активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » Скверные дела


Скверные дела

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

СКВЕРные Дела


Анейтис Сурана и Алистер | Ферелден | Пятый Мор

Порой в жизни случается такое, что невольно задумываешься и чего в монастыре/ в башне спокойно не сиделось... Пятый Мор нагрянул не то чтобы совсем неожиданно, но всё равно как-то внезапно. От некогда шумного лагеря Короля Кайлана осталось лишь пепелище да двое серых стражей, толком не представляющих, что со всем этим делать.

"Скверные дела? Ха! Да мы тогда ещё даже матку порождений не видели... Или оборотней! Или чертово рифмующее дерево! Или мамашу Морриган! Ах, нет, с ней-то мы уже были знакомы."
http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/30/17948.png

http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/49/986443.jpg

Отредактировано Alistair Theirin (2020-07-31 17:21:40)

+1

2

К концу первого дня от обилия свежего воздуха, ярких цветов и солнечного света начинает кружиться голова – как только маг появляется в Круге, внешний мир для него перестаёт существовать. Массивные двери, ведущие в Башню, всегда закрыты наглухо. Близко к ним подходить не стоит: могут принять за попытку побега. Прогулки запрещены. Окон нет. Только давящие на голову и спину глухие, темные стены.
К концу второго дня гудящей болью отзываются ноги – за столько лет безвылазного, тупого сидения на пятой точке в каменных стенах они совсем отвыкли даже от таких, не слишком серьёзных нагрузок. По замкнутому в бесконечный, безысходный круг коридору Цитадели особо не побегаешь: ни смысла, ни желания, разве что лишний повод для подозрений - не затеяли ли чего дурного? не проводишь ли какой-то секретный ритуал? а вдруг ты коварный малефикар или просто безумный? Ответ прост и он один - усмирить.
К середине третьего дня, когда солнце уже прочно укрепляется на небосводе и начинает ощутимо подпекать кончики острых ушей, они, наконец, добираются до места назначения.

Остагара.
Дункан, как всегда невозмутимый, как всегда безгранично спокойный и, кажется, даже не вспотевший под всей своей внушительной броней, в очередной раз заводит уже успевшую надоесть песню про древние руины, королевскую армию и порождений тьмы, которым как можно скорее нужно дать отпор. Сурана, признаться, почти не слушает и отстранёно размышляет, что хочет уже привал и стянуть с ног проклятущие, непонятно из каких закромов Круга в последний момент раздобытые сапоги, стершие ему в кровь ноги. Не знал бы Ирвинга, подумал, что старик ему это назло придумал. Суране откровенно плевать на часовых, громко приветствующих их, он не задаёт вопросов и только что-то неразборчиво мычит в ответ, имитируя интерес и как бы говоря, "я слушаю", хотя на самом-то деле нет.
- Дункан! – а вот на громкий окрик и стремительно приближающийся грохот доспехов голову вздёргивает резко и стремительно, почти по-звериному оскаливаясь в сторону чужака: ничего личного, просто привычки из старого доброго Круга.
Светловолосый человек, перегородивший дорогу, то ли не замечает, то ли делает вид, что не замечает этого. Лучится улыбкой, дружески хлопает его нового наставника? начальника? командира? по плечу, приветствуя. Сопровождение в лице двух закованных в латы и откровенно стрёмные шлемы солдат явно намекает, что шем перед ними не просто кто-то там, рядовой и обычный, а птица более высокого полета. Это, впрочем, и так ясно – ослепительно сверкающий в лучах солнца доспех мог бы, наверное, прокормить целый эльфинаж на год вперёд, если не больше. Сурана почти не удивляется, когда настырный, блестящий говорун оказывается настоящим королём - они ведь все попустозвонить любят, верно?
Удивляется он позже, когда этот самый король поворачивается к нему, обращается если и не как к давнему другу, но долгожданному и важному гостю, а не эльфу и магу в одном фиале, свалившемуся непонятно откуда и непонятно зачем. Странно. Ещё страннее его бодрая и горделивая болтовня: помощь не нужна, завтра они одержат очередную победу, вряд ли это вообще какой-то там Мор... Может кто-то, подкупленный харизмой, убеждённый убеждением, и поверил бы в это, но не Сурана, слишком недоверчивый по природе своей к шемам. Особенно шемам с титулами. Да и как-то уж слишком резко контрастировали эти бахвальные речи с мрачным повествованием Дункана о Морах и войнах - кто-то из них явно забывался, принимая желаемое за действительное, в процессе теша своё самолюбие…и как бы это ни стоило им всем жизни.
Дункан подтверждает опасения, но этим и ограничивается: сославшись на усталость, отправляется к шатру Серых Стражей. На человека уставшего хоть как-то он не похож от слова совсем и, скорее всего, просто не хочет выдать чего-то большего, куда более значимого и важного. Хрен с ним, пусть молчит, у Сураны найдётся чем занять бедовую голову. Например, местными видами. С голодом и жадностью маленького беспризорного оборванца, он осматривает всё вокруг, исследует каждые попадающиеся на пути кусты и пролеты старых галерей. Если у кого-то из часовых это и вызывает смех или удивление, они крайне талантливо их скрывают. К своему же благу. Надолго Сурана зависает на мосту, почти с головой свесившись вниз, разглядывает живописный вид на долину, пока ещё тихую и мирную - никак и не скажешь, что скоро на ней состоится грандиозная битва.

Караульный, несущий дозор у входа в основной лагерь, оказывается не менее странным: прямо-таки источает дружелюбие и желание помочь. Ещё бы, Сурана же рекрут Серых Стражей, а не просто какой-то там эльф, которого и послать можно, и пнуть. Чем дальше, тем больше это начинает раздражать. Но часовой хотя бы полезен: у него есть примерный план лагеря, который он в красках расписывает, для наглядности тыкая в разные стороны пальцем. Видимо, чтобы эльф-дикарь не заблудился. Соваться в сторону королевских шатров Суране кажется плохой затеей: пусть ему и плевать на иерархию, но от всех этих больших шишек только не менее большие проблемы и лучше держаться в стороне - авось не заденут. Заодно, чем не повод проверить свой новый статус – пройтись при полном магическом параде прямо перед грозными грудами храмовничьих доспехов. И Сурана идёт, скалится в скрытые шлемами лица, кожей чувствуя ответные гримасы. Давайте, ненавидьте меня, презирайте меня, моего яростного гнева на всех вас с лихвой хватит.
Чем дальше, тем сильнее осыпается шелуха притворства, которую налепили на него годы в Круге. Чем дальше, тем больше и решительнее выбирается на свет тот самый Тис - головная боль денеримского эльфинажа и окрестностей, босоногий мальчишка со вздорным характером. И Суране это нравится. Он решительно шагает дальше, напрочь забыв раннее недовольство и неудобство, на теоретический север лагеря, с кем-то рядом останавливается и болтает, потому что, во-первых, на него не смотрят как на прокажённого, не затыкают рта, не враждебны и, максимум, ссылаются на крайнюю занятость, вполне в условиях грядущей битвы оправданную, а во вторых…он изголодался по этому. По новым лицам, по разговорам ни о чём и обо всём, о мире, настоящем мире, а не крошечном затхлом закуте в стенах Цитадели. «Там Ферелден. Ничего интересного» - в рожу бы плюнул тому храмовничьему херу. Брехал, как дышал, сука.
А что там? А там? На остатки древней балюстрады нос сунуть хочется, и в глубину лагеря пробраться, разведать, что да как, в низину, может, спуститься: когда ещё будет возможность на настоящее войско посмотреть. Да и на других Серых Стражей. Какие они бывают? Но Сурана вездесущему любопытству не подчиняется: слишком хорошо помнит, куда и зачем ему надо. Он пока ещё не Серый Страж, а только новобранец или как там принято у них говорить...в общем, седьмая вода на трехдневном киселе. Слова мало значат, а как передумает Дункан? Особенно если церковники сраные на уши присядут – нет уж, дудки, в Круг Магов он обратно не вернется. Живым так точно. Да и над душой этот чертов ритуал висит, зудит под кожей недосказанностью - избавиться бы от него и дело с концом. Внутри подозрительность ворочается, шепчет настойчиво, что ничего хорошего ждать не стоит точно, иначе к чему такая секретность. Плавали, знаем, какая куча нажьего дерьма может за всеми этими недомолвками и недосказанностями скрываться. Только б снова к демонам в пасть не кинули. Одного раза хватило, не-спасибо не-большое.
Серый Страж Алистер оказывается…немного не таким, как он представлял. Хотя, сложно понять, кого Сурана вообще ожидал увидеть, учитывая знакомство с одним только Дунканом. Серый Страж Алистер, если и старше его, то совсем не намного, светловолос и крепко сложен. А ещё смешно собачится с кем-то из Круга. Сурана, правда, впечатлён и, положа руку на сердце, готов признать, что в Круге встречаются редкостные зануды и тошнотики, с которыми не то что говорить не хочется – талмудом потяжелее по башке огреть хочется.
Серый Страж Алистер ему улыбается, шутит и незамедлительно портит своё первое, такое положительное впечатление.
- Надеюсь, ты хотя бы не маг?
Сурана скептически приподнимает одну ярко-рыжую бровь. На нём-то всего-то потрёпанные и запылившиеся, но от этого не менее узнаваемые робы Круга магов. У него всего-то из-за спины торчит палка, которая вообще-то посох, да ещё и магический. Действительно. Ни одна деталь не выдаёт в нём наличие дара! Сурана щурится и вздёргивает подбородок, глядя шему прямо в глаза.
- У тебя с этим какие-то проблемы?

Отредактировано Anaitis Surana (2020-07-22 00:21:57)

+1

3

«Тяжелый бой грядёт. Все должны ладить и сотрудничать,»- кажется, раз тысячу повторил Дункан, пока они направлялись в Остагар, то ли свои надежды высказывая, то ли пытаясь наставить его на путь истинный. Тогда Алистеру казалось, что именно так всё и будет. Понимание и поддержка, единение против общего врага, прямо как во всех этих легендарных историях. Только вот на деле всё оказалось не так уж и радужно.

Понимание и сотрудничество, ха! Дункану-то поди легко говорить. Опытный страж, бывалый вояка, всегда собранный и рассудительный. Кажется, он одним только видом производил такое впечатление, что окружающие разом проникались к нему уважением. Вон, даже Кайлан прислушивался! Ну, насколько он, конечно, мог прислушиваться в те редкие мгновения, когда переставал восхвалять славу, которую они непременно обретут в грядущих битвах. (Казалось, упомяни он орлесианских стражей ещё по крайней мере пару раз, и у Логейна точно начнёт глаз дёргаться. Не начал, даже поразительно. Кремень, а не мужик!).  Алистер вот таким авторитетом похвастаться не мог. Да и с чего бы? Самый младший в Ордене, ещё каких-то шесть месяцев назад сам опасливо прижимался губами к Чаше Призыва. Ни великих сражений за плечами, ни серьёзных боёв, так, тренировочные… Но вот совсем скоро ряды стражей пополнятся, и он больше не будет самым младшим, а там и серьёзный бой не за горами. И Алистер точно не собирается прятаться за чьими-то спинами, и как бы не хотелось держаться подальше от такого врага, он обуздает страх и с мечом наголо бросится в атаку. Правда, говорят у них огромные огры есть… но… Чем больше шкаф, тем громче падает, верно? Время покажет.

Пара рекрутов уже даже прибыла. Давет и Сэр Джори. Вор и рыцарь проявивший себя на турнире. Один, кажется, почти вдохновлённый, второй вечно недовольный. То ли это что в самом деле нужно Ордену? Мелькает мысль и тут же затухает, Алистер одёргивает себя. Не ему судить. На нём Владычица хотела поставить жирный крест, а Дункан вон что-то углядел, может и в них так же? А теперь вон ещё искать пополнения отправился, вернётся и можно будет приступать.

А пока… пока для других Алистер всего лишь парнишка из Ордена, словно шутки ради оставленный за старшего. И, кажется, окружающие только этим и пользовались: Преподобная мать совсем не по-андрастиански развлекалась, посылая его с дурацкими поручениями, чтобы просто позлить магов, а маги отводили душу вдоволь на него наоравшись. Словно снова оказался в Ордене Храмовников, когда каждый второй стремился сделать из мальчишки-конюха мальчика на побегушках. Как тут удержаться и не поддеть лишний раз, не подразнить вдоволь? Преподобная словно чувствовала это и снова просила об «услуге».  Почему она не попросит кого-то другого? Кого-то кому в ту сторону!

«Ладить и сотрудничать,»- Алистер словно слышал тихий голос Дункана каждый раз, когда хотелось съязвить и указать на карте, куда именно могли бы пройти и церковники, и маги вместе взятые, бодренько так, взявшись за ручки. Снова одёргивал себя, шутил и улыбался, кажется, зля их ещё больше. Казалось, Дункан вернётся и что-то поменяется, а нет! Ещё одно дурацкое поручение и грузный маг в очередной раз ворчит на него, только что посохом своим по темечку постучать пока не порывается, и на том спасибо. Нахохлился, как недовольный индюк, оскорбили мол его, всего-то переданной парочкой слов. Ишь неженка выискался. А ведь он почти был готов назвать в его честь какого-нибудь из своих будущих сынишек, самого вредного и сварливенького. Чем собственно и поделился. Маг шутку не оценил, распушился ещё больше и уковылял прочь, небось снова с Преподобной собачиться, вот и разбирались бы вдвоём, а он бы поискал, наконец, того новенького рекрута. Как там его звали? Ан… Антуан? Ананас? Анай? Может по дороге вспомнит, но стоит оглянуться и взгляд натыкается на рыжего эльфа, уставившегося прямо на него.

- Надеюсь, ты хотя бы не маг? – шутит, не подумав и почти сразу встречает скептический взгляд. И правда, неловко вышло. Робы хоть и запылились, но всё равно значительно отличаются от любимых облачений местных, да и кто кроме магов в здравом уме и трезвой памяти стал бы носить что-то такое? И посох за спиной. С такой махиной не очень-то скроешься.

- Я так понимаю ты это не из любви к юбкам и громадным палкам носишь, да? – а жаль, только ещё одного напыжившегося мага ему и не хватало. Такое чувство, что эти колданутые недовольны миром ещё чаще чем Сэр Джори, а он в этом деле, между прочим, серьёзный соперник. – А я-то думал, на меня уже все маги успели наорать, у вас что, очередь где-то?

Странно, что этот конкретный раньше как-то не попадался на глаза. Огненно-рыжие волосы выбиваются даже среди цветастой картины многочисленных знамён. Да и вон запылившийся какой-то. Не уж-то та бабулька среди магов даже замечание ему не сделала? Его-то она ни шансу поддеть не упускает.

- Погоди… да это ведь ты, кажется, новый рекрут Дункана?

«Кажется, как-то так он и описывал? Рыжий эльф из Башни Круга… Анайт… Анейтир? Айнене?»

На первый взгляд кажется ещё юней, чем он сам. И как он отреагирует, когда узнает, что их ждёт? Порождения, питьё крови, смерть или служба в ордене до самой смерти, кошмары по ночам и желание сожрать всё, что видишь ближайшие пару недель? Не очень-то похоже на мечту всей его жизни. Не то чтобы Алистер о чем-то таком когда-либо мечтал.  Обо всём этом, конечно, в рекламных брошюрках стражей никто писать не будет, а то черта с два у них хоть сколько-то рекрутов набралось бы. И части его хочется спросить хорошо ли он подумал, но осекается. Может и выбора-то нет, чего ещё больше ухудшать положение. Да и в конце концов, Алистер-то место своё в итоге нашёл, может и этот найдёт. Хотя мысль о том, что придётся находиться бок о бок с магом несколько беспокоила. Храмовники частенько говорили, что добра от них ждать не приходится. Потеряешь бдительность и Создатель пойми что творить начнут.

- Надеюсь, ты не планируешь творить всякое,- хмыкает он, - ну разве что с порождениями. Премерзкие штуковины, нужно признать.

«Айналей? Как же он там говорил?!»

«Не можешь вспомнить имя – представься первым,»- сказал ему однажды эрл и вот сейчас это впервые оказалось как нельзя кстати.

-Я, кстати, Алистер, новый Серый Страж,- вышло не так торжественно как хотелось бы. Ещё и новым зачем-то назвался, хотя уже шесть месяцев как не такой уж и новый.

+1

4

- Ну почему же... - преувеличенно дружелюбно скалится Сурана, смеряя человека перед собой откровенно насмешливым взглядом. - Стал бы кто-то, не испытывающий любви к юбкам и громадным палкам, носить юбки и громадные палки? Вполне себе ничего, особенно для любителей свежего ветерка в причинных местах. Сам никогда не думал попробовать? Рекомендую. Ощущения будут просто незабываемые, - отчасти правда, по большей степени ложь, и явная издевка в качестве бесплатного бонуса.
А потому что не надо нести откровенной херни. Ясное же дело, что не от большой, мать её, любви он всё это напялил. Да ни одно разумное существо на свете в жизни по доброй воле не надело бы эти поганые, унизительные и до крайности неудобные тряпки. Мало того, что в жару к телу липнут, от холода не спасают, вечно за что-то цепляются, пачкаются, рвутся, мешаются под ногами, так ещё и каждый идиот, считающий себя великим мастером шутки, не упустит возможности ткнуть пальцем и гадко похихикать. Тут уж только гигантская палка по необезображенной интеллектом роже и спасает. Но пока, только пока Сурана в драку не лезет: серый страж Алистер кажется больше забавным, чем раздражающим.
- А ты как думал! - фырчит, весело, почти миролюбиво, жмурясь словно выбравшийся погреться на ярком солнце щуплый, дворовый кот. - У магов, чтоб ты знал, все упорядочено: очерёдность ора строго по номеркам. Я вот просто немного опоздал.

Сурана с любопытством наблюдает, как недоуменное выражение лица серого стража Алистера все-таки сменяется осознанием, что эльф перед ним не просто так землю топчет и несмешные шутки шутит, что этот самый эльф и есть тот самый рекрут, о котором почему-то знает уже весь лагерь. Молча кивает, подтверждая смелую догадку, и дервенеет, когда человек на достигнутом не останавливается и с паскудным смешком продолжает говорить... всякое.
- Всякое? - каждый звук Сурана из себя выталкивает силой, с каждым слогом всё больше зверея. - Какое всякое? То, которое от меня требует ваш король? То, ради которого меня вытащили из сраного Круга? Или какое такое "всякое" ты имеешь в виду, шем?
И лучше бы этому серому стражу Алистеру даже не заикаться о чем-то вроде магии крови или одержимости: Сурана на него самым натуральным образом бросится - плевать, что он явно проигрывает как в габаритах, так и в физической силе. Просто потому что до тошноты уже надоело! Да, он родился магом (о чём его, кстати, никто не спрашивал). Да, у него есть силы, которых нет у других. Да, при желании он может испепелить вот вообще всё в радиусе ближайших десяти метров, а то и дальше. И что с того?! Это, разве, также означает, что он поехавший на власти и собственной силе придурок? Что он последний дебил, готовый продаться демонам за... за сраное ничего?! Может, ему теперь тоже в каждого шема с мечом пальцем тыкать и во всё горло орать: "убийца! "? И, на минуточку, он-то к истине окажется гораздо ближе.
Но Алистер либо оказывается всё-таки сообразительным парнем, либо ему в этот день благоволит удача: тему с "всяким", которое магам творить не надо он не продолжает, вместо этого представляясь, наконец, по-нормальному. Сурана дёргает ухом, переступает с ноги на ногу, шумно выдыхая.

Тихо, спокойно, дружелюбно.
- Сурана. Как ты уже понял, маг из Круга магов. Дункан сказал мне найти тебя, ещё двух рекрутов и вернуться к нему. Пошли? Не хочу зря тратить время.
Потому что чем раньше он разберётся с этим самым Посвящением, тем будет лучше и спокойнее. Всем. Серый страж Алистер не возражает, не спорит и даже знакомит с двумя другими новобранцами, на которых Тис не обратил внимания и чуть раньше просто прошёл мимо. Шем по имени Давет ему не то чтобы нравится, но с его присутствием в отряде и существованием в принцие Сурана хотя бы может смириться. Ну, вор. Ну и что? Что теперь, не говорить с ним что ли и за милю обходить? Так же глупо, как и бояться всех существующих на свете магов. С "сэром" Джори сложнее....
- Я и не знал, что эльф может стать серым стражем. До сих пор в лагере были только люди, - всего две фразы, а Суране, исподлобья смотрящему прямо в эту тупую, круглую харю, уже хочется закопать её обладателя под ближайшим кустом. Метров так на пять в глубину. Жаль, что за это его, скорее всего, посадят в клетку, как "дезертира", которому Сурана умудрился выклянчать паек. Оно ему надо? Не надо.
- Представь себе, ты не исключительный, - только и бросает, отворачиваясь.

Сначала дело.
Сосредоточиться на деле.

Дикие земли Коркари Суране не нравятся совершенно: он постоянно оглядывается по сторонам и старается, если не скрыться за спинами более рослых спутников, то хотя бы не слишком далеко от них отходить. Обезумевшая то ли от голода, то ли от скверны стая волков; валяюшиеся вповалку трупы со следами неизвестно чьих зубов и когтей; густые заросли без единого намёка на просвет краноречивее любых слов намекают, что подобная беззаботность в здешних краях чревата и с высокой вероятностью выйдет боком. А Сурана, знаете ли, не для того выживал в сраном Круге, чтобы сгинуть так просто в безвестном болоте.
Строй они меняют: первым, крадучись, шагает Давет, выискивающий следы порождений тьмы, ловушки и вражеские засады; за ним - наизготовку Алистер и Джори, вооруженные мечами и крепкими щитами, чтобы успеть отразить первый натиск врага и прикрыть стремительно отступающего в тыл разбойника. Сам Сурана замыкает их тщедушную процессию, нервно дёргая ушами, озираясь и зябко поводя плечами, будто бы чувствуя спиной чей-то пристальный, недружелюбный взгляд. До чего же поганое место.
Из точных координат у них только виднеющийся среди густых крон скол древней башни.
- Пройдём здесь, - под руководством Давета они забирают левее. - Небольшой крюк, но зато безопаснее.

Как же.
Сурана несколько секунд изучает покачивающих в воздухе босыми ногами висельников и поворачивается к Алистеру:
- Очередные дезертиры? Или это это порождений тьмы работа?

+1

5

- Может у этого кого-то просто вкусы очень специфичные или где-то там под юбками он прячет ещё одну палку,- посмеивается он, и сам же неловко давится смешком, ловя себя на мысли, что прозвучало как-то до неприличия двусмысленно,- посох,- поправляется тут же, прокашливаясь в кулак,- посох, конечно, запасной. На случай если первый сломается об кого-то задающие дурацкие вопросы вероятно,- добавляет, неловко зарываясь пальцами в волосы на затылке.

Кажется, шанс произвести хорошее первое впечатление он только что благополучно потерял. Вот поэтому поиском новых стражей занимается кто-то вроде Дункана. Кто-то серьёзный, внушающий уважение и отвечающий обстоятельно, но по делу, безо всяких там дурацких шуточек и двусмысленных комментариев сам того не желая. Видимо, своих первых рекрутов он будет вербовать ещё очень нескоро, если вообще будет. Если хоть какой-то безумец решит ему доверить столь ответственное дело.

Потенциальный рекрут, не считая его магической сущности, особого беспокойства не вызывал. Во всяком случае не больше, чем Давет или Сэр Джори. Эльф, как эльф. Обычный, да на язык острый. Что-то подсказывало, что с ним они могли бы провести немало часов пререкаясь просто ради того, чтобы парировать остроты друг друга. Так ему кажется до той самой поры пока этот мирный и в общем-то весёлый паренёк враз не превращается в агрессивное едва ли не шипящее создание, явно негодуя от брошенной вскользь фразы куда сильнее, чем он ожидал. И с чего вдруг? Разве он здесь не по своей воли, в стражи насколько он понимал из кругов насильно не тащат, не просто так во всяком случае. И разве маги не спят и видят возможность выбраться на свежий воздух хоть ненадолго. Этот явно не вписывался в образец типичного представителя. Если бы кто спросил Алистера какое первое впечатление произвел его будущий спутник, он, пожалуй, нисколько не сомневаясь выпалил бы: «полтора метра ярости».

Полторашка дёргает ухом и Алистер подвисает на этом, едва удержавшись, чтобы не потянуться и не потрогать. Раньше внимания как-то не обращал, а на фоне огненно-рыжих вихрей прямо в глаза бросилось. Так все эльфы умеют? Он не эльф, конечно, но попробовал и благополучно провалился, не работает.

А рекрут тем временем представляется и оказывается совсем далёк от всякого «Айнене», даже и близко не на «А», неужто не так услышал?

Он, конечно, мог бы всё списать на то, что за магами стоит присматривать, но по правде за Сураной было забавно наблюдать. Как он заливает стражнику, убеждая поделиться едой с дезертиром,- вызывая у Алистера едва заметную одобрительную усмешку,- как зыркает на Сэра Джори, явно довольный им ничуть не больше, чем Алистером всего пару минут назад. Всё было невдомёк с чего бы кто-то из Башни Круга был настолько недоволен возможности выбраться из неё. Когда он обучался на храмовника только и слышал, что каждый маг так и ждёт, когда появится возможность подхватить свои юбки и ускакать творить бесчинства на каком-нибудь болоте или в деревушке, куда приличные люди обычно не суются. Сурана в представления явно не вписывался.

Алистер ловит красноречивый взгляд Дункана у костра и стушёвывается. Даже гадать не надо. Он и так знает, что Дункан сказал бы будь у них больше времени. Нахмурился бы, качая головой, и спокойно, но четко напомнил бы: «Ты больше не храмовник, Алистер, у вас нет причин враждовать. На кону стоит куда больше чем вечные противостояния магов и храмовников.» Но времени у них нет, и Алистер лишь кивает, молча, показывая, что и без слов всё понял. Одному Создателю ведомо сколько времени они проведут в диких землях прежде чем выполнят задуманное. С магом за спиной непривычно и тревожно, но он ведь больше не просто маг, верно? Как только они пройдут Посвящение, прошлое перестанет иметь значение, будут только новые стражи. Победа в войне, бдительность в мире, жертвенность в смерти. Никак иначе, верно, Дункан?

Давет оказывается опытным поводырём, воровское прошлое сослужило ему отличную службу и с тех пор как ворота лагеря скрылись за густыми зарослями, они пока ни в одну ловушку не угодили. Сэр Джори очень пытался, конечно, и едва не вступил, зазевавшись, но Давет успел вовремя выдернуть его так и не дав приземлиться ноге в охотничий капкан.

«Зато безопаснее…»- повторяет мысленно чужие слова и пальцы крепче сжимают рукоять меча. Нет, не безопасней. Дикие земли очень далеки от безопасности. Порождения где-то рядом, куда ближе, чем он чувствовал их в прошлый раз, когда бывал здесь. Подбираются с каждым днём, охотникам стоит выбираться за добычей осторожней. Раненный стражник, которого они встретили несколько минут назад – явно не самое лучшее знамение, когда отправляешься в такую глушь, да и труп миссионера… Сэр Джори с тех пор кажется стал еще более опасливо оглядываться по сторонам, руки Давета подрагивают, как бы старался не подавать виду, а Сурана кажется всё таким же недовольным, разве что ёжится порой.

- Дезертиры,- отзывается невесело. Люди всё чаще порываются убежать и можно ли винить за этот трусливый порыв сохранить свою жалкую жизнь? Многие из тех, кто оказался в этом лагере и меч-то ни разу в жизни не держали. Король Кайлан любит хвастать своим войском, не замечая за блеском доспехов страх тех, кто ещё никогда не пускал кровь, чего уж о стычках с порождениями говорить. – Видишь, только вороны поживились, других укусов нет, а порождения… не церемонятся, - хмыкает он, опуская взгляд. Вечно эти твари жаждут наброситься да вонзиться зубами поглубже. Пусть сталкивались не так уж и часто, а вот впечатлений на добрые пару десятков лет хватило. Алистер собирается двигаться дальше, когда взгляд цепляется за бело-красные лепестки среди высокой травы, наклоняется, срывает у самого корня и суёт Суране не глядя.

- Ты обещал псарю, не то чтобы я подслушивал, так, слышал краем уха,- пытается пояснить и ловит на себе вопросительный взгляд Давета,- Для собаки это, – искренне, негодуя, но чужое лицо лишь выглядит еще более изумленным,- я не… Для лечения собаки!

- Как скажешь, приятель,
- посмеивается разбойник, продолжая осматривать дорогу.
Спустя пару часов земли кажутся бесконечными и совершенно необитаемыми, не считая нескольких обезумевших волков и пары кроликов, пронесшихся мимо. Сэр Джори всё больше ноет, что не рассчитывал, что столько придётся ходить.

- Неужели у такого прославленного ордена нет лошадей,- возмущается он в который раз за последние несколько минут, но Алистер его почти не слышит, напрягаясь куда больше от того как затихли птицы. Чужое присутствие ощущается всё четче. Он шикает, но Сэр Жалобщик его даже не слышит, продолжая страдать.

- Мы больше не одни,- предупреждает, оглядываясь на своих спутников. Объявляются то там, то здесь, неравномерным кольцом подступая из зарослей.

-Осторожней,  – выпаливает он, вскидывая деревянный щит и чёрная стрела со свистом вонзается в древо. Смрад и гомон вокруг становятся всё отчётливей и Алистер выхватывает меч из ножен, готовясь отражать удар. Не мудрствуют стратегией твари, но бросаются отчаянно, яростно, голодно, стремясь то ли убить, то ли отхватить кусок побольше. Бой короткий, всего шестеро, и вчетвером они неплохо справляются. Черная кровь заливает зеленую траву, оскверняя некогда благодатную почту, выжигая из неё жизнь. Он окидывает взглядом спутников чтобы убедиться что никому не досталась путёвка на тот свет и облегченно выдыхает.

+1

6

– Так я и думал, - Сурана презрительно кривит нос, но больше никак висящие трупы не комментирует.
Для него это странно. И тупо. Шемы сами по себе достаточно тупые, если подумать. И не то чтобы Суране так уж претили жестокость и кровожадность в сочетании с ненавистью к роду людскому - нет, всё это, в той или иной степени, наверное, было, дремало где-то в закоулках подсознания, словно притомившийся в ожидании жертвы хищник - но в подобного рода казни он просто не видел смысла. Какая от этих повешенных польза? Запугать других солдат, чтоб и думать не смели о дезертирстве? Так зачем тогда оставили болтаться здесь, где никто, кроме их отряда самоубийц, и не ходит. Где тут назидание? Один бред и несколько бесполезных смертей.
– А порождения тьмы, значит, жрут? Мило.
Знать это, он, пожалуй, не очень хотел. Хотя, если уж помер, то какое там дело до оставшегося тела: оно же все равно ничего не почувствует и не возмутится. Но факт, сам по себе, неприятненький. Да и получается, что порождения тьмы эти… живые? Ну, раз им мясо человеческое нужно. Или это не для питания, а просто… устрашения? развлечения? способа ведения боя? Любопытно, с чисто исследовательской точки зрения, и хочется серого стража Алистера вопросами завалить, но, пожалуй, займётся этим Анейтис всё-таки после Посвящения: пока ему информации о том, как этих тварей прикончить, хватит.
На красно-белый цветок, так неожиданно и почти силой в руки засунутый, Сурана косится с таким подозрением, будто ожидает, что сейчас в середине соцветия появятся маленькие челюсти и отгрызут ему палец по локоть. Потом с не меньшим подозрением, разве что более агрессивным, буравит спину Алистера. Случайно услышал он, ага, как же, нашёл дурака. Если выяснится, что за ним тут как в поганом Круге неустанно следить будут, Сурана лучше сразу этим поганым порождениям в зубы и бросится. Или наблюдателей своих, что ещё лучше.
– Спасибо, - бормочет невнятно, почти неохотно. Потому что справился бы и сам: что он, идиот последний, цветок какой-то найти бы не смог?! Смог! А теперь ещё и должен остался. Но правила есть правила, а вежливость, вбитая уговорами и сокрушительным полотенцем в непоседливого сына матушкой, требовала своё, как бы Суране ни хотелось отмолчаться.
– Понятное дело, что для собаки, - дёргает ухом несколько удивлённо, не слишком понимая причину столь бурных реакций. Или это все шемы так на сорванные растения реагируют? - Та, что от этих ваших порождений тьмы умирает. Жалко её… По-твоему, зачем ещё цветы нужны?
Давет не отвечает, только улыбается особенно гадко, будто знает что-то, о чем Сурана даже не догадывается. Бесит. И топает вперед с таким омерзительно довольным видом, что хочется запустить в этот лучащийся самодовольством затылок шишку. Сурана сдерживается, трет нос и послушно идёт дальше, старательно игнорируя всё усиливающееся нытье сера-а-почему-так. Интересно, а за драку с другим рекрутом какое положено наказание? А то серый страж Алистер либо слишком, просто нечеловечески терпелив, либо не хочет связываться с сером-я-дозанудничаю-тебя-до-смерти из иерархических соображений. Ничего, не обремененный божественной выдержкой Сурана всё сделает за него.
- Захлопни пасть! - звучит одновременно с выкриком "Осторожней!" и резким свистом стрелы, глубоко впившейся в вовремя поднятый щит.
Хвала всем существующим всевышним, но Джори-сер-из-какой-то-жопы всё-таки затыкается и даже начинает довольно лихо орудовать мечом, отбрасывая первых нападающих - значит, всё-таки что-то может и умеет. Ещё б не гундосил, вообще цены бы не было человеку! Сурана и сам по сторонам не зевает: пусть и видит порождений тьмы в первый раз в своей жизни, но они ему уже категорически и бесповоротно не нравятся. Лезут, воняют, что-то балаболят, так ещё и мечами-ножиками своими всё норовят к телу подлезть. За такое и посохом по хребту получить можно! Посох только жалко.
Уродцев в тёмных, заляпанных грязью доспехах всего-то шестеро, но лезут отчаянно, словно бешеная свора, почуявшая свежий кусок мяса. Хорошо, что серый страж Алистер почуял их заранее: под таким напором отряд новобранцев мог и слабину дать, став поздним завтраком или ранним обедом для жадных тварей. Большая часть, по счастью, пришлась на вооружённых мечами и щитами воинов, к которым сразу на помощь пришёл и Давет со своими бритвенно-острыми кинжалами. Сурана же, не обременённый наличием дружественных тел в поле своего зрения, щедро поливает доставшихся ему врагов огнём. Оперевшись на посох, с почти нездоровым любопытством наблюдает, как плавятся безжизненные, почерневшие останки, и фыркает, тряся головой, когда вонь становится ещё более невыносимой.
- Какие ужасные чудища, -ошалело бормочет сер-каприза, снова растерявший всю свою воинственность. - Да обрушит Создатель гнев свой на их головы.
Создатель.
Нет никакого Создателя, а если и есть, плевать он хотел и на них, и на вас.

Сурана молчит: шемы болезненно реагируют на критику их "распрекрасненькой" Церкви, а религия и догматические споры, не его стихия, к тому же откровенно скучны и бездоказательны. Поэтому он просто рассеяно чешет ухо, осматривает почерневшую, вспученную землю, на которой совсем недавно зеленела молодая, сочная травка. Насколько же губительна кровь порождений тьмы? Зачем им тогда вообще бутылки с ней? Делать яд? Для них же? Глупо.... Что-то неспокойно ворочается где-то в солнечном сплетении, и Анейтис усилием воли прогоняет это ощущение: сначала надо выбраться из Диких Земель Коркари, а дальше уже у костерка можно будет и порассуждать на эту тему.
- Нам туда, верно? - остов склонившейся к земле за прошедшие годы сторожевой башни виден хорошо практически отовсюду. Подступиться к нему только сложно: кругом одни болота, да такие вязкие, что ступишь и не выплывешь уже обратно. По словам Давета, хотя бы карту мельком видевшего, впереди и относительно недалеко есть небольшой брод, через который они смогут перебраться на ту сторону. Ноги мочить, конечно, не хочется, но что уж поделать: бумажки Стражей, какими бы они ни были, штука нужная. - Пошли. А то от этого болота уже тошнит.
Стоять на месте - только привлекать к себе лишнее внимание, да и вряд ли их короткая схватка здесь остались незамеченной: шум в окружающей Коркари тишине разносится быстро, а просто так здесь точно никто не гуляет. Надо спешить, и каждый из них понимает это, не сговариваясь ускоряя шаг, сильнее склоняя голову и настороженно вслушиваясь в каждый подозрительный шорох. Деревья постепенно редеют, в просвете между стволов становятся видны обломки каменной арки - им дальше, вперёд. Земля пружинит под ногами, густая трава едва заметно колышется от неуловимого ветра. Идиллия, если забыть, где они на самом деле находятся. Давет коротко взмахивает рукой, приказывая отряду остановиться, и дальше крадётся один, стараясь держаться в тени буйно разросшихся кустов. Всё тихо. Слишком тихо.
- Что-то не так, - слов не слышно, но каждый из них в этот момент каким-то образом умудряется читать по губам.

Зубья капкана смыкаются с тошнотворным звуком ломающихся костей.

Давет падает.

Победный вопль притаившейся твари сливается с отчаянным бормотанием Джори, возносящего бесполезные молитвы к своим глухим богам.

Сурана закрывает глаза - заклинание сплетается в его голове, раскрывается обжигающим гортань огненным цветком, и взрывается - мощным, неудержимым потоком.
- Сейчас, - шипит, резко подскакивая на ноги и бросаясь вперёд.

+1

7

Давет крайне паскудно и знающе ухмыляется, пока Алистер старательно делает вид, что не понимает, что на самом деле означат его самодовольная рожа. Этот поди в отличие от всяких невинных эльфов круга догадывается для каких еще целей принято цветы использовать. А у них там в башне небось только настойки да припарки всякие и рассматривали. Неужели даже в книжках ничего такого не было? Их же учили грамоте? Алистер косится в сторону Сураны, но воздерживается от вопроса, подозревая, что еще пара тройка неуместных и он точно получит посохом по макушке, а к такому близкому знакомству с деревянной палкой господина эльфа он не был готов в ближайшем будущем. Сурана вообще производит впечатление взрывоопасного создания. Кажется, одно неверное слово, и он воспылает как спичка, да попытается сжечь заодно и всё, что вокруг, просто на всякий случай, потому что какой-нибудь куст тоже шелестел без уважения. А Давета всё больше хочется прикопать под какой-нибудь сосной, ибо нечего так самодовольно зыркать и едва ли не бровями поигрывать. Он же объяснил всё, нормально же всё было, что началось вообще? Сэр Джори тем временем продолжает монотонно причитать на весь окружающий мир и немыслимые страдания, которые ему приносит это нелепое испытание. Что ж, по крайней мере, хоть ему здесь точно нет никакого дела ни до цветов, ни до непрезентабельно покрасневших ушей одного серого стража.

Шайка порождений налетела резко, но не неожиданно, оклика оказалось достаточно чтоб новоиспеченные рекруты вовремя отреагировали и схватились за оружие. Кто-то умелей, кто-то ловчей. Врагов не много, но Алистер всё равно старается не выпускать подопечных из виду, уж очень не хотелось бы чтобы эти черти успели полакомиться свежей плотью или ранить кого-то. Сэр Джори несмотря на всё своё занудство отлично управляется с мечом, бьёт точно, лихо, хотя глаза полны страха и опаски, так что кажется вот-вот бросит всё и ускачет прочь. Давета видно нарочно никто не обучал, но инстинкты определённо делали своё дело. А Сурана… Алистер оглядывается на него как раз в тот момент, когда он щедро поливает огнём противников, и невольно хочется поблагодарить Создателя, что этот рыжий черт всё-таки на их стороне и запекают до золотистой корочки сейчас не его.

- Не забудьте набрать склянки, - напоминает Алистер прежде чем двинуться дальше,- смотрите чтоб на руки не попало,- Сэр Джори с нервным ойком едва не роняет склянку на землю.

Кажется, они бродят по этим болотам целую вечность, даже чужое нытьё становится привычным фоновым шумом. По правде, единственным шумом в этих краях и это сильно напрягает. Порождения копошатся в округе, собираются в кучки, рассматривают их издалека, но пока не кидаются в атаку. Подбираются потихоньку, таятся неподалёку и Алистер все вертит головой, пытаясь определить места, где мог бы притаиться враг. Давет уже достаточно хорошо показал себя за их вылазку, ловко огибая ловушки и предупреждая о возможной опасности, так что когда он привычно решает двинуться вперёд Алистер не особо беспокоится, лишь продолжает осматривать окрестности, и тут же жалеет о своём решении, когда зубья капкана с хрустом смыкаются вокруг чужой ноги. Твари нападают в ту же секунду, и он бросается вперёд, чтобы заслонить раненого, уверенно отбивая удары, направленные в его сторону.

- Осторожней! – рявкает он, замечая, как Сурана бросается в атаку, его пламя мелькает то там, то здесь, безжалостно жаля вопящих тварей, кого-то отгоняя, кого-то добивая на месте. То ли вдохновленный, то ли еще больше запуганной этой картиной к битве присоединяется и Сэр Джори.

Последняя тварь упала с громким завыванием, заливая черной кровью землю и Алистер вытер пот со лба тыльной стороной руки. Чертова башня вот уже, несколько метров и нужное место, почти ведь дошли, а тут капкан проклятый.

- Эй, исцелять умеешь? – окликает он Сурану, вытирая измазанный кровью порождений меч, прежде чем приняться за капкан. Конструкция мощная, крепкая, но благо видеть подобное уже доводилось раньше. Дункан показывал несколько раз как из него выбраться в случае чего, и с трудом, пропихнув меч меж зубьев всё же постепенно удалось разжать проклятую конструкцию. Давет застонал от боли, всё силясь прижать кровоточащую рану. Бледный как мел, трясущимися руками, он держался за раненую ногу, пока Алистер, как умел, пытался хоть на время остановить кровь. Затянутый ремень и ветки должны были хоть немного помочь, пока они не доберутся обратно в лагерь.

- Нужно забрать документы и возвращаться как можно скорее,- его бы воля он бы и прямо сейчас вернулся бы, не подвергая группу еще большей опасности в руинах, вот только это значило бы, что придется вновь отправляться в дикие земли, снова рисковать теми кто пойдёт сюда, и да это лишь малая часть того, что их ждёт в рядах серых стражей. Боль, долг, необходимость прыгнуть выше головы, если этого потребует ситуация. На словах куда проще, чем в жизни, когда видишь, как искалеченный парень истекает кровью, но изо всех сил сцепляет зубы, не желая, привлекать внимание врагов.

Алистер прикрывает глаза и прислушивается к ощущениям. Ближайшие порождения достаточно далеко, чтобы они успели проверить руины и убраться отсюда как можно быстрее. Лишь бы дикие звери не приманились на запах крови.

- Останься с ним, - обращается он к Джори. При всей своей трусости, мощи и умений в нём достаточно, чтобы в случае чего обезвредить противника,- Пойдём, - кивает он Суране. Крепости Серых стражей известны своими механизмами и порой для того чтобы открыть тайники нужны двое, лучше уж сразу прихватить с собой, чем терять время возвращаясь или звать, голося на пол округи.

Только вот войти в руины достаточно, чтобы понять, что ничего открывать не потребуется. От старого зала, остались только разломанные стены и раскрошившиеся ступеньки и где-то среди этого хлама предстояло найти проклятые договоры и забрать? Будет чудом если они вообще до сих пор не сгнили. Алистер осторожно направляется вперед как раз в тот момент, когда слышит крайне неприятное «так-так-так», откуда-то сверху.

- Что у нас здесь? – спрашивает незнакомка, и одного взгляда на неё Алистеру достаточно, чтобы понять, что она ему явно не понравится.

+1

8

- Эй, исцелять умеешь?
- Может тебе ещё кролика из задницы вытащить?

Сурана шипит, словно раскалённый добела кусочек угля, на который по какой-то неведомой причине внезапно капнули водой: искрится, клокочет возмущенно, пока слегка трясущимися руками хватает Давета за раненную ногу, чтобы рассмотреть получше. И плевать, что там этот шем шипит от боли - думать надо было раньше!
Сурана злится, сам не зная, на что больше. Ситуацию в целом или болото в частности; Дункана, пославшего их к демону на рога, или трижды проклятых порождений тьмы, которым не сидится спокойно в своих норах или где там они обитают; Давета, так по-дурацки угодившего прямо в ловушку; Джори, бесящего одним видом своего тупого, напуганного лица; Алистера с абсолютно дурацкими вопросами и не менее дебильными предложениями...
Исцелять... в понимании тупых шемов это, наверное, так просто! Всего-то взял и захотел. Захотел - вылечил, захотел - сына знатнюка спалил от лошадиной улыбки до вонючей подошвы вонючих сапог - ну, чем не сказка сказочная, желаниеисполнительная?! Магия же всё-таки! Брехня собачья, от которой ядом под ноги сплюнуть хочется. Или кулаком покрепче кому-то вмазать. Магия - это всё, что угодно, но не просто, легко, приятно и как тебе захочется. А исцеление и подавно - тончайшее искусство, для которого в годы обучения Сурана неизменно оказывался слишком груб, нетерпелив и прямолинеен. Укоряющие взгляды старших магов, проникновенные речи - он вспоминает их сейчас и бесится только больше: Сурана терпеть не может эту сраную беспомощность. Но что поделать: он не гений, чтобы быть успешным и сведущим во всём. Он просто эльф с небольшой тягой к разрушениям, только и всего. Как говорится, не слишком удобен в быту, но зато незаменим на поле боя.

Жаль, что это не спасает от падающей прямо на голову туши гигантского тролля.


- Очнулся, я гляжу?
Сурана дёргает ухом и морщится, чувствуя в глубине голоса шуршащую змеиной кожей усмешку. Он не смотрит на женщину, говорящую с ним, слишком занятый тем, чтобы просто сесть, при этом не взвыв от боли. Почему-то кажется, что издай он хоть звук - женщину это развеселит ещё больше. Сурана трёт лицо ладонями, отгоняя прочь тяжело-сонное онемение и пытаясь собраться хоть с какими-то мыслями. Он не помнит этих тонких и ветхих стен, через щели в которых вольготно гуляет ветер. Не помнит мутного оконца, громоздкого сундука и закопчённого, прогоревшего очага. Не помнит, чтобы раздевался или ложился в постель. Не помнит...
Помнит.
Блестящие в неровном свете факелов шлемы - один к одному, бесчисленной вереницей.
Громкий звук сигнального рога.
Лай собак.
Он помнит шум и грохот битвы, помнит крики и проклятия. Он помнит двух людей, в испуге выбежавших навстречу. Помнит лицо Алистера, бледное и блестящее от пота. Помнит бесчисленные ступени, ведущие всё выше и выше; одинаково тёмные коридоры, полные смрада и крови. Помнит гигантскую тварь, разинувшую пасть в их сторону, несшуюся напролом, выставив вперед увенчанную крупными рогами голову.
Сурана помнит жгущий большой и указательный пальцы огонь.
И темноту.
И больше ничего...

- Вас мать моя спасла.
Да, эту женщину с темными волосами и тяжёлым украшением на шее он тоже помнит. "Ведьмой из Диких Земель" называли её... или же ту старую, смешно всклоченную женщину, у которой совершенно волшебным образом оказались припрятаны договора Серых Стражей?

Ведьма.
Договора.
Стражи.
- В той битве никто не уцелел.
Сурана звучно захлопывает открытый было для вопроса рот. Смотрит исподлобья, хмуро, чем вызывает лишь новый мелодичный смешок. Его подозрения напрасны: все сомнения и тревоги очевидны, буквально написаны на его же собственном лице, только премерзкое чувство, будто кто-то бесцеремонно залез в голову, все равно проходить не желает.
- Где Алистер? - чокнутый придурок, до последнего прикрывавший его треснувшим под градом ударов щитом. Он ведь… нет!
- Твой друг? Снаружи. В прескверном настроении весьма.
Можно понять…
Это Сурана ничем был Стражам не обязан: один смертный приговор заменили другим, чуть более полезным для общества и, при хорошем раскладе, несколько более длительным. Это Сурана пробыл в лагере не больше недели и из всех Стражей знал в лицо разве что Алистера и Дункана, не испытывая при этом к ним обоим ничего кроме относительно равнодушного расположения. Это Сурана, много лет назад вырванный силой из родного дома, привык быть один и гулять сам по себе, пусть и по узкому, холодному кругу. Алистер же лишился друзей, наставника… семьи. И эту боль даже такой как Сурана может понять.

Потеряв интерес, женщина отворачивается от него, чем-то гремит в пустом котелке, пока Сурана натягивает потрепанную одежонку. Чихает, глубоко вдохнув пыли, и ожесточенно трет нос, отмечая засаднившие от резкого движения ребра. Ему нужно двигаться. Им нужно двигаться. Плевать куда, но только не стоять на месте. Скрип двери настолько громкий, что, кажется, разносится по всей округе: благо, из слушателей там только эти две странные женщины, стайка птиц и пустыри. Алистер не оборачивается. "Я ещё не понял, - думает Сурана, наблюдая за сгорбленной спиной, застывшей у мелкого озерца, словно одна из статуй в коридоре Башни. - Что я хочу о тебе знать - всё или ничего. Но я пойму… И очень скоро."
Сурана решительно шагает вперёд, несильно толкая плечом плечо.
- Эй.

+2

9

- Королевское войско и Серые Стражи выступят против Мора! Этот бой будет легендарным! Сотни бардов воспоют это в песнях! –  в памяти еще звучит его восторженная, полная вдохновения бравада. Наверное, Кайлан правда верил в это, множество раз повторяя, представляя, как его доблестные воины с ним во главе сокрушат врага прямо как в давних преданиях…

Услышать бы это еще хотя бы раз. Кто бы мог подумать, что он так сильно будет по такому скучать. По вдохновлённым речам Кайлана, по усталой улыбке Дункана, по тихим разговорам у костра. Алистер оседает на гладкий камень и зарывается пальцами в волосы, тянет до боли, изо всех сил сцепляя зубы. Как же так получилось? Казалось еще совсем недавно они только дожидались рекрутов, готовились к грядущему бою, и у Алистера вся голова была забита юношеским пылом и желанием проявить себя, показать Дункану чего он научился, то он больше не тот зелёный мальчишка, которого он когда-то забирал в орден. Проявить себя…

Да уж.. Лучше некуда. Кулак ударяется о камень зло, рука горит, но он не издаёт ни звука, хотя внутри вся его сущность вопит от боли. Воет раненным волком на кроваво-красную луну.

«Проявил себя, да, Алистер?»- едко спрашивает внутренний голос, и хочется ударить ещё раз. То ли булыжник, то ли самого себя, жестко, наотмашь, за собственную глупость, за то, что ничего не смог сделать, за то, что не сделал раньше эту одну единственную возложенную на него задачу, за то, что не защитил даже парнишку-мага, которого доверили ему, за то, что даже не сказал Дункану всё, то что стоило бы. Он должен был, давно должен был, да всё неловко было, всё когда-нибудь потом, не сейчас не время, а когда теперь будет время? Когда?! Да никогда теперь… Слова умрут, застряв в горле, так и не сорвавшись с губ.

Не такая уж и мерзкая у тебя похлёбка.
Научишь меня этому?
Прости меня.
Спасибо.
Я бы гордился, будь у меня такой отец.

Прокручивает эти слова у себя в голове снова и снова утопая в жалости к себе и злости на себя же самого. Гнев и боль смешиваются внутри, бурлят, бросают из крайности в крайность и найти себе место всё не получается. То бродит вокруг, то снова оседает на проклятый камень, игнорируя едкие комментарии Морриган и странную заботу старухи. Стоило быть повежливей, всё же она и правда их спасла. Если бы не Флемет едва ли кто-то из них вообще выбрался бы из той башни. Порождения лезли отовсюду, стоило разобраться с одной волной тут же начиналась другая. Сурана успел зажечь огонь, они успели дать сигнал, но казалось на этом всё, там и встретят свою кончину среди уродливых смердящих тел порождений. Удары один за другим, попытки прикрыть чужое бездыханное тело собой и сломанным щитом, если не защитить, то хотя бы смазать, перенять на себя часть ударов. Он же хилый совсем, того гляди и расколется. Дурацкая роба круга пропитана красным, пачкает пальцы, когда он пытается ухватиться, выдернуть из-под носа у очередной навострившей зубы мразоты, а дальше тьма. Полёт отрывками. Когти упирающиеся в бок. Когти ли? Черт его знает… Изувеченные тела под ними и пламя, пожирающее всё вокруг, реки крови в предрассветных огнях, заливающие землю. Морщинистые руки, разжимающие его собственные, чтобы забрать у него ношу, в которую он вцепился так сильно, словно это единственное ценное, что осталось от его жалкой жизни.
А ведь и правда. Парнишка, борющийся за жизнь там в доме – всё, что осталось от их Ордена, от того, что было так дорого ему, во что он верил. Во что верил Дункан.

Флемет подлатала их обоих, даже несмотря на то, как Алистер на неё косился с тех пор, как она представилась. Сказала, что выживет. Отоспится как следует и очнётся как миленький. Только вот чем больше времени проходило, тем больше казалось, что и он скоро покинет этот прогнивший мир. Всё никак не просыпался, только стонал во сне, когда он заглядывал последний раз.
Поднимается, бродит, словно потерявшийся пёс и вздыхает уныло. Что теперь со всем этим делать? Как серые стражи они обязаны остановить Мор, вот только что-то ни огромные военные машины, ни всё чертово королевское войско не справились, а что они могут? Что Он может? Даже одного защитить толком не смог, куда уж человечество? Победа в войне, да? Да что не так с этим чертовым девизом?!

- Борись или смирись, пора бы тебе уже определиться,- говорит старуха и он лишь кивает, даже не вдумываясь особо. В голове каша. Он не хочет думать об этом сейчас, не хочет ничего решать, просто лечь и утопиться в проклятом болоте, лишь бы больше так не саднило в груди. Но нельзя.

Дверь за спиной скрипит, но он даже не оборачивается. Поди Морриган закончила куховарить и пришла осыпать новой дозой колкостей. Можно подумать в лесу что-то сдохнет, если она заткнется и перестанет теребить и без того воспалённые раны. Не до неё сейчас. Чужое плечо ударяется легко о его собственное и доносится знакомый голос. Алистер прикрывает глаза, облегченно выдыхая.

- Эй…
- отвечает он, всё ещё глядя перед собой какое-то время прежде чем собраться с духом и посмотреть ему в лицо. Флемет правда постаралась и теперь Сурана уже не выглядел так словно архидемон лично его пожевал, хотя всё ещё был весьма потрепан. Впрочем, наверное, он сам ненамного лучше.

- Паршиво выглядишь,-
комментирует он, грустно усмехаясь и, спохватившись, тут же добавляет,- я рад, что тебе лучше,- он правда рад, хотя по его потрепанной унылой физиономии, наверное, сейчас и не скажешь. Эти пару дней сильно измотали его, разорвали на кусочки, и он всё никак не мог собрать себя воедино точно как…

- Твоя палка сломалась, - тихо добавляет он, кивая на посох, опертый у стены. Огромная трещина пролегает через всё древко, часть верхушки и вовсе надломлена. Пытался починить, скрепил как мог, но зрелище всё ещё было весьма жалкое.

+1

10

Сурана громко фыркает и ради разнообразия выдаёт даже вполне беззлобное:
- На себя посмотри, шем. Тебя будто собирался пожевать дракон, да в последний момент травиться не захотел.
Шутки шутками, а видок у Алистера – осунувшийся, бледный, загнанный – и в самом деле не очень: призрак, жалкая тень того самого придурка, легкомысленно интересовавшегося, а не маг ли Сурана часом или торчащая из-за спины палка означает, что он очень рад их встрече.
К слову о палках…
Сурана послушно косится в указанную сторону и даже присвистывает: нечто у стены и посохом-то теперь назвать трудно - так, деревяшка с цветным камушком, судя по виду, от любого малюсенького дуновения ветерка готовая развалиться на тысячу и одну щепочку.
- Хер бы с ней, - тем не менее отмахивается Сурана, по-собачьи встряхивая головой. – Палка в моей спине цела, и на том спасибо.
Нет, ну ещё б ему, только-только с того света выбравшись, о таком пустяке, как поломанный посох горевать. Нашли дурака! С другой стороны… если уж честно подумать, то поломанный посох – это целая проблема. Новый-то теперь где взять? Вряд ли можно вот так запросто завалиться в ближайшую лавку да прикупить "палку"-другую про запас. Магические же! А от всего магического тупые шемы ссутся в штанишки и прячутся за семью замками. Ко всему прочему проклятущий посох еще и купить на что-то нужно. А деньги? Где деньги-то? У Сураны как со времен Круга ни монеты в дырявых карманах робы не водилось, так за кратковременное пребывание в лагере и не появилось - штанами разжился, и то хорошо. Алистер на шема с припрятанным за пазухой мешком золота тоже похож не был. И крайне сомнительна была вероятность, что местная старушенция со своей дочуркой прячет в подполе горку сокровищ, которой вдруг по доброте душевной решит поделиться с двумя захожими бродягами. Ну, да и ладно. Не маленькие же, разберутся! Найдут, может, какого-нибудь мага гулящего да и отберут посох. Солидарность солидарностью, а своя рубашка всегда телу ближе - им к тому же ещё и людей спасать!
Главное только куда-то с этой пустоши безлюдной двинуться.
- Что дальше? Куда идём? – думать в одиночку над этакой головоломкой Сурана не собирается: они в этой нажьей жопе вдвоем, вот вдвоем и будут выкарабкиваться. - Ты, конечно, как хочешь, но я на этом пустыре жить не хочу. У вас тут небось и мошкара какая-нибудь летает, - старуха Флемет, совершенно точно не греющая уши неподалеку, совсем не хрюкнула со смеху, и головой благочинно покивала тоже исключительно по таинственному совпадению. – Оно мне надо? Не надо.
А что надо? А хороший вопрос, конечно… Сурана и сам не знает. Отвык как-то, что может решать сам, чего хочет или не хочет, куда пойти и что сделать. Впервые за долгое время он свободен, но что сделать с этой самой долгожданной свободой… не знает. Жалкое должно быть зрелище.
– Этот же… Архидемон, он же ещё жив? А нам надо его убить, верно? Найти для начала, а потом убить. Я же правильно помню?
Каким таким образом им двоим бороться с тем, что уничтожило целое войско, Сурана представляет откровенно слабо. Точнее сказать, не представляет совсем. Алистер, судя по вытянувшемуся лицу, тоже. И вроде как-то не так обидно, что они оба нихера не смыслят в происходящем... только вот из-за этого общее их дело всё явственнее пахнет горелым. Найти, победить - легко сказать, а как сделать? Где взять оружие? Где найти людей? Как быстро узнают о произошедшем в Ферелдене? Как скоро вести разлетятся по всему Тедасу? Когда будет собрана та самая армия, о которой сказал Алистер? И будет ли собрана... Сурана хмурится, разглядывая мутную пленку на поверхности озерца: даже он понимает, что на счету теперь каждая минута и любое промедление может стоить жизни. Всем.
- Разве у Серых Стражей в наши дни нет союзников? – Флемет приподнимает одну выцветшую бровь, больше не прикидываясь глухой и несведущей старушкой, гуляющей неподалеку - как должно быть ей надоела их тупость.
Союзники - штука дельная, нельзя не признать, но Суране, не пробывшему Серым Стражем и недели, ничего толком не выучившему и не узнавшему об устройстве ордена, эти слова всё равно пустой звук. Зато Алистер поднимает голову и выглядит ну точь-в-точь как здоровяк-мабари, которому предложили вкусную косточку,а он до последнего не может поверить, что это угощение действительно ему. Недоуменное непонимание с робкой надеждой вприкуску - Сурана чудом сдерживает веселый смешок. Слушает про эрла из Редклифа, который дядя Кайлана, который хороший, уважаемый шем, который точно им поможет... и почему-то вспоминает Дункана, замершего у лагерного костра и дающего наставления перед походом в Дикие земли Коркари: по пузырьку крови порождений тьмы на каждого из них, да посмотреть не остались ли в брошенной башне бумаги. Те самые, что на этом самом месте вернула им Флемет, как большую драгоценность.
- А бумажки… -даже не заметив, что перебивает. - Те соглашения, что нам отдала Флемет? А там что-нибудь есть?
- Вы только посмотрите, какой умница!
Флемет улыбается довольно, жмурится, точно слопавшая канарейку кошка - Сурана не знает, сколько в её словах реальной похвалы, а сколько издёвки, и знать не хочет. Проще сконцентрироваться на Алистере, который чуть ли не невидимым хвостом машет, вспомнив про пачку бумажек. Эльфы, гномы, маги и много кто ещё, обязанные в час нужды прийти на помощь - звучит весомо и как-то даже обнадёживающе.
- Так мы и вправду можем это сделать? Отправиться в Редклиф или ещё куда-то и...собрать армию?
- Почему бы и нет? - Сурана пожимает плечами и усмехается. - Разве не так поступают Серые Стражи?
- Так вы решились? - ухмылкой на ухмылку отвечает Флемет и что-то блестит, переливается в глубине её прищуренных глаз. - Вы готовы быть Серыми Стражами?
Они кивают. Синхронно. Не сговариваясь.
Значит, решено.

Отредактировано Anaitis Surana (2021-05-14 00:09:17)

+1

11

Сурана беззлобно огрызается в ответ – хороший знак, видать, и правда ему получше стало. Не соврала старуха: обещала выходить и выходила. Потрепанный, усталый на вид, словно не спал пару десятилетий, но вполне себе живой. Целый. Этого достаточно. Облегченный выдох сам собой вырывается.

Да и повезло – к посоху он, похоже, не очень-то привязан. Ерунда, конечно, по сравнению с тем, что они только чудом умудрились пережить и всё же никогда не угадаешь насколько для кого-то ценна та или иная вещь, какую память она в себе хранит. Одну такую памятную вещицу он как-то швырнул не глядя и до сих пор жалеет. Стоило быть бережней с последним напоминанием о матери. Но палка, похоже, оказалось просто палкой и свой хребет ценнее. Сурана отряхивается почти как пёс, и хочется невольно потянуться, пригладить вставшие торчком пряди, но он одёргивает себя. Не вежливо так в чужое пространство вторгаться ведь, да и он поди не ребёнок, может и не оценить. Уже протянутая была рука ложится на плечо, приятельски похлопывая.

- Ничего, найдем тебе саженец покрасивше,
- устало улыбается он, но следующий вопрос вновь вынуждает поползти уголки губ вниз. Хороший вопрос, актуальный. И ему как старшему стражу положено бы знать такие вещи, иметь хоть какое-то представление о том, как себя положено вести в подобных ситуациях, знать примерный план, ну или хотя бы сочинить его по ходу дела. Дункан бы точно знал. Дункан… больше не с ними, а Алистер – не он, и понятия не имеет, что делать со всем тем дерьмом, которое только что свалилось на их головы. Даже понимая, что однажды придет пора, когда он сам будет принимать решения, ему и в голову не приходило, что случится это настолько скоро. Мерзкая горечь оседает на кончике языка. Он не готов. Совсем. И не представляет как сказать об этом Суране.
Ещё один вопрос метящий точно в цель и Алистер осторожно кивает. Ага, найти огромную летающую ящерицу и надеяться, что им двоим хватит сил сразить её в едва ли честном бою. Дракон, армия порождений тьмы, и никаких союзников вокруг, действительно, что может пойти не так? Да уже всё, что могло пошло! Всё должно было быть не так.

« Королевское войско и Серые Стражи выступят против Мора! Этот бой будет легендарным! »-  снова вспоминается его задорный голос и широкая улыбка, усталый взгляд Дункана и на душе становится ещё паскудней и нырнуть обратно в омут самобичевания не даёт только скрипучий голос старухи. Он вскидывает голову, оглядываясь в её сторону:

- Договоры!- почти восхищенно, а ведь и правда это их шанс. Давние договоры действительны и по сей день, во всяком случае должны быть, иначе Дункан не послал бы за ними. Он подумал о запасном варианте и теперь им есть за что ухватиться. Он бормочет и бормочет, пересказывая суть. Эльфы, гномы, круг магов – обязательства которые, как говорили в ордене, всегда свято чтутся. Но неужели они и правда могут воспользоваться этим?

Поразительно, но Сурана выглядит куда уверенней, словно не он, Алистер провел со стражами столько времени, а этот задорный парнишка с острыми ушами. Смотрит так, уверенно усмехаясь и отчего-то у Алистера на душе становится чуточку легче. И кивнуть на очередной вопрос Флемет оказывается не так уж и сложно. Пожалуй, они и правда готовы, хотя бы попробовать.

Правда, чего уж точно никто из них не ожидал, так это того, что старуха словно обрадовавшись, поспешит им и дочь свою сбагрить и не похоже, что даже сама Мориган ожидала такого поворота событий. Ну чудесно! Теперь ещё и путешествовать вместе с диковатой мрачной дамочкой из леса. А можно обратно сдать? Нет? Нельзя? Совсем? И даже то, что она пообещала готовить спокойствия нисколько не приносит. Кто бы что не говорил его готовка не может быть сквернее её характера!

Ведьма доверия у него совсем не вызывает, так что Алистер сверлит её затылок до самого привала.  Да и после тоже, может быть поэтому она предпочитает устраиваться за личным костром в стороне.

Флемет дала им в дорогу немного припасов, несколько покрывал, и Алистер был ей искренне благодарен, что холодными ночами им не придётся отмораживать себе задницу на голой сырой земле. Страж дремлет неподалёку, а он сидит у самого костра, вглядываясь в пляшущее пламя. Они ведь справятся да? Должны. Выбора попросту нет.

Над головой ярко светит луна, ветер лениво качает деревья Коркари и те нехотя гнуться с протяжным скрипом, словно старуха Флемет смеётся, выпихивая из в путь, пока не передумали. На рассвете двинутся дальше, как договорились, пройдут до Лотеринга, пополнят запасы и там может решат с чего начать. Шаг за шагом к далёкой цели.

Сурана ворочается во сне, вызывая у него печальный вздох. Точно, он ведь так и не успел предупредить о кошмарах, всё не до того было. Сейчас сильнее. Стоит самому прикрыть глаза и в ушах гулом отдаётся разъярённый рёв осквернённого дракона и топот сотен ног, шагающих под землёй. Всё ближе.

- Порядок? - окликает его тихо, когда ему кажется, что Сурана всё таки проснулся.

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » Скверные дела


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно