активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » Mischief managed [mo dao zu shi]


Mischief managed [mo dao zu shi]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Mischief managed


Jin Ling & Lan Wangji // квартира Ван Цзи //10 ноября, 2019

http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/41412.png

Happy Birthday to You!

- Вань Инь!
- Дядя Чэн!
- А МЫ ТУТ ТЕБЕ ПОДАРОК ПОДГОТОВИЛИ!
.....
...........
О НЕТ ЗАЧЕМ ТЫ ДОСТАЛ ЦЗЫ ДЯНЬ А-ЛИН БЕГИ СПАСАЙСЯ Я ТЕБЯ ПРИКРОЮ ТОЛЬКО ПОДАРОК ЗАБЕРИ А ТО ОН ПОТОМ ВОПИТЬ БУДЕТ НЕТ НЕ БЕЙ ЗА ЧТО ЧЭН!!11

http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/30/17948.png

Отредактировано Lan Wangji (2020-03-01 03:43:38)

+2

2

Наверное, надо было сообщить об этом заранее - не о самой дате, о которой Ван Цзи, по-хорошему, должен был знать сам, если у них с дядей Чэном все так... серьезно (это была отдельная тема для разговора и он не был уверен, что готов к ней), но о том, что Цзинь Лин собирается сделать при его, Ван Цзи, непосредственном участии. Но неделя до, вечер пятницы и вся суббота прошли в бессмысленной попытке придумать, что же такого подарить дяде, а воскресенское утро застало его врасплох ужасным осознанием - оно уже близко. Прямо завтра. И он все еще ничего не придумал.
Бежать в часть Гу Су, которая была отведена под жилища ордена и искать там Ван Цзи было бы просто глупо, да и его едва ли пустили бы внутрь - как бы он объяснил свою причину, "извините, но Лань Ван Цзи вроде как спит с моим родным дядей, да-да, Цзян Чэном, с хлыстом такой, Глава Цзян, вот, так вот они вроде как того, а завтра у дяди Чэна день рожденья и я подумал, что это, ну, повод подготовить подарок вместе, так что, где Ван Цзи?" Цзинь Лин на секунду представил лицо любого, кому скажет такое, и ему поплохело.
Господи, это было просто ужасно.
Он накрыл лицо подушкой и закричал. Через десять секунд в бок врезалось сразу еще две, а потом еще и прилетело тапком - Цзин И, и думать нечего.
- Чего ты орешь?!
- Вот что бы ты подарил своему дяде, у которого есть все, который говорит "ты можешь ничего мне не дарить" и хлыст, которым он угрожает отлупить, если ты реально ему ничего не даришь?
Лица обоих Лань вытянулись, они переглянулись. Цзинь Лин терпеливо ждал ответа - это был действительно важный вопрос и он приложил немало усилий, чтобы его озвучить.
- Хорошо, что глава Цзян не мой дядя, - слабым голосом прошептал Цзин И и упал обратно на кровать. Бесполезный.
- Да уж, - заметил Сы Чжуй. - Даже не знаю. Это же твой дядя. Что ему нравится?
"Собаки, лотосы и давить людей морально и физически", подумал Цзинь Лин, но вслух сказал:
- Ну, оружие всякое, - поддерживать статус дяди Чэна как "самого жесткого главы ордена" было достаточно просто, - когда его слушаются и просто делают то, что он говорит.
Сы Чжуй посмотрел на него с явной жалостью.
- И все?
- Если сам не знаешь, так и скажи, - разозлился Цзинь Лин и кинул в него подушкой обратно. - Помощи, конечно, от вас никакой.
- Ну, у тебя тяжелый случай, - философски заметил Цзин И, и на этот раз вторая подушка (вместе со злопулучным тапком) полетела в него. - Эй!
- Ничего не тяжелый, - буркнул Цзинь Лин, - просто дядя Чэн... это сложно. Мы жили вместе столько времени, а он...
Он прикусил язык и отвернулся. И так расчувствовался и открылся больше нужного, и потянуло его на откровения с этими Лань! Как будто они ему друзья или что-то такое, вот еще. Еще и про дядю Чэна рассказал, стыд-то какой... Еще решат, что он...
- Знаешь, - осторожно подал голос Сы Чжуй, - мне кажется, любому будет приятно внимание. Что-то, сделанное своими руками.
- Да он своими руками только кредитку достать может, - вякнул Цзин И.
- Ты с головой вообще не дружишь? - прорычал Цзинь Лин. - Я тебе сейчас своими руками придушу нах... придушу!
- Ну-ну, - успокаивающе, но как-то автоматически сказал Сы Чжуй. - Ты всегда можешь что-то спечь. Рецептов сейчас много, даже ребенок разберется.
- Спечь? - Цзинь Лин фыркнул. - Я что, девчонка какая-то?
- Попробуй скажи это девчонкам за стенкой!
- Фигня, - припечатал Цзинь Лин. - Придется думать самому, как обычно.
Дверь за собой он закрыл показательно громко, а потом выдохнул. Чуть дрожащими (пришлось тут же на себя нашипеть, какого черта) руками достал телефон, нашел нужный номер, быстро напечатал сообщение и тут же отправил, чтобы не передумать. Оставалось надеяться, что у Ван Цзи нет никаких планов, он заметит сообщение и согласится на его план, а не посчитает его каким-то... дураком. Потому что именно так себя Цзинь Лин и чувствовал.
А еще он собирался последовать дурацкому совету и спечь самый лучший торт во всем мире.

То, что совет не просто дурацкий, а катастрофический, он понял, пока крутился в саду неподалеку от границы, разделяющей учебную и орденскую части, нервно смотрел на окна и от нечего делать листал рецепты. Они... ужасали. Пугали незнакомыми словами, обязательными граммовками, набором продуктов и тем, что с этими продуктами делали. Он не мог поверить, что из этого всего действительно мог получиться торт - еще и вкусный. Но другого плана у него не было - разве что Ван Цзи уже придумал что-то, и он к нему примажется. Ну, или, вдруг в Ван Цзи дремали кулинарные таланты? В конце концов, что Цзинь Лин вообще о нем знал, кроме того, что он один из его наставников в Гу Су и они с дядей Чэном... того?!
Лицо бросило в краску, и он тут же спрятал его в ладонях. Господи, кошмар какой! Зачем он вообще это сделал! Лучше уже было получить Цзы Дянем разок, чем выдержать то, на что он подписался. Может, мелькнула мысль, Ван Цзи очень занят и не придет? Не воспримет это всерьез? Его телефон утонул в Глубинах Глубин и все обойдется?
Знакомый силуэт показался вдали, и Цзинь Лин тихо замычал в ладонь - совсем тихо. Боже. О чем говорить?! Как объяснять ситуацию?! Захочет ли Ван Цзи помогать?! Что у них с дядей Чэном вообще происходит?! ОНИ УЖЕ ЛЮБЯТ ДРУГ ДРУГА ИЛИ ЭТО ЧТО-ТО НЕСЕРЬЕЗНОЕ, А ОН ВЗЯЛ И ПОЗВАЛ ВАН ЦЗИ ПОМОГАТЬ ГОТОВИТЬ СРАНЫЙ ТОРТ, ХОТЯ В ЖИЗНИ ДАЖЕ МАСЛО НЕ ПОКУПАЛ САМ, ГОС-ПО-ДИ БО-ЖЕ М...
- ЗдрасьтеХаньГуанЦзюньпоможетемнеприготовитьподарокдляЦзянЧэнаоченьнадо, - пробормотал он со всей возможной скоростью, когда Ван Цзи подошел ближе, а потом забывчиво поклонился. Традиции, чтоб их. - Можетеотказатьсяяпросторешилчторазвыснимтокакбыда. Хотите?
Наверное, он добавил в голос не слишком-то много надежды.
- Пожалуйста.

Отредактировано Jin Ling (2020-03-05 00:34:08)

+3

3

Ответственная дата все приближалась, и она не плелась черепахой, а проскальзывала ужом все ближе и ближе. Мысли же с головы улетучивались и того быстрее.
Сегодня у Ванцзи было несколько уроков игры на гуцине, и одно желание уйти в странствие еще года на три.
Вопросом всего дня все еще вставал День рождения Ваньина. По факту, вместе они были уже больше двух лет, но вот настолько официально он относился к этому впервые. И причиной того был.
Цзинь Лин.
Несносный мальчишка, что так невовремя заглянул в комнату, как раз когда..
Ох, боги, Ванци все упорно пытался выкинуть это из головы, но вместо этого, по привычке своей, все только усложнял дополнительными мыслями. Лин упрямо игнорировал его, хотя не сказать, что до этого он шибко спешил заводить разговор. Да и с кем, с Ванцзи? Вот уж нашел общительного.
Казалось, мальчишка вообще не спешил с кем-либо общаться. Он держался в стороне на каждой тренировке, и отсаживался подальше на каждом уроке. Когда Сичень предложил перевести его в одну комнату с юными Лань, Ванцзи согласился незамедлительно. Шумный ЦзинъИ расшевелит Лина, а покладистый нрав Сыжчуя позволит смягчить обстановку. Возможно, возможно, мальчишки не поубивают друг друга.
Но А-Лин упрямо держался в стороне, даже не пытаясь заводить диалог первым. Его интересовали собаки, лук и меч, он прекрасно управлялся со всеми тремя, и с таким треском провалил урок социализации.
В какой-то момент Лань Чжаню показалось это до одури знакомым.
На самом деле, наверное, если бы он ни был собой, то все было бы намного проще.
Он ведь, тогда, в детстве, он ведь тоже общался только с братом, другие адепты и подходить к нему не рисковали. Люди все шептались по сторонам, кидали на него свои взгляды, полные завистливого восхищения, либо же откровенного раздражения. А он... Ванцзи и не пытался.
Когда в Облачных Глубинах появились адепты других кланов...
Он их бил.
Смешно это вспоминать, но на любое замечание в сторону внешнего вида (Ванцзи упрямо придерживался правил и на территории школы ходил исключительно в ханьфу), в сторону его горделивого взгляда (и с чего они вообще взяли, что он горделивый? 28 правило ГуСу Лань запрещает гордиться), в общем, стоило хоть кому-то влезть со своим "фэ" к юному Второму Нефриту, как ему тут же предстояло познакомиться с гладью Биченя и пройти проверку стойкости. Пока дерущихся не разнимал либо дядя Цижень, что тут же всыпал мальчишкам по первое небалуйсь, либо брат, что только кхекал в кулак, сдерживая смех и велел поправить сбившиеся ханьфу.
Никто из них, кроме брата, Вэй-Вэя, а после и Ваньина, так за все это время и не понял, даже спустя двадцать лет, что Ванцзи просто чертовски боялся. Сделать. Сказать. Не так посмотреть.
Люди всегда были страшнее монстров и зверей. Ты мог ранить их, даже не оголяя меч. Было достаточно всего лишь слова, сказанного либо же сдержанного в не нужный момент.
- Здесь не правильно, - Ванцзи говорит, сжимая чужое запястье, - расслабь кисть, и постреги ногти. Во-первых, в правилах сказано, что руки должны быть ухожены, во-вторых, длинные ногти мешают зажимать струны и из-за этого игра звучит грязно, в-третьих, это не красиво. Расслабь кисть, вот так, - он чуть потряс руку мальчишки, пока тот недовольно дул губы и бросал на своего учителя обиженные взгляды.
Индивидуальные уроки игры на гуцине, Ванцзи знал, что никто кроме А-Юаня терпеть их не мог. ЦзинъИ же любил играть, но на каждую критику отвечал обидой, а норовистый и неусидчивый характер не позволял мальчишке сосредоточиться.
- Сыграй мне вторую часть еще раз, - Второй Нефрит проигнорировал недовольное сопение мальчишки.
- Но мы уже сорок минут её репетируем, эта мелодия мне уже скоро сниться будет!
- Еще раз, - всего лишь тише повторил мужчина.
Уроки подходили к концу, а мысли все не кончались.
И казалось, у этого действительно нет конца, потому под конец последнего занятия Лань Чжань сам принялся играть, пусть и его игра больше напоминала беспорядочное перебирание струн. Пока мелодия трели не выбилась из общей.
Телефон завибрировал на столе рядом с цинем. Не так часто Ванцзи получал сообщения, чтобы не удивляться их появлению каждый раз. Обычно ему писал Ваньин, впрочем, тот с головой погряз в делах Ордена еще недели две назад и носа не высовывал. Брат же сам крутится неподалеку, с чего бы ему слать сообщения.
Впрочем, удивление только усилилось, когда мужчина увидел отправителя.
Слова в сообщении не были чем-то особенным, а стикер с поклоняющимся кроликом вызвал в голове Ванцзи эмоцию со знаками вопроса. Наверное, да, он бы отправил такой стикер... кролика со знаком вопроса... Если бы не был собой.
Он ничего не ответил, только глянул в общий чат с учениками, где за последний час набралось уже около трехсот сообщений, и последнее из них гласило "Раскатаем всех как мякоть авокадо", знать, что там творилось Ванцзи не хотелось - мальчишки развлекались (так говорит Сичень), и каждый раз давить на них вне занятий не стоит (об этом ему тоже сказал брат, Ванцзи же был послушным исполнителем).
Сыграв еще пару мелодий, мужчина точно за полчаса до назначенного времени поднялся и направился в свою комнату. Переодевшись в нормальную одежду, как все время вбивает ему в голову Ваньин (хотя ЦзинъИ в какой-то момент, увидев учителя вне Облачных Глубин, потом долго вопил что-то про цвет бедра испуганной нимфы, но да под очередной хохот Первого Нефрита, все же стыдливо замолчал), Ванцзи вышел из комнаты и направился в сторону учебных корпусов. У врат общежитий его уже поджидали.
Ванцзи хотел сказать, что на территории школы запрещено пользоваться мобильным телефоном. Но вовремя прикусил язык.
Брат говорил, будь покладистее, Ваньин говорил, обидишь племянника и я тебе ноги сломаю. Ванзци молчал.
Зато Цзинь Лин, только завидев мужчину, тут же начал тараторить невпопад.
Поклонился.
И вновь затараторил.
Ванцзи хотел сказать, говори медленно и с расстановкой, не в упрек, поучительно, даже не смотря на то, что понял слова мальчишки.
И вновь прикусил язык.
Наверняка огромных усилий и смелости А-Лину стоила эта встреча. И он это уважал.
Потому что сам, даже не смотря на то, что он в два раза старше, так бы не смог.
На лице Второго Нефрита промелькнула тень улыбки. Или ему так показалось. Возможно, его губы и не сдвинулись и глаза остались все таким же прожигающим янтарем.
- Здравствуй, А-Лин, - тише начал он, легко склонив голову в ответ на поклон ученика.
Они были похожи, с мальчишкой, он думал, но сам бы он никогда не решился, знаете.. эти слова, их надо говорить, и желательно не поучать.
Давай Ванцзи, ты сможешь.
Слова.
Чуть отведя взгляд, с дрожащими губами, он открыл рот, словно беспомощная рыба, а после его и захлопнул.
Он ведь даже сказал пожалуйста.
- Если... если ты что-то придумал, то я... не против, - вот сейчас он реально укусил себя за язык, где-то на слове "придумал". Сквозь боль и невыплаканные слезы, Ванцзи продолжил. - В прошлый раз я подарил Ваньину, - он осекся, - дяде Чэну цветы но он меня ими чуть не убил и.. - где-то к средине слова "цветы" Лань Чжань уже намеренно себя укусил.
И зачем он рассказывает об этом мальчишке?
О боги.
Заткнись, Лань Чжань, ты намного лучше, когда держишь рот на замке.
- Я помогу.. да, - наконец-то переведя взгляд на А-Лина, Ванзи все таки заткнулся.
[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/49527.png[/icon]

Отредактировано Lan Wangji (2020-03-08 17:08:26)

+3

4

Кажется, Ван Цзи тоже чувствовал себя не в своей тарелке (а может, это Цзинь Лин поспешил и все так вывалил? Он хоть понял, что от него хотят?!), потому что после приветствия повисла короткая тишина. Цзинь Лин смотрел на Лань Ван Цзи, Лань Ван Цзи смотрел куда-то в сад, и краска, обжегшая щеки (он очень надеялся, что этого не видно), грозила перекинуться на шею и уши.
Наверное, это все-таки была очень плохая идея... Наверное? Нет, это был отвратительно ужасная идея, и он обязательно выскажет все Сы Чжую за его девчачьи "испеки что-нибудь", "сделай своими руками", "внимание приятно"! Сы Чжуй, конечно, не был виноват в том, что он позвал на помощь Ван Цзи, как не был виноват в том, что они оба испытывали различного рода чувства к Цзян Чэну и теперь были этим связаны, но никак не могли найти общий язык. То есть, даже не пытались особо.
Да кто и нашел общий язык, так это дядя Чэн и...
Не думать! Вот вообще! Забыть как страшный сон!
Ван Цзи снова заговорил и лицо у него было ровное-ровное, прямо статуя, только рот дернулся, словно гадкое что-то увидел или услышал. Цзинь Лин сначала хотел возмутиться, а потом понял, что с ним разговаривают. Наверное, даже пытаются завязать беседу - вот, про цветы рассказали. Цветы дяде Чэну. Ну, теперь он покраснел полностью, можно было не сомневаться, аж с окон общежития видно, наверняка. Чертов Сы Чжуй! Так сбить с толку!
Ладно. Нужно было собраться и взять себя в руки, к том уже, это вроде он это все устроил ("Зачем?!", билось в голове, "Зачем ты это сделал?!"), а дядя Чэн говорил не бегать от ответственности и "быть мужиком". Дяде Чэну легко было говорить - когда он крутил на пальце Цзы Дянь, вроде и ненавязчиво, но заметно, никто в его мужественности не сомневался. Хотя едва ли дядя Чэн хоть раз бывал в ситуации, когда нужно говорить с парнем своего дяди, который твой учитель, которого ты однажды застал за обнимашками с этим самым дядей, и...
- Отлично! - наверное, Цзинь Лин сказал это слишком громко, потому что птица, орущая неподалеку во всю мощь своих маленьких легких, заткнулась. - То есть, спасибо, Хань Гуан Цзюнь. Ван Цзи? Я... можно называть... Ван Цзи? - на последнем слове голос захрипел, и он сглотнул. - Мне сказали... в общем, я решил испечь торт. Своими руками. И подумал, может, вы знаете как? Умеете? Тогда мы могли бы приготовить его... вместе.
И вместе получить Цзы Дянем по спинам, пронеслось в голове.
Да. И это тоже.

+3

5

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/49527.png[/icon]Слова, которые надо было говорить, давались Второму Нефриту с огромным трудом. Ну, знаете, подумать, напрячь связки, сделать так, чтобы это звучало не как угроза или оскорбление.
С самого детства они, эти самые, с которыми он пытался говорить, они смотрели на него так, словно все его слова - это упрек в их сторону. Второй Нефрит, хоть и был вторым, но всегда оставался во главе чего-то, чего он откровенно не понимал.
Люди относились с почтением к его брату и дяде, к Ванцзи же как кому-то, кто хуже Главы или будущего Главы, но кто по прежнему намного лучше них. То, что он видел в их глазах, он мог бы назвать восхищенным презрением.
И вскоре он просто перестал пытаться.
Вот и, спустя почти что тридцать лет, его настигла его кара за подобные так и не свершившиеся попытки.
- Можно, - краешек губ несколько скашивается в сторону, но Лань Чжань по-прежнему не уверен, что это похоже на улыбку. Ну, той демонстрацией эмоций, о которых пишут в книгах. Но он пытался.
Цзинь Лин краснеет до ушей и едва не хлопается в обморок на месте. Но стойко выдерживает испытание. Мысленно, Ванцзи вновь хвалит мальчишку. Но не уверен, что стоит произносить это вслух. Потому молчит.
- А-Лин, - без разрешения, как это сделал мальчишка, произносит, словно бы пытаясь распробовать на вкус новое для себя блюдо. Он никогда не использовал ласкательные слова, только слышал, как обращается к нему Ваньин.
Да что там говорить, они даже с братом крайне редко переходили на личные имена, звать друг друга официально, или же никак иначе, как брат, было для них привычным делом. Один только Усянь позволял себе переходить границы, глупый Лань Чжань, разрывает голову чертов голос и он… Ай, к черту!
Он думает, что Цзян Чэн зовет его Ванцзи, и никак иначе. И радуется, что его племянник осознано или нет, но последовал его примеру.
Опять пытается улыбнуться.
- Когда-то я учил твоего дядю готовить суп из корня лотоса и свиных ребрышек, - зачем-то выдает всю подноготную мужчина и думает что за это, наверное, тоже получит. - Но, это единственное... Умею включать микроволновку. Но не все. Только свою, - он вновь смотрит куда-то в сторону, пока пальцы нервно сжимают край толстовки, а после прячутся в карманы.
Резко, даже для себя, он разворачивается на пятках и двигается в сторону выхода.
- Сычжуй... - он запинается, повернув голову и смотря на мальчишку, пока тот его нагоняет, - он постоянно готовит сладости. Я видел... Пробовал, - его голос отдает хрипотцой, словно бы он не разговаривал года три.
Почему-то, наказывать за нарушение правил оказывается намного проще, нежели рассказывать про чертову готовку чертовых тортов.
- Магазин, - совсем тихо произносит он, надеясь, что уточнять или дополнять не надо. Он же поймет, что Ванцзи имел в виду? Поймет же??
Двигаясь в сторону парковки, Лань Чжань останавливается у байка и смотрит на мотоцикл. На несколько долгих-долгих секунд, он застывает. А после поворачивается и вновь говорит:
- Поедешь? У меня есть шлем Ваньина, - неуверенно, он даже не спешит прикасаться к мотоциклу, пока А-Лин не даст ответ. - Можем на автобусе, тут... не очень далеко.

+3

6

Ван Цзи согласился, и это уже было маленькой победой - постоянно проговаривать его титул было бы слишком церемонно и занудно, а они, в конце концов, должны выйти на новый, более близкий уровень. Это даже в голове звучало так себе, и затея все еще казалась ужасно глупой - ладно, не такой уж и ужасно. Умеренно глупой. Правда, Ван Цзи дернул ртом, словно Цзинь Лин ему огромную сороконожку показал, и это совсем не вязалось со словами... А, подумал Цзинь Лин и чуть себя рукой по лбу не ударил, это он пытался улыбнуться!
Все-таки члены ордена Лань были такими разными. Тот же Цзэ У Цзюнь улыбался почти постоянно, улыбка Цзин И чаще напоминала ухмылку, Сы Чжуй выглядел так, словно постоянно страдал, но смиренно и покорно принимал удары судьбы с улыбкой мученика. Но вот Ван Цзи... Всегда непроницаемое лицо, всегда минимум эмоций, такой контраст с тем же дядей Чэном, у которого по вздернутой брови можно было определить, удивлен он или собирается выбить из тебя всю дурь. Часто ли Ван Цзи вообще улыбался? С таким-то братом его неумение казалось... странным.
Вставал и другой вопрос - да как он вообще сошелся с дядей Чэном?!
Хотелось сказать, что "А-Лин" его называют только близкие, дядя Чэн и дядя Яо, но Ван Цзи снова улыбнулся - да, теперь Цзинь Лин все больше убеждался, что это именно "улыбка", а не нервный тик, - и он мысленно махнул рукой. Ван Цзи не выглядел как тот, кто будет пытаться втереться в доверие, или стараться выставить себя в выгодном свете, или сюсюкать с ним, как с маленьким. Ладно. Не страшно.
А вот про суп и микроволновку уже интереснее - Цзинь Лин даже весело фыркнул, но не успел открыть рот, как Ван Цзи отвернулся и куда-то пошел. К выходу, понял Цзинь Лин запоздало, нагоняя того в несколько быстрых шагов, значит, его предложение принято? Они будут готовить вместе? Ван Цзи понравилась идея? Нет?
Как порой было сложно с дядей Чэном, который говорил много, но приходилось напрячься, чтобы понять истинный смысл (он не орет, а спрашивает; не угрожает, а беспокоится), так совершенно по-другому было сложно с Ван Цзи - когда говорят так мало и отрывисто, что остаешься в растерянности, с тобой ли вообще говорили и что именно сказали. Ох. Почему в окружении Цзинь Лина нет ну ни одного нормального взрослого?
- Сы Чжуй? Ага, вечно что-то притаскивает, - согласился он невпопад, и Ван Цзи, кажется, остался удовлетворенным ответом. Или это просто тень от облака?
Но когда они дошли до мотоцикла, Цзинь Лин тут же простил ему и всю неловкость, и заторможенность, и вообще все на свете. Дядя Чэн обычно скептически относился к любым его начинаниям, если они проходили не под его присмотром или не укладывались в его картину воспитания племянника, а управление мотоциклом было автоматически занесено в "слишком опасное, ноги себе сломаешь, я тебе потом так всыплю, ты не еще три месяца не встанешь". "Машины куда надежнее," и в этом была доля правды, но погонять хотелось тоже!
И тут такая возможность! Да еще и с Ван Цзи! Ну, этим, который чуть ли не мировая звезда среди заклинателей!
- Магазин, да-да, нам туда, - активно закивал он, тут же снимая с мотоцикла шлем, и только потом запоздало понимая, что это, в общем-то, не дядя Чэн. Это, вроде как, без спроса нельзя. - Конечно, поеду, Ван Цзи! Никаких автобусов, они же грязные, мотоцикл намного круче!
Он неловко повертел шлем в руках, потому что вроде как уже схватил, а класть обратно, чтобы снова забирать... Тупо как-то.
- ИзвинитечтосхватилЛаньВанЦзияпрсотопривык, - протараторил он, и напялил шлем на голову. Великоват немного, но ничего. - Возле вас есть хорошие магазины? У меня в телефоне есть список, что нужно, у нас получится!
На самом деле, в голове это звучало куда лучше, а в жизни вышло почти жалко.

Отредактировано Jin Ling (2020-03-12 00:08:27)

+3

7

Цзинь Лин, кажется, засиял, стоило ему увидеть мотоцикл. Конечно, упрямый мальчишка все пытался скрыть это, но, как и попытки Ванцзи улыбнуться, его восторг проскальзывал сквозь маску гордеца.
Наверное, он прозвучит очень занудно, если скажет, что А-Лин очень уж напоминает ему дикую смесь горделивости Цзысюаня и Ваньина одновременно. Хоть бы каплю терпимости от матушки.
Да, он точно прозвучит для него как дедулька, что а в наше время было лучше. Не хватает только за щеку потягать, как в детстве делали некоторые с его лицом. Правда, то в вечности своей оставалось все таким же непроницаемым. А вот Лин явно из тех, кто пальцы за подобное откусить может.
Ванцзи вновь попытался улыбнуться. Ему казалось, у него получается все лучше! Ну, знаете, проявлять это, как его, дружелюбие. Он готов был взять словарь и поискать это слово, чтобы точно определить его значение и стремиться к нему, но это было бы еще более занудно, чем вспоминать всех старших родственников, и к тому же А-Лин мог загрустить (наверное? он не уверен), а портить такой искренний мальчишеский восторг Ванцзи не хотелось.
- Я ведь.. сам предложил, - тихо говорит мужчина, поправляя шлем на голове мальчишки, сильнее затягивая заклепки на шее и ушах, а после, потрусив немного его головой, чтобы убедиться, что шлем прочно закреплен. - Садись и держись за меня максимально крепко. Ногами упирайся вот сюда, - он указывает на специальный подъем, сделанный под выхлопные трубы - чтоб красиво, и садится первым, застегивая шлем и опуская стекло.
Когда А-Лин усаживается позади, он заводит мотор и мотоцикл тут же с шумом срывается с места. Мужчина только в последний момент успевает нажать на кнопку, чтобы открыть шлагбаум у выезда из парковки - кажется, он волнуется несколько сильнее, чем предполагал.
Первый мотоцикл он купил себе еще древних восемь лет тому назад... По пьяни.
На самом деле, он до сих пор не помнит, как и зачем это сделал, но проснулся он с утра от звонка магазина Харлей, что его товар доставлен по адресу. Об этой истории он не распространялся (кроме брата, который и так учувствовал в этой операции, не менее пьяный, стоит упомянуть), и делал вид, что так и было задумано. До этого он ни разу не водил даже машину, да что там, ему не достались и машинки в парке аттракционов - просто потому что он туда не ходил, а Усянь, что пытался его затащить туда несколько раз, только на экстремальные горки и был горазд.
Но да, с покупкой ему пришлось смириться, и еще долгий месяц на территории Облачных Глубин разносился гул мотора, пока терпение дяди не треснуло, и он не отправил Ванцзи восвояси, обучаться езде где-нибудь в другом месте. Но, да и этого месяца ему хватило, чтобы обучиться основам. А после сдать на права.
Садиться за баранку автомобиля Второй Нефрит так и не решался, а потому его мотоцикл остался при нем, пусть это и был уже второй, первый же пал жертвой Ночной Охоты.
В обеденное время улицы пустовали, а потому мужчина позволил себе набрать скорости и к месту назначения, а именно к гипермаркету, они добрались довольно быстро. Он надеялся, что корзины на мотоцикле хватит для всех продуктов. Будет довольно глупо уезжать отсюда на такси только из-за огромных пакетов.
Добравшись до места, он остановился у входа и застыл. Попытался взять тележку, но цепочка на ней не поддалась. Где-то на ручке виднелась инструкция из трех пунктов.
Слишком мало буков, он подумал, разглядывая рисунки. Может им все же стоило закупиться в интернете, как он делал всегда?
Пошарив по карманам в поисках пятидесяти центов, он повернулся к А-Лину.
- У тебя есть монетки? - он спросил, а после задумался, может ли эта ситуация выглядеть еще глупее?
Посмотрев в сторону, как какой-то мужчина просто оставил свою тележку и ушел, Ванцзи тут же проследовал к ней и на заклинательской скорости увел тележку.
Да, ответ на вопрос про глупую ситуацию - да, может.
Спер у мужика пятьдесят центов и тележку. А еще ругался на Усяня, что тот рвал цветы на чужой клумбе. Ну ладно, он же сам оставил тележку, да?
Запершись в магазин, именитый Ханьгуань-цзюнь, что славится своим умом и сообразительностью, вновь застыл.
Куда идти? В продуктовом он был ровным счетом... никогда. Нет, он заходил пару раз... С Вэй Ином, и даже с Цзян Чэном, и даже лично... Но магазины в маленьких городах, где было от силы полки три со снэками и едой быстрого приготовления, крайне отличались от целого мира продовольственных продуктов, что сейчас открылся Второму Нефриту.
- Что ты хочешь приготовить? - он посмотрел на мальчишку, а после начал оглядываться, - Сычжуй всегда просил купить ему муку. Можем её поискать, - где может быть мука? Наверняка, не в отделе с ручками. Проходя мимо, он на долгие секунды застывает на ручках с ушками кролика, а после берет парочку и бросает в тележку.
К черту, он и так уже как полный придурок, чего еще стесняться то. Что он любит кроликов? Да весь ГуСу ими завален, кого тут удивишь.
Мужик, тридцать четыре года, один из лучших заклинателей, люблю кроликов и Ваньина, - практически его профиль с фейсбука. Или чем там сейчас увлекаются школьники?
- Мы, наверное, можем сделать фотографии? Усянь все время что-то фотографирует, - он говорит, впиваясь пальцами в ручку тележки, словно... ай, смириться с профилем полного придурка не так уж сложно.
До конца он так и не понимает, что упомянул имя, которое знакомо и самому А-Лину.
Прикусывая губу, Ванцзи срывается с места и идет к полкам с продуктами.
[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/49527.png[/icon]

Отредактировано Lan Wangji (2020-04-02 00:26:51)

+2

8

Когда мотоцикл срывается с места, Цзинь Лин давит вскрик и понимает всю серьезность просьбы Ван Цзи - держаться нужно не то что крепко, а ОЧЕНЬ крепко, и он молится всем богам, чтобы не слететь, обнимает Ван Цзи так, как даже дядю Чэна не всегда обнимал. Одно дело, когда ты стараешься избежать наказания или просто проявляешь те немногие чувства, что есть, чтобы застать дядю врасплох, и совсем другое - когда от этого зависит твоя жизнь.
Кто бы мог подумать, что всегда такой сдержанный, неприступный, бесстрастный и всегда серьезный Хань Гуан Цзюнь окажется таким лихачом! Даже дядя Чэн (надо уже смириться, что теперь он будет постоянно их сравнивать и еще долго вспоминать, как именно он их застукал, Боже, спаси его, пожалуйста), который всегда водил резко и уверенно, но агрессивно, не был таким... безбашенным. Да, точно. Как тут наслаждаться поездкой, когда постоянно кажется, что еще немного и ты слетишь?! Но, ладно, под конец Цзинь Лину даже понравилось. Когда он смог хоть немного разжать судорожно сжатые пальцы и обхватить Ван Цзи чуть свободнее.
По приезду тот по-прежнему казался скалой невозмутимости и собранности, словно не он тут гонял под двести с несовершеннолетним племянником своего парня... Нет, правда, когда Цзинь Лин уже сможет спокойно об этом думать? Хотя, да, для этого же он и позвал Ван Цзи помогать. Чтобы познакомиться ближе, как часть семьи, уточнить заодно, как долго они с дядей Чэном это планируют, или это, ну, как в фильмах, гейская любовь навсегда? И разве не с Вэй У Сянем Ван Цзи раньше зажиг...
Потом. Он все спросит потом...
- Монетки? - глупо переспрашивает он. - Нет, у меня обычно только карта, и...
...потом, когда отойдет от шока, что на его глазах Хань Гуан Цзюнь, взрослый ответственный мужчина, Второй Нефрит Гу Су, почетный учитель и наставник, один из лучших заклинателей своего времени, только что своровал чужую тележку.
Это что вообще такое?!
Цзинь Лин потрясенно выдыхает и поспешно бежит следом, молясь всем богам, чтобы все охранники этого мира в этот момент смотрели в другую сторону или просто сжалились и не обратили на них внимания. Ему хочется так многое сказать, но он вовремя напоминает себе, что это не какие-то мелкие Лань и не дядя Чэн, даже не дядя Яо (ну, того трудно спутать из-за роста, конечно, но), это Лань Ван Цзи.
"Который спер тележку из-под носа у левого мужика", шепчет подсознание.
"Который знает, что он делает, который мудрый, честный..."
"Он все еще ее спер и ты теперь соучастник".
Да почему все пассии дяди Чэна такие странные?!
- Да, мука нам пригодится, - заторможено кивает он, Ван Цзи, вроде бы, кивает в ответ (или это свет так падает?), и они идут мимо отдела канцтоваров. Ван Цзи сгребает в тележку ручку с кроликом - мда, это явно не мука, Цзинь Лин косится на него и желание заорать "Да что, блин, происходит?!" приходится давить сильнее. Спокойнее, Цзинь Лин, спокойнее, ты же сам хотел получше его узнать, вот. Узнал.
В конце концов, убеждает он себя, дядю Чэна тоже можно назвать странным. Ручку, конечно, он бы не взял, и тележку не украл, но вот подарить десять футболок с собаками или надписью "я люблю своего дядю" - о, это вполне в его духе. Или орать за то, что он ест мало фруктов и овощей, и считать это заботой. Угрожающе спрашивать, не хочет ли Цзинь Лин теперь переехать к любимому дяде Яо каждый раз, как он возвращается из Лань Лина.
Наверное, эти двое стоят друг друга, но Цзинь Лин совершенно не понимает, почему именно он должен быть между этих двух не огней даже - пожарищ.
- Фотографирует? - удивленно спрашивает он. - У Сянь? Он же...
Что-то в этом неправильное - в том, как Ван Цзи говорит об У Сяне, и только глядя в быстро удаляющуюся спину, Цзинь Лин понимает, что именно. У Сянь ведь мертв. Он постоянно фотографировал - в прошлом, которое Цзинь Лин помнит урывками, и большая их часть далеко не приятная, проявляется в редких кошмарах и заставляет вскакивать посреди ночи. Сейчас их уже намного меньше.
И все же, разве Ван Цзи и У Сянь раньше не..?
Он не знает, как это спросить, кроме как в лоб, но неясное смущение и стыд заставляют его нагнать Ван Цзи и молча идти рядом чуть сбоку. Он делает вид, будто очень заинтересован выбором муки, хотя мыслит в этом немногим больше чем, например, в видах риса. Или чего-либо еще.
- Эта подойдет, - говорит он, бросая в тележку целых три килограмма; по рецепту, который он смотрит в телефоне, нужна пшеничная, и эта именно такая. Он берет самую дорогую, потому что не видит смысла в других. Дешевле - значит хуже, а он собирается приготовить лучший торт в мире! - Теперь нужны яйца.
Он смотрит на Ван Цзи в поиске поддержки и тут же ляпает:
- Кстати, насчет этого, а вы разве не, ну, тусили раньше с У Сянем? Как сейчас с дядей Чэном.
Боже, ты только что задал этот вопрос прямо в лоб самому Хань Гуан Цзюню и выбрал для этого самое тупое слово!
Нет, Цзинь Лин не думает, что по глупости отлично вписывается в эту странную компанию. И вообще, изначально это были они с дядей Чэном, это Ван Цзи тут третий лишний!

Отредактировано Jin Ling (2020-03-21 23:21:01)

+2

9

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/49527.png[/icon]Он понимает, что ляпнул глупость ровно когда Цзинь Лин застывает позади и долгих несколько секунд просто стоит. В смысле, глупость, да? Не то чтобы это была первая глупость за целый день. Да только за последний час он уже успел решить, что тупее ситуация уже не станет и чего вообще стесняться. Сколько раз он сглупил, сколько раз сделает это еще. И, ой все, Ванцзи, понятно, почему с тобой никто в детстве вообще не общался. Ты же творишь какую-то дичь.
Мужчина вздыхает, руки судорожно сжимают тележку и глаза следят за пакетами муки, что падают в нее. Ну, наверное, эта подойдет? Наверное, мальчишке лучше знать? Угх, да Ванцзи вообще уже кажется, что шестнадцатилетний мальчишка поумнее него будет. По крайней мере, в социальном плане.
Пока он не задает вопрос. В смысле, ляпнув что-то про определенную проблемную личность, стоило ожидать, что он спросит. И это даже нормально. Вряд ли Ваньинь много разговаривал об этом со своим племянником. Да и есть некоторые сомнения, что Цзинь Лин вообще хотел с ним об этом говорить. Он, конечно, тогда был ребенком, и не видел общей картины, но он же не дурачок. Сам Ванцзи больше пяти лет был тем еще остолопом.
В общем, он ожидал этого вопроса, но не ожидал, что это прозвучит именно так.
Тусили. Ну что же, сам Усянь иногда говорил, что они дружат. Так что, наверное, они и правда тусили.
Чертова терминология, кто бы запаривался еще со всеми этими словами.
Помолчав непозволительных минуты две, он резко свернул и двинулся в сторону отдела с холодильниками. Яйца нашлись почти в конце пути.
А ты найдешь свои яйца, Ванзи, что за ребячество?? Никто из его семьи никогда бы не позволил себе такие вопросы, а потому в голове Ханьгуан-цзюня это прозвучало голосом Цзян Чэна.
Он немного вздрогнул, хватая из полки по принципу "самые дорогие".
И удивляясь, почему они самые маленькие? На несколько секунд мужчина еще завис с упаковкой, на которой шрифтом из пейнта начеркано было "Перепелиные яйца".
- Да, - наконец-то выдавил из себя Ванцзи. Храбрый, известный заклинатель, а мнется перед шестнадцатилетним племянником своего мужика. Хотя сам Ваньинь за своего мужика ему бы с радостью втащил.
- Мы десять лет были... вместе, - он говорит, все таки кидая в корзину маленькую коробочку, а следом за ней еще и большую, с уже вроде бы нормальными яйцами. Нет, ну а вдруг там нужны и те и те?? Стоит ли радоваться, что здесь нету яиц страуса?
- Может, купим украшения? Для торта, - он спрашивает, указывая на отдел, который они уже прошли. Где-то рядом с мукой была целая куча цветной шелухи и посыпок.
- Ваньинь, твой дядя, - зачем-то уточняет он, плохо понимая, как стоит говорить о Цзян Чэне при его племяннике, - он очень помог мне два года назад, - получив согласие мальчишки, он двинулся обратно, к полкам с мукой. И начал там сгребать почти все, что есть цветного.
Понимая, что его объяснения звучат настолько криво, насколько только могут звучать, Ванцзи вздыхает еще раз. Да вот только вопрос, надо ли мальчишке все это? Взрослая чепуха, которая настолько сложная, что они сами оклематься не могут до последнего, как и понять, что происходит между ними и в принципе. Он ведь спросил не для того, чтобы его училка ему сейчас тут душу вывалила. Всего лишь праздное любопытство со смесью заботы о дорогом человеке. Это легко понять, как и желание мальчишки узнать получше, кхе, чувака с которым тусит его дядя.
Да он и так уже видел больше, чем надо! Даже больше, чем хотелось бы.
- Тут есть цветок, - он достает с полки украшение в форме лилии, и показывает его А-Лину, - можем сделать торт в цветах Юньмэна, - на всякий случай сгребая еще парочку таких же цветков, Вацзи все же решается на очередные слова по сути.
- Взрослые проблемы иногда дешевле этих самых украшений, - очередной вздох, - но выглядят феерично, и чувствуются так же, поэтому, страдаешь, - понимая, что он вновь все усложнил, Чжань вновь пытается исправиться, - После смерти Вэй Ина было тяжело, много лет, но Ваньинь меня спас, и торт это меньшее, что я могу сделать, - мягкая полуулыбка касается губ и Ванцзи себя почти одергивает на этом моменте, а после прокашливается.
- Что там еще надо? Сметана или молоко? Написано "дрожжи", что это вообще такое? - смотря в телефон мальчишки, он после озирается по сторонам, пытаясь хотя бы логически предположить, где это может находиться. Шарится по полкам рядом с мукой. Раз тут все для выпечки, может и это здесь лежит?
А вообще, им, наверное, было более чем достаточно купить набор "Юного пекаря" и попытаться наделать пряников в форме цветков лилии. Не факт что у них не получилась бы очередная крякозябра, монстр какой-нибудь, от которого им пришлось бы отбиваться с помощью Биченя и Суйхуа. Но и не факт, что от торта им не придется спасаться бегством.
Ванцзи попытался вспомнить, застрахована ли его квартира от пожаров и уничтожения монстрами. Про монстров вряд ли есть пункт, а вот про пожар, пожалуй, найдется. Все таки её покупал брат, а он мог предположить, что в бытовом плане Ванцзи ни на что не годен.

Отредактировано Lan Wangji (2020-05-12 05:26:52)

+2

10

Ему говорили, конечно, что иногда он лапает языком, не подумав, но обычно Цзинь Лин отмахивался от такого: подумаешь, да им просто правда в лицо не нравится, сами виноваты! Все он правильно говорит! Но сейчас Ван Цзи замирает, словно натолкнувшись на какую-то невидимую преграду, а потом и вовсе молча уходит вперед, и больше всего это похоже на побег. Цзинь Лин вздыхает, мысленно дает себе подзатыльник (стоит только представить строгий взгляд дяди Чэна, как фантомное ощущение появляется само собой) и плетется следом.
М-да, думает он, и что теперь делать? А если он так всю дорогу теперь молчать будет? Или сделает вот свое любимое непроницаемое лицо и прикажет следить за словами, потому что он же Великий Хань Гуан Цзюнь, а не насрали, а Цзинь Лин - кто такой вообще Цзинь Лин? Навязчивый племянник его парня, лезущий в личную жизнь?
В конце концов, он уже достаточно взрослый, чтобы дядя Чэн хоть оргии дома устраивал, Цзинь Лин только кивнет и переночует... да хоть где. Он уже не в том возрасте, чтобы искать замену родителям, и с Ван Цзи они ладить не обязаны. Они могут вообще не пересечься ни разу после того, как он выпустится из Гу Су. Зачем только дернул? Ну, да. Казалось важным сблизиться с тем, кто был по-своему дорог дяде.
Поэтому ты начал спрашивать про его прошлые отношения с другим дядей, который давно умер, молодец!
А потом Ван Цзи все-таки отвечает, и Цзинь Лин тупо смотрит, как он чуть ли не все яйца сгребает с полок - может, нервничает? Цзинь Лин бы нервничал, если бы рассказывал кому-то, как десять лет был с кем-то... Десять лет - с ума сойти можно. Он так только про дядю Чэна может сказать, но это же совсем другое, Цзян Чэн ему как отец почти, а тут... Жуть-то какая. Вэй У Сяня Цзинь Лин помнит плохо, но достаточно для того, чтобы признать Ван Цзи святым и терпеливым - или ненормальным.
- Да, - кивает он, понимая, что Ван Цзи ждет от него чего-то, то ли одобрения яиц (как будто он разбирается?), то ли одобрения неловкого рассказа. - Дядя Чэн умеет... помогать.
Разговор паралитиков какой-то.
Цзинь Лин искренне рад, что вокруг нет ни одного знакомого, потому что со стороны они явно выглядят и слышатся очень по-дурацки. Например, сейчас Ван Цзи набирает в телегу глупые цветочки для торта, за которые дядя Чэн их самих в этот торт лицом вдавит и есть заставит, к тому же, цветы Юнь Мэна - лотосы, а не лилии, но Ван Цзи выглядит таким грустным (ого, Цзинь Лин даже учится разбираться в этих пятидесяти оттенках эмоций - если, конечно, это грусть, а не, например, скука и желание поскорее убраться домой), что он не решается сказать об этом вслух. К тому же, лотосов здесь и нет, а лилии фиолетовые... Ну, хрен с этим.
- Дрожжи? - переспрашивает он, инстинктивно отворачивая экран, а потом чуть не хлопая себя по лбу, это же просто рецепт, блин! - Это... - он листает вниз, пытаясь понять, что изображено на фотографиях, а потом трет затылок, оглядываясь по сторонам. - Что-то типа порошка какого-то? Как сахар!
Звучит он при этом куда увереннее, чем чувствует на самом деле, потому что картинки теста его откровенно пугают. А ведь это надо делать руками, если нет специального комбайна, а что-то подсказывает ему, что у Ван Цзи такого нет.
Цзинь Лин хватается за бок тележки и тянет их обратно в отдел с мукой, почти пролетает стенд со специями, но вовремя останавливается - сахар же специя? Нет? Выглядит похоже... Он придирчиво осматривает всевозможные приправы, пока не цепляется взглядом за нужное.
- Вот, нашел, - с гордостью говорит он, оборачиваясь на Ван Цзи, а потом тут же напускает независимый вид. Пять пакетиков небрежно падают на дно тележки. - Теперь... крем?
Он снова смотрит в телефон и тяжело вздыхает.
- Может, обойдемся сливками? Ну, которые в бутылке такой. Они вкусные! - И стоят практически тут же, далеко ходить не надо. Магазин, конечно, впечатляющее место, но ему уже надоело тыкаться, как слепому щенку.

+2

11

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/49527.png[/icon]Игра в «Шерлока Холмса на каникулах» затянулась. Они метались из одной части магазина в другую, что точно слепые котики - наугад. Изредка представляя себя крутым сыщиком в шляпе и его верным доктором, пытаясь разгадать, что за таинственные слова указаны в рецепте.
Патока? Что это вообще такое??
Заварной крем? Обычный крем? ДА В ЧЕМ, ВООБЩЕ, РАЗНИЦА??
Да он не был уверен в том, что умеет включать духовку, какие еще кулинарные познания в сортах и методах взбивания сливок? Или сметаны? Что там вообще входит в состав??
В общем, идея со взбитыми сливками показалась Ванцзи идеальным решением. По пути он захватил еще пару фруктов. Ну, в конце концов, они всегда могут нарезать их (могут монстров, смогут и чертвы фрукты!), и забросать этим то, что у них испечется (это пока еще не достоверная информация), а взбитые сливки все сделают краше и вкуснее (наверное? Ванцзи никогда их не пробовал, но доверие к А-Лину сильнее).
Магазин, список необходимых продуктов, очередь у кассы кончились, как и их разговор. Ванцзи рассчитался, пока А-Лин упорно играл в тетрис (такая штука, которую очень любит дядя Цижень и играется, пока думает, что его дражайшие родственники не видят), пытаясь сложить все продукты в минимальное количество пакетов.
Мальчишка шестнадцати лет, и взрослый мальчишка тридцати трех лет едва разместили все это на мотоцикле (будем надеяться, что способности одного из лучших заклинателей ему помогут, и они не свалятся с этого мотоцикла вместе со всеми этими баулами), а после уместили туда себя. В этот раз Лань Чжань уже не гнал на всех парах, чувствуя себя куда более уверенно, чем до этого.
То есть, какая уже разница, Цзинь Лин и до этого считал его странным, а сейчас и вовсе убедился в своих познаниях, чего уже бояться?
Наверное, только тишины, которая повисла моментально, стоило им попасть в тихую и почти что пустую обитель Второго Нефрита. Та всегда выглядела едва ли не идеально чистой, а из-за этого казалась не обжитой, словно и не живет там никто, более того – никогда и не жил.
Выделялись и делали её более живой разве что пара современной одежды в фиолетовых оттенках, которыми Ваньинь его упрямо закидывал, пытаясь приучить одеваться наконец-то нормально, но вместо этого та красиво висела в прихожей на вешалке. Да несколько фотографий, что покоились на комоде. Трое мужчин, непременно в белых ханьфу, и только лишь один из них улыбается, стояли у входа знакомых всем Облачных Глубин. И на второй тоже троица, только уже помоложе - Ванцзи в окружении двоих юных адептов ГуСу, обоим на фотографии не больше шестнадцати, правда лишь одеты они куда современнее, а лобная лента повязана у обоих на шее. Ванцзи же на обоих фотографиях... одинаков, не смотря на меняющиеся декорации вокруг, и несомненно, без ленты.
Черное пианино, что стояло в углу комнаты и было единственной вещью темного окраса в этой квартире, все равно, казалось бы, сливался с общей безжизненной обстановкой.
Ванцзи пропустил мальчишку внутрь квартиры.
- Не стесняйся, - привычно тихо пробормотал, оттаскивая все приобретенное на кухню.
Выуживая продукты из пакетов, он вдруг замер, словно бы вспоминая что-то неожиданное для самого себя.
- Ты знаешь... - он чуть призадумался, словно новым взглядом смотря на пачку с надписью "дрожжи". - Один раз я учил Ваньиня готовить суп из лотоса и свиных ребрышек, - он перевел слегка удивленный взгляд на мальчишку, а после продолжил свое невероятно важное занятие.
Почему-то этот факт показался ему невероятно... Забавным.
С кем из семьи Цзян он еще не готовил? Кажется, остался лишь Цзинь Лин. Впрочем, если их «разогреть купленный кусок курицы в микроволновке», чем они занимались с Вэй Ином регулярно, вообще можно было назвать гордым словом «готовка».
- А до этого меня его готовить учила твоя матушка, - аккуратно выкладывал на стол гору украшений, которые не лотосы, но лилии и фиолетовые-и-вообще-там-больше-ничего-не-было-Цзян-Чэн, именно так они будут объясняться перед ним, - так что, наверное, сможем и торт испечь? - словно бы пытаясь вдохновить и утешить то ли себя, то ли Цзинь Лина, Ванцзи вновь посмотрел на него.
Так ли уместно говорить о родителях мальчика? Только глухой и абсолютно тупой в Облачных Глубинах (а таковых там не водилось) не знал истории семьи Цзян, и что при этом мальчишке лишний раз лучше их не упоминать, но ведь это приятное воспоминание? А-Ли была едва ли не единственной, кроме Вэй Ина, из их семьи, кто проявлял к Ванцзи неподдельный интерес и дружелюбие, и тот был ей невероятно благодарен за это. Он никогда не умел общаться и вести себя с людьми правильно, но рядом с Ян Ли это ощущение отчужденности словно бы растворялось, и это было... Ванцзи бы назвал это приятным чувством.
- Что там надо сделать с самого начала? - он вновь заглянул в телефон мальчишки, когда тот открыл страницу с рецептом.
Большая миска, ну что же. Придется и здесь притворяться детективом и искать всю нужную утварь.
Сколько лет он не открывал эти шкафчики? Впрочем, открывал, но только лишь для того, чтобы стереть накопившуюся пыль. Но да большая миска нашлась довольно быстро. Как и венчик - ровно в тот момент, когда увидел картинку и сравнил с вещами в выдвижном ящике, Ванцзи и узнал, что эту закрученную штуку называют "венчиком".
Продукты, строго по инструкции отправились в эту самую большую миску.

+2

12

Они справляются криво и косо, многое получается совсем не так, как Цзинь Лин задумывал и представлял изначально (он-то надеялся, что Лань Ван Цзи будет куда опытнее в обычных бытовых вопросах, но, очевидно, в Гу Су учат только возвышенным вещам), и явно не так "просто", как утверждал Сы Чжуй. Но они стараются. У них должно получиться.
В квартиру Цзинь Лин входит, ощущая смутный трепет - словно святыни касаешься или заходишь в святая святых, хотя на деле все тоже оказывается очень... обычно. Обычная квартира, никакие не "облачные хоромы" или там "нефритовые залы", обычные комнаты в светлых тонах, какие-то фотки в рамочках, пианино, конечно, здоровенное, хоть как-то выделяется среди блеклого всего. Одежды цвета ордена Юнь Мэн Цзинь Лин тоже замечает почти сразу и только фыркает: ну да, от дяди Чэна только такого ожидать и можно. Он твердо уверен, что если что-то нравится ему, значит, должно нравиться и всем остальным, даже если фиолетовый Ван Цзи явно не идет.
Как они только сошлись-то? Что их связало? И так ли Цзинь Лину это интересно?
В конце концов, наверное, достаточно того, что он уже достаточно вырос, чтобы дядя Чэн оставил бесплодные попытки впихнуть ему "мать" и "женскую руку", и наконец-то посмотрел внутрь себя. Подумал, что нужно ему, а не Цзинь Лину, потому что несмотря на всю властность и почти тиранию, он не знал никого другого, кто так безоговорочно готов был положить всю свою жизнь ради другого. Если бы Цзинь Лин всерьез хотел пол мира, Цзян Чэн, наверное, ему бы его завоевал.
Иногда это пугает. Эта власть, эта родственная связь, что связывает их, горькая смесь крови его родителей и вины.
Неужели Ван Цзи сумел излечить это в нем? Если не убрать полностью, то хотя бы облегчить боль?
Квартира вдруг перестает быть скучной и ослепительно никакой - те мелкие детали, которые не попадают в глаз с первого раза, теперь говорят о куда большем, но Цзинь Лин не уверен, что сможет правильно их прочесть. Он просто следует на кухню за Ван Цзи, неловко топчется у двери, но делает вид, что уверен во всем и так и надо. Он же каждый день вламывается в квартиры собственных наставников, парней своего дяди и самого Хань Гуан Цзюня.
- Вас учила моя мама? - ошарашенно спрашивает он, но Ван Цзи и сам кажется удивленным, словно не он только что сказал. - А вы потом учили дядю Чэна? Понятно, почему...
Он вовремя прикусывает язык - не говорить же, что до маминой кухни они оба не дотягивают. Да и суп у дяди Чэна все равно получался вкусный, просто не такой. Но он старался изо всех сил ради него.
- Мы все сможем, - только и говорит он, протягивая телефон Ван Цзи. Добавляет чуть увереннее: - У нас получится.
Он убеждается в этом все сильнее, когда Ван Цзи уверенно отмеряет нужные продукты и уверенно сваливает все в одну миску.
Он немного сомневается в этом, когда найденный в глубине ящика миксер, которому, кажется, снова удивились они оба, оставил половину теста на стенах, часть - на них самих, но в целом справился с работой. Тесто сладкое и жидкое, как в рецепте.
А потом остается самое сложное.
Духовка.
Цзинь Лин даже понятия не имеет, зачем все эти кнопки на панели, что показывают эти цифры и что куда крутить. Помощи, судя по всему, ждать им неоткуда, и кое-как они все-таки справляются. Остатки теста не проливаются и это можно считать небольшой победой, которую омрачает лишь один небольшой факт: их корж начинает подгорать, а не пропекаться и равномерно подниматься, как написано на сайте, а попытки сбавить температуру заканчиваются почти катастрофой: они находят нужную кондицию слишком поздно.
На кухне ощутимо пахнет гарью и немного шоколадом, а Цзинь Лин придирчиво смотрит на темное нечто. На картинке оно выглядело иначе, да...
- Наверное, лучше замазать сливками, да? - неуверенно спрашивает Цзинь Лин, растерянно глядя на Ван Цзи. - И лилиями... лотосами... украсим. Они фиолетовые. Дяде Чэну понравится.
Он проглатывает "наверное" и "он ноги нам оторвет". Ван Цзи взрослый, он знает это и без него.

+2

13

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/49527.png[/icon]Тесто разлетается по кухне, как и их надежды приготовить что-то нормальное. Впрочем, когда это хоть кого-то из этих двоих пугали трудности? Да, они нелюдимые, да, вспыльчивые, да, предпочитают объяснять все ударом меча - но они уж точно не трусы! И не сдаются просто так, тем более если на кону счастье их близких.
Счастье, конечно же, будет состоять в том, чтобы Ваньинь не сломал им ноги. И не заставил жрать этот торт самим. Нет уж, они тут именно для него старались, вот пусть он и муч... Ест его, да. Ведь чего не сделаешь ради близких?
По крайней мере, продукты тут все свежие (Ванцзи проверял каждую этикеточку со сроком годности), и мужчина точно не отравится. К тому же, он один из сильнейших заклинателей, глава Ордена, разве может его убить простой торт??
- Ну, будем честны, нам никогда не обойти твою матушку в готовке, - он говорит, а после добавляет уже тише, - и в принципе.. никого.. не обойти в готовке, - с неким сожалением сообщает, словно о великом проигрыше в войне. Да вот только война эта была проиграна еще в самом начале бравого сражения…
Ну что ж, под конец всего Ванцзи открывает для себя новые знания - и не только о том, что нужно на духовке жать все кнопки подряд. Он узнает, что любой стыд можно замазать взбитыми сливками и получится очень даже прилично.
Конечно, если это не придется есть... В чем и кроется глубинный смысл приготовления торта, конечно.
- Давай больше сливок, - говорит, указывая пальцем, куда нужно добавить еще, пока мальчишка орудует баллончиком, - вот тут видно черное, - он тыкает в бок покосившейся лепешки, а после достает и начинает раскладывать лилии. Не лотосы, конечно. Но почему бы и да? Хотя бы цвет совпадает, да и предок у этих цветков один и тот же.
Еле сдерживается от желания выложить что-то вроде Ц-Ч-П-И-Д-О-Р, как когда-то все мечтал сделать Вэй Ин, но это кажется неуместным, учитывая что он его, кхм, бойфренд, простигосподи, в тридцать то лет, а потому цветочки раскладываются в абсолютно случайном порядке.
Сливки начинают растекаться.
- Наверное, нам нужно засунуть его в холодильник? - он говорит, смотря на то на мальчишку, то на торт. - И можем позвонить Ваньиню - пускай приезжает. Устроим сюрприз.
Кулинарный шедевр отправляется в холодильник, а Ванцзи отправляет краткое сообщение в мессенджере виновнику всего торжества.
Напиши он длинное, это вызвало бы больше вопросов. А они ведь хотят устроить сюрприз!
Стоя и смотря на холодильник, и так уже минут пять, словно бы проверяя (а вдруг оно там внутри восстанет, отрастит щупальца, крылья, острые когти и зубы и решит сожрать их?), парочка кулинаров все же под конец сдается. Ну что ж, если оно решит их сожрать - то это будет заслуженно. Уж за то, что они с ним сделали...
Внезапно, у Ванцзи загорается та самая тупая лампочка над головой - его осенило идеей. Не все же только младшему из дурачков придумывать. Посмотрев на А-Лина, но все еще поглядывая с опаской на холодильник, он говорит:
- Хочешь, сыграем ему песню? "С Днем рождения", - зачем-то уточняет, словно бы не понятно, что не треки Рамштайна играть они будут - как будто мало им поломанных ног за кулинарное творение.
- Ее довольно легко играть, - переместившись к комнату (напоследок пару раз с опаской глянув на холодильник), он пододвинул к пианино стул и сам же присел на него, мальчишке уступая банкетку. Тут же начаная водить пальцами по клавишам.
- Я слышал, ты прогуливаешь уроки музыки, - хмыкает, больше даже в шутку (если это вообще возможно в случае Ванцзи, ну.. в исключительных случаях), нежели в назидание. - Но вспоминая, как любят подпевать ваши собаки, я понимаю, почему, - едва заметная улыбка теряется на почти неподвижном лице, а после Ванцзи тут же начинает играть. Сначала демонстрирует цельную мелодию, а после повторяет уже куда медленнее.
- Просто запомни клавиши, вникать не обязательно, - укладывая на панель пальцы мальчишки, второй рукой он повторяет то же, на тех же нотах, только другой тональности.
И так они проводят час, пока музыку не прерывает... дым.
Его почти невозможно заметить, пока не начнешь оглядываться по сторонам, а потому юные (и не очень) кулинары понимают всё лишь по запаху.
- Мы не выключили духовку? - невероятно догадливый Второй Нефрит ГуСу, тот самый мозг и лучший представитель Облачных Глубин, выдает, видя задымленную духовку, подойти к которой довольно сложно из-за пышущего из неё жара.
Огня, что дракон в негожий день, она не извергает конечно же, но вот коснуться ручки и открыть её все равно сложно.
Тыкая по всевозможным панелькам и рычагам в надежде, что он не делает хуже, Ванцзи в конце концов её выключает. И только после, хватаясь полотенцем за ручку, открывает духовку, освобождая очередного дымового монстра.
Немного теста, что видимо все-таки расплескалось, превратилось в угли и благополучно задымило всё, что могло.
Кухня, как и вся квартира и наверняка даже общий коридор, была словно бы покрыта таинственным туманом, но воняло совсем не таинственно - горелым тестом.
Благо, не горелой хатой. Хотя они были определенно близки к этому.

+2

14

Когда они наконец отправляют в холодильник кривой, но отдаленно все-таки напоминающий что-то съедобное торт, Цзинь Лин мысленно ставит галочку и вздыхает - точнее, вздыхают они вдвоем, и это синхронное облегчение кажется ему почти смешным. Вместе с тем становится немного неловко - они явно оба не знают, что дальше делать или говорить. Возникшее было понимание и единодушие понемногу рассеиваются, вновь оставляя их теми, кем они есть: племянником и парнем дяди, нерадивым учеником и наставником, выскочкой с богатой родословной и одним из самых почитаемых заклинателей. Ничего общего, куча неловкого.
Поэтому, наверное, на предложение научиться играть дурацкую песенку Цзинь Лин соглашается почти с энтузиазмом, чтобы хоть как-то занять руки и мысли. Обычно он бы фыркнул на такую ерунду; обязательно бы покраснел на замечание и разразился возмущением, но здесь не его территория, он не чувствует себя правым, да и просто-напросто стыдно: да, он действительно не очень любит всю эту... музыкальную часть обучения. По многим причинам. Одна из них - никто в его семье такому не обучался, он рос в весьма консервативных заклинательских условиях, где отдавали предпочтение мечу; другая - если не меч, так лук и стрелы, и это было ему куда понятнее: как развернуть плечи, как натянуть тетиву и попасть прямо в цель. В конце концов, был пример Вэй У Сяня, далеко не самый "позитивный",и с тех пор музыка всегда ассоциировалась с чем-то странным и непонятным. Да, гуцини были чем-то другим, но... Цзинь Лину это просто не давалось. Не было интересным. У него и без того было, что тренировать и оттачивать.
Лань Ван Цзи, кажется, это понимает, потому что советует "не вникать" - это немного задевает, но потом Цзинь Лин просто пожимает плечами и послушно нажимает на клавиши. С уже четвертого раза выходит почти сносно, хотя в груди поселяется неуверенность в этой затее в целом. Дядя Чэн не из тех, кто оценит подобное, а если принять во внимание и откровенно никудышный торт...
Скорее всего, торт будут есть они с Ван Цзи. Насильно.
От этих мыслей его прошивает дрожь, а глаза слезятся, хочется кашлять... Только с криком Ван Цзи он понимает, что это не от страха перед приездом дяди Чэна, а от дыма. Его совсем немного, но глядя, как достопочтенный Хань Гуан Цзюнь панически (а по лицу и не скажешь) мечется по кухне, Цзинь Лин поднимает белый флаг. Еще, конечно, он проклинает Сы Чжуя, которому пришло в голову посоветовать такую хрень, себя, за то, что повелся, и совсем аккуратно самого Ван Цзи, который это поддержал и не сказал, что тоже ничего не смыслит в готовке.
- Хань... Лань Ван Цзи, - говорит он, пока они оба смотрят на все-таки выключенную духовку. От нее идет жар, на кухне почти невозможно дышать и даже открытое окно мало помогает. - Может, мы еще успеем купить торт в магазине? Я заплачу.
Это последняя соломинка, за которую он хватается, спасательный круг для утопающего, рывок в попытке перепрыгнуть пропасть... и земля крошится под ногами, а руки загребают пустоту, когда в тишине квартиры раздается требовательный звонок.
Сердце заходится в груди, чтобы оборваться и молча упасть в пятки. Кажется, на его лице написан такой ужас, что даже Ван Цзи пробирает. А может, ему даже страшнее.
- Давайте улетим на мече? - шепотом предлагает Цзинь Лин. - Дядя Чэн поздно спохватится и не догонит.

+2

15

Цзян Чэн слегка растерянно кивает горничной, которая приносит подарочную корзину, и берется за открытку. До Рождества еще далековато, до Китайского нового года - тем более. "Поздравляем, мистер Лили. С наилучшими пожеланиями JVG Group", - гласит надпись. Именинник кидает взгляд на смарт-часы. Ну, да, так оно и есть - 10 ноября. Значит, сегодня ему... уже 32 года? Впрочем, 31 ему или 32, дела никто не отменял. Сначала утренняя тренировка адептов - Вань Инь все еще занимается их подготовкой лично. Точно так же, как до самой смерти делала это его мать. После - душ, завтрак и поездка в офис. Нужно заехать в порт, чтобы просмотреть план зимней навигации, а потом тащиться чуть ли не до Гу Су ради того, чтобы поставить свою подпись в соглашении по строительству нефтепровода с бывших территорий Ци Шань в соседнюю страну. После войны Юнь Мэн отказался от трофейной собственности за процент с каждой сделки.
К пяти вечера Цзян Чэн уже и не помнит, что у него сегодня день рождения. "Приедешь?" - короткое сообщение от Ван Цзи служит напоминанием. Он быстро набирает "да" и, распрощавшись с партнерами идет на парковку. На самом деле он планировал заехать в Облачные Глубины, чтобы повидать А-Лина, раз уже оказался неподалеку. Но паршивец даже коротенькую поздравительную смс-ку не прислал. И не вспомнил про дядю, неблагодарный щенок! Ну, ничего, Вань Инь ему еще напомнит: останется на свое шестнадцатилетие без подарка, будет знать! А ведь оно уже совсем скоро - меньше, чем через две недели. 16 лет... Почему-то от мысли, что еще четыре года, и племяннику стукнет двадцатая осень, становится тоскливо. Цзинь Лин ведь совсем недавно пешком под стол ходил и устраивал ночную охоту на подкроватного монстра.
"Ладно", - думает Вань Инь, остывая, - "Еще не вечер. Глядишь, вспомнит". Не может же он лишить своего мальчика шанса на реабилитацию. Вдруг тот опять натворил чего и в наказание лишился телефона? Надо бы спросить об этом Ван Цзи. Кстати, а он-то знает про праздник? Лучше бы не знал, честное слово.
В прошлом году Ван Цзи всучил Цзян Чэну букет лилий размером чуть ли не с него самого. Мастер Сань Ду бы обязательно отходил Второго Нефрита этим торжественным веником, если бы мог удержать всю охапку в руках. Остается надеяться, что в этом году именинника не ждет армия плюшевых медведей или романтический ужин для молодоженов...
Судя по запаху его ждет... пожар?!
Лестничная клетка, как и лифтовая площадка, затянута клочьями дыма. Кажется, какой-то неудачливый кулинар спалил свой шедевр. Цзян Чэн начинает было гадать, кто бы это мог быть, но, подойдя к двери Ван Цзи, быстро догадывается, где именно живет этот потрясающий шеф-повар. Вздохнув, он жмет на звонок.
Из-за открывшейся двери его обдает новой порцией дымной гари. В ней угадывается силуэт хозяина квартиры. Выглядит тот виновато.
- Что тут...кх...кх... - Вань Инь закашливается и слезящимися глазами пытается разглядеть, что происходит в недрах жилища Хань Гуан-цзюня, - Черт, открой окна, - он бесцеремонно отодвигает мужчину от прохода и идет на кухню, чтобы впустить свежего воздуха. С улицы мгновенно тянет холодом и сыростью, - Что тут произо....
Слуха касается с детства знакомый мотив "Happy birthday". Цзян Чэн замолкает на полуслове и шагает на звук, в соседнюю комнату. У А-Лина от дыма даже глаза покраснели, но он старательно жмет на клавиши, иногда прерываясь на всхлипы.
- Вань Инь, - рядом возникает Ван Цзи с фиолетовым чудовищем на подносе - то ли это голова лютого мертвеца, зачем-то украшенная цветочками, то ли какая-то темная субстанция - поди разбери.
- С днем рождения, дядя Чэн! Мы испекли тебе торт. Сами, между прочим!
Торт. Вот что это такое в руках Второго Нефрита...
- С-сами?
Цзян Чэну сложно сказать, почему у него глаза на мокром месте - то ли от гари, то ли от осознания, что сейчас ему придется  есть это, то ли от... счастья? Он утирает глаза рукавом и прокашливается.
- Как вы... Сломать бы вам обоим руки, вы же чуть весь дом не спалили! - накидывается он на племянника и... кхм... возлюбленного. - Ладно, отдай, - он забирает презент и тяжело шагает на кухню.
Ложку берет самую большую, чтобы не растягивать "удовольствие". Фиолетовая с разводами гари и сливочной шапкой глазурь оказывается не такой большой проблемой, как комковатое и почти сырое тесто внутри. Зато жевать не надо, можно сразу глотать и молиться, чтобы оно не завладело твоим разумом.
- Вкусно, дядя Чэн? - требовательно интересуется А-Лин.
- Стал бы я есть сразу половину торта, если бы вышло невкусно? - фыркает позеленевший именинник.
На вторую половину его не хватает.

Отредактировано Jiang Cheng (2020-09-06 21:57:03)

+2


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » Mischief managed [mo dao zu shi]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно