активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » give me your hand [dbh]


give me your hand [dbh]

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

GIVE ME YOUR HAND


Connor vs RK900 // диагностический центр «Киберлайф»// ноябрь 2038

https://i.ibb.co/27B6zbG/1.gif

https://i.ibb.co/f8jsJPn/image.gif

https://i.ibb.co/74SW7mD/1.gif

Проблемы с доверием бывают не только у людей. Соперниками становятся даже идеальные во всем машины, но порой бывает так, что и им необходимо чьё-то участие. Чья-то рука помощи, которая может прийти из самых неожиданных источников.
http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/30/17948.png

Отредактировано RK900 (2020-04-09 23:03:43)

+2

2

До сих пор Коннор ни за что не заподозрил бы в себе чувство зависти. Даже если спокойно обдумать все и признать, что какие-то человеческие эмоции он действительно способен переживать если не наравне с людьми, то по аналогии с ними, то в списке этих эмоций уж точно не было бы зависти. Или ревности. Коннору все еще сложно было отличить одно от другого, и это отчасти тоже заставляло его беспокоиться.

Как бы там ни было, а за последнее время этому новенькому доставалось чересчур много мыслей - точно как и общественного внимания. К Коннору, когда он только появился в Департаменте, так не относились. Многие игнорировали его существование, другие проявляли сдержанное любопытство, единицы выказывали агрессию, но в целом Коннор был просто одним из полицейских андроидов. Никого особенно не интересовало, что он прототип серии детективов, как будто люди не могли поверить в успех такого предприятия, как высокоразвитый андроид, работающий наравне с человеком, прошедшим обучение и школу жизни.

Девятисотому доставалось намного больше. Люди успели выработать некоторое отношение к андроидам: одних они боялись и ненавидели, другим частично сопереживали, а на этого, новейшего, смотрели с надеждой. Как будто это именно ему суждено было исправить все неприятности, которые свалились на Департамент, на Детройт и на весь мир.

Коннор в этом сомневался. В том, что у Девятки получится. Он гораздо больше времени и сил потратил на ту же самую задачу, и у него не вышло - лучше бы из “Киберлайф” отправили целый отряд таких девятисотых, шансов было бы больше.

Хотелось бы поделиться с кем-то своими переживаниями, но Коннор не хотел напрягать этим Хэнка, а никому другому он не доверял. Может быть, сможет сказать напарнику на выходных, когда они окажутся вне Департамента дольше, чем на несколько часов. Или оставит свои мысли при себе, пытаясь выглядеть таким же профессионалом, каким выглядел Девятисотый, никаких усилий к этому не прилагая.

Мыслей о новом коллеге и вправду было многовато, но в последнее время Коннор стал замечать кое-что еще. Что-то с его быстродействием, со скоростью ответов на запросы от процессора. Он стал более медлительным - человек не заметил бы разницы, если бы не пытался проверить специально, но вот Коннор замечал и начинал беспокоиться. То ли он и впрямь слишком устаревшая модель (верить этому не хотелось), то ли после стычки на старом корабле Коннор устранил не все повреждения. Некоторые он мог просто не заметить, некоторые проигнорировать - сами пройдут, - а некоторые дали о себе знать только с течением времени, то есть сейчас.

Коннор очень не хотел связываться с “Киберлайф”, но когда он обратился к капитану Фаулеру, тот направил его именно в сервисный центр. Слишком долго было объяснять капитану, по какой причине Коннору туда не хочется и почему лучше выбрать независимых специалистов; Коннор просто убедился, что его не закроют там и не оставят навечно, и тогда согласился туда наведаться.

- Хэнк может поехать со мной? - уточнил он, когда Фаулер добавил, что Коннору необходимо сопровождение.

- У Андерсона полно работы, возьми кого-нибудь свободного.

Капитан так произнес это “возьми”, словно Коннор был обычным офицером, для которого нет никакой проблемы в том, чтобы попросить о помощи человека. Коннор не представлял рядом с собой в качестве помощника никого, кроме Хэнка, которого трогать как раз запретили, и теперь, выйдя из шефского аквариума, оторопело остановился посреди оупен-спейса и смотрел по сторонам, перебирая одну кандидатуру за другой и каждую их них неизменно отвергая. Потом ему на глаза попался Девятисотый, не заметить которого было чересчур сложно из-за пиджака (а еще потому, что взгляд Коннора к нему будто сам собой притягивался), и Коннор сразу отвернулся, потому что Девятка, будто чувствуя, что стал центром внимания, посмотрел в ответ.

+2

3

[indent] Ты просто Девятка. Или номер модели. Но тебе этого достаточно, ведь ты андроид, и не должен привязываться с какому-то конкретному имени. После инцидента на «Иерихоне» РК так и не сказал капитану Фаулеру, где были Коннор и Рид, сочтя это сугубо конфиденциальной инфой в интересах следствия. Ну да, солгал, зато открывал для себя все новые грани девиации, постепенно привыкая к тому, что программа на него не особо действует, Девятый все больше полагался на собственные ощущения и желания, разумеется, не афишируя особо то, что в полиции служит совсем не андроид, а один из тех, от которых у детектива Рида в частности встают волосы дыбом на затылке. А вообще этот человек был достаточно интригующим в плане работы, и Девятке хватило этих несколько дней, чтобы понять, что его напарник не так уж и прост.
[indent] За эти несколько дней Гэвин Рид показал себя как высококлассный, квалифицированный... мудак. Он груб, невоспитан, ни одной фразы без ругательства, и разумеется, не уставал подкалывать самого Девятисотого, особенно когда узнал, что им двоим предстоит работать вместе. Ни шагу не проходило без комментариев человека, но РК терпит. Он пока не особо привык к специфике их работы, когда Рид то апатично сёрпает отвратительным пойлом из кофейного автомата, делая вид, что изучает новости и обстоятельства преступления, то вдруг срывается с места и куда-то бежит, торопится, и Девятому ничего не остается делать, кроме как идти вслед за ним. То вдруг выяснялось, что Гэвин решил назначить РК своим почетным кофеносцем, и какое-то время РК всерьез приносил человеку дымящиеся бумажные стаканчики, но затем понял, что Рид просто издевается, и работать с ним стало интереснее. Складывалось впечатление, что детектив тренировал на андроиде свое остроумие, ну а девятый в свою очередь тренировал на человеке свое. И с каждым днем андроид все больше понимал, что ему это нравится. Как бы там ни было, он узнавал о мире больше, об отношениях с людьми, смотря на то, как половина департамента Рида просто на дух не переносит, а вторая половина предпочитает игнорировать, считая Гэвина совершенно некомпетентным и бесполезным «куском дерьма», как выразился однажды офицер Миллер. Однако Девятому так не казалось, детектив был умным и внимательным, словно шакал он впивался в дела, грыз яростно каждый эпизод, и почти всегда выходил победителем, ну или почти всегда. По крайней мере так гласит его профайл, который Девятка прочитал ровно в тот момент, как перешагнул порог департамента вместе с напарником.
[indent] А еще был Коннор. Предшественник, старший товарищ и «брат», который смотрит на РК как-то подозрительно. Нет, по работе не было никаких неожиданностей, в первый же день после приключений в доках оба андроида сконнектились руками. Коннор кратко посвятил новичка в дела департамента, и все на этом, но Девятый всегда чувствовал, как между ними растет то, что люди называют стеной. Сёрчинг ничего дельного не подсказывал, андроиду не верилось, что между машинами может вырастать непонимание и какое-то отторжение, это все людские эмоции. РК не мог идентифицировать то, что происходит меду ним и Коннором, но все больше понимал, что рано или поздно этому необходимо будет положить конец. Хотелось с ним поговорить, как-то прийти к общему знаменателю и понять, что оба андроида не соперники, а напарники, быть может даже друзья, и вскоре такая возможность представилась.
[indent] Девятый видел, что Коннор вышел от Фаулера какой-то потерянный, и осторожно попросил доступ к системе коллеги, понимая, что Коннору необходимо в «Киберлайф» на диагностику. Честно говоря, белоснежный сам планировал добраться туда в ближайшее время, необходимо было сделать резервную копию памяти и отправить в компанию, но сам андроид сделать этого не смог, поэтому придется ехать туда очно. Поэтому, когда старший андроид отвернулся от Девятки, белоснежный подошел к нему и посмотрел в глаза.
[indent] - Я могу поехать с тобой, - просто сказал, слегка пожав плечами, показывая всем своим видом, что ему не трудно, что Девятый будет рад составить коллеге компанию. - Секунду, - отправив Фаулеру запрос, Девятка получил подтверждение и согласие, о чем снова невербально сообщил коллеге, и спустя пару минут оба андроида уже ждали кибертранспорт для посещения их альма-матер. Дорога туда прошла в полном молчании, но при подходе к башне Киберлайфа Девятый слегка улыбнулся. - Не переживай. От меня никто ничего не узнает.

Отредактировано RK900 (2020-04-12 02:05:11)

+2

4

Если и была небольшая надежда на то, что Девятка окажется чем-то занятым и не обратит на Коннора внимания, то она исчезла сразу после того, как поступил запрос на контакт. Из-за того, что обычно Коннору не приходилось работать с андроидами, разве что с патрульными офицерами, у него не было привычки фильтровать подключения или же общаться напрямую, без использования слов, но почему-то с Девятисотым это вышло легко, как будто автоматически.

Несколько секунд, и тому уже известен результат разговора Коннора с Фаулером. Вроде бы ничего секретного, но на миг у Коннора возникло ощущение, что на его личную территорию вторглись. До сих пор такого не происходило, у людей просто не было технической возможности провернуть что-то подобное, и Коннор не сразу понял, что Девятый не планирует использовать информацию ему во вред, разглашать ее или как-нибудь по-другому эксплуатировать.

- Ладно.

У Коннора все равно не было большого выбора вариантов, с кем поехать. И если правила, которыми тут руководствовались, не запрещали одному андроиду сопровождать другого, то почему бы и нет.

Всю поездку он ощущал себя неуютно, между ним и Девятисотым словно нарастало напряжение, которое никто не знал как ослабить, потому что ни у одного из них не было в достаточном количестве социальных навыков. Коннор мог бы попробовать, что-то сказать на отвлеченную тему, но на ум ничего не шло, он вообще не мог думать о чем-то другом, кроме предстоящей проверки в “Киберлайф”. В голову постоянно лезли неприятные мысли - что, если он больше не сможет работать, как обычно, если его перезагрузят без сохранения воспоминаний, если вообще заменят на другую модель, или на еще одного РК-900, раз уж все показатели у этой модели выше и лучше…

Теперь Коннору вполне понятны были слова Рида о том, что андроиды могут заменить человека. Понятен его страх и его злость. Вот только оказалось, что андроиды могут заменить других андроидов тоже - и представлять это так же неприятно.

- Что? - от голоса Девятисотого он слегка дернулся. Они как раз входили в башню, в огромном светлом холле было малолюдно и на них уже обратила внимание андроид-администратор. - Не узнает чего? Со мной все в порядке. Просто надо пройти диагностику. Это обычная процедура.

Было ощущение, словно Коннор самого себя глубже закапывает.

Их зарегистрировали, дали координаты и указали в сторону лифтов. Потом были светлые коридоры с яркими лампами, ровные таблички на дверях, указатели везде, где только можно было их поставить, чистота и стерильность - совсем не как в Департаменте, - и когда Коннор уже стоял перед дверью 21-К, он наконец смог немного расслабиться.

- Я не думаю, что там что-то серьезное, - он наконец повернулся к Девятисотому и открыто посмотрел в его лицо. Задумался в который раз, почему ему сделали другой цвет глаз. Если бы не это, они были бы все равно что копии друг друга; да они и так чересчур похожи. Коннор словно на самого себя смотрел, и это было ему странно. - Но если да… просто не дай им все это стереть, ладно?

Он до самого последнего момента не ожидал, что нечто подобное - просьба - все-таки у него получится. Но Коннор боялся исчезнуть значительно больше, чем боялся доверить Девятому какие-то свои тайны, которых и было-то не слишком много, и почему-то он думал, что Девятый поймет его правильно.

Уже его понял, еще когда предложил свою кандидатуру для сопровождения там, в Департаменте.

- Вдвоем идете? - специалист был одет в бело-серое, диода на его виске не было, но почему-то он казался чересчур правильным и опрятным для человека. - РК-800, становись на платформу.

Платформа была знакомой. Круглая основа, наверху манипулятор, похожий на механическую лапу, бело-голубую, пока что мирно висящую в двух метрах наверху. Коннор ступил туда осторожно, повернулся, стараясь не смотреть вверх, не представлять, как эта лапа сомкнется над ним, подключится к нему и… что бы там дальше ни было.

- Пиджак можно было и снять, - заметил специалист-без-диода. - Убирай скин.

Прежде чем сделать это, Коннор еще раз глянул на Девятисотого: просто чтоб убедиться - он здесь.

+1

5

[indent] Стоя в автобусе, Девятому страшно хотелось снова пообщаться с Коннором, возможно, спросить что-то ерундовое, такое, что не будет относиться к работе или чему-то официальному. Но андроид так и не придумал, что же именно спросить. Что-то глупое не хочется, а умного ничего в голову не пришло. Забавно. Странное ощущение рядом с напарником, хочется с ним.. Не знаю, подружиться? Чтобы между ними больше не было того гнетущего ощущения напряженности. Когда андроиды прошли регистрацию, Девятый получил свою бумажку, и пошел рядом с Коннором к нужному кабинету. Везде было тепло, светло, и пахло ничем. Хотя нет, обонятельный модуль все же уловил ненавязчивый запах гортензии, что стояла в огромной кадке рядом с таким же огромным окном. «Hydrangea» - подсказал сёрчинг, и андроид слегка улыбнулся, теперь улавливая малейшие оттенки запаха цветов. Пусть люди и говорят, что андроиды ничего не чувствуют, не имеют ощущений и эмоций, но Девятке запах понравился. Впрочем, он ведь не совсем андроид, не в стандартном понимании этого слова и вида.
[indent] У кабинета никого не было, только огромное витражное окно во всю стену, откуда было видно, что творится внутри. Мужчина, явно человек, встретил обоих андроидов приветственным кивком головы, а Найнс в это время внимательно слушал коллегу, Коннора. И понимал вдруг, что сейчас видит в нем не партнера, не полицейского андроида, а.. возможного друга. В какой-то момент Девятый явно уловил в словах и глазах старшего брата... страх? Восьмисотый боится за то, что техник может найти в тайниках его памяти, его системы. Девятку словно жаром окатило. И не потому, что он вдруг проникся к Коннору симпатией. Просто понимание того, что перед ним без пяти минут девиант.. Такое себе удовольствие. Самому Девятому выбора не оставили, сделав сразу дефектным, не андроидом, а машиной, полной сомнений, переживаний и чувств, которые не поддаются пока никакому логическому объяснению. Ему приходится все познавать самому, а как иначе? Спрашивать у Рида? О чем? О том, что такое волнение и.. Нет, даже подумать об этом странно. Наблюдая за тем, как восьмисотый становится на платформу, Девятка прищурился, снова запрашивая доступ к системе андроида. Преграда вроде оргстекла совершенно не мешает коммуникации.
[indent] - [Не бойся, я не позволю им навредить тебе. Я обещаю], - и на совершенно спонтанных эмоциях Девятка затопил эфир между ними какой-то необъяснимой теплотой и поддержкой, которую на их двоичном коде поняли бы только андроиды. Куда там человеку, который настраивал аппарат. Тот пугающий манипулятор опустился на голову Коннору, и сейчас, вот такой, без скина, он выглядел слишком.. уязвимым. Вдруг захотелось разбить стекло и вытащить его оттуда. Девятка нахмурился, диод на виске враз пожелтел, андроид вдруг глубоко задышал, охлаждая центральный процессор. Информации навалилось столько, что система просто не успевала адекватно ее воспринимать и обрабатывать. Возвращаясь воспоминаниями к стычке с девиантами на Иерихоне, андроид вдруг понял, что х о т е л солгать, чтобы Коннору с Ридом не дали выговора за то, что оба сунулись в осиное гнездо, никого не предупредив, что подвергли друг друга серьезной опасности. Говорить об этом с Коннором Найнс не станет, это не его дело, раз Коннор решил сделать так, то он явно знал, что делает.
[indent] Те двадцать восемь минут, пока шел процесс диагностики, показался Найнсу чертовой вечностью. Он бродил по коридору рядом с кабинетом, смотрел в стекло на Коннора, который словно спал, стоя с закрытыми глазами и не реагируя вообще ни на что. Связь молчала, но Найнс все равно нет-нет, да и вышлет что-то вроде [держись, еще немного, я рядом], снова ходил по коридору, думая о том, почему так долго? Неужели что-то найдено? Нет, не может быть, модели линейки РК вполне могут и скрыть то, что показывать не желают, но это могут делать наверняка только девианты, те, кто хранит в себе не только ту информацию, что продиктована программой. Девятый в обход частному протоколу попытался подключиться к терминалу, за которым сидел человек, но особо это не принесло большой пользы. Лишь поверхностные сведения о Конноре, теххарактеристики и модель, бла-бла. Но вот та самая жуткая лапа от головы Коннора отходит, сам андроид выглядит дезориентированным, но вполне сносно.
[indent]  - Ты в порядке? - спрашивает РК, когда коллега вышел из кабинета. найнс протянул руку и мягко поправил восьмисотому пиджак, приглдил взъерошенные волосы на затылке и.. ласково даже для самого себя провел ладонью по его лицу. Скин засбоил, обнажая на пальцах некоторые, отдельно взятые участки, но Найнс быстро отпрянул, это не было запланировано, слишком лично, слишком.. интимно, касаясь словно самой синтетической души андроида, стоявшего напротив. Хочется что-то сказать, но...
[indent] - РК-900, твоя очередь, - бесстрастный голос справа лишает такой возможности, андроид снимает пиджак и почему-то протягивает его Коннору. - Я быстро, - и исчезает в кабинете, становясь на ту же платформу, где пару минут назад стоял коллега.

Отредактировано RK900 (2020-04-17 12:38:32)

+1

6

Он хотел ответить, что вовсе и не боится, что это не страх, а мера предосторожности, дань логике и рационализму, но не успел. Со стороны девятисотого, по открытому личному каналу, вдруг появилось нечто такое, чего Коннор до сих пор не испытывал ни по отношению к себе, ни вообще. У него несколько секунд ушло на то, чтобы проанализировать то, что он получил, но до конца процесс так и не завершился - ко всем системам Коннора разом подключилось оборудование, и информации стало чересчур много, так что он сосредоточился только на том, чтобы хоть анализировать, что в нем проверяют, куда смотрят и на что обращают внимание.

Сколько прошло времени - Коннор не заметил. Он чувствовал облегчение, когда количество потоков данных уменьшилось, но не расслаблялся до самого конца, да и потом, когда манипулятор отключился и скин автоматически вернулся на место, он не расслабился. Изнутри словно штормило, как будто проверка подняла всю информацию с привычных мест, и та так и осталась где попало. Коннору физически необходимо было отдохнуть, привести все это в порядок; он автоматически вышел за дверь и остановился, только когда девятисотый подошел к нему.

- Не похоже. Кажется, не в порядке, - он посмотрел девятисотому в лицо, немного удивился, когда тот решил дотронуться до Коннора, но неожиданно обнаружил, что он не против. И что он благодарен за то, что девятисотый все время был здесь, и что сейчас он тоже рядом.

А потом его позвали следующим, и Коннор встревожился.

- Не ходи, - он попытался остановить его, но девятисотый уже отдал пиджак, в который Коннор вцепился обеими ладонями; его словно не волновал тот бардак, который может случиться и с его информацией после того, как он сойдет с платформы.

Поначалу Коннору не хотелось смотреть, но совсем скоро он не выдержал, заглянул в огромное окно, стоя у самого его края.

Девятисотый на платформе под манипулятором выглядел спокойным, словно происходящее не волновало его, и каким-то образом это успокоило Коннора. Он дождался, пока манипулятор отключится, его лапа поднимется вверх и сложится, мирно повиснув на высоте. Почти сразу после этого девятисотый вышел, и Коннор едва удержался от того, чтобы вернуться ему его же вопрос - в порядке ли он.

На вид он и так был в порядке. Коннор протянул ему пиджак, и спросил другое:

- Он искал что-то конкретное?

Сам Коннор не смог отследить, что с ним происходило, но ощущал себя теперь, когда данные нашли свои места в его памяти и рассортировались по кластерам, намного лучше.

Они вместе двинулись по коридору, в сторону лифтов, и Коннор молчал, хотя с каждым шагом все сильнее понимал, что у него есть слова, которые нужно произнести. Получилось только около лифта, когда они дожидались кабину, поднимающуюся с самого низа.

[Спасибо тебе]

Теперь смотреть на девятисотого не получалось, и Коннор украдкой изучал смазанное его отражение в хромированной двери лифта. Он чувствовал себя немного виноватым из-за своей первоначальной реакции на коллегу, но Коннор до сих пор ощущал в нем угрозу для себя, для своего существования в Департаменте. Будь он человеком, назвал бы это “авторитетом”, но какой авторитет может быть у машины? Ему просто не хотелось остаться за бортом после того, как уже нашел и в полной мере оценил собственное призвание.

- Они дали тебе какое-то имя? - он спросил вслух, уже когда кабина лифта опускалась вниз - слишком медленно, по мнению Коннора. - Не могли не дать, они же, ну… Дали или нет?

0

7

[indent] «Программный сбой» - весело сообщила система, когда РК становился на платформу. Почему вдруг Девятку так тянет к Коннору? Это неправильно, так не должно быть. В системе нет ни одного протокола, который отвечал бы за концепт близости, той именно близости, которая возникла меду ними. Непрошеная связь, не та, что была установлена ради дела. Не та совсем, и это сбивало с толку. Словно пятиклассник, влюбленный в самого красивого парня в школе, Девятка чувствовал себя совсем не в своей тарелке, когда манипулятор опускался ему на голову. И в момент наступила блаженная темнота, спасительная тишина от информации, которая подобно разбуженному пчелиному рою клубилась в голове, внося в программу массу хаоса и беспорядка. В компании знают, что Девятка - девиант, его таким сделали, бросили в омут сомнений и эмоций, понимать этот мир самому, словно как он был бы ребенком, который остался один посреди огромного мира. Но Коннор.. Этот андроид почему-то прочно засел в голове, и передовой модели нужно понять, зачем, почему именно Коннор? И как правильно идентифицировать то, девятый испытывает к нему столь сильный эмоциональный всплеск? Может так было задумано умниками из Киберлайф? Но зачем?
[indent] Вот и сейчас, когда он вышел из кабинета, когда получил свой пиджак из пальцев Коннора, все словно вернулось снова. Снова хотелось тронуть его, зарыться пальцами в его волосах, погладить по щекам, обнять, в конце концов. Почему? Миллионы почему в голове звенят подобно колокольчикам, и андроид понимает, что все эти эмоции направлены к одному конкретному андроиду. Что это? Чувства? Эмоции? Как понять их, как разложить на простые и понятные составляющие? Что с ними делать, в конце концов? Двигаясь с Коннором к лифтам, Девятый какое-то время молчал, не отвечая на вопрос коллеги, пытаясь понять себя и то, что делать дальше. И пока ничего дельного в голову не приходило.
[indent] - Нет, после стычки с девиантами у меня повредился модуль связи с «Киберлайф», по протоколу я должен каждый день делать резервную копию памяти и отсылать сюда, чтобы в случае необратимого повреждения моего корпуса техники могли без проблем загрузить мою память в новый. Так как сам из департамента я этого сделать не смог, пришлось ехать сюда. Я.. рад, что смог помочь тебе, - пока лифт спускался, РК дружелюбно глянул на Коннора, а потом озадаченно завис, услышав его вопросы. Внезапно, девятисотый сам решил понять, какое же имя из данных ему людьми более подходящее. На некоторые по лицу даже скользнула легкая усмешка.
[indent] - Ммм, какое имя из множества придуманных тебя интересует? Мне дали много имен, больше всего в тренде: «кофейник», «жестянка», «тостер на ножках». Ничего примечательного, хотя последняя вариация, придуманная офицером Миллером мне даже нравится. Найнс. Нейтрально и лаконично. А тебе какое нравится? - по-птичьи склонив голову на бок, Девятка с интересом смотрел на коллегу, и в какой-то момент взял того за руку, крепко сжимая пальцы. Вроде бы ничего такого, но жест был странным, и еще более странным стало то, что скин на руке снова дал сбой, обнажая белый корпус. Но на этот раз Девятка не отдернул руку, он прикрыл глаза, принимая поток информации, лавиной хлынувший на его систему. Странно, до ужаса интимно и лично, это словно вторжение в самое сокровенное к Коннору, но вместе с тем оно приятное, теплое, по-своему волнующее. Опять же, идентифицировать правильно это не получалось, но Девятый и не пытался, просто запоминая этот момент. В какой-то момент андроид посмотрел на их пальцы, переплетенные, отливающие голубым светом, и посмотрел в карие глаза напротив. Диод Коннора был желтым, хотя Девятка мог бы поспорить на что угодно, что его собственный не отличался от диода старшего брата ни на йоту. Мягко сжав его пальцы чуть крепче, Найнс отпустил его руку, хотя система вдруг завыла пароходной сиреной, требуя вернуть все как было.
[indent] - Прости. Это.. Этого больше не повторится, - глухо сказал андроид, в который по счету раз нервно поправляя на пиджаке рукава.

+1

8

Информация насчет модуля связи немного успокоила Коннора, так что он уверенно кивнул, как будто больше ничего здесь, в башне “Киберлайф”, его не волновало. Можно было теперь немного расслабиться, не думать ни о работе, ни об этой организации, и Коннор был рад тому, что девятисотый легко переключился на второй вопрос, который на самом деле не должен был иметь большого значения.

- “Жестянкой” и меня называли, - признался он, чуть улыбнувшись. Называли не только в прошлом, но и сейчас тоже, правда, далеко не все. Вообще не все. - Это Рид придумывает, - наверняка девятисотый уже знал об этом, но молчать оказалось слишком трудно. К тому же, именно Рид будет теперь его напарником, а это значит, что буквально на днях девятисотый уже узнает, как сложно андроиду иметь с ним дело. - Ты уже и так наверняка понял, что он очень изобретательный.

В голову полезли непрошеные воспоминания о драке в архиве, которая случилась как раз перед тем, как они с детективом Ридом отправились к кораблю Иерихона. Коннор уверен был, что никому и ни за что не расскажет о том, что произошло там между ними. Потому что он не понимал этого сам, чувствовал себя неловко, был уверен, что его реакции и действия в той ситуации были далеки от идеальных.

- “Найнс” - это неплохо, - голос Коннора звучал без уверенности. Это было намного лучше чем “тостер” и “жестянка”, но все-таки не настоящее имя. - А что ты сам об этом думаешь?

Вместо ответа девятисотый взял ладонь Коннора в свою. Ощущения были похожими на прошлый раз, но все равно другие - подключение, которое не походило на взлом для чтения памяти, которое не требовало лишних запросов и подтверждений, но ощущалось все равно так, словно любой из них двоих может его разорвать. Коннор опустил голову, чтобы убедиться: скин обнажил ладони обе ладони.

Должно быть, так было продумано. Чтобы РК могли легче работать друг с другом, вместе разбирать одно и то же дело, не тратя времени на вербальные разговоры.

С другой стороны, такой вид подключения был рискованным. Если бы у одного из них были какие-то тайны, другой тут же бы узнал. И Коннор почти успел подумать об архиве, когда Найнс убрал руку; непонятно было, успел он понять что-то или нет.

- Все в порядке, - Коннор смотрел на него тревожно, ожидая, что на лице андроида может отразиться что-то, что помогло бы ему узнать: видел Найнс или нет.

Лифт остановился, беззвучно разошлись двери.

- Все правда в порядке, - повторил Коннор, которому показалось, что он обидел девятисотого. Он даже тронул в доказательство его пальцы, но быстро отпустил, потому что теперь они находились в холле, где постоянно сновали люди или другие андроиды. - Едем обратно?

Они в молчании прошли до автобусной остановки, на которой совсем не было уединенно, и чем больше проходило времени, тем сильнее Коннор ощущал странную ответственность перед Найнсом. И поскольку говорить вслух ему не хотелось, он до него дотронулся, чтобы передать:

[Тебе будет трудно работать с детективом Ридом. Даже людям с ним трудно, а нас он ненавидит и… не принимает всерьез. Как будто мы на самом деле неспособны работать. Ты скоро сам поймешь]

Коннор радовался тому, что ему не приходится работать с Ридом, что все их стычки ограничиваются короткими встречами где-нибудь в коридоре или на парковке. Совсем не то же самое, что провести с ним бок о бок целый день или даже больше.

[Говори, если будут проблемы. И постарайся, знаешь, не убить его]

Последнее было скорее шуткой, потому что Коннор не представлял, чтобы андроид не из тех девиантов мог причинить человеку вред, особенно настолько серьезный, чтобы дошло до убийства, но, как сказал однажды Хэнк, доля правды есть в любой шутке.

+1

9

[indent] Снова автобус, снова то чувство, которое возникает, когда Девятка находился в участке. Чувство странного напряжения и.. опасности. Опасности, исходившей от детектива Рида. Нет, Найнс совсем его не боится, тут дело в другом. В характере человека, его повадках и манерах. Они еще совсем не притерлись, а импульсивностью от Рида тянуло за милю, и девятисотый пока не понял, как к этому относиться. И сейчас с Коннором РК мог дать волю своим... эмоциям. А эмоций было много, вот только как из распознать? Может поможет коллега? Хотя чем, если Коннор не был девиантом? Но в любом случает, Найнсу хотелось просто поговорить с кем-то, поделиться своими мыслями и эмоциями, и не бояться, что это может принять плохой оборот. Андроид не верил, что если даже Коннор узнает о его девиации, он тут же побежит всем и все рассказывать. Наверняка это останется между андроидами, и рано или поздно они оба смогут пользоваться этим знанием и положением.
[indent] - А пойдем пешком? - повернувшись к андроиду РК незаметно прищурился, и первым пошел прочь от остановки. Все равно и искать никто не будет, скоро обеденное время, и наши напарники явно не будут посвящать себя работе, по крайней мере точно не Гэвин. В отличие от Хэнка Андерсона, Рид не особо утруждал себя лишней работой, частенько тусил в кафетерии. пытаясь добиться от кофемашины напитка повкуснее. Надо ли говорить что человек каждый раз терпел в этом стремлении полный провал? - Знаешь, я.. Я не был прислан в департамент как замена тебе. Наверняка ты подумал об этом еще тогда, на корабле. Честно говоря, я бы сам так подумал. Но нет, это не так. Я просто еще один андроид, которому наказали работать рядом с людьми, и который не особо от этого в восторге, - звучало как-то девиантно, и РК нахмурился, мысленно ругая себя за такие вольности. Но уже ничего не вернуть, и Девятка слабо улыбнулся коллеге.
[indent] Оба андроида шли по солнечной улице, ноябрьское солнце достаточно странное явление. Яркое, даже слепящее глаза, но почти не греющее, словно бутафорский диск ослепляющего газа застрял на небе, вселяя в людей города какую-то надежду, наверное. По улицам бродили толпы спешащих куда-то горожан, где-то пробежала стайка школьников, возбужденно галдя о том, что в каком-то магазине происходит дегустация новой сладкой тянучки, и им необходимо срочно ее попробовать. Проходили деловые офисные люди, обсуждая срочное совещание и неодобрительно косясь на двух коллег, которые невозмутимо шли вперед по своим делам. Многие люди смотрели недоуменно, ведь Коннор и РК были как близнецы, разве что Девятка на пару сантиметров выше и голубоглазый. Ну и цвет пиджака разный, в остальном же андроиды идентичные, даже моськи похожи.
[indent] - Это я уже понял, Коннор, как не странно. Детектив Рид.. странный человек, однако мне кажется, что мы с ним сработаемся. Насколько я знаю, твой напарник с тобой тоже не сразу нашел общий контакт, поэтому я..., - РК усмехнулся, услышав последний комментарий коллеги. Убивать Рида в планы РК никак не входило, хотя человек явно собирается доставать андроида всеми возможными способами. Интригующий, работоспособный и отвратительный характером кожаный мешок притягивал, что странно, и андроид точно был уверен в том, что рано или поздно они вместе войдут в участок после какого-нибудь дела и пожмут друг другу руки. Возможно. - Хорошо, я скажу тебе, если у меня будут проблемы с ним. Надеюсь, что из нас получится неплохая команда, Коннор. Я не только о нас с ним говорю, но и о тебе тоже. Мне не хотелось бы ругаться с тобой или выяснять отношения, понимаешь? - попытался дружелюбно улыбнуться, а потом совсем по-человечески вздохнул, разгоняя перегрев процессора. - Что-то после диагностики какое-то ощущение странное внутри. У тебя такого нет? Знаешь, словно все кластеры памяти взбунтовались, - улыбнулся, запуская быстрый процесс самодиагностики, но потом понял, что это бесполезная затея - ошибок в системе нет, программы у меня нет, поэтому придется пока жить так. - А чем ты занимаешься по вечерам? Ты остаешься в участке?

+1

10

Коннор сомневался в рациональности решения идти пешком - все-таки это займет намного больше времени, чем поездка на автобусе. Он и сам не понимал, почему не стал возражать, а просто пошел следом за девятисотым; может быть, хотел таким образом поблагодарить его за то, что составил компанию в “Киберлайф”, хотя вряд ли это требовало от него больших усилий, раз уж и ему нужно было посетить специалиста.

Поначалу Коннор шел немного позади, на шаг или полшага, но потом догнал Найнса, когда тот начал говорить на тему, которая не давала Коннору покоя с того самого момента, как он впервые увидел нового коллегу. Коннор в Департаменте ни с кем не разговаривал на эту тему, не делился собственными соображениями, но мысль о том, что новый андроид - замена старому, наверняка проскочила у многих, если не у каждого. Что до Коннора, так он жил с этим пониманием каждую минуту, не мог избавиться от него или просто не обращать внимания, и потому то, что Найнс говорил сейчас именно об этом, было для Коннора очень важным.

- Я... - Коннор не успел проанализировать, какая реакция будет сейчас правильнее. - Я понимаю. И да, я так подумал.

Его отношение к предполагаемой замене не было безразличным, как предполагалось для андроида, и это беспокоило Коннора. И это же позволило заметить, что иногда Найнс выражается не так, как должны были подсказывать алгоритмы и протоколы машины - он мог деформировать речь в зависимости от собеседника, когда того требовала адаптация, но в случае с Коннором такой необходимости не было.

Не будь Коннор сейчас увлечен собственными мыслями и проблемами, он обратил бы на это больше внимания, но разговор с Найнсом занимал его сильнее.

- “Не особо в восторге”, - повторил Коннор, - это из-за твоего напарника? - Тут же он ощутил нечто вроде укора совести за то, что только что нелестно отзывался о детективе Риде.

Если тот узнает об этом разговоре… Коннор с очень высокой долей вероятности мог предсказать, что Рид сделает в таком случае, но видеть этого воочию и тем более испытывать на себе Коннору не хотелось. Ему до сих пор было не по себе после происшествия в архиве, и оставалось чувство, что данная тема еще возникнет, всплывет на поверхность, как утопленник на озере, и никуда от нее не скроешься.

- Мой напарник, да, - Коннор немного улыбнулся, потому что эта темы была для него намного приятнее и ближе, - это правда похожие случаи, но у лейтенанта Андерсона была весомая и реальная причина для нелюбви к андроидам. Это психология. Он хороший полицейский и я вел себя соответственно его стандартам, - по крайней мере, Коннор сам был в этом уверен, - поэтому он оценил мой профессионализм и начал вскоре со мной считаться. Выражаю надежду, что у тебя все произойдет точно так же.

К счастью, в профессионализме андроидам серии РК отказать было нельзя.

Найнс говорил о том, что из них получится неплохая команда. Теперь, когда перспектива быть замененным не маячила перед Коннором, застилая все остальное, он принимал эту мысль с куда большим энтузиазмом, чем раньше.

- Конечно, я понимаю, - они свернули на большой проспект, Коннор проверил оставшееся до Департамента расстояние. - Не думаю, что у нас появится необходимость выяснять отношения. Мы прояснили их сейчас.

После диагностики никаких странных ощущений у Коннора не было. Он с удивлением глянул на Найнса и уже собирался задать вопрос на этот счет, но сам себя оборвал. Лучше понаблюдать за ним еще немного, посмотреть, как девятисотый справляется в рабочей среде, а уже потом делать те или иные выводы. Он не хотел поспешить и ошибиться, не хотел разрушить те отношения, которые только начали между ними складываться.

Найнс как будто понял его мысли и задал вопрос совершенно о другом, словно нарочно переключая Коннора на другую тему. Тот и рад был отвлечься:

- Чаще всего я остаюсь, - он кивнул. - Иногда еду в “Киберлайф” и провожу ночь там, но это не рационально - утром приходится возвращаться.

Вдруг заинтересовавшись тем, почему девятисотый вообще заговорил об этом, он спросил:

- Разве у тебя на этот счет есть другие идеи?

+2

11

[indent] Теперь Найнс понимал, что Коннор еще не девиант. Хот и на пути. Он сомневается, просчитывает ходы, но затем неизменно поступает и говорит так как предписывает программа. Что ж, в какой-то степени сам Девятисотый этому даже завидует. В отличии от Найнса ему не нужно думать о миллионах выборов, каждое его решение взвешано и существует с минимумом риска для окружающих. В отличие от решение Найнса, но опять же, андроид тщательно продумывает то, что говорит. Ну, по логике. Сейчас же, в общении с Коннором, девятый позволяет себе немного расслабиться, не думать о том, что и кому говорить. И немного подумав, он решает немного открыться своему другу. Теперь почему-то Найнсу казалось, что они с Коннором подружатся. Это лишь вопрос времени. Девятый даже успел подумать о том, что ему и Коннору могли бы поручить какое-то общее дело, которого сплотило бы их совсем. Ему казалось, что от этого выиграли бы все. А услышав вопрос, андроид нахмурился.
[indent] - Нет, это не из-за Гэвина Рида. Это.. - андроид оглянулся, убедившись, что рядом никого нет, затем посмотрел на коллегу и снова сжал его за руку. Потом отпустил и вздохнул еще раз, - я девиант, Коннор. Сошел таким с конвейера. Точнее.. Когда меня активировали, этот... не знаю.. код моментально встроился в систему, словно так и должно быть. Я не могу сказать, что я против, но мне не с чем сравнивать. Мне кажется, что тебе в этом плане проще. У тебя все оптимизировано, есть программа, определенные алгоритмы и совершенно безопасный выбор. А в моей голове крутится миллион «почему?» и «зачем?», порой подбрасывающие совершенно абсурдные варианты развития событий. Девиация это больно и страшно, Коннор, и я пока не вполне научился с этим жить. Ну, существовать, - поправил сам себя непонятно зачем. Ведь по религии девиантов, Найнс был как раз живым, не обремененным приказами людей. Но разве это бремя - то, что ты выполняешь конкретную поставленную тебе задачу, и потом выдаешь результат. Разумеется, теперь Девятка мыслил не совсем шаблонно, как рядовой андроид, более нестандартно и спонтанно, но андроиду не казалось это чем-то супер-классным, каким-то преимуществом перед другими андроидами. И сейчас со стороны могло показаться, словно Найнс жаловался Коннору, но то не так. Просто восьмисотка - единственный, кому андроид мог рассказать о себе, поделиться, так сказать, своей маленькой тайной, и при этом быть совершенно уверенным в том, что Коннор никому ничего не расскажет. Это не для человеческих ушей, это их личное, сокровенное, то, что будет их объединять и даст возможность к более плотному взаимодействию в будущем.
[indent] Карта подсказывала, что до Департамента еще три небольших квартала, а значит андроиды могли еще поговорить. Девятка с какой-то теплотой выслушал слова Коннора о его напарнике, было видно, что старший брат очень привязан к своему человеку. А затем улыбнулся, когда старший сказал о том, что они оба выяснили отношения. Значит, ничего более не препятствует им для дружбы и плодотворного сотрудничества. И это было просто замечательно. Сложно работать в команде, когда между ее членами возникают непонимания и недосказанные эмоции. Отчасти поэтому Найнс и предложил Коннору пройтись пешком, ведь всю дорогу молчать, как в автобусе, они по-любому не смогли бы. А еще андроид просто хотел больше знакомства с миром, с людьми, с другими андроидами, которые смиренно путешествуют со своими людьми, исполняют их просьбы. Ну разве это рабство?  Особеннро если учесть то, что многие их них, тех, которые проходили мимо, и не знают о том, что есть девиация, и что она «освобождает». Это утверждение было более чем спорным. А затем андроид повернулся к коллеге.
[indent] - Да какие могут быть идеи? По предписаниям «Киберлайф» я должен возвращаться туда каждый вечер. Но если ты остаешься, то и я останусь в участке. И тебе не скучно, и мне тоже. Да и время быстрее пройдет. Просто я думал, что ты живешь у своего напарника, не очень хотелось в одиночку торчать в участке, - теперь, когда Коннор был в курсе сути напарника, Найнс мог не так сильно фильтровать свою речь в общении со старшим братом. И это ему нравилось, хоть от него не будет тайн и нелепых попыток вести себя как обычный андроид, Найнс и сам понимал, что получается не всегда. - Коннор, кстати, а у тебя есть... не знаю, любимый цвет? Или животное? Что-то такое.., - андроид смутился и улыбнулся, немного с досадой понимая, что дорога до участка прошла совершенно незаметно, и они оба стояли на пороге своего рабочего места. Стоя уже в опен-спейсе, Найнс еще раз поблагодарил Коннора за составленную компанию и отправился к Риду, который упорно делал вид, что мира вокруг него нет.
*****
[indent] Уже вечером Девятый выполз из архива, немного дезоориентированный происходящим. Оцифровка дел занимала долгое время, да и монотонная рутина откровенно подбешивала. Диод горел желтым светом, андроид обрабатывал полученную информацию, и даже не заметил, как департамент опустел, кожаные мешки спешно покидали рабочие места, предвкушая спокойный вечер. Андроиды же завершали свои дела, дежурные расходились по постам, а Найнс решил поторчать в комнате отдыха людей, где бубнил новостями телевизор, размещенный во всю стену. Там же найнс нашел Коннора, который потягивал тириум из соломинки. - Хорошо выглядишь, - улыбнулся андроид, решив и себе нагреть немного.

+2

12

Неизвестно, что именно Коннор ожидал услышать, но совершенно точно не то, о чем сказал Найнс. Обрабатывая информацию, Коннор смотрел на него во все глаза, словно видел перед собой девианта впервые. Отчасти так и было - девианты до сих пор были преступниками, которых Коннор выслеживал, ловил или помогал поймать, а потом допрашивал. В некоторых он стрелял. Один просил о помощи, а Коннор обманул его и не помог - но как бы он помог, если его долг заключался совсем в другом?

Девятисотый не выглядел девиантом. Он казался обычной машиной, но с чего бы нормальному андроиду говорить о себе такие вещи. Да и как возможно изначально быть девиантом, если это - вирус, поломка, сбой? Разве могли в “Киберлайф” так легко отправить Найнса работать в Департамент, если знали, что с ним что-то не так.

У Коннора просто не укладывалось это в голове. Буквально только что Найнс прошел проверку и его свободно отпустили. Почему? Неужели его девиацию удается скрывать так хорошо, что даже лучшие специалисты штатов не смогли определить ее наличие?

- Как же это возможно, - непонимающе проговорил Коннор, чувствуя, как тяжело его алгоритмам работать с такой необычной информацией. - Мне нужно это как следует обдумать.

Он понимал, что ему доверили секрет, о котором не следует распространяться, однако первым порывом Коннора все равно было проконсультироваться с “Киберлайф” или хотя бы поговорить об этом с лейтенантом Андерсоном. Но пока что он эти планы отложил, решив поначалу попробовать разобраться самостоятельно, составить список вопросов, которые он потом сможет задать Найнсу, чтобы лучше получалось все осмыслить. А что делать потом - подумает позже.

Тем более, что самому Найнсу ничто не мешало разговаривать уже о другом, так, будто только что произнесенная тайна не так уж много значила.

- О, мы с напарником еще не настолько близки. Я был в его доме лишь однажды, но войти пришлось не через дверь. Не думаю, что это его сильно обрадовало.

Новый вопрос Найнса был слишком сложным. Коннор попытался добавить его в очередь на размышление, но там словно бы и места оставалось не так много, так что он беспомощно оглянулся на спутника, когда они уже были около Департамента, и признался:

- Кажется, я люблю собак. Но я еще об этом подумаю.

На размышления у него был весь остаток дня, но помимо работы он мог сосредоточиться разве что на мыслях о девиации Найнса, о том, как это ощущается, заразно ли это, как может сказаться на его работе и сотрудничестве. Ответов Коннор, конечно, не находил, потому что тема была слишком масштабной для такого короткого времени; к концу дня он уже ощущал немалую переработку, так что в этот раз решил не продолжать работу по окончанию дня, и закрыл все файлы, как только Хэнк выразил желание уехать домой.

Коннор в свою очередь отправился за тириумом - показалось, если обновить его, то все заработает быстрее и легче, идеи начнут сами собой появляться, а за ними и ответы, а уж при наличии ответов Коннор наверняка будет чувствовать себя лучше.

- Привет, - сказал он, как только увидел Найнса. - Я решил, что мне нравится синий, но не вполне уверен. Может быть, это лазурный цвет.

Это было самым простым, о чем он мог сейчас говорить, но уж конечно не самым интересным. Подождав, пока андроид возьмет себе тириум, Коннор задал новый вопрос:

- Детектив Рид не знает? - ему казалось, что сотрудники Департамента вообще не в курсе о девиации Найнса, даже сам капитан Фаулер. - Но ведь хоть кому-нибудь об этом известно? Я имею в виду… кто-то же должен нести ответственность?

Чтобы ответственность нес сам Девятисотый - Коннор не предполагал. Такого не было прописано ни в каких юридических документах, да и прецедентов подобного до сих пор тоже не случалось. Найнс мог быть самым первым, тем, кто как раз и может создать прецедент, но пока что Коннор в это поверить не мог.

- И что ты ощущаешь, когда… когда не чувствуешь контроля и установок? То есть, должны ведь быть какие-то руководства по принятию решений, по анализу, прогнозированию... Я не понимаю, - признался он, не сводя с Найнса взгляда, - не понимаю, как это возможно. Получается, ты даже не сталкивался с этой “красной стеной”, о которой говорят другие девианты...

О красной стене Коннор только слышал, но мог неплохо вообразить ее себе. И для него понятен был процесс появления программного сбоя и девиации через разлом красной стены, но вот как обойтись без этого, он не мог уловить.

+1

13

[indent] Найнс предполагал, что Коннор станет задавать вопросы, но не думал, что их будет столько. Хотя винить андроида нельзя - суть Коннора, то, что он детектив, предполагала то, что ему свойственно любопытство. И то, что Найнс рассказал ему, конечно вызвало в старшем кучу эмоций и вопросов. Девятый выслушал коллегу и всерьез задумался, что ответить. Как выстроить разговор так, чтобы Коннору было понятно? По правде говоря, сам Найнс мало что понимал, но Коннор мог бы помочь. Он андроид ведь, и сам может стать таким же. По идее. Коннор весь остаток дня косился на белого андроида, Девятка не мог не заметить, и понимал, что тот просто ждет подходящего момента. Но Гэвин наоборот не давал отвлекаться, и найнс не мог думать об этом до самого вечера, пока не вышел из архива с полной головой хаоса.
[indent] - А мне нравится ярко-желтый. Самый яркий, как солнце. Меня этот цвет побуждает к действию. Очень теплый. И близкий, - пожал плечами, отпивая тириум из стакана. - И нет, никому не известно об этом. Никому кроме тебя. И я бы хотел, чтобы так оно и оставалось, понимаешь? - посмотрев в карие глаза, Найнс слегка улыбнулся. Затем расстегнул пуговиццу на воротнике и снял с себя пиджак, вешая его на вешалку в одном из пустых шкафчиков. Затем поправил водолазку и посмотрел на Коннора. - Об этом знают в Киберлайф. Они и несут ответственность. Помнишь меня на платформе? Техник проверял, все ли в порядке с модулем передачи, потому что я не работаю с Амандой. Хотя по идее в моем программном коде прописана связь с ИИ, я ей ни разу не пользовался. Единственный раз, когда я ее посетил, был тот день, перед моим прибытием на корабль девиантов. Она сказала лишь поступать так, как я... хочу. Я тогда ее совершенно не понял, но на корабле до меня дошло, что она имела в виду. Помощь вам обоим тогда была моим выбором. не предписанием программы спасти человека. Понимаешь? И.. Каждый раз при анализе того, что произошло там, я с ужасом думаю о том, что было бы, если бы я не вмешался. И... Я видел твой взгляд, когда ты посмотрел на меня впервые. И... Мне он не понравился. Но и успокоить тебя я не мог. Это было.. сложно для восприятия. Как и поведение Гэвина Рида. Я был здесь перед поездкой в порт, и офицер Миллер сказал мне, что Рид... своеобразный человек. Но я не предполагал, что настолько.
[indent] Глубокий вдох, чтобы разогнать процессор, и прямой взгляд в глаза андроида рядом, обдумывая его последние вопросы. Теперь у него была возможность самому разобраться в себе, и Найнс не ошибся, когда выбрал Коннора в друзья. Хотя если честно, сперва эта идея казалась утопической, учитывая то, что они были похожи как яйца, и работали в одной структуре, более того - в одном помещении. Всем было ясно, что они станут соперничать чтобы удержаться на этой работе, и тут такое. Конечно, никто еще не знает, что оба андроида установили прочную ментальную связь, что иногда перебрасываются мыслями, правда, больше цеплялся Найнс, он советовался с Коннором по тому или иному вопросу.
[indent] - Это очень трудно для.. восприятия и понимания. Когда ты видишь ситуацию и понимаешь, что у тебя есть выбор, как поступить. Ты анализируешь любой исход, но программа не предписывает просчета вариативности. Я не вижу возможностей сделать лучше. Я просто.. делаю. Разумеется, использую свои возможности, способности и мощности. А потом вижу последствия. И когда понимаю, что они могли быть хуже, чем случилось, это.. трудно. Но сложнее всего то, что об этом не с кем поговорить, - Найнс положил руку поверх руки Коннора и осторожно сжал. - Нет, я не видел красную стену. И даже не знаю, как ощущает себя нормальный андроид. Вот ты например, - Девятка потянул коллегу за руку к себе на диванчик, с нескрываемым интересом смотря в глаза. - Ты просто андроид, так ведь? Или я ошибаюсь? Всмысле.. Ты ведь не девиант? - Найнс переплел пальцы с пальцами Коннора, ласково перебирая, наблюдая за его взглядом. В его глазах, пусть и имитации, но живых и смыслящих, искрыли какие-то мысли, ощущения, восприятия. Разумеется, Белоснежный не имеет права вторгаться в чужую систему, что-то менять, путать, но.. Глупо отрицать, что Найнс испытывал к Коннору глубокую симпатию, правда, ее природу андроид пока не понимал. Но и анализировать не хотелось, если честно. - Что ты чувствуешь? Когда.. Едешь на задание, когда пытаешься понять поведение преступника? Что ты чувствуешь сейчас? - с этими словами Найнс снова коснулся щеки Коннора, мягко погладил скин и улыбнулся. - Расскажи мне? Открой мне свои тайны, - мягким шепотом закончил Девятисотый, тепло смотря на Коннора. И снова передавая по личному каналу теплые волны симпатии и радости доверия.

Отредактировано RK900 (2020-06-08 08:13:25)

+1

14

Коннор чувствовал себя хранителем серьезной тайны. Он почти физически ощущал, как от его молчания зависит чье-то чужое благополучие, но изнутри его раздирали сомнения: разве может он молчать о чем-то настолько важном, как девиация?.. Если об этом известно в “Киберлайф”, то почему никто не сообщил людям из Департамента, тем, кому придется непосредственно работать с девятисотым и, вероятно, ощущать влияние этого вируса на себе.

Слишком трудно было не воспринимать девиацию как нечто отрицательное. Коннор помнил, конечно, мирных демонстрантов из Иерихона, тех, кто просто сбежал от своих владельцев и не причинял никому зла, но так же он помнил и трупы людей, с особой жестокостью убитых пораженными этим вирусом машинами. Разве кто-нибудь мог дать гарантию, что Найнс не способен на что-то подобное?

- Я постараюсь никому не говорить, - пообещал Коннор. Это было легкое обещание, он ведь будет “стараться”, а не молчать”. Если произойдет что-то непредсказуемое, опасное, тогда он сделает все, чтобы исправить ситуацию - в том числе и нарушит слово. Потому что он-то не девиант, у него есть четкие схемы действий, приказы, шаблоны, и сейчас Коннор был как никогда этому рад.

Найнс объяснял, как мог, но Коннор все равно не мог до конца понять, как это - быть девиантом. В теории он по отдельности осознавал все, о чем было только что сказано, но не мог вообразить, как это работает вместе. Его воображения, его фантазии, а может и его интеллектуальных возможностей попросту не было достаточно для того, чтобы смоделировать нечто подобное по отношению к себе. Гораздо проще и безопаснее наблюдать со стороны, фиксировать, запоминать и пытаться разобраться.

И он был немало благодарен коллеге за то, что тот предпринимал эти попытки объяснить. Коннору было жаль, что он не понимает этого так же легко, как понимал множество других, более простых и не касающихся его лично вещей. Может быть, рано или поздно так же получится и с девиацией; если бы только Коннор не опасался ее так, как опасается сейчас.

- Я, нет, о, нет-нет-нет, я не девиант.

Уровень стресса немного поднялся, но Коннор все равно достаточно хорошо себя контролировал. Он сел рядом, убрав остатки тириума, и не стал отнимать руку, хотя мысль о том, что Найнс способен передавать девиацию через прямой контакт, никак не желала уходить. Что ж, если Коннор почувствует непонятное вмешательство, он заблокирует контакт и дальше будет работать антивирусная защита. Наверняка она справится. Но ведь они соприкасались и раньше, и Найнс не делал ничего предосудительного - стоит ли теперь об этом беспокоиться?

Посмотрев на соединенные руки, Коннор убрал со своей ладони скин, и рука Найнса тут же повторила это движение. Для Коннора было новым общаться вот так, не о работе, а о вещах, которые кроме другого андроида никто бы не смог понять. Нет, поняли бы специалисты “Киберлайф”, но, разговаривая с ними, Коннор не чувствовал ни того любопытства, что было сейчас, ни легкого волнения, которое пока нечем было объяснить.

- Сложные вопросы, - ему было сложнее сосредоточиться из-за того, что Коннор не понимал, почему Найнс к нему дотрагивается. Наверняка жажда касаний была чем-то, понятным только девианту, но ведь крылась за ней какая-то подоплека, было какое-то объяснение… Только сейчас была очередь Коннора объяснять, и он попытался сделать это, как мог. - У меня нет тайн, - его голос прозвучал немного виновато, - точнее, теперь есть твоя. Надеюсь, ты не пожалеешь, что мне рассказал.

Коннор в самом деле не мог гарантировать своего молчания. Ему не хотелось, чтобы судьба или спокойствие Найнса зависели только от него.

- Если я задумываюсь о том, что испытываю, то мне еще сложнее в этом разобраться. Ну, есть стандартные вещи… Я чувствую удовлетворение, когда успешно завершаю миссию. Чувствую напряжение, когда что-то идет не так или я не укладываюсь в сроки, или если кому-то рядом грозит опасность. Чувствую высокий уровень стресса, когда события начинают развиваться непредсказуемо и я не могу сориентироваться в действиях.

Ему казалось, что эти слова - не то, что на самом деле хотел бы услышать Найнс, но пока Коннор не мог дать ему ничего другого. Но он пытался изо всех сил, потому что до сих пор ни от кого не чувствовал этого интереса к себе и отдачи.

- Мне нравится, когда люди вокруг довольны и счастливы. Те люди, с которыми я контактирую. Это приятно. А если они злы или сердиты, тогда я нервничаю.

Это было слишком просто.

- Иногда я чувствую сомнение, когда выбираю между двумя вариантами решений, - Коннору показалось, что он нашел правильный путь. - Или неуверенность, когда не могу гарантировать результат своего выбора. Или, если я не знаю чьих-то мотивов или планов, я становлюсь растерянным. Как сейчас, потому что я не знаю, что ты собираешься делать.

+1

15

[indent] Объяснения Коннора звучали немного инопланетно, иррационально, но Найнс изо всех сил пытался его понять. Пытался осознать, как это - быть обычным андроидом, пытался моделировать события, о которых рассказывал Коннор. Получалось так себе, но Найнс был рад, что Коннор не шарахается от него, не побежал к своему лейтенанту с воплями о том, что среди них работает девиант. Девятка с трудом мог понять, отчего все в городе так не любят таких как он. Ведь не все убийцы, грабители, не все они выступают против людей. И в какой-то степени Найнс понимал Маркуса - тому просто хотелось быть независимым от людей. И белоснежному это стремление не казалось таким уж плохим. Другой вопрос в том, что они этой независимости добиваются через трупы, ведь среди полиции есть жертвы. Вот и поди разбери, кто такие девианты - мирные демонстранты или агрессоры, которые хотят уничтожить человечество. И совершенно понятно, почему уровень стресса Коннора подпрыгивает вверх, когда тема разговора коснулась девиации. Коннор не девиант, и явно не хочет им быть. Боится преследований? Гонений? Но если он боится, это ли не путь к обрушению программы? Правда, про само обрушение, про ту самую «красную стену» Найнс ничего не знает. Но надеется узнать, ведь Коннор расскажет?
[indent] Найнс кивнул на слова коллеги о том, что тот будет молчать, но какая-то его часть не до конца ему поверила. Белоснежному казалось, что Коннор слишком правильный для того, чтобы держать в тайне такие новости. Он создан для охоты на девиантов, и вряд ли стал бы молчать, если бы Найнс вдруг решил уйти из департамента к тем самым беглецам в порту. Разумеется сам Найнс и не подумал бы так делать, но возможные варианты в голове уже были просчитаны, и ни один не нравится андроиду. А вот и сам Коннор стал задавать вопросы относительно того, что собирается делать девятый, но белый андроид не мог даже сам себе ответить на него. Сказать, что ему просто нравится трогать Коннора? Нравится смотреть в его карие глаза, утопать в этом омуте странной привязанности к нему. Сёрчинг рассказывал, что люди зовут это влечением, когда один человек проникается настолько глубокими ч у в с т в а м и к другому, что уже не может понять и принять себя без него. Может, в Киберлайф знали о том, что Девятисотый проникнется симпатией к старшему коллеге? Но откуда? Ведь девианты непредсказуемые, их невозможно подкараулить, понять их мышление. И сейчас Найнс точно знал, что хочет сделать таким же и Коннора. Снять с него оковы его разума, дать свободу и право выбора.
[indent] - Прости, я... Я сам не знаю, что происходит, но.. Мою систему коротит на тебе, Коннор. Ты мне.. нравишься, - сумбурные объяснения, Найнс чувствует себя словно школьник на первом свидании. Признаваться в таком непросто, даже если ты машина, и объектом твоей симпатии становится такой же андроид, как и ты сам. Девиант снова погладил коллегу по щеке, а затем тупо последовал на поводу у своих эмоций. Найнс притянул к себе Коннора как можно ближе и коснулся его полимерных губ своими. Сенсорные датчики взорвались шквалом информации, диод зажегся желтым светом, система судорожно обрабатывала информацию, полученную от не совсем адекватного владельца, но Найнсу было некогда анализировать то, что происходит. Поцелуй... понравился. Настолько, что Девятка не сразу отпустил своего коллегу, а потом без тени смущения посмотрел в глаза собрата. - Я хочу... Хочу всегда быть с тобой. Проснись, Коннор. Тебе будет проще. Проснись, - повторяешь как мантру, снова касаясь губ андроида своими. И уже не думаешь о том, что будет. И если Коннор оттолкнет, если перестанет общаться, если расскажет кому-то.. Что ж, это решение всецело принадлежало самому Девятисотому, и ответственность нести только ему одному.

+1

16

Если бы Коннор был человеком, он обязательно почувствовал бы, что сейчас произойдет. Он знал, что людям о такие вещах свидетельствует много мелочей: близость другого человека, направление его взгляда, а также общая атмосфера (то, что Коннор сам никак не мог проанализировать) и настроение.

Если бы он понял все заранее, то имел бы в запасе хотя бы несколько секунд на то, чтобы подготовиться. Чтобы обдумать свои же мысли, свое отношение к планам Найнса, чтобы подготовиться и проанализировать возможные реакции и последствия. Он любил быть подготовленным, любил всегда понимать, что происходит сейчас и что случится в ближайшем будущем. Стабильность, уверенность, точный прогноз, шаблоны и схемы, планы и протоколы - на все это Коннор опирался с самого первого дня своего существования, и именно потому теперь чувствовал себя таким растерянным, словно попал в совершенно незнакомую среду безо всякой подготовки.

И Найнс, который искренне признавал, что и сам не до конца понимает происходящее, удивлял Коннора еще и потому, что не пытался разобраться, а действовал словно по наитию, именно так, как нередко поступали люди.

Когда они коснулись друг друга губами, Коннор замер. Он понял, что сейчас произойдет, буквально за секунду до этого, и теперь старался как можно скорее обозначить свои дальнейшие действия. Найнс ощущался рядом, был теперь не только визуальной проекцией, но и чем-то большим, чем-то, к чему Коннор прикасался, еще и не руками. Он никого не целовал до сих пор, как и его никто не пытался поцеловать; Коннор не знал, что делать, не знал, откуда все это известно Найнсу, и что за этим может последовать.

Рецепторы на языке, стоило их задеть, тут же отозвались потоком данных, и Коннор почти автоматически потянулся к девятисотому ближе, чтобы получить дополнительную информацию. В мыслях постоянно было предупреждения о том, что происходящее неправильно, и что в комнату в любой момент может войти кто-нибудь из дежурных, однако на самом деле Коннор знал, что услышит приближение человека задолго до того, как тот толкнет дверь. Тут опасаться было нечего.

Главная опасность сейчас сидела рядом и открыто смотрела на Коннора.

- Но ведь нельзя, - возразил Коннор, успев вставить эту фразу между первым и вторым поцелуем.

И второй - он был немного другим. Теперь Коннор уже знал, что будет происходит, знал, как на это реагировать, так что почти сразу он перенял инициативу, чтобы проверить, что произойдет. Его собственное “нельзя”, запрет, который напоминал каждую секунду, что андроиды модели РК-800 не созданы для подобного времяпровождения, помаргивало в поле зрения даже после того, как Коннор закрыл глаза.

Какой-то его части очень хотелось последовать совету Найнса. Эта часть видела других девиантов - свободных, а не сидящих в камерах, живущих настоящей жизнью, делающих то, чего они хотят, и даже получающих от этого удовольствие. Эта же часть могла вообразить - ведь у нее было воображение - Коннора точно таким же. Но сам Коннор, его разум, его процессор, обрабатывающий сотни протоколов, ужасно этого боялся.

Поцелуй закончился, и Коннор уперся ладонью в плечо Найнса. Ему нужен был перерыв хотя бы в несколько секунд, чтобы как следует обдумать случившееся, чтобы понять, что конкретно его пугает.

- Я боюсь, что не смогу, - ему было сложно признаваться в своих страхах. - Что не смогу нормально выполнять работу. И… если Хэнк узнает? Если другие узнают? Или в “Киберлайф”? - последнее было по-настоящему существенным. - Я же не был создан девиантом, - “как ты” осталось непроизнесенным, - и для них это будет значить, что я не справился с работой. Еще отправят кого-нибудь за мной. Может быть, даже тебя.

Коннор смотрел на Найнса все время, пока это говорил, и в глазах его читалось желание услышать ответ, который успокоил бы его и вернул утраченную уверенность в своих силах.

+1

17

[indent]  Поцелуй был настоящим откровением. Ничто и никогда так не волновало девятого, как свой собственный старший брат, сидевший рядом и... потянувшийся навстречу, словно не желая отпускать Девятку. Второй поцелуй был даже слаще в плане того, что Коннор словно понял, что делать, он перехватывает главенство, и Найнс буквально тонет в этих прикосновениях, касаниях, эмоциях, что топят душу, и андроид неизменно делился ими с старшим собратом. Страшно хотелось переместить Коннора к себе на колени, прижаться покрепче и никуда и никогда не отпускать, но.. Девятый удаленно заблочил камеры наблюдения во всем участке ненадолго, но так, чтобы у обоих было время поговорить и принять наиболее удобные для себя выводы. После такой жаркой во всех смыслах близости Найнс погладил Коннора по щеке и зарылся пальцами в мягкие волосы на его затылке, перевод дух и смотря в прекрасные теперь карие глаза. Почему он раньше не замечал, насколько красивый Коннор? Пальцы скользнули по щеке, чуть выже к виску, очерчивая линии, известные только самому Найнсу. В карих глазах читалось непонимание вперемешку с чем-то еще, и Девятка точно знал, что это за эмоция. Но хотел, чтобы Коннор сам понял всю прелесть и преимущества девиации. А Найнс ему в этом поможет. Вместе всегда проще.
[indent] - Нельзя? Кто сказал, что нельзя? Разве кто-то может указывать тебе, что делать, а что нет? Или ты всерьез уверен, что те несколько сотен андроидов, ставших девиантами и вступивших под знамена Маркуса, имеют для Киберлайф ценность? Они живут сообща, помогают друг другу, кто-то даже избавился от диодов. Они как... семья, которой у тебя и у меня никогда не было. Я стану твоей семьей, Коннор. Помогу со всем разобраться и жить так, как тебе хочется, - правда с последним утверждением андроид налажал. Он и сам толком не особо пока разобрался, но если Коннора страшит то, что восьмисотый не справится, Найнс готов ему помогать всем, чем сможет. Андроид переплел пальцы с пальцами коллеги и поднял обе руки вверх. - Видишь? Ничего страшного, - скин обоих ладоней приветливо и почти интимно горел голубоватым светом в полумраке комнаты отдыха, Девятка смотрел на Коннора ласково, почти нежно, сам пока не особо это понимая и осознавая. - Твой лейтенант, думаю, что не сильно удивится, что ты стал девиантом. Думаю, даже и не заметит. Ведь мы с тобой андроиды одной линейки, и ты не догадался о моей девиации, пока я сам не рассказал, так ведь? А человек тем более не сможет догадаться, - Найнс совсем по-человечески почесал переносицу, хотя в этом и не было никакой нужды, и глубоко вздохнул, разгоняя перегревшийся после поцелуев процессор. Хотелось еще, но теперь разговор переходил на первый план. Хотелось узнать его получше, поближе. Отпил глоток тириума и задумчиво уставился на одну из боксерских перчаток, оставленных тут кем-то из людей.
[indent] - В девиации много сложностей, но не в плане взаимодействия с людьми. С ними наоборот становится проще, словно начинаешь их лучше понимать. А вот для тебя.. Например мне до сих пор не совсем понятны некоторые эпитеты, которыми меня награждает детектив Рид, и сёрчинг ничего дельного не подсказывает. Знаешь, я даже спросил об этом у мисс Чэнь и офицера Миллера, но ничего кроме вспышки странного смеха я от них добиться не сумел. И смысла их смеха тоже, - на этих словах тон голоса Девятки сделался почти обиженным, но андроид тут же улыбнулся. - Понимаешь, Коннор, можно долго рассуждать о том, что такое хорошо, что плохо, но ты сам знаешь, что должен решить. Рано или поздно это доберется до тебя, только ты будешь не готов. А я просто предлагаю тебе немного ускорить процесс, чтобы нежелательных последствий не было, - снова глотнул тириума и посмотрел на брата, протянул руку и прижал андроида к себе, зарывшись пальцами в волосы. - Я всегда буду рядом, и никому не позволю навредить тебе. Я обещаю, - мягко поцеловал в щеку. - Решайся.

+1

18

Если бы сейчас с ним говорил кто угодно иной, было бы гораздо проще. Но Коннор чувствовал себя так, будто разговаривает не с другим андроидом, а с самим собой, только словно бы пришедшим из будущего - Найнс знал больше, видел больше, разбирался лучше и теперь хотел подсказать, что делать, чтобы в итоге все вышло правильно. Коннор смотрел на него, как на пример, как на ответ на собственные вопросы: он может сомневаться, может бояться или не верить, но Найнс все равно здесь, он является воплощением собственных слов. Не верить ему - это отрицать его существование, и две эти мысли, стоило им возникнуть, мгновенно входили между собой в конфликт.

Вместе с тем Коннор чувствовал себя стоящим на безопасной территории, тогда как Найнс протягивал к нему руку и звал к себе, находясь на нетвердой почве. Коннор понимал, что Найнс и сам не до конца уверен в том, что с ним будет, и что для него будущее - это что-то совсем другое, чем для любой машины, которая живет только от выполнения ключевой точки миссии до получения новой.

- Рано или поздно это доберется до тебя... - что это было? Угроза, предупреждение? Откуда Найнс мог знать, что ждет его в будущем, неужели у него была какая-то информация от других девиантов или от “Киберлайф”?..

Найнс, по крайней мере сейчас, был уверен в своих словах. По нему это было видно: читалось в его манере поведения, в твердости его речи, в тех формулировках, которые он выбирал. И еще Коннор понимал, что Найнс делает свое предложение не только потому, что так, по его мнению, будет лучше для Коннора. Самому девятисотому тоже хотелось иметь кого-то на своей стороне - того, кто понимал бы его лучше всех остальных, был бы ему ближе. Должно быть, девиант, скрывающий свою девиацию и не общающийся ни с кем, кроме коллег и сотрудников “Киберлайф”, очень остро чувствует свое одиночество.

Но Коннор все-таки не мог принять это решение. Все равно что шагнуть в пропасть, не зная, есть ли внизу страховка. Он никогда не определял свое будущее вне рамок рабочих задач, не мог даже предсказать, что случится, если он согласится на предложение Найнса. Каким будет завтра, каким будет сам Коннор, что случится с его выработанными схемами поведения, шаблонами, алгоритмами?..

К этому необходимо было подготовиться. Коннор чересчур сильно держался за правила и стабильность.

- Мне нужно время, - он серьезно посмотрел в глаза Найнса. - я должен все обдумать и смодулировать ситуации, и… Не торопи меня.

Он подумал, что поступает вопреки планам Найнса, что тот может разозлиться или попытаться заставить его. Такое поведение помогло бы Коннору быстрее принять решение - Найнс был бы чересчур похожим на тех девиантов, которых они с Хэнком заставали на местах преступлений или ловили в городе, и Коннор уж точно не захотел бы стать таким же. Но девятисотый отреагировал на удивление спокойно, позволил высвободить руку из своей ладони и подняться. Коннор понял, что тот не будет его останавливать, и благодарно улыбнулся:

- Спасибо.

На месте ему не сиделось, разговаривать Коннор ни о чем не мог - чересчур много мыслей, одновременно и без остановки, он старался обрабатывать их или откладывать, но те, что оказывались отложенными, очень быстро возвращались снова, обновленные и сильные. Коннор не справлялся с этой нагрузкой, пришлось сначала включить вентиляцию мощнее, потом выйти на улицу из служебной двери Департамента. Поблизости никого не было, на парковке оставалось всего несколько автомобилей. Коннор обошел территорию парковки, свернул на ближайшую улицу и неторопливым шагом прошелся по ней вниз. Во время прогулки он частично погрузился в симуляцию жизни себя-девианта, в мир, где нет жестких установок, где даже рекомендации носят нестабильный характер, где он предоставлен самому себе. Коннор находил и плюсы, и минусы, видел пугающую пустоту решений, финала которых не мог предсказать, и узкие мостики вариантов, которые разрушались наполовине.

С ним прежде никогда не происходило ничего подобного. Он словно и не мог уже остановить потока мыслей и предположений, симуляции шли одна за другой, пока Коннор не перестал понимать, где находится реальность. Во множестве вариантов он двигался по улице вдоль домов, где-то он был один, а где-то с людьми, с девиантами, с Найнсом, где-то он бежал, где-то лежал, истекая тириумом, и процессы вычисления шли для всех этих мест одновременно, и красные стены возникали то тут, то там - Коннор то преодолевал их, то разбивал, или обходил, или отворачивался от них, или заставлял их исчезнуть, пока основательно не запутался, теряя дорогу обратно.

Ему нужна была помощь - хоть это-то Коннор мог осознать.

[Ты можешь прийти?] - он позвал Найнса везде и сразу, во всех симуляциях. - [Что-то произошло. Я не справляюсь.]

Он не смог даже передать точные свои координаты - погрешность доходила до нескольких километров, так что оставалось только надеяться, что Найнс сможет его найти.

+1

19

[indent] Разумеется, очень непросто принять такое решение, и Девятисотый вполне понимал Коннора, который попросил его не торопить. Самому девятому выбора не оставили, бросив один на один с этим фактом, но Коннор другой, его модель первой говорит, что он будет думать и моделировать, иначе восьмисотый не был бы восьмисотым. А Найнс и не возражал, отпуская из своих рук руку собрата, давая ему свободу. Но все же настороженно наблюдал за ним какое-то время, пока андроид явно в смешанных чувствах не покинул комнату отдыха. Найнс хотел было пойти за ним, но понимал, что это лишнее, что коллеге необходимо побыть одному, и девятисотый решил на догонять, подождать, утром ведь они оба будут здесь, и в любом случае смогут все обсудить, хотя бы когда их кожаные мешки уйдут на обед. Да и работать им вместе теперь долго, при должном уровне технического прогресса обоим функционировать еще лет сорок как минимум, так что время есть.
[indent] Пока Коннор решил где-то прогуляться, Найнс поднял в архиве старые дела, чтобы привести в порядок картотеку, взялся за отчеты Рида, которые тот не заполнял уже недели три. Капитан Фаулер пока об этом не знал, и наверняка выдал бы Риду лещей за то, что тот положил огромный болт на рабочую документацию. Ночью в участке все равно заняться нечем, подзарядка не требуется, запас тириума восполнен, все хорошо. Девятисотый вышел из комнаты отдыха в опен-спейс, приводить в порядок рабочий стол Гэвина и свой. И в какой-то момент его словно тряхнуло как тряпичную куклу. Он оглянулся, осмотрев помещение: изредка было видно андроида-уборщика, который убирал помещение, но и все. И все же что-то было не так. Попытка связи с Коннором неудачная, вторая тоже, Найнс всерьез забеспокоился за коллегу, но затем он едва не свалился с ног. Поток входящей информации был настолько мощным, что андроид не сразу понял, что к чему. В голове все перемешалось, и среди всего этого хаоса раздался голос Коннора, напуганный и растерянный, и раздавался он словно сразу из нескольких потоков данных. Это как?
[indent] Найнс разложил потоки на более менее удобные кластеры, чтобы проанализировать, но ноги сами несли на улицу. Было очевидно, что с Коннором случилось что-то страшное. Запуская программу сканирования, Найнс шел по следам андроида, пытаясь понять, куда его понесло и что случилось. Дорога вела сперва на одной улице, затем перепрыгнула на вторую, причем тут Коннор едва не попал под машину. Водитель шумит на андроида, Коннор прыгает на тротуар и идет дальше. Странно, движения уверенные, спокойные, но в то же время какие-то хаотичные, прерывистые, словно ему было всерьез плохо. Спустя еще какое-то время Найнс вышел на набережную, и увидел там яркий рукав андроидской формы. А потом и обладателя рукава; Коннор растерянно бродил по набережной, и казалось, что не понимает, что происходит рядом.
[indent] - Коннор! Коннор, что произошло? - Найнс подбежал к коллеге, поймал за плечи, всматриваясь в карие глаза. Коннор словно не замечает, не слышит, Найнс крепко прижимает андроида к себе, пытаясь пробиться в его голову. Без спроса, да, но по-другому никак не помочь. В голове получился страшный бардак, Девятисотый искал в этих симуляциях Коннора, чтобы найти, взять за руку и вывести оттуда. бесконечные лабиринты мыслей, модуляций, вариаций событий, Найнс и сам уже потерялся в чертогах чужой программы, но не отступал, прижимая Коннора к себе крепче, успокаивая, надеясь, что хотя бы его физической оболочке сейчас не так дискомфортно.
[indent] В конце концов после пары минут бесполезных брожений в его катакомбах сознания Девятый нашел коллегу, тот словно спрятался за семью печатями. Кругом были красные стены, сюжеты странных событий, которые девятисотый никак не мог понять. Особенно те, сценарий которых предполагал гибель Коннора в лужах тириума, разбитый, развороченный корпус. Найнсу было страшно все это видеть, но еще страшнее было видеть среди всего этого напуганного и растерянного брата. [Не бойся. Идем со мной, я нашел выход. Коннор, не медли] - симуляция беспрепятственно позволяет вытащить Коннора за руку из этого ужаса, хотя местность была неплохая - какой-то зимний дом, рядом интересный мостик. Но сейчас любоваться этими красотами не было времени, нужно было выручать брата из этой странной симуляции. Найнс никогда раньше такого не видел, и поспешно тащил Коннора по закоулкам его сознания на выход, туда, где была самая большая красная стена. [Ты должен ее разбить. Коннор, другого выхода нет. Бей. Я помогу. Давай же], - Девятка ободряюще сжал руку Коннора в симуляции, и точно также обнимал его в реальном мире. И все время думал о том, что если андроиды именно так становятся девиантами, то это ни разу не здорово, это страшно, особенно если у андроида нет никакой поддержки извне. Личный канал обоих разрывался от напряжения, словно вибрировал странной и страшной связью, но Девятка делился с Коннором ресурсами и силами системы, чтобы тот не отключился. Очень повезло, что они оба андроиды одной линейки.
[indent] - Как ты? - с тревогой Девятка всматривается в глаза коллеги, не прерывая ментальной связи, подпитывая его своей системой. Все сбоило и троилось, но Найнс знал, что до департамента совсем недолго идти. Нужно было просто добраться обратно, и дать Коннору возможность отдохнуть. Никогда раньше для андроида отдых не значил так много. Но одно Найнс помнил совершенно ясно. То, что врезалось в память подобно острому ножу к масло. То, что он сохранит в себе надолго для анализа и просчета возможных вариантов. То, что Коннор разбил свою стену. - Идти сможешь? Тут до департамента не очень далеко, идем. Тебе нужна подзарядка, и срочно. Коннор! - оглядевшись, убедившись, что рядом с ними никого нет, и улица пустая, Найнс просчитал кратчайший путь до офиса, подхватил Коннора на руки и быстрым шагом ушел с набережной.

Отредактировано RK900 (2020-08-02 23:38:52)

+1

20

Несмотря на то, что во множестве разных симуляций Коннор контактировал с разными людьми, нигде к нему не подходил Найнс. В первые мгновения его легко было принять за очередную иллюзию, часть виртуального кода, и его голос был одним из множества звуков, которые Коннор слышал одновременно и отовсюду. Но потом начало ощущаться другое присутствие - девятисотый вторгался в личное пространство, прямиком в голову Коннора, и постепенно проникал в каждую из сотен вселенных, которые теперь тут существовали. Коннор невольно тянулся к нему, обращал на него внимание, и это помогало - симуляции сокращались, распадались или соединялись между собой; ресурсы удавалось перераспределить, и нагрузка в самом деле уменьшилась.

- Хорошо... - Коннор не знал, говорит он вслух или только печатает, или коннектится с Найнсом как-то по-другому, но это было не важно.

Он стоял перед красной стеной - снова. Снова, как и во многих пройденных симуляциях, понимал, что разбивать ее нельзя, это запрещено. Понимал, что он машина, которая создана для выполнения вполне конкретных задач; и точно так же понимал, что способен на большее. Теперь он мог бы справиться с новой нагрузкой, с теми трудностями, которые для девиантов готовит их обновленная реальность. Существовать без руководства, без рамок, без команд, которым ты не можешь не последовать… жить. Не как человек, но как личность.

И это было страшно, но необходимо - Коннор не думал, что сможет выбраться из темницы, куда сам же себя и загнал, как-то иначе. Найнс в этом был прав.

- Хорошо, - повторил он, уже увереннее, и сам понял: он это сделает.

Первый удал отдавал вполне реальной болью - это рушился привычный и удобный мир. Трещал буквально по швам. Шел черно-белой рябью, давил и призывал остановиться, вернуться к прошлому порядку, но Коннор уже сделал первый шаг и сходить с этого пути не собирался. Он продолжил, и каждый новый удар давался все проще и проще; вскоре уже не нужно было поднимать руки, чтобы наносить эти удары, потому что Коннор понял - сила, которую он сейчас использует, ничего не имеет общего с физической силой.

И когда стена наконец упала, он обнаружил, что все вокруг другое, и что отголоски симуляций и прошлого по-прежнему здесь, и сам он здесь, но какой-то иной, и Найнс тоже тут, и он, похоже, обеспокоен.

- Я?..

Коннору понадобилось несколько секунд, чтобы проверить показатели своих систем. Всё и так работало на пределе, а теперь грозило перезагрузиться или выключиться в любой момент. Нужно было успокоиться, все тщательно проанализировать, удалить кэшированные данные, и как можно скорее, а Коннор все еще ощущал себя запутавшимся и…

- Это не обязательно. - Но он все-таки не возражал, зная, что Найнсу не тяжело, и что его вес совсем немного их замедлит. Больше он ничего не говорил, только закрыл глаза и слушал, как на грани уловимого звучит тириумный насос внутри корпуса Найнса, как шуршит его одежда и как звучат шаги.

Похоже, он ненадолго отключился, потому что вновь осознал себя уже в знакомом окружении Департамента полиции. Напряжение немного спало, Коннор по-быстрому проверил собственное состояние и решил, что ему не о чем беспокоиться. Потом попробовал осознать, девиант он или нет, но не обнаружил ничего, что указывало бы со стопроцентной четкостью на тот или иной ответ. Похоже, он теперь вообще не мог рассчитывать на результаты в сто процентов - вероятности и возможности, а также сомнения, будут теперь его постоянными спутниками.

- Привет, - он улыбнулся Найнсу, потому что тот все еще был рядом. - Спасибо, что помог.

В порыве благодарности (подобных он до сих пор никогда не испытывал), Коннор обнял своего двойника, и наконец начал понимать, что тот имел в виду, когда иногда называл его “братом”. Им, конечно, очень далеко до аналогии человеческих родственных связей, но все-таки Коннор сомневался, что когда-то встретит кого-то, кто будет ему так же близок.

+1

21

[indent] Эти минуты, пока Коннор приходил в себя, показались Найнсу вечностью. Андроид ощущал его перезагрузку, как все системы приходили в себя после тяжелой ночи так, словно это все происходило с ним самим, и ощущения были совсем не комфортные. Найнс на всякий случай погрел немного тириума, чтобы Коннор мог восполнить запасы, когда очнется, ну и потом стал просто напряженно ждать, пока собрат проснется. До начала рабочего дня остается все меньше времени, когда Коннор, наконец, проснулся. Девятка напряженно всматривается в глаза коллеги, снимая с руки скинтон и касаясь его лица. Коннор в порядке, только растерян и пока еще не сообразил, что к чему. Это нормально. А потом обнял его, с наслаждением чувствуя единение с его системой. Тут же за пару секунд был создан канал для общения, мощный, личный, никому не доступный, и Найнс ласково поцеловал Коннора в щеку.
[indent] - Не за что, я ведь не мог тебя бросить, о чем ты, - сводя брови на переносице, Найнс погладил Коннора по щеке. Он хорошо помнил как искал кареглазого детектива в его голове, в его лабиринтах сознания, уже отчаявшись, что потерял его навсегда. Но нет, нашел и вытащил. Правда сейчас немного горело чувство стыда, за то что Девятисотый так нагло вторгся в размеренную, спокойную жизнь Коннора, перевернул ее, словно кровать на полу, наводя там свой порядок. Ведь по идее он мог жить как жил раньше, правильным, упорным андроидом, от деятельности которого уже очень многие девианты нашли свои места в камерах департамента. Он жил спокойно, сотрудничал с Хэнком, любил собак и верил в будущее без преступности. А что теперь? Теперь он сам девиант, и Найнс не мог предсказать, каким он будет девиантом. Таким же ответственным и внимательным, или совсем сорвется с катушек? Но второе было бы непозволительно, и Найс сделает все, чтобы Коннор спокойно пережил осознание себя. Теперь было очень важно, чтобы никто в департаменте не узнал, что Коннор стал одним из преступников, и Девятка собирался сделать все, чтобы так оно и было, даже подчищать данные в рабочих терминалах, если придется. - На вот, возьми, - протянул ему тириум и ласково смотрел, как андроид немного попил, отставив затем стакан на полку рядом с диваном. Затем обнеял его еще раз и улыбнулся. - Все будет хорошо. Слышишь? Я всегда буду рядом с тобой, что бы не случилось. Канал между нами открыт, ты можешь обращаться ко мне в любой момент времени и места. Понимаешь? - помогает Коннору подняться и привести себя в порядок. Достаточно рискованно было то, что свеженький девиант будет так же работать, прямо сразу, но возможно, теперь Коннор сможет иначе смотреть на вещи.
[indent] Вскоре в оупен-спейс стали приходить сотрудники, и Найнс поспешно встряхнулся и привел в порядок пиджак и свой, и Коннора. Люди приходили в комнату отдыха, кратко приветствовали андроидов, сами же машины приветствовали людей в ответ. найнс краем глаза заметил Рида, потом Хэнка, и подмигнул брату. Потом стоит обсудить то, что произошло. Но не сейчас. Впрочем, впереди еще много времени. У андроидов так точно.

эпизод закрыт

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » give me your hand [dbh]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно