активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » Cast a Christmas spell [TWW]


Cast a Christmas spell [TWW]

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

CAST A CHRISTMAS SPELL


Сириус Блэк и Ремус Люпин//Хогвартс//Рождество '76

https://funkyimg.com/i/33B2N.gif

https://funkyimg.com/i/33B2M.gif

За веселый вечер в компании огневиски приходится платить.

+1

2

Сириус чувствует себя, мягко говоря, не очень.

Вчера он был если уж не королём мира, то очень близко к этому. Ну, а почему бы и нет? Удачный поход с Муни в Хогсмид и, самое главное, удачная покупка огневиски. Никто его не останавливал, не имел права. ему семнадцать, съешьте свою овсянку сэр. А с бутылкой огневиски любой вечер становится краше.

С Ремусом им скучно, конечно, не было. Но без компании, без других учеников, выпустить мародёрский пар было некуда. Друг над другом пошутить можно, но не так, как если бы они разработали целый план действий против кого-то другого.

Впрочем, чем это не план?

- Тебе не кажется, мой друг Муни, что та парочка бедняг из Хаффплаффа, проводит время очень скучно? - Сириус возит пюре вилкой по тарелке, размазывая его и делая вид, что ест. На самом деле у него болит голова, его немного мутит и вообще хотелось бы полежать. Но он ни за что не покажет свою слабость, свои страдания после огневиски. О нет, он - почти взрослый волшебник, а такие должны уметь совладать с таким понятием, как похмелье. К тому же, Ремус каждый месяц справлялся с последствиями трансформации, уж обычное недомогание Сириус как-нибудь переживёт.

Сириус смотрит на Ремуса, сидящего рядом, и думает, что план развлечения не единственный план, который ему нужно продумать. Дело в том, что проснулся Сириус Блэк не только с дикой сухостью во рту и болью в голове. Он не забыл всё, что было ночью и речь совсем не о едва случившемся пожаре. Ладно, определённо этот момент тоже заслуживал внимания. Они всего лишь хотели пожарить зефирки в камине, а в итоге что? Спалили чей-то оставленный в гостиной шарф и чуть не вызвали приступ паники у всех портретов вместе взятых. К счастью, ситуацию исправила Макги. Конечно, и Сириус сам бы совладал с огнём, но, стоило признать, соображал он в тот момент не очень резво.

Виной всему бутылка огневиски и лицо Ремуса. Обычное такое лицо, Сириус видел его сотни раз за эти годы. Нет, тысячи! Совсем-совсем не детское, как на первом курсе, но знакомые черты сохранились. Всё те же шрамы, к счастью, новых в последнее время не прибавилось. И, как оказалось, на этом лице были просто чудесные веснушки. Сириус никогда не думал, что будет использовать слово "чудесно" для комплимента чьей-либо внешности, но ночью в мыслях он назвал веснушки Муни так примерно десяток раз. Вслух - нет. Как-то не хотелось рушить момент, треск огня в камине, завывание ветра за окном, пьяные уютные посиделки.

В тот самый момент Блэк подумал: "О, кажется, мне нравится Ремус". Запаниковать не успел, случился почти вселенский пожар недоделанных зефирок. А уж после визита Макгонагалл пора было спать, чтобы не лишиться тех баллов, которые с них всё-таки не сняли (мировая эта женщина, их декан).

Поэтому, да. Сириус Блэк проснулся утром рождественского дня с похмельем и нечётким осознанием симпатии к одному из своих лучших друзей. Не просто симпатии, а той самой, которая сводила с ума почти всех подростков. Она чудесным образом миновала Сириуса, который считал эту тему слишком скучной, ненужной, мешающейся. Бесился от Джеймса и его вечной беготни за Лили. И что в итоге? Ему же не может нравиться Ремус. В смысле прям нравиться. Это же глупо.

Глупо, но проверить не помешает. Наверное? То есть, конечно, можно просто сделать вид, что забыл. Рано или поздно действительно так и случится. Но что, если это правда? Нужно просто понять. Необязательно что-то предпринимать потом с этим знанием, но оставаться в неведении? Нет, Сириус такое не любил. Поэтому ему нужен план.

А если точнее, сразу два плана. Один общий, один конкретно для себя. Можно совместить для удобства. Заставить бы только себя нормально проснуться. Сириус решает, что для этого организму нужна энергия и всё-таки отправляет позорно проигравшее в схватке с вилкой пюре в рот.

- Что, если мы попробуем пробраться к ним и подложим чесоточный порошок в их постели, м? - не ахти какое коварство, но определённо требует умений, сноровки и всего того, чем мародёры обладали. У Джеймса в тумбе точно есть остатки порошка. Вообще-то такой розыгрыш они уже устраивали, на третьем курсе, но почему бы не повторить? Тем более масштаба в этот раз не будет. Так, обычная рождественская шутка для товарищей.

+1

3

Антипохмельное зелье – вот что требуется этому миру. И оно наверняка существовало, не могло не существовать. Но, увы, где-то за пределами Хогвартса, в школьной программе такого не наблюдалось. Они же дети! Им же ещё рано! Их же ещё такие проблемы мучать не должны! Чушь. По мнению Рема, эта зелье должно было быть включено в программу второго-третьего курса. Но не было. И в этом виделся глобальный заговор учителей против учеников. И в целом, если по-честному, Ремус был с этим даже согласен: за глупость следовало платить. Похмелье – это расплата за бутылку огневики вылаканную накануне в две глотки. Об этом надо было думать вчера.

Но сегодня, когда собственная голова была будто бы налита свинцом, пасть не спешила превращаться в рот даже после чистки зубов (дважды!), а организм требовал чего-нибудь сытного холодного и чтобы не жевать, Ремус резко осуждал преподавательский состав в целом и профессора Слизнорта в частности.

Ещё и Сириус.

Страдания друга в первые пятнадцать минут действовали как бальзам на душу. Все честно: кто больше выпил, тот больше и страдает. Неизменная истина на все времена: пить надо меньше. И вообще, Бродяга, чья это была идея?! Но по истечению этих пятнадцати минут хотелось уже простить друга, избавить его от последствий вчерашнего вечера, что бы тот уже поел нормально и прекратил измываться над пюре. Это, в конце концов, это не вареная пометка от сапога, и нет смысла его так пристально изучать.

Впрочем, пусть изучает. Муни если сдержался от того, чтобы не закатить глаза. Бродяга всегда остается бродягой. Глупо надеяться, что похмелье развеет его скуку. Был бы тут Джеймс, ещё можно было бы урезонить друга… Впрочем нет, будь бы тут Джеймс – они бы уже пробирались к гостиной Хаффлпаффа.

Скучно тут только тебе. Ешь, давай, – впрочем, Ремус послушно скосил взгляд на обозначенных ребят, не то что бы он всерьез раздумывал над предложением Бродяги, но… парни выглядели скорее сонными и не выспавшимися, чем скучающими. И точно так же, как и Сириус измывались над своим пюре. Только предварительно размочалив в нем пару котлет. Муни покачал головой, возвращая все сое внимание другу. – Тебе, что, мало нашей гостиной?

Голос невольно опустился до шепота. Злого и недовольного шепота. От одной мысли о вчерашнем бросало в пот. Никогда. Никогда Ремус больше в рот не возьмет это дряни. Какой позор. Он должен был не допустить этого. Предотвратить. Не позволить. Кто вообще решил, что жарить зефирки, будучи в подпитии – это хорошая идея. Ладно, Рем признает, что это он нудел о необходимости закуски. И от этого знания было ещё гаже. Со стоном уронив голову на руки, Ремус для достоверности покачал ей, подтверждая, что нет, это очень плохая идея идти и шутить сейчас над ребятами, которые итак не высыпаются.

Мне ещё сегодня предстоит разговор с МакГонагалл, – Впрочем, Муни итак знал все, что скажет ему декан: «Вы же Староста Ремус. Я и профессор Дамблдор, назначая Вас на этот пост, надеялись, что вы не только будете присматривать за порядком, но и сможете урезонить своих друзей». Ещё там будет о пожарной безопасности, вреде алкоголю – в общем, все то же самое, что она говорила вчера. И условия отработок. – К тому же ты повторяешься, – Рем приоткрыл один глаз и, подняв головы сквозь пальцы, лукаво посмотрел на Сириуса. Он не верил, что предыдущие слова могли бы образумить Бродягу, другое дело сомнение в его фантазии. Впрочем, хаффлпаффцы вряд ли скажут ему за это спасибо.

Отредактировано Remus Lupin (2021-01-20 18:28:47)

+1

4

Несмотря на все возвышенные планы Сириуса, Ремус буквально обрывает всё на корню двумя заявлениями. Вот так вот, мастер. Это ведь ещё уметь надо! Добился триумфа двумя фразами. Вероятно, их этому учат в их задротском кружке старост Хогвартса!

Сначала наглый волчий хвост заявляет, что скучно здесь только Сириусу. После произнесённого Блэк впадает в такой культурный шок, что прекращает издеваться над пюре (и почему только он выбрал на завтрак пюре! Такое не очевидное блюдо. Почему не блинчики?!), поднимает взгляд на Люпина и смотрит на него, как поражённый в самое сердце.

Что значит только ему?! Муни хочет сказать, что ему весело сидеть тут, страдать и есть? Это правда его предел веселья? Эталон? Само совершенство?! Сириус никогда не поверит. Он точно знает что заставляет Ремуса смеяться - то же, что и всю их компанию. Отчего у них всех ускоряется сердцебиение, захватывает дыхание. Причиной всему этому точно не вид яичницы в тарелке! Только до мелочей продуманный и успешно выполненный план по разрушения спокойствия во всей школе.

Хотя, конечно, стоило признать, Сириусу бывает скучно чаще, чем всем остальным. Словно у них соревнование по ощущению скуки, а он вышел из него победителем, да ещё и в честном сражении! Правда, неизвестно, были ли у него в будничной тоске настоящие соперники или нет. Джеймс в свободное время постоянно занят на тренировках, а с этого года ещё и Блэка заставляет ходить на абсолютно все из них. Ремус умел найти развлечение в чём-то обыденном, например, насладиться чтением книги у камина. А Питеру доставляло удовольствие шнырять повсюду в виде крысы и крысятничать! А вот Сириус... Сириус скучал, если на него обращали мало внимания, если все вокруг были тихие и расслабленные, никто не ругал его и не пытался остановить или не поддавался его провокациям. Это поганое чувство появлялось у него слишком часто, к счастью, у него были друзья, которые могли с этим что-то поделать.

Вот только похмелье явно превращало Муни в настоящего зануду! Но, как оказалось, не совсем. Он вдруг подначивает Сириуса и это становится второй шокирующей фразой за одной утро. Сириус буквально роняет вилку, с чувством, чтобы этот громкий жест не остался неуслышанным. Блэк знает, что его провоцируют, но не может оставить это без внимания! К тому же, он слишком любит широкие жесты. Конечно, его поступок заставляет редких сонных студентов посмотреть в их сторону. Но то, что обсуждается за этим столом, останется для них полным секретом.

- Ты, господин Муни, намекаешь на то, что у меня скудная фантазия? У меня, Сириуса Блэка, который на первом курсе придумал приклеить обувь всех учеников к потолку? - и не только придумал. Он буквально рисковал собой, пробираясь к слизеринцам. Но ведь ради них и было всё придумано. Кузины так достали его за весь первый курс, что окончание года было необходимо отметить особенно ярко. В последствии, это стало традицией мародёров. Как бы вся школа ни готовилась к последнему месяцу, а преподавателям так и не удалось остановить их хотя бы раз. Так что Сириус поверить не может, что Ремус произнёс это вслух. Сириус Блэк повторяется! Ха!

- Забудь о Макги. Она же ещё ночью сделала вид, что ничего не увидела. Вряд ли тебя ждёт наказание, максимум, "серьёзный", - и Сириус показывает кавычки пальцами, - разговор. Неважно. Доедай и пошли. Если мы не идём в гостиную Хаффлпаффа, значит мы проберёмся в кабинет Филча. Перед каникулами он забрал все мои запасы драже-вонюче, чудо-хлопушек и даже пару шоколадных лягушек. Ещё мне надо забрать у него кое-что конфискованное у того ушлого парнишки с Рейвенкло, - того самого, который умудрялся проносить в школу гораздо больше запрещённых товаров, чем все остальные. Так вот у него, Сириус это знал точно, в начале года был фейерверк, принимабщий форму дракона. Разумеется, заряд будет использован по назначению с крыши Астрономической башни прямо в новогоднюю ночь. Обычно в Хогвартсе этот день не праздновался особым образом, всё веселье проходило в Рождество. Но в этом году, Сириус устроит незабываемое представление.

А виноват во всём, разумеется, Ремус Люпин.

+1

5

С чего бы это Сириусу Блэку становиться так резко неуклюжим? Ремус насмешливо-вопросительно приподнимает бровь, смотря на друга. Грохот вилки о деревянную столешницу через уши отдается куда-то в затылок. И Люпин морщится, и чего в этом жесте больше недовольства от шума или дискомфорта от чужих взглядов, так просто не понять. В отличие от Сириуса Ремуса чужое внимание скорее нервировало. Не так, конечно, как в первые годы – когда дружишь с Сириусом Блэком и Джеймсом Поттером и невольно вовлечен, если не во все, то во многие их проделки, очень быстро привыкаешь к чужим взглядам, – но все равно порядком. Потому что в большинстве случаев ничего хорошего это не предвещало.

Вот и сейчас. Первых же слов Сириуса хватило, что бы Рем пожалел о своих словах. И заинтересовался. Чуть пониже спины предвкушающе засвербело, безошибочно предугадывая грядущие неприятности. Ремус поерзал на своем месте. Раз уж разговор зашел о злосчастных ботинках (эй! между прочим, ему теперь, как старосте следует пресекать подобные случаи, а не помогать, злоупотребляя своим положением!), то замышлялось определенно что-то восхитительное.

Вот только Сириус явно приуменьшает всю тяжесть "серьезного" разговора. Ну, конечно, это же не к его совести, ответственности и благодарности будет взывать! Разумеется, профессор МакГонагалл ни слова не скажет о том, что профессор Дамблдор пошел ему на встречу и на свой страх и риск устроил в школу, а он отвечает директору лютой неблагодарностью. Но Ремус и сам это знает, как и то, что все их шалости – чушь собачья (прости, Сириус), по сравнению с ночными прогулками в полнолуние. Нет, Макги будет напирать на другое и... вот честное слово, лучше бы просто отняла баллы, чем выматывала душу. Как Сириусу и Джеймсу удается не обращать внимания на эти нотации, Ремус не знает, лично он после "серьезных" разговоров чувствовал себя крайне паршиво, чувствовал себя виноватым, чувствовал, что обманул доверие. Так что не надо тут относиться к этому столь легкомысленно.

Жаль только всерьез рассердиться на Сириуса за это нельзя. Потому как, во-первых, нельзя сердиться за то, друзья просто не в силах осознать (понять да, но они же не оборотни, принятые на поруки!). А во-вторых, нельзя сердиться и быть заинтересованным одновременно! А как заинтересовать Люпина Сириус знал, и знал очень хорошо. Так что брови лишь чуть дергаются в привычной попытке придать лицу серьезную мину. В глазах неподдельный интерес и предвкушение шалости.

И нет! Люпин вовсе не торопится доесть. Просто он уже итак заканчивал. И кусок в горло не лез. Так что последняя ложка склизкой каши, допитый в два глотка чай, и он готов хоть к Филчу в пасть. Желательно, конечно, нет. Попасться за ограблением (возвращением конфискованного!) кабинета Филча – это унизительно и просто жалко.

Идем, – Люпин поднимается со своего места. Ему все ещё интересно, в какую передрягу их собирается втравить Сириус. Они же не собираются останавливаться просто на возвращении вещей! Уже выходя из-за стола, Ремус ловит строгий взгляд МакГонагалл, и согласно опускает ресницы. Он помнит: зайди до обеда. Но до обеда ещё есть время и он малодушно его тянет. К тому же, у профессора, наверняка, есть свои дела. Тот же завтрак!

Они оказываются за дверями большого зала, когда Ремус, наконец, не выдерживает, и толкает Сириуса в бок. Хватит! Он итак уже ждал достаточно. Он должен знать, на что обрек бедных хаффлпаффцев! – Итак, что же такого конфисковал Филч, что великолепный Бродяга хочет высвободить это из плена?

Потому что шоколадные лягушки, драже-вонючки и чудо-хлопушки – это, безосновно, важно и стоит того, что бы быть возвращено, но основная-то причина конфискат рейвенкловца.

Надеюсь, он не притащил что-то наподобие амортенции, и ты не собираешься подлить это в пунш на рождественском ужине. Если "да" – то я "пас", – Люпин кривится. Это, пожалуй, слишком. Сложно контролировать последствия подобных массовых розыгрышей. Тем более если это не простое слабительное, а нечто более разрушительное.

Отредактировано Remus Lupin (2021-01-20 18:30:19)

+1

6

Сириус видит с каким вдруг проснувшимся энтузиазмом Ремус кидается на остатки еды и довольно хмыкает. О, Муни, разумеется, тебе стало интересно. Сириус знает, как его будоражат подобные идеи и неважно, сколько он говорит о Макгонагалл, уважении правил, доверии, оказанном им накануне. Декан ведь могла с лёгкостью снять с ни баллов пятьдесят, да ещё и к Дамблби отправить! Но нет, иногда выходные бывают даже у этой чудесной женщины.

Сам Сириус отстаёт от своего пюре, потому что не лезет оно, не хочет, пусть и лежит тут на тарелке. Разве что допивает сок, полагая, что этого ему хватит до обеда. Да и тем более, если они всё-таки заберут конфискованное Филчем, у них будет небольшой перекус.

Терпения и сдержанности Ремуса хватает ровно до того момента, пока они не оказываются в коридоре. Сириус смеётся, когда его пихают в бок и толкается в ответ. Нравилась ему эта черта Люпина. Он правда старался быть серьёзным, а со стороны и вовсе казался очень правильным и прилежным. Ага, как же. Видели ли бы эти люди, как Муни удирает под плащом-невидимкой посреди ночи от Филча. Или подговаривает картины исполнять рождественские гимны летом. Как он мастерски подкалывает вдруг своих друзей. Замечательный, прекрасный Ремус Люпин.

Сириус вдруг вспоминает о своей проблеме - проснувшейся вдруг симпатии, и думает, что такие мысли, наоборот, подкрепляют его возможное заблуждение. Блэк, конечно же, поддался на провокацию друга и выложил свеженький план по нарушению правил, да только забыл о своей главной цели. Вряд ли омела волшебным образом найдётся у Филча. Сириус уверен, что всё, имеющее связь с счастьем, завхозом уничтожалось на месте.

Блэк нагло посмеивается, наслаждаясь чужим любопытством, которое Муни никак не может сдержать. О, конечно, идея его уже увлекла! Так всегда и бывало! Сначала он старался быть голосом разума, а потом чуть ли не самым первым приступал к действиям. Улыбка пропадает с лица и замещается восторженным удивлением, когда Ремус вдруг озвучивает идею про амортенцию.

- Муни, это... Прекрасная идея! - Сириус искренне восхищается. - Не понимаю, как это раньше не пришло нам в голову! - Сириус озадаченно потирает подбородок. Это же такой сам по себе напрашивающийся розыгрыш в день святого валентина! Ну, конечно! Хогвартсу точно не хватало любовной лихорадки. - Оставим этот план до февраля. Вернутся Хвост и Сохатый, начнём разрабатывать детали, - и неважно, что Ремус сказал об этом в отрицательном ключе. Люпин не хотел участвовать в подобном розыгрыше и Сириус понимал почему. Амортенция может стать опасным оружием, но они же просто повеселятся! Найдут, как ослабить эффект. Чтобы все ученики просто ходили немного ошалелые. Мародёрам придётся поторопиться, у них остался всего месяц.

Сириус догадывается, почему сам никогда о таком не думал. Потому что тема любви - полная чепуха. Она скучная, отвлекающая, обычные развлечения намного круче. Все старшекурсникам буквально голову сносило темой отношений. Блэк думал, что уж с ним такой чуши точно не случится. Впрочем, он не исключает, что всё это лишь проделки огневиски и уединённой рождественской компании.

Первым делом они заходят в башню Гриффиндора, потому что им точно нужна карта и плащ, оставленный Джеймсом. Зачем бы он ему понадобился дома! А вот оставшимся в Хогвартсе мародёрам - очень даже.

- Я точно знаю, что у Филча в кабинете должны быть фейрверки. Я ещё сам хотел их купить у того парня, но затем их конфисковали. Время освободить драконов из клеток! - Сириусу кажется это смешным, ведь он-то знает, каким должен быть этот фейрверк. А вот Ремус пока нет. Пусть и для него будет сюрпризом.

- План такой: ты стоишь на стрёме с картой, я пробираюсь в кабинет. Как только увидишь его, три раза прокричи сычом, - Сириус смотрит на Ремуса серьёзно несколько секунд, выдерживая паузу, а затем начинает громко смеяться. Он представил, как Муни пародирует вдруг сыча посреди пустого коридора. - Если что, переждём под плащом, пока он снова не уйдёт. 

+1

7

О, нет! Нет, нет, нет, – Ремус готов хвататься за голову. Потому, что "да". Потому что он знает своих друзей. Знает Сириуса. Тот не воспринимает слово "нет". И Джеймс тоже (сколько раз Эванс ему уже отказала?). А значит, они точно это сделают: все вопросы будут разрешены, все возражения учтены. И все что Ремус может, это уже сейчас начать продумывать все возможные подводные камни.

Но, конечно, не прямо сейчас. Прямо сейчас у них совершенно другие планы. Фейерверк на Рождество – звучит замечательно. По-хорошему, конечно, следовало бы переговорить с профессор МакГонаггал, согласовать всё с ней и с директором, причем за пару месяцев "до". Люпин не думает, что им отказали бы. Наоборот, посодействовали. Но, во-первых, это надо было делать, как минимум в ноябре. А во-вторых, между внезапным сюрпризом, и формальным поздравлением есть разница! Эмоции от выполнения первого и второго – сильно разняться. Да и в варианте с сюрпризом, не надо ничего согласовывать.

Главное, не в закрытом помещении, Сириус, – хотя бы в большом зале! При условии, что фейерверк не слишком сильный. Но лучше – и безопаснее! – на улице. – Оглохнем и покалечимся, а встречать Рождество у мадам Помфри мне как-то не хочется, – даже вместе с Сириусом. А Люпин не сомневался, что Бродяга даже в больничном крыле, залитый по уши костеростом способен устроить праздник. Но в спальне всё-таки как-то лучше. А так, фейерверк – дело хорошее.

И...

Сычом? – до этого момента Ремус честно слушал план Сириуса. Немного простой, немного банальный, но действенный и это главное. Ремус слушал его и принимал за чистую монету. Но, сычом? – Думаешь, он сочтет, что ему принесли Ежедневный Пророк? – скепсиса в своем голосе Люпин не скрывает. – От его кабинета, до совятни довольно далеко.

И ладно. Сириус издевается. Ремус тяжело вздыхает и качает головой. Самое паршивое во всей этой идее то, что... ничего другого Люпину на ум не идет. Под рождество Хогвартс наполовину пустой, но совы в нем живут всегда. И ситуации, когда кто-то из этих бедолаг оказывался заблудившийся в коридорах – не редкость.

Ладно, – ворчит Ремус, соглашаясь. Если потребуется он не только сычом прокричит, но устроит диверсию, а то и сдаст Филчу кого в другом крыле замка. Например, Пивза. – Будем надеяться, что он работает, где подальше, и к себе в ближайший час не собирается.

И все же, жутко смущаясь, Ремус, откашлявшись, на пробу пару раз кричит, напрягая горло. Сперва выходит какой-то визг поросенка, потом свист влюбленной курицы, от чего Люпину хочется провалиться сквозь землю. – Ни слова, Сириус, – Рем едва краснеет. Выглядеть идиотом в глазах Сириуса неприятно. Наконец, при помощи рук, Люпину удается воспроизвести крик, несколько напоминающий то ли птичий клекот, то ли игрушку пищалку. И почему, черт возьми, они ещё не приобрели в Зонко манок на птиц?!

Может быть просто мантия будет у тебя, а если я увижу, мистер Филча, я громко скажу "Мистер Филч, вас я как раз и искал! У входа в совятню кто-то разлил воду, и ученики так и подают, поскальзываясь!"? – правда для этого придется исправить одно несоответствие – а именно разлить воду перед совятней. Потому что врать не хорошо. – Ну или так, да, – Ремус фыркает. – Увидев по карте, что Филч приближается, я просто скажу тебе, и мы выйдем из комнаты раньше, чем он к ней приблизится.

Потому, что карта Мародеров – это на самом деле гениально изобретение. Что бы кого-то видеть, его видеть не надо, главное не забывать на неё смотреть во время шалостей.

Да и идти на дело днем гораздо проще, это не ночью таясь под мантией-невидимкой. Тут они спокойно проверили, где Филтч по карте, спокойно же дошли до коридора к его коморки и только после этого уже воспользовались мантией. Вскрывать замки средь бела дня у всех на виду – это уже наглость. А наглость – наказуема.

Отредактировано Remus Lupin (2021-01-20 18:31:37)

+1

8

О да, да, да. Конечно, Муни вряд ли хотел своим плохим примером спровоцировать Сириуса на то, чтобы воплотить это в жизнь. Но он что ли друзей своих не знает? Разумеется, выучил их слишком хорошо. Сириус оправдывает его неосторожностью, вызванной вчерашним бурным вечером в компании огневиски. Ремус должен был думать, прежде чем упоминать амортенцию всуе. Сириус - человек, который делал оборотное зелье на четвёртом курсе. Сейчас он знает ещё больше, умеет столько, что страшно. Аккуратнее, мистер Муни. Ваши слова могут быть использованы против вас.

- За кого ты меня принимаешь? У меня другой план! - конечно, они не будут взрывать фейерверки внутри помещения. При идеальном стечении событий, конечно. Стоит учитывать, что иногда не всё складывается так, как хочешь. Что-то или точнее кто-то может им помешать. Например, тот же Филч. Или Макги. У Муни ведь с ней встреча в обед? Вдруг она вспомнит о своих деканских обязанностях, скажет им сидеть до конца каникул в башне. Да нет, бред какой-то. Макги суровая, но не жестокая. Она должна понимать, что если Сириусу Блэку не позволять выплескивать энергию, то произойдёт нечто ужасное. Возможно следующий поджог будет не случайным, а очень даже намеренным и успешным.

- Поверить не могу, что ты действительно решил проверить крик сыча. Это же был он? Я узнал, - Сириус смеётся, потому что сдерживаться - выше его сил. Бродяга ведь шутил! А Муни взял и исполнил арию бедного сыча. Сириусу приходится заставлять себя нервно смеяться даже больше, чем хочется. Потому что на щеках Люпина появляется румянец, а Блэк в это время вспоминает о его веснушках и что-то опять в голове смещается. перемешивается, думается больше, чем нужно. Так! Не отвлекаться, господин Бродяга. Впереди важная операция по вызволению фейерверков из кабинета завхоза.

- Ладно, действуем по ситуации. Вряд ли он материализуется из воздуха, у нас есть время придумать, - Сириус хлопает Муни по плечу, перед тем как пуститься во все тяжкие - взломать дверь, войти в кабинет и окунуться в это царство тирана, которому не дают свободу в действиях. Сириус уверен, что если бы только Филч получил разрешение директора, то мародёры постоянно висели бы головами вниз. Филч мучил бы их так, как только позволяли правила. Он же терпеть не мог их! Что же, это взаимно, мистер Я-ненавижу-детей.

В кабинете неприятно, сухо, пыльно и кажется, что стены вот-вот раздавят его в блин. Удивительно, когда Сириус сидел здесь по делу, то есть, когда его пытались отчитать и наказать, он, наоборот, чувствовал свою уверенность, превосходство. не позволял гнетущей атмосфере давить на него. Никакой мерзкой обстановке не сломить его волю. Сириус Блэк лучше, выше, самонадеяннее, чем большинство присутствующих в этой школе. Наказания - это признание его талантов. Лучше бы было не попадаться, но с другой стороны, гнев завхоза - лишь доказательство очередного успешного плана.

Сириус аккуратно роется в ящиках, следя за тем, чтобы не оставить после себя бардак. Вычислить их тогда будет слишком просто, учащихся-то в школе можно по пальцам пересчитать. Открыть, окинуть взглядом, закрыть. Если брать что-то в руки, то затем вернуть точно на место. Мародёры же не какие-то новички, чтобы попадаться на мелочах. Это им не по статусу. Фейерверк достаточно большой, поэтому смотреть небольшие ящики смысла нет.

В конце концов не осмотренным остаётся сундук, на крышке которого стоит, прости Мерлин, статуя гоблина. Она вызывает у Сириуса много вопросов, но больше недоумения. Фейерверки точно в сундуке, других вариантов нет. Но один он статую если и поднимет с помощью заклинания, то вернуть так, как стояла, не получится.

- Пс-с, Муни. Нужна твоя помощь, - шепчет Сириус, приоткрывая дверь, а затем снова возвращается к сундуку. Вдвоём они управятся быстро, аккуратно и точно добьются своего.

+1

9

Школьный коридор. Ремус подпирает спиной старую, многое повидавшую каменную кладку спиной и жадно следит за движущимися точками на пергаменте. Точка под именем "Аргус Филч" маячила в северном коридоре третьего этажа, там же крутилась точка под именем "Миссис Норрис" (сделать исключение для этого животного было единственно верным решением). А в коридоре у коморки мистера Филча, а так не прилегающих территориях было пусто: лишь две точки "Ремус Люпин" и "Сириус Блэк". И это все делало операцию по взлому и проникновению какой-то слишком простой. Безопасной, поправлял себя Ремус, но избавиться от ощущения, что это все равно, что вернуться в башню за забытым конспектом, его не покидало. И потому Люпин заставлял себя напрягать глаза и вглядываться в карту (и не на то, как точка с именем мародёра расхаживает по кабинету, ну если только чуть-чуть, в пол глаза): не хватало ещё попасться по причине банальной невнимательности.

Впрочем, повышенная внимательность не помешала вздрогнуть всем телом, когда дверь в кабинет тихо приоткрылась, выпуская на волю шепот-призыв о помощи. Да что там такое? Это интересно, с какой такой сложностью столкнулся Сириус, что не может обойтись собственными силами. Интересно и приятного. Ремус знает, почему его зачастую оставляют на стреме – во-первых, кто-то должен; во-вторых у него представительный вид; а в-третьих, котел на третьем курсе перевернул все-таки он. Быстрый рост не всегда благо! Ну и, если быть до конца откровенным, это он обычно нудит о том, что надо быть осторожными. Но интересно же принять участие в самой авантюре! Тем более с Сириусом!

Ремус быстро проверил окрестности – пусто, – а так же коридор третьего этажа – всё ещё на месте, – и, оглядевшись по сторонам, нырнул за дверь. Тихо и сумрачно, как и должно быть во всяком уважающем себя чулане. Кабинет Филча, конечно, в прямом смысле слова чуланом не являлся, но в душе явно им был: склад позабытых – отобранных – вещей, воспоминаний, надежд. Может Филч такой смурый из-за того что проводит у тут слишком много времени?

Ну и? – Ремус оглядывается и старается ничего не задеть, хотя кабинет кажется создан для того что бы в нем что-то рушилось, падало, гремело. Например, эта статуя гоблина: большеносая, пучеглазая, на небольшом каменном постаменте, чисто горгулья, но без крыльев. Возможно, это есть горгулья с открытыми крыльями? Ремус даже заглядывает через плечо статуи и пару секунд изучает гладкую спину. Не горгулья. – Видимо, она тут, что бы сундук никто не открывал.

Глубокомысленное умозаключение. Но вполне обоснованное. Конечно, возможно просто не было иного места. Но одно другого не исключает.

Переставляем на пол, – не вопрос, утверждение. Потому что на взгляд в статуи было килограмм тридцать-тридцать пять минимум, и держать её навесу не слишком хорошая идея. Её надо не только поднять, но и подвинуть, и удерживать. Лучше аккуратно перенести. Пальцы касаются пальцев, пока парни пытаются приноровиться и половчее перехватить гоблина.

Хотя решение это спорное. Стоило прикоснуться к шершавому чуть теплому камню постамента, как статуя заорала: тихо, но от того не менее пронзительно, чуть громче инфразвука, всверливаясь в кости, вызывая дрожь и онемение конечностей. И если бы пальцы не свело судорогой, в первый момент Ремус точно бы их разжал, роняя каменного гоблина вниз. Хотя это, наверное, и стоило сделать. – Ставим! Ставим!

Крик прекращается в тот же момент, как пальцы перестают касаться камня. Ремус массирует виски пытаясь прийти в себя. Карта! Надо узнать, где Филч и не прибежал ли на звук кто-то ещё. Люпин торопливо вытаскивает из кармана сложенный пергамент. Никого. Пока.

Отредактировано Remus Lupin (2021-01-20 18:32:44)

+2

10

- Или чтобы из него никто не выбрался? - предполагает Сириус с надеждой в голосе. Потому что тогда дело приобретёт совершенно иной характер - опасный, щекочущий нервы. Тогда Сириус готов пожертвовать даже фейерверками, если окажется, что в сундуке обитает нечто опасное. Блэк, конечно, понимает, что вероятность минимальна. Ну откуда у Филча было бы в кабинете что-то страшнее боггарта? Да Дамблби ни за что не разрешил бы ему мучить учеников чем-то весомее своей кислой рожи и ворчания. А жаль, ведь сразиться с непредвиденной опасностью так заманчиво!

Вдвоём справиться действительно легче, на это и был расчёт. Пришлось, конечно, приноровиться, чтобы статую схватить. И ещё больше приноравливаться, чтобы не отпустить её от внезапного контакта. Не то чтобы это была такая редкость. Мародёры вечно то шутливо толкаются, то обнимаются, подсаживают друг друга, прикрывают - много и много тактильности. У них нет с этим никаких проблем, у Сириуса нет с этим проблем. Но когда их пальцы случайно соприкасаются, Блэк едва не вздрагивает. К счастью, он неудобно упирался в статую, чтобы не позволить произойти такой оплошности.

Ну, а затем он и вовсе отвлекается на крик горгульи. Сириус шипит, ругается себе под нос, но сбавлять обороты не спешит. Надо торопиться, раз уж здесь нашлось место защитным чарам. Стоило проверить! И почему Сириус действовал так безрассудно? Но винить себя уже слишком поздно. Тем более что статуя замолчала, стоило её отпустить.

- Филч знает, как испортить настроение, - недовольно произносит Сириус и всё-таки открывает сундук. Он разве что внутрь не занырнул, так сильно наклонился и начал копошиться. Порядка внутри сундука не было, всё набросано - одно на другое. Поэтому смысл соблюдать осторожность? Сириус краем глаза замечает, что Ремус проверяет карту. Молодец. Судя по тому, что он не даёт сигнала тревоги, всё пока спокойно.

Сириус не находит ничего из своих конфискованных вещей, но фейерверк - да. Собственно, это была главная причина, по которой он сюда пришёл. Всё остальное - потери незначительные.

- Есть. Дело сделано, можно уходить, - Сириус осторожно достаёт фейерверк, а ещё найденное случайно клыкастое фрисби. - Не помешает! - объясняет Блэк наличие трофея в своих руках. Осторожно складывает найденное на пол рядом, чтобы снова поставить статую на сундук. Она снова кричит, но на этот раз они справляются быстрее прежнего.

- Понять кто это, будет несложно, - признаёт Сириус. Если Филч умеет проверять, кричала статуя или нет - он будет знать о правонарушителях. Кто же ещё, если не часть мародёров, оставшаяся в школе на каникулах? Конкурентов у них нет, а уж среди оставшихся на каникулы студентов отсутствуют даже те, кто хотя бы рискнул бы бросит их компании вызов. К счастью, не пойман - не вор. Даже если завхозу будет известно на все сто процентов, что это были Ремус и Сириус, доказать он ничего не сможет. Магию они не использовали, а, значит, даже палочки не проверить. Идеальное преступление. - Надо срочно идти в Башню и делать вид, что мы провели там всё утро после завтрака.

Сириус довольно хватает находки, подмигивает Ремусу и быстро заглядывает в карту - путь свободен. В башню они идут строго по тем коридорам, в которых никого нет. Филч им так и не попадается. Что уж там, даже Макгногалл не смотрит на них откуда-нибудь своим внимательным кошачьим взором. Всё проходит слишком гладко. Почаще бы им так везло.

- Рождественское чудо! - довольно заявляет Сириус, блаженно разваливаясь на кресле в гостиной Гриффиндора. - Сразу после торжественного ужина, поднимемся на Астрономическую башню и устроим шоу.

+1

11

Да уж. Шалости на каникулах – это определенно не лучшее решение. Особенно для тех, кто имеет определенную репутацию. Ремус согласно фыркает, не отрываясь от карты. Точки, помеченные, как завхоз и его кошка, все ещё крутятся на другом этаже, хотя последняя начала целенаправленное движение в их сторону. Или нет. Понять сложно.

Но и это не важно.

Они покидают кабинет раньше, чем кошка успевает вернуться. Не пересекаются даже на повороте к кабинету Филча. А после него встреча с завхозом уже не так страшна: мало ли где могут ходить студенты в свободное время? Правилами не запрещено. Но нет, не встречаются, спокойно добравшись до башни. Идеальное преступление.

Уже в гостиной, опершись о кресло, в котором развалился Сириус, Ремус из любопытства просматривает карту. Филч и Миссис Норрис там, где их уже нет.

Да уж, – Люпин пихает друга локтем куда-то в плечо, и демонстрирует карту. Неосмотрительная беспечность, но в гостиной никого кроме них нет. Мелочь, оставшаяся в замке на каникулах, сейчас резвилась во внутреннем дворе, лепя снеговиков, строя снежные форты и перекидываясь снежками. Впрочем, и старшие курсы этого не чурались. Если б не план Сириуса насчет шоу, мародеры тоже волне могли бы составить компанию остальным в снежной битве. – Это было даже не близко. Пойду, навещу МакГонагалл, – Ремус бросает быстрый взгляд на часы над камином, вздыхает, передавая карту Сириусу. Скорая встреча с деканом его все ещё не радовала, но, увы, иногда жизнь не учитывает человеческих желаний. Довольно часто не учитывает. – Заодно узнаю, не прибежит ли Филч на нас жаловаться.

Этот может, даже учитывая полное отсутствие улик. Правда, толку от этого никакого не будет. Директор, слава Богу, не поддерживает голословные обвинения, а деканы эту политику разделяют.

Пожелай мне удачу, – Ремус проверяет своей внешний вид на предмет соответствия образу если не примерного ученика, то хотя бы хорошего. Как и следовало ожидать – советует. И с чего бы ему не соответствовать, если они не ползали по туннелям, не убегали от кого-то, а просто пришли, взяли и ушли? Ремус даже фрисби не трогал, так что вцепиться ему в свитер эта клыкастая тарелка не могла.

Но удача не требуется. МакГонагалл лишь вскользь упоминает о произошедшем, тема её речи касается дежурств. Так уж вышло, что Ремус оказался единственной старостой Гриффиндора оставшийся на каникулы. Не то, что б он не знал об этом ранее: о том, что Лили возвращается домой, было известно ещё за несколько месяцев. Возможно, останься она в замке, остался б и Джеймс. И раз Ремус на данный момент единственный староста, то присмотреть за первокурсниками, его прямая обязанность. Соглашаясь с этим, Люпин думает, как совместить обязанности старосты с запланированным шоу Сириуса. Во-первых, оставаться в стороне не хотелось. А во-вторых, с ним это будет все куда как безопаснее!

Филч МакГонагалл всё-таки навещает. Его обвинения звучат нелепо и сводятся к простому «если кто-то из мародёров в Хогвартсе, то все проделки – это их рук дело». Ничего необычного. Ремус почти не лукавит, строя оскорбленное выражение лица. Серьезно, они же не единственные шутники в школе! Её богу, первоклашки, носящиеся коридорам, как угорелые в попытке не опоздать на очередной рок или Пивз вносят в школу куда как больший хаос! МакГонагалл, правда, всё равно бросает на него многозначительный взгляд, но завхоза все же просит не пораноить и не бросаться голословными обвинениями.

Всё-таки им чертовски повезло с деканом! МакГонагалл мировая женщина! Хотя и требовательная. Но зато педагог хороший!

Возвращается в гостиную Люпин незадолго до обеда. И не только он. Раскрасневшиеся, вспотевшие и насквозь промокшие гриффиндорцы тоже начинают подтягиваться в башню. Их немного, но они наперебой обсуждают тактику в снежной битве, и то, что неплохо бы получить на обед хорошо прожаренный стейк, а лучше парочку. И ни один из них не знает бытовых заклинаний, что бы просушить варежки, которые располагаются аккуратным рядом цветных мышек вдоль камина.

МакГонагалл напомнила мне, что я староста, и мне надо будет удостовериться, что все первокурсники прибудут на праздничный ужин, – заявляет Люпин, опускаясь, рядом с Сириусом. Весь вопрос в том, успеет ли он выполнить свои обязанности заранее или надо найти кого-то из старшеклассников, и попросить, что бы тот проконтролировал. В конце концов, это пустая формальность, первокурсники приходят на торжественный ужин даже при полном отсутствии старост на факультете. Ну, какой ребенок откажется от еды и рождественского чуда!

+1

12

- И пусть удача всегда будет с тобой! - торжественно восклицает Сириус, отвешивая дурашливый поклон Ремусу, уходящему на тет-а-тет с Макги. Счастливчик! Их декан - это нечто. Она суровая, авторитетная, властная, а ещё за своих бьётся, как настоящая львица. Видел Сириус, каким взглядом она смотрит на глав других факультетов, когда дело касается квиддича. Да и подопечных своих, проблемных (это про мародёров) и глупых (это точно не про них) тоже просто так в обиду не даёт. Правда судит по строгости и справедливости, но если попадаешься - сам дурак, разве нет?

Сириус какое-то время следит за Ремусом по карте, пытается по следам Муни и Макгонагалл разыграть их возможный разговор ("- Господин Люпин, не вы ли часом ранее вторглись в кабинет нашего уважаемого завхоза? - Не знаю таких, мисс Макгонагалл. - Я говорю о Филче, мистер Люпин. - Ах, вы о нём. Тогда нет, ноги моей рядом с его кабинетом не было"). Затем Блэк теряет к этому интерес, убирает карту в карман и смотрит на фейерверк. Оставлять его тут нельзя - первогодкам с их любопытными носами Бродяга попросту не верит. Кроме того, им придётся подниматься сначала в башню Гриффиндора, а затем на Астрономическую. Слишком долго и есть риск попасться тому, кому не следует. Что же, решение находится достаточно простое, зато эффективное. Сириус просто зачаровывает фейерверк, уменьшает его и кладёт в карман, надеясь, что тот случайно не прожжёт дыру в его штанах. Было бы крайне некстати.

До прихода Муни Сириус занимается откровенно бестолковыми вещами. Заколдовывает один из стульев, чтобы он отпрыгивал каждый раз от человека, пожелавшего на него сесть. И превращает подушку в яркий-жёлтый камень. Вот кто-то удивится, когда плюхнется своей пятой точкой на диван с надеждой полежать на мягком. Блэк связывается с Джеймсом и шёпотом рассказывает тому о планах на вечер. Коротко описывает предыдущую ночь в компании огневиски, упуская лишь некоторые внезапно личные моменты (подумать только, у них с Сохатым секреты друг от друга? Что дальше?! Они повзрослеют? Станут серьёзными? Да нет, бред какой-то). Не потому что стыдно - он просто и сам пока не разобрался и не хочет устраивать из мухи слона. Или целого дракона, ага?! К тому же обсуждение фейерверка занимает большую часть времени, а потом Поттера зовёт мама - кое-кому надо помочь накрыть на праздничный стол. Какой хороший мальчик, вы посмотрите на него (на самом деле Сириус мягко улыбается, когда Джеймса в зеркале уже не видно. Поттеры всегда вызывают у него одни положительные эмоции).

Когда Ремус всё-таки возвращается, то сообщает отличную новость. Сириус аж вскакивает с места и смотрит крайне заинтересовано.
- Подожди, она сказала тебе проследить за всеми первогодками? - в голове уже формируется план. Так всегда - найти внезапное вдохновение и мысли уже крутятся, вертятся, сплетаются. Пара мгновений и Сириус, наконец, понимает, почему это проведение послало им в сундуке не только фейерверки. Блэк уже мчится к клыкастому фрисби, оставленному на книжной полке (сначала он хотел, чтобы кто-то из незадачливых учеников случайно задел его и столкнулся с зубастой проблемой, но новая идея гораздо интереснее). - Чего же ты ждёшь, Муни! Ты ведь староста, должен выполнять свой долг, а я тебе в этом помогу. Не хочешь ли ты начать со слизеринцев? Им ведь, бедняжкам, так долго выползать из своего подземелья, - Сириус вертит рукой с фрисби в руках, мол, ну ты понял, Ремус, ведь да? Пора заставить всяких ползучих рептилий повизжать.

+1

13

Реакция Сириуса совсем не такая, как Ремус её представлял. В первый момент ему даже кажется, что Бродяга его не понят. Нет, слова звучат правильно, но интонации, жесты – дьявол кроется в деталях. Так что напрягся он даже прежде, чем Сириус сорвался с места. А уж когда тот вернулся с фрисби, Ремус просто схватился за голову. Буквально. Не дожидаясь продолжения. Потому что Бродяга не мог намекать на то, о чем Ремус подумал. Просто не мог.

Сириус, – в голосе Ремуса отчетливо слышится ужас и обреченность. Он должен был догадаться, что Сириусу придет что-то подобное в голову. Должен был догадаться и... И что? Не сказать другу о том, что на него повесили дополнительные обязанности, Ремус не мог. – Я всё-таки староста! – а подобное просто подорвет его авторитет. И черт бы с ним, всё равно среди учащихся старосты особым уважением не пользуются. Разве что у перваков, которые поначалу смотрят в рот старостам. Где-то семестр, потом решают, что и так все знают. Идиоты. Но Ремусу не хотелось подрывать доверие учителей, доверие МакГонагалл, доверие Дамблдора. А травить бедных беззащитных детей клыкастым фрисби – это подрывать доверие! – И ты не будешь мешать мне выполнять свои обязанности.

Но кого он обманывал? Первое, что узнаешь в жизни, — это что ты дурак. Уже сейчас Ремус знал, что согласиться. Он абсолютно не умел спорить с друзьями. Особенно с Сириусом. Не умел, не мог, но постоянно пытался. Вот и сейчас его фразе не хватало уверенности. К тому же речь шла о слизеринцах. Не то что бы, Ремус не считал их детьми, но беззубый слизеринец – это оксюморон. С волками жить – по-волчьи выть, а что бы выжить в серпентарии необходимо быть тем ещё гадом. Везде, конечно, есть исключения – взять хотя бы Сириуса, у которого дома свой филиал Слизерина, и ничего, отличный парень! – но Ремус, как и любой гриффиндорец относился к слизеринцем с некоторой долей предубеждения. И, как показывала практика, не напрасно.

Проблема, в прочем, заключалась в том, что к Рождеству первокурсники перестают беспрекословно слушать старост. Особенно старост не своего факультета. И если от Хаффплаффа и Рейвенкло Ремус не ожидал ничего дурного, то Слизерин... Неприязнь у них с гриффиндорцами обоюдная.

Ладно, – Ремус знал, что пожалеет об этом. – Но я к этому не имею никакого отношения – это раз. Два, ты не жестишь. И три, только в случае, если они будут нарываться.

Ремус наставительно указал пальцем на друга. Вряд ли Сириуса это впечатлило, но может, заставило все же задуматься и осознать.

Ремус знал, что он пожалеет о своих словах. Хотя бы потому что, для Сириуса все слизеринцы только делают, что нарываются. Даже если они на самом деле не нарываются. Даже если им нужна помощь. Хорошо, что они с Сохатым не имеют права снимать баллы. Ремус, впрочем, тоже. Это столько старосты школы могут.

Ремус знал, что пожалеет. Но так же он знал, что всё равно согласится. А время идет.

Я должен встретить их у входа в подземелье, пересчитать, – тайна расположения входа в гостиную свято хранится. Вот только это секрет Полишинеля. Серьезно, какой более-менее любопытный студент не знает, где расположены чужие гостиные! Тем более мародеры. – И отвести в главный зал. Призраки предупреждены и должны посодействовать, – а проще говоря, гаркнуть "за вами пришли". – Но сперва следует отвести наших. Потом Рейвенкло, а уже затем Хаффлпафф с Слизерином,– и те и другие жители подъземья и могут быть захвачены по дороге.

Отредактировано Remus Lupin (2021-01-20 18:35:00)

+1

14

- О, мой дорогой друг, Муни! - Сириус восклицает и смотрит на Ремуса с насмешливой жалостью. Улыбается хитро, со стороны можно было бы сказать даже умилённо. Если таковым можно считать собачий оскал. Реакцию такую вызывает, разумеется, фраза про то, что он, Ремус Люпин, староста. Он всё-таки староста. Даже "всё-таки" приплёл!

Ремус Люпин - староста. И одному только Мерлину известно, сколько раз они нагло пользовались этим. День, когда его объявили старостой, стал для Мародёров одним из самых лучших за всю историю. Потому что это новые возможности, широкие границы дозволенного и прикрытый зад на случай недозволенного. Про ванну старост и говорить-то нечего. Конечно, они не использовали положение Муни в наглую, открыто, не элегантно и дилетантски. Никому не заявляли в лицо: "Да наш друг - староста! Сейчас мы его позовём и он с вами разберётся". О, нет, поступок слизеринских мерок. Когда ужу хочется прикрыть свой тощий змеиный хвост, лучше позвать питона. Только лев способен отгрызть головы и тому, и другому. Мародёры хитры, талантливы и изобретательны. Осторожны, когда надо, и устраивают чистейший хаос, когда готовы. И положение Ремуса использовалось ровно настолько, чтобы и им было выгодно, и учителя не бунтовали.

- Конечно, не буду. Слово мародёра! Выполняй свои обязанности, пожалуйста, а я просто рядом побуду. Только чур ты мне тоже не мешаешь, хотя бы первые несколько минут, - потому что местом старосты Муни надо дорожить. Сириус повеселится и позволит своему старосте себя угомонить. В итоге все довольны! Ну, кроме слизеринцев.

На высказанные условия Ремуса, Сириус лишь хмыкает. Отмахивается, мол, да, конечно, будет исполнено, мистер староста. На самом деле они оба знают - если Бродяге взбредёт в голову, а случиться это может в любой момент - то "жестишь" сразу принимает очень нечёткие границы. Сириус иной раз их легко переступает. Думает об этом потом, понимает - перегнул. Но вину не испытывает. Если он так сделал, значит, было нужно. Он тот, кто есть и будьте добры принять его именно таким. Мародёры так и делали, даже если порой от него страдали. Но на то они и друзья, не так ли? В этом суть. Всегда оставаться на стороне друг друга, даже если всё паршиво.

- Да-да, пересчитать, проводить, уверен, с этим справился бы даже Хвост. Тем более, было бы кого считать, - Сириус уверен, что количество оставшихся на каникулы учеников уместится на пальцах обеих рук. Ну, может трёх. Пустовато, но в каком-то смысле даже прекрасно. Весь замок в их распоряжении.

Со своими они справляются на "ура". Это самая лёгкая задача из всех, которые можно представить. Сириус сопровождает Ремуса, сопровождающего парочку гриффиндорцев. Шутит с ними, узнаёт о подарках на Рождество и советует обязательно заглянуть сегодня под стол, потому что каждый праздник Дамблдор обязательно выбирает какие-нибудь забавные тематические носки. Не факт, что это так, но один раз Сириус случайно, кода великий мастер шутки-прибаутки переступал через лужу и приподнял подол мантии, увидел чёрные носки с ярко-оранжевыми периодически подмигивающими тыквами. Было это, конечно, на Хэллоуин. Господам орлам везёт почти так же. Сириус разве что заколдовывает шнурки на ботинках одного из младшекурсников - они связались в узел между собой и расплелись далеко не с первой попытки. 

Остаются барсуки и змеи. Сириус правда не предвзят, но хаффлпаффцы вызывают у него не сильный энтузиазм и не пробуждают в нём желание начать веселье прямо сейчас. О нет, он хотел дождаться главных героев розыгрыша. Сириус позволил Муни сделать свою работу - позвать призраков, дождаться учеников, посчитать их, напомнить о правилах праздника. Сам стоял оперевшись на ближайшую стену рукой. Даже приветственно махнул, когда на него взглянули. Разве что отстал, когда все двинулись к выходу из подземелья, и встал поудобнее. Чтобы видеть коридор, по которому все шли, но при этом самому оставаться незаметным. А дальше дело практики и мастерства. Сириус зачаровывает фрисби, поднимает его в воздух и заставляет кружить над учениками, то и дело пикируя, поднимаясь и снова опускаясь, грозясь испортить чью-нибудь причёску.

+1

15

Ладно, все не так плохо. И даже не хуже. Лучше. Ремус успел представить в своей голове что-то совсем не потребное и сейчас то и дело бросал на Сириуса очень виноватые взгляды. Ему надо больше доверять другу. Ему надо больше верить в благоразумие Сириуса. Клыкастое фрисби проносится под потолком, пикирует, щелкает зубами. Пугая, но, не калеча малышню. И нет, Ремус не улыбается. Ну, если только чуть-чуть. Потому что это на самом деле занятно, смешно и практически безвредно. Но он быстро, очень быстро стирает улыбку с губ и хмурится, и лишь в глазах остаются искры веселья. Ему определенно надо извиниться перед лучшим другом, за то, что позволил себе думать о нем хуже, чем есть. Ремус чувствует себя безмерно виноватым. И вовсе не спешит вмешиваться. Во-первых, он же обещал. А во-вторых, никому хуже от этого маленького розыгрыша не будет. Люпин лишь отмахивается рукой, когда тарелка, заставив учеников с визгом пригнуться, пролетает чересчур близко от него. И вздыхает, наткнувшись на испуганный и затравленный взгляд кучерявой девчушки с желто-черным галстуком. И как они смогут учиться рядом с Пивзом! Наверное, как старосте, ему все же стоит вмешаться.

Спокойнее, это же не бладжер, который хочет сломать ваши кости, – Ремус едва вздрагивает. Сам он ни разу не попадал под данный мяч, но благодаря друзьям хорошо знал, к каким последствиям это может привести. И приятного в этом всем было чрезвычайно мало. Но фрисби не бладжер, тут и скорость меньше. Это в квиддиче задача мяча попасть – разумеется, попасть, а не сломать кости! – фрисби же просто пугает, хотя и щелкает зубами очень достоверно. – А вы волшебники, которые в замке уже не первую неделю.

Ремусу все ещё ситуация кажется скорее забавной, чем опасной, но он все же достает палочку. Хаффлпаффалка, кажется вот-вот разрыдается, и Ремус посылает её ободряющую улыбку. Да, он обещал Сириусу не мешать, но, вроде бы он дал ему достаточно времени.

А ты староста, который не исполняет свои обязанности, – шипит мальчишка в галстуке Слизерина, яростно сверкая глазами и уклоняясь от тарелки – которая, между прочим, атакует преимущественно змей, а не барсуков. Так что может, стоит и повременить со спасением малышни. – Я расскажу всё декану!

И нет, Ремус не боится. Повременить определенно стоило бы. Жаль, что мальчишка – слизеринец – прав, как старосте, ему требуется вмешаться. Тем более что с каждым заходом малышам требуется наклонять все ниже и все активнее, что бы увернуться. Да и самому Люпину все чаще приходится уклоняться от расшалившегося артефакта. Да и кое-кто из напуганных учеников уже достал палочку выкрикивая заклинания заморозки. Вот только заклинания эти летят куда угодно, но только не в фрисби и уворачиваться приходится уже не только от фрисби, но и от ледяных вспышек. И вот это уже проблема. Это сигнал, что пора вмешаться.

Немедленно прекратили! – Ремус повысил голос внимательно наблюдая за тарелкой. Одно жаль, он не знает, чем именно зачаровывал фрисби Сириус, что бы применить контрзаклятье. Зато есть чары помех. Надо лишь прицелиться, подловить момент: – Импедимента! – и поймать проклятую игрушку. И надеяться, что это её успокоит и вырываться из рук она не будет.

Отредактировано Remus Lupin (2021-01-20 18:36:14)

+1

16

Сириус стоит поодаль, но у него, в отличие от великого упрямца Джеймса Поттера, который так и не хочет признавать свои проблемы, со зрением всё хорошо. Поэтому даже со своего места, из своего укрытия (не такого уж и тайного) Сириус видит, как Ремус слегка улыбается. У самого Блэка видно чуть ли не всю его клыкастую пасть, так ему смешно. Но Муни в их компании самый рассудительный и внешне спокойный. Вероятно, это талант - сохранять вполне себе хладнокровный вид, когда в голове какие-нибудь планы. Или вот, например, как сейчас - когда фрисби издевается над малышней. Но тем ценнее его улыбки. Сириус рад рассмешить Муни, потому что иногда тот кажется слишком зацикленным на своих очевидно мрачных мыслях.

Конечно, ни Ремус, ни Сириус не испытывают удовольствия от того, что кто-то правда страдает. По мнению Блэка, детишки сами виноваты, что так серьезно относятся к розыгрышу. Глупые, ничего не понимают - это же весело. Мародёры именно веселятся. Пусть они иногда теряют контроль, да, бывает - это также Сириус признаёт, хоть и нехотя. Но всё это ради атмосферы шутки, хаоса и неразберихи.

Вот и сейчас дети начинают лупить направо и налево заклятиями, а Сириус чуть ли не покатывается со смеха. Он не хочет мешать, поэтому прикрывает рот и ржёт в ладонь, а то вдруг кто отвлечётся от главного действия и будет пялиться на него. Ремус сдерживает обещание и не мешает довольно долго. Достаточно для того, чтобы у Сириуса уже заболел от смеха живот. Поэтому он ничуть не против, когда Муни всё-таки останавливает это представление. Тогда Сириус, посмеиваясь уже вполне откровенно, приближается к небольшой толпе.

- Вы отлично справились, мистер староста. Это был показательный пример того, как вы, младшекурсники, расслабляетесь на каникулах и забываете об элементарных заклятиях, которым вас здесь учат. Позор! - Сириус, конечно же, выставит всё в выгодном для них свете. И уж тем более он не боится шикающих змеек. Ест таких на завтрак и без соуса! Ну, почти. Больше предпочитает, конечно, яичницу и бекон, но змея ведь тоже мясо.

- А те, кто хочет кому-либо пожаловаться, должна помнить - иногда лучше придержать язык за зубами, пока ваши губы не склеились от каких-нибудь чар. Судя по всему, вы даже не сможете их с себя снять! - Сириус правда думает, что это смешно. В конце концов, с каких пор он щадит кого-либо, даже если они младше. Пусть привыкают к суровой жизни. - Хотя вот ты, с хвостиками, была близка к тому, чтобы всех спасти. Будь я старостой, накинул бы тебе пару баллов, но увы и ах, почему-то мне так и не доверили эту должность!

Похвалой Сириус решает сразу несколько проблем - приободряет конкретную девочку и позволяет нависшей нервозности и неловкости, наконец лопнуть. Все начинают переговариваться - обсуждать, кто какое лицо делал и как визжал, как надо было на самом деле обсудить и не купить ли и им самим фрисби, чтобы потом пошутить над вернувшимися одноклассниками. Сириус подмигивает Ремусу, мол, дело сделано, староста, я всё решил. Затем хлопает его по плечу и кивает:

- Голоден, как собака! - это тоже кажется Сириусу веселым и ироничным (до сих пор. Даже сотни шуток об их анимагических формах спустя), поэтому он лаюче и громко смеётся. Забирает у Ремуса фрисби и прячет его за одной из статуй - не идти же на вечер с учителями с уликой в руках! Мародёры, конечно, иногда скоры на не всегда идеальные решения, но уж с такой глупостью попасть было бы даже стыдно. Пришлось бы исключить себя из их группы отчаянных и весёлых. Сириус несильно пихает Ремуса плечом, когда они уже почти приближаются, привлекая его внимание:

- Ну, скажи ведь, было весело! Я видел, ты улыбался. А теперь скажи, что мы сделаем на ужине! Может, заставим обувь всех учителей танцевать?

0

17

О да! Конечно! Обучающая лекция от Сириуса Блэка, как быть студентом достойным Хогвартса. Ремусу со стоном хочется закатить глаза, хотя Бродяга, так-то, на минуточку совершенно прав. Маг – это не тот, кто бездумно махает палочкой, наизусть заучив магические слова из книг. Уроки, контрольные, зачеты, экзамены – все это, безусловно, нужно и правильно. Но все это стандартные реакции, на стандартные ситуации. Ситуации, которые, как научила Ремуса бытность Мародёром, никогда не произойдут. В жизни всегда будут отклонения от нормальных ситуаций. Маг – этот тот, кто умеет анализировать ситуацию, адаптироваться к ней, и применять на практике, полученные на уроках знания. Жаль, на уроках этому не учат, так что… откровенно говоря, детям следовало бы поблагодарить Сириуса.

Разумеется, Ремус этого не сказал. Во-первых, как староста он не мог поощрять нарушение правил. А клыкастое фрисби – предмет, запрещенный к использованию в школе, и подлежи изъятию (собственно Ремус её и изъял). А, во-вторых, Сириус же этого не забудет, и потом ещё полгода, по поводу и без, будет это припоминать! Ну, уж нет. Если они хорошие маги – сами поймут это через некоторое время. Как бы преподаватели и старосты не старались, а по коридорам то и дело пролетали те или иные чары. Часть естественного учебного процесса.

Старосты не могут начислять балы, только снимать,– и только со своего факультета. Так что единственный, на кого Ремус тут мог бы повлиять – это Сириус. Но повлиять на Сириуса… Ремус точно знал, что не смог бы снять с друга балы. Хотя, наверное, именно на это и рассчитывала МакГонагалл, назначая его на эту должность. Сириус прав, ему бы или Сохатому эта должность подошла бы больше: магическая сила (если б не Лили Эванс, впору было б поверить в то, о чем перешёптываются Пожиратели Смерти, мол, кровь что-то решает), академическая успеваемость, популярность (что бы старосту слушали, его должны уважать) – всего этого у них было более чем в достатке. И точно не было постыдной тайны, выводящей из строя каждое полнолуние. – Но ты действительно молодец, – одарить баллами Ремус не может, поэтому одаривает мягкой улыбкой. Она, правда, и вполовину не дотягивает до блистательной улыбки Блэка, но, что имеется. И вообще он старался! – Построились и идем дальше!

Ремус нахмурился, излишне серьезно окрикивая детей, пряча за этим свое смущение. Сириус действительно все решил. И… Серьезно, Бродяга? Как собака? Ремусу хочется шикнуть и оглядеться. Разумеется, он этого не делает. Разумеется, никто не увидел в словах Сириуса намека, подвоха, признания. Но неужели об этом надо кричать на весь Хогвартс?! Ремус все ещё чувствует себя виноватым в том, что втянул друзей в… во всё это. И нет, ему сейчас совсем не хотелось вспоминать, насколько Сириус был симпатичен в своей анимагической форме; или насколько он сам был счастлив в ночи полнолуния или наследующее утро, когда они, все вместе, отчаянно зевая, пелись на завтрак.

И именно из-за смущения (а не из-за попустительства и собственного участия в проказе!) Ремус покорно позволяет Сириусу забрать и спрятать фрисби. Или лучше было бы прикрыться попустительством и собственным участием?

Да, это было весело, – Ремус прикрывает глаза, чтобы не закатить их, и понижает голос. Признаваться в подобном непедагогично. Будет неловко, если дети его услышат. Или расслышать паны. Хотя мелкоте больше нравится обсуждать недавнее приключение и планы на рождественский ужин. – Туфли… МакГонагалл не оценит,– Ремус показал головой. Нет, она может и оценит, но где-то глубоко в душе. Это Дамболдор бы дал повеселиться, а МакГонагалл мигом развеет сглаз. Ну и смысл? Пять минут безумия и наказание. Слишком мало учеников, что б затеряться среди них. Это в Хэллоуин никто ничего не докажет а на Рождество… Ремус показал головой. – Уж лучше раскрасить их во всевозможные цвета, раз уж,– Ремус кивнул на толпу первокурсников. – Малышня твоими стараниями все равно под столы полезет. Будет подарок на Рождество. Или заставить статуи распевать Рождественский гимн, – это тоже обнаружат, но возможно против не будут. Вот только для такого заклятья требуется время на подготовку.

А времени нет. Большой Зал прямо по курсу и они последние. Больше половины замка уже сидит да сдвинутым столами одной большой дружной семьей. Жареные индейки, картофель, соусы, пудинг. В воздухе запах остролиста, хвои и снега. Ремус даже поднял голову, что бы убедиться, что с зачарованного неба таки падает большими белыми хлопьями слег, правда, недолетает до учеников, истончаясь метрах в двух от пола.

На совместных праздничных пирах зачастую нет разделения на факультеты, но… оно есть. Стол условно поделен на пять частей, которые, не смотря на возможность, не смешиваются: все стараются держаться подле своих – на самом деле рядом с друзьями, но малышня ещё толком не обзавелась приятелями с других факультетов. И не обзаведётся. Так что, кивнув МакГонагалл, Ремус спешит занять место среди гриффиндорцев, пока Сириусу не пришла в голову замечательная мысль приземлиться среди рейвенкловцев.

+1

18

- Мы уже как-то заставляли петь все доспехи на Хэллоуин, не будем повторяться, всё-таки, у нас репутация, - Сириус знает наизусть большую часть их проделок. А не помнит только всевозможные мелочи, которыми они буквально дышат. Попробуй разобраться, кому пару лет назад они подменили кусачую кружку - какому-то пятикурснику или второкурснице. Так или иначе, от Мародёров доставалось тем, до кого они могли дотянуться. То есть - всем.

Были, конечно, такие персоны как Дамблдор. Он редко разгуливал просто так, а потом запланированный розыгрыш с ним не сработал бы. Зато спонтанный? Вполне. Сириус смотрит на Ремуса, предлагающего покрасить обувь, и думает - план неплохой, но масштаб маловат.

- Надо пользоваться моментом, пока Дамблдор со всеми, - многозначительно объявляет Сириус, потому что разыгрывать его получается буквально раз в год. И то со всеми вместе, когда Мародёры устраивают традиционную пакость (или веселье, это уж с какой стороны посмотреть) на окончание учебного года.

Сириус всегда отправлялся на каникулы в дом Блэков, но успевал увидеть, как украшали Хогвартс. И всё же, именно в Рождество всё это смотрится максимально... трогательно. Сириус ловит себя на мысли, что повсюду красота, а он, честно говоря, особо не уделяет внимания окружению и подобным мелочам. «Старею, что ли», - думает Сириус про себя и усмехается. Бред какой-то.

Ремус торопится сесть среди гриффиндорцев, и Блэку не остаётся ничего другого, кроме как примоститься рядом. Только делает это он не так тихо, как Муни.
- Профессора, вы все чудесно выглядите. Но вы, профессор МакГонагалл, невообразимо прекрасны в любой день круглый год, - Сириус даже уважительно кланяется и подмигивает уставившемуся на него хаффлпаффцу. Младшие курсы вряд ли привыкли, что с профессорами кто-то может общаться вот так.
- Приберегите вашу лесть для более подходящей кандидатуры, Блэк. Я всё равно слежу за вами в оба глаза, - сухо отвечает Макги. Прекрасна как и всегда!
- Что вы, что вы, мы с господином Люпиным хотим провести время в приличном обществе, не создавая неудобств.
- Теперь я буду следить за вами ещё пуще прежнего, - только и отвечает МакГонагалл, а Дамблдор хитро щурит глаза. Знает же, знает, что Мародёров не остановить. 

Праздничный стол ломится от тематических закусок блюд и напитков. Сириус лопается уже к третьей тарелке, но он до сих пор не попробовал имбирные пряники в форме гномов, поэтому тянется за чаем. В этот момент на пол падает его ложка. Уже не первый за сегодня раз, Сириус склоняется и пропадает под столом на мгновение. Первые два были обычной приманкой, после которой МакГонагалл смотрела на него особо строго, но, обнаружив полное спокойствие обстановки, отпускала с крючка. Сириус надеется, что на этот раз она не проявит бдительности, решив, что Сириус над ней просто издевается. В конце концов, в первые два раза Макги тоже смотрела под стол, наблюдая.

Расчёт Сириуса оказывается верным, и он пользуется первой же возможностью. Пихает рядом сидящего Ремуса в бедро, чтобы тот понимал - сейчас что-то произойдёт. А затем прикладывает припрятанную в рукаве палочку к столу и приклеивает к ней тарелки, чашки да и вообще все столовые приборы. Заодно бросает несколько окрашивающих заклятий - на всех просто нет времени.

- Кстати, профессора МакГонагалл, лиловые туфли вам так к лицу, как бы это странно ни звучало. Вам идут яркие цвета, радуйте нас ими чаще! - сообщает Блэк, показываясь из-под стола и усаживаясь ровно. Макги хмурится, не понимая целое мгновение, затем смотрит на ноги и строго произносит:
- Блэк! Люпин!
Но не успевает она сказать что-то ещё, как слышится неестественный треск фарфора. Все оборачиваются на Дамблдора, в руках у которого осталась ручка от чайной кружки. Сама она была приклеена к столу.
- Радостно видеть, что в моих руках осталась былая сила! - произносит Дамблдор, словно ничего странного не произошло, затем пытается сдвинуть кружку с места, но эффекта никакого. Дамблдор смотрит в сторону Сириуса и Ремуса, хитро поглядывает, однако видно, что не злится. - Раз так, - решительно произносит Дамблдор и, прижимая к себе бороду рукой, склоняется, чтобы, громко сюрпая, отпить прямо из стоящей на столе кружки. Зал сначала погружается в полное молчание (не считая перешёптываний призраков, устроившихся у ёлки), а затем его наполняет громкий смех всех учеников и напущенное, но очевидно весёлое, неодобрение профессоров.

+1

19

Репутация – это, безусловно, аргумент и от него никуда не деться. Нет ничего хуже шутки, которая приелась и больше не смешит. Ладно, есть шутки похуже: из разряда жестоких, от которых никому, кроме разве что самого шутника, не смешно. Но Мародеры, к счастью на таких не специализировались. И уж тем более не сегодня.

Ремус с подозрением наблюдает за привычно галантным и непривычно неуклюжим Сириусом. И пытается активно поддержать ничего не значащий разговор за столом. Как будто это действительно нормально, что Сириус роняет ложки по три раза за вечер. Больше всего Ремусу хотелось тоже что-нибудь уронить и посмотреть, что же Бродяга там устраивает. Но хватит и внимания МакГонагалл. Вот зря она расслабилась. Когда Сириус пихает его в бедро, Ремус инстинктивно поджимает ноги и берет со стола свой кубок с тыквенным соком и чашку Сириуса. Оставалось надеяться, что это его спасет, минимизирует последствия для них. Глупо, наверное. Это как объявить всем «я знал, что что-то будет» Но на это есть аргументы. Во-первых, он – хороший друг и пытался отвлечь Сириуса (ага, как будто в это поверят), а во-вторых все всё и так будут знать. Главное сейчас не дергаться, даже если все сидящие за столом внезапно окажутся в костюмах с Папуа Новой Гвинеи.

Однако, всё проще и знатнее одновременно. Ремус хрюкает в свой кубок, пряча улыбку, и сует кружку в руки Сириуса. Это нелепо и занятно, хотя в первое мгновение он бросает обеспокоенный взгляд на друга. «Так и должно быть? Это нормально?» Иногда шутки выходят из-под контроля, и на деле выходит совсем не то, что задумывалось.

Но всё под контролем, как и должно быть. МакГонагалл неодобрительно косится на директора и хмурит брови, хотя Ремус готов спорить, что у неё тоже подрагивают губу. Ремус её почти сочувствует. Трудно быть голосом разума в такой ситуации.

Так может и не стоит?

Выходка Сириуса увлекает всех, отвлекает, что позволяет Ремусу сделать две вещи. Во-первых, сотворить один из вариантов замораживающих чар – создать снежок из воздуха не так уж сложно, Флитвик преподает эти чары ещё на третьем курсе, и каждый уважающий себя студент Хогвартса это умеет. Другое дело, что Флич очень не любит, когда снежками бросаются в замке, но кого это останавливает? А во-вторых, открыть защелку, огромного распашного окна, наполовину скрытого рождественской елью – преимущество старосты: иногда окна требуется открыть или закрыть в экстренном порядке и что б запирающие чары не взламывали, проще дать «ключ» ответственному кругу лиц. Хотя с этим бы справилась и обычная «Алохомора».

В любой другой день Ремус, наверно, не рискнул бы, так открыто колдовать. Но сегодня же праздник. Сегодня же можно. Да и шутка это вполне безобидная, с проделкой Сириуса она не сравнится. К тому же Ремус мародёр не за красивые глаза, и не потому, что тенью следует за друзьями.

А раз так, то стоит размяться, пока домовые эльфы приведут все в порядок, – Ремус поднимается, дёргая Сириуса за кофту, запускает снежком в сидящего напротив рейвенкловца – запустить в профессоров наглости ему не хватает. По крайней мере, первый снежок. А и не факт, что это дало бы нужный эффект. А так третьекурсник и заклинание знает, и в долгу оставаться не желает. Парень разевает рот (хотя снежок попал ему в плечо, в лицо Ремус не целился) и посылает точно такой же в ответ: быстро (всё же не зря они считаются умниками!) и с какой-то гордостью (мол, и я так могу).

Может, да не совсем: снежок попадает в соседа Муни. Хотя во многом это благодаря тому, что сам Ремус уже на полпути к окну, которое, так некстати, – или наоборот кстати, – приоткрывается сквозняком, впуская внутрь морозный воздух. То, что кто-нибудь заболеет, Ремус не беспокоится: во-первых, они ненадолго, во-вторых, на улице всего минус пять, а в-третьих настойки мадам Помфори поднимут и мертвого, не то, что простывшего (хотя простуда, конечно, та ещё задачка!). Ну и в-четвертых, эгг-ног от эльфов никто не отменял.

Окно из главного замка ведет аккурат во внутренний дворик с его беседками, переходами балюстрадами, балконами и крылечками. Во внутренний дворик, покрытый липким свежим снегом, из которого снежки могут слепить даже первогодки.

Ты… серьезно? – Ремус все ещё похрюкивает, вспоминая лицо Дамболдора, и качает головой. Ту надо же. – Черт.

У него горят щеки, и Ремус трясет головой. У него нет слов.

А они там все не приклеились? – Ремус оборачивается, и еда успевает пригнуться, пропуская над головой снежок.

Если и приклеились, то не все.

0


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » Cast a Christmas spell [TWW]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно