напирают. Цзян Чэну не удается даже короткой секунды ухватить, чтобы перевести дух. Рукоять Сань Ду липкая от крови, тело движется на автомате. И это плохо. Генерал Объединенной армии в первую очередь должен думать об исходе битвы, а не защищать свою шкуру. Осознав, что действует совершенно механически, Вань Инь рычит, отбрасывая соперника ци и окидывает поле беглым взглядом, чтобы оценить обстановку. Положение дел не ахти, но вдруг в визгливые трели Чэн Цин, которой У Сянь поднимает мертвых и вновь отправляет в бой, вплетаются нежные переливы флейты. Ле Бин. Это может значить только одно - эвакуация закончена.
- Вэй Ин! - пробирается Вань Инь к брату. - Призрачный генерал слушается твоего пацана? - в ответ на кивок он командует. - Отправь их на помощь Цин Хэ, - а после зовет начальника своей личной гвардии. - Ли Юэ! Твой отряд отправится на левый фланг вместе с учеником Старейшины И Лин и его лютым мертвецом. Держитесь от него подальше, но окажите поддержку.
Появление адептов Гу Су дает заклинателям существенное преимущество. Кажется, здесь теперь справятся и без Цзян Чэна. Он берет с собой пятерых из Юнь Мэна, оставив остальных под командование Си Чэня, вскакивает на меч и несется к эпицентру битвы с Янь Ванем.
- Вэй Ин, ты нужен у Восточных ворот! - на ходу кричит он и, натыкаясь взглядом на сына Ван Цзи, чуть ли не хватает того за шкирку и тащит с собой. - Твоему отцу может понадобиться помощь, чтобы запечатать того монстра. Не лезь ему под руку, но будь готов, - поясняет он мальчишке, уже перескочившем на собственный меч.
Ситуация хуже некуда. Янь Ваню, кажется, удары заклинателей нипочем. Его огромное туловище, сшитое из кусков с разных частей человеческих тел, неповоротливо, но защищено плотной броней темной энергии. Сотни глаз, расположенных где придется - на руках, коленях, шее, подмечают любое движение. Сотни ноздрей, рассыпанных по груди, лбу, даже на макушке улавливают малейшее изменение ветра. На огромной щеке, составленной из растопыренных кистей, уродливо синеют пальцы с обшарпанным ярко-алым маникюром. Лапы, сотканные из черного дыма и праха, не ясно как способные крепиться к этому уродству выглядят неестественно и устрашающе.
А-Лин не сдается и наносит удар за ударом, заставляя Янь Ваня, наконец, сдвинуться с места, но назвать это успехом сложно.
- Давай же! - умоляет Цзян Чэн У Сяня, и тот, наконец, дает волю своей дьявольской музыке.
Сы Чжуй присоединяется к Хань Гуан-цзюню, изо всех сил старающегося сложить печать. Мелодии сплетаются над головой Князя демонов. Но тот явно не будет смиренно стоять и ждать, пока его упокоят. У Сянь намеревается взять контроль над ним, но, если в зените своей силы Старешина И Лин бы еще мог потягаться с чудовищем, то теперь, ослабший и без Стигийской печати, он способен лишь замедлять его движения. Подчинить Янь Ваня не удастся.
Цзян Чэн уже собирается отдать своим адептам приказ атаковать, но вдруг понимает, что это бессмысленно. Они лишь разозлят монстра, рискуя сорвать те хлипкие путы, что едва сумел набросить на его разум Вэй Ин. Да и меч против него явно не поможет, а Цзы Дянь... Им пользоваться умеет и А-Лин.
У Сянь, Ван Цзи и даже сам Цзян Чэн могут лишь оказать поддержку, но это не их битва. Их время прошло. Их победы остались далеко в прошлом. Пора признать это и положиться на тех, кому они вверили будущее заклинательского мира. Поколению, разбитому горем и тянущему за собой груз вины, уже не написать новую историю. Время уступить дорогу. Ну, и помочь этим несмышлёным щенкам из Лань Лина, что с появлением Янь Ваня позабыли о других противниках и теперь отступают под напором мертвецов. Кажется, новоиспеченный глава Цзинь рискует остаться без личной армии в первом же бою.
- Бери Сы Чжуя и нападайте с дистанции без перерыва! Не дайте ему опомниться, Вэй Ин тормозит его. Вдвоем вы продержитесь, пока Ван Цзи закончит печать, - кидает Цзян Чэн, подлетев к племяннику. - Я верю в тебя. Не подведи.
Мужчина приказывает своим подчиненным рассредоточиться и помочь адептам Лань Лина. Ему же предстоит разобраться с тройкой, призвавшей долбанное чудище. Культисты даже не пытаются управлять Янь Ванем: видимо, это не предполагалось изначально. Вместо этого они заставляют мертвых вокруг драться с заклинателями, пока те удирают от лапищ короля подземного мира.
- Все, кто попадает в яблочко с 15 метров, в воздух и прикрывайте своих! - бросает он.
Драться с последователями Темного пути без Цзы Дяня сложно. Приходится сразу сокращать расстояние под удар Сань Ду. Пока нападешь на одного, да отбросишь ци другого, третий тоже не спит. Черт бы их побрал. Кровь стучит в висках, Цзян Чэн слышит собственное тяжелое дыхание - устал или это горло сжимает страх за А-Лина? Но бояться некогда, лишняя мысль в битве всегда заканчивается смертью. Хорошо, если чужой.
- Тц, - Вань Инь вытаскивает лезвие из груди смуглого паренька, едва успев ответить на его удар, но тут же сжимает зубы от боли.
Холодно. Острие чужого меча такое холодное, будто отлито изо льда. Вань Инь делает рывок и всаживает Сань Ду в чужую глотку.
- Блядь,- цедит он и поднимает взгляд на подбежавшего адепта Цзинь. Кажется, кроме Янь Ваня, ревущего под почти готовой печатью, на левом фланге врагов не осталось.
- Глава Цзян...
- Ну... что встал-то? Кх ..ак я клинок из... кха-кха.. лопатки вытащу, - шипит Вань Инь, кашляя кровью. - П-помогай.
Последний истошный вопль Князя демонов совпадает с ором боли самого Цзян Чэна. Он позволяет пацану перемотать грудь какой-то тряпкой, зная, что это мало поможет. Дышать почти не получается - кажется, легкое пробито. Ну, и черт с ним: даже если это его последних вдох - он уже успел увидеть победу своего мальчика. Такого взрослого, такого обеспокоенного мальчика. Раскричался из-за царапины, ей-богу.
- Мне совсем не больно, - хрипит Цзян Чэн, усмехаясь своим мыслям - однажды так уже было; правда, А-Лин тогда пешком под стол ходил. - Ты выиграл. - мужчина сводит руки в ритуальном жесте и почти выстанывает. - Передать тебе Юнь Мэн будет честью для ме... Да что ты развопил... ся? Я же... не... не помираю сей..кха..час!

Он очнется в больнице под взволнованным взглядом Ван Цзи. Спустя пару минут в палату вихрем влетит Цзинь Лин и набросится на него с обвинениями во всех смертных грехах. Будущий глава Цзян крайне не сдержан и капризен. Ненавидит ответственность и принимает ее с тяжелым сердцем. Собственные адепты считают его чужаком, ведь тот рос в другом Ордене. В Юнь Мэне с ним знакомы хорошо, но мирятся с наследником из Лань Лина с неохотой. Жу Лань начнет новые страницы в обоих летописях - Пристани Лотоса и Башни Золотого Карпа. Вань Инь не уверен, что это будет легко, но знает, что его мальчик справится.

Отредактировано Jiang Cheng (2021-02-22 00:19:46)

+2

8

Все вокруг вертится, что та карусель в парке аттракционов - да вот уследить за всем не получается ровным счетом никак. Ванцзи смотрит вперед, иногда переводит взгляд на цинь - пальцы уже почти сводит, Ци покалывает на кончиках, и он и не сразу осознает, что покалывает, потому что подушечки разодраны в кровь. Но делает вдох, выдох, и еще раз, чтобы вскинуть голову и посчитать про себя - сколько еще понадобится времени на создание печати?
Вэй Ина не видно, но трель Чэньцин разгуливает по полю боя, охватывая демона со всех сторон. Он выигрывает им несколько минут, и за это время Ванцзи вскакивает и, оставляя музыкальный инструмент, устремляется обходить поле вокруг.
Слишком шумно - лязг мечей вокруг и крики, рев, что несут за собой мертвецы, Второй Нефрит лишь краем глаза замечает, как Глава Цзян раздает указания, и все тут же бросаются врассыпную.
- Всё готово, Ханьгуан-цзюнь! - Сычжуй подбирается с другой стороны, указывая на печать и струны, что змеями скользят вокруг Князя демонов, поддерживаемые адептами, в ожидании, когда же смогут раззявить пасть да впиться клыками в плоть.
- Хорошо справился. А теперь присоединись к остальным и сдерживайте его, пока я активирую печать! - мальчишка кратко кланяется и тут же исчезает в толпе, Ванцзи же вскакивает на меч, пытаясь подняться как можно выше, и оказавшись аккурат над головой демона, ловит струны и в резком движении дергает на себя. Юркие тонкие змеи оковывают Янь Вана, пока амулеты с прорисованными печатями, разбросанные вдоль всех струн, не зажигаются, сгорая дотла. Давно ему не приходилось использовать технику струн.. Настолько давно, что память эту бы вычеркнуть на века.
Как же давно они мечтают о спокойствии.
То самое поколение, лишенное юношества, нормальной жизни - сейчас они кажутся едва ли не стариками, в душе, мыслях да поступках, потому что жизнь почти собачья - год за несколько. Так что же, может, хотя бы сейчас... Немного покоя? Разве они не заслужили это?
Он вкладывает в печать остатки своей Ци – и Князь демонов в последний раз глушит всех своим воплем, чтобы после затихнуть, и как надеются наверняка все - навсегда. Крох Ци Второму Нефриту хватает лишь чтоб приблизиться к земле на мече и свалиться с высоты в пару метров, а не пару десятков метров. Впрочем, главная угроза запечатана, а значит остальное - лишь дело времени. Едва ли у культистов найдутся еще тузы в рукавах, уже только эта карта стоила им многого - Янь Вану было определенно точно наплевать, на чьей ты стороне, убивал он всех без разбору.
Лишь коснувшись земли, Ванцзи наконец-то начинает слышать хоть что-то. Например, вопли А-Лина, вперемешку с хрипами Ваньиня.
Ваньинь?! - лишь проносится тревожное в мыслях, как Ванзци успевает заметить, что мужчину уже волочат на руках подальше от поля боя.
- У внутреннего храма обустроен медпункт! Несите ег.. - он закашливается, так и не успев договорить - впрочем, кажется его понимают и без окончания фразы. Лишь чувствует, как предплечье сжимают тонкие пальцы.
- Ханьгуан-цзюнь, у вас не осталось Ци, вам тоже стоит отправиться в медпункт, - ЦзинъИ, упрямец, смотрит, а после и шанса ответить не дает - словно и не Ванцзи здесь главнокомандующий армией ГуСу Лань, а этот нахальный мальчишка. Он скрывается за углом, прочищая путь от остатков мертвецов до того самого медпункта - вскоре к нему присоединяются и остальные адепты.
Неужели... закончилось?
Ванцзи оглядывается, и почти глазам своим не верит - почти, потому что... реально ли это? И насколько? Неужели они и правда... победили? В этот раз... Убираться здесь, да недоубираться - несколько зданий придется реставрировать основательно. Но в этот раз... И ведь правда - каждое новое поколение уже не сравнится в силе и уверенности с предыдущим. В нахальности тоже, пусть и слухи о главном вредителе Вэй Ине еще долго будут передаваться из уст в уста - почти что легенда уже.
Они победили, и как бы бахвалиться все старички не желали, но стоит смириться с мыслью, что всё, на что они способны сейчас - это передать свои знания следующему поколению. Надо же, всё почти так, как говорили в университете.
Сейчас бы лишь...
Только попробуй умереть, Глава Цзян! Мы с А-Лином натравим на тебя Вэй Ина и придется еще долго плясать под его дудку в виде лютого мертвеца! Наверняка-то и сам Старейшина Илин будет совсем не против такого решения.


Ваньинь очнулся лишь спустя сутки. Незадолго до этого очнулся и сам Ванцзи, впрочем, он уже успел привести себя в подобающий вид и усесться напротив кровати... мужа. Это слово он всё еще пытается переварить - пока что только смакует на языке, каждый раз, как вспоминает о новом статусе. Но не сказать, что вкус ему не нравится.
В больнице очень спокойно - становится, когда он узнает, что состояние Главы Цзян стабилизировали и сейчас ему нужен лишь уход и отдых. Впрочем, надолго спокойствия этого не хватает. Ваньинь открывает глаза и, словно почувствовав малейшее движение (Ванцзи даже среагировать не успевает), как в палату влетает А-Лин, врезается в тумбочку и тут же начинает вопить. То ли на тумбочку, то ли на своего нерадивого дядю, но Второй Нефрит его не останавливает. Не все в больнице успели услышать вопли юного Главы Лань Лин - так пускай знакомятся. Слушать им это придется вплоть до выздоровления Главы Цзян.
Ванцзи лишь едва заметно улыбается, просовывая руку под покрывало и накрывая своей ладонью холодные пальцы мужа.
Спокойствие... И с каких пор он начал чувствовать умиротворение в таком балагане?

+2

9

Дальнейшее он почти не запоминает - мир перестает бешено вращаться и остается в памяти вспышками. Вот откуда-то сбоку прорезается бойкая, почти веселая мелодия дудки и от этого становится дурно и холодно, словно снега за шиворот засунули - Старейшина И Лин, как обычно, вступает в бой эффектно, этого у него не отнять, трудно представить, что чувствуют мертвые, если это так задевает живых. Вот Цзян Чэн что-то говорит ему, и Цзинь Лин с трудом различает слова, пытается читать по губам - вой и музыка сплетается в одно, а он еще и порядком оглушенный и уставший - это его первый серьезный бой, да еще и как главы, это давит втройне. Что-то про нападать - это он понимает, он этим и занимается, вообще-то! Вот за спиной кто-то вскрикивает, Цзинь Лин не оборачивается, потому что еще немного, и его просто прихлопнет на месте. Вот по лицу бежит горячее - от напряжения из носа идет кровь, он сплевывает в сторону. Звуки гуциня почти душераздирающие, зато ни малейшей ошибки, ни малейшей запинки - мастерство Хань Гуан Цзюня сразу слышно, даже если не видно, Сы Чжую и Цзин И до него как до луны пешком. Живы ли они? Наверняка. Цзинь Лин в них уверен. Старается - когда прямо перед тобой заклинателю отрывает руку, становится не по себе. Во рту давно привкус железа и гари. И только когда Ян Ван истошно кричит (это нельзя назвать криком, это больше похоже на вой - потусторонний, дикий, сотрясающий всю землю), Цзинь Лин останавливается. Падает на колени, вытирает лицо рукавом и, наконец, оглядывается - чтобы тут же вскочить и, едва не падая, броситься к Цзян Чэну. Один из его людей уже помогает перевязать рану и, кажется, все не так страшно, судя по его бормотанию, но сердце колотится в горле и мешает вздохнуть, когда он дрожащими руками хватается за дядю.
- Ты совсем дурак! - говорит он, но, кажется, кричит, потому что Цзян Чэн кривится. - Чем ты думал! Мы победили, а ты вздумал помирать?!
Дядя хрипит и обещает передать Юнь Мэн, и почему-то это успокаивает больше всего. Если так страдает и может думать о наследстве, значит, будет жить. Подумаешь, немного драматизирует, это же дядя Чэн... Цзинь Лин честно борется с собой, чтобы не стукнуть его, да побольнее, а потом понимает, что плачет. Приходится утереть слезы, хотя незаметно уже не получится. Ну да и пусть. Подумаешь, глава Цзинь плачет. У него есть причины, ясно.
Да и в конце концов, они же выиграли.
Спустя вечность - а может, всего минут пять, сказать трудно - дядю уносят на носилках. "Потери не такие страшные, как могли бы быть", скупо докладывает один из целителей, но если оглянуться, в это верится с трудом. Сколько заклинателей сегодня не вернется домой? Скольких лично он обрек на смерть своим решением? И все же, если бы не они... Если бы у культистов все получилось...
Он успевает заметить, как практически валится с ног Лань Ван Цзи, к нему тут же подскакивает Цзин И, и от этого легчает: значит, все-таки живы. Сы Чжуй, как самый лучший из них, уже наверняка носится и помогает всем, кому досталось еще больше. Выпендрежник.
- А вы чего расселись, глава Цзинь? - кричит Цзин И. - Или вас тоже донести?
- Да пошел ты, - бормочет Цзинь Лин, а потом, кряхтя как дядя Чэн совсем недавно, поднимается на ноги.
Все закончилось.


Или наоборот - потому что когда он, полный праведного негодования и переживаний, врывается в палату, дядя Чэн уже приходит в себя, а рядом с ним сидит Ван Цзи и ведь явно был здесь все время. Как он тогда сказал ему? "Тусил", точно. Цзинь Лину многое не нравится и на многое надо пожаловаться - и на то, как его не хотели пускать (пришлось угрожать своим положением и мрачным Цзы Юнем за спиной), и как не успели они выдохнуть, уже надо решать кучу дел, а он еще и глава, и на это он не подписывался (подписывался, но вы не понимаете, это другое...), и что Цзы Дянь настолько истосковался за хозяином, что теперь бьется разрядом просто так, из вредности, и не хочет сниматься, забирай свое кольцо, вообще!..
Но даже в бурном возмущении он успевает заметить смех в глазах дяди Чэна и легкую улыбку Ван Цзи. Все будет хорошо.
Точно. Все только начинается.

+2


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » The kids are all rebels so you dance with the devil [mo dao zu shi]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно