активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » Не отнимай у меня мой образ [Pet]


Не отнимай у меня мой образ [Pet]

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Не отнимай у меня мой образ


Lan Wangji & Jiang Cheng // Япония // наше время

http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/96958.gif

Я, который был там, точно не исчезну, ведь так?
Ты, который был там, точно не исчезнешь, ведь так?
Что из этого является правдой?
Ах, ах, я не могу дышать из-за лживой памяти.

Я поделился своей г  о  р  о  й..... и она стала частью тебя.
Я поделился своим з  а  м  к  о  м.... и ты запер там собственные воспоминания.
Я стал частью тебя, теперь ты не сможешь меня отпустить.
Ты теперь мой п  и  т  о  м  е  ц.
Т Ы    М О Й.

Хироки
он же
Jiang Cheng
18 лет
Рыбка, он же питомец.
Пока не понятно, насколько он глуп и верен.

http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/61796.png

http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/55703.png

Тсукаса
он же
Lan Wangji
21 год
Вода. Подарил Хироки гору.
Все задаются вопросом, от большой это было любви или нет.

[nick]Tsukasa[/nick][status]зеркальная гладь воды[/status][info]<lzfan>Pet</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ТСУКАСА, 21</a><lz_text><br>очень важно соблюдать водный баланс в организме. </lz_text>[/info][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/45109.png[/icon][sign]P.S. Red I[/sign]

Отредактировано Lan Wangji (2020-03-01 02:31:26)

+3

2

Какой идиот придумал, что бег времени быстротечен? Хироки кажется, что оно прилипло к оси мироздания и никак не может оторваться от точки отсчета. Сначала было имя, и имя это было - Тсукаса. Время подыхает в маленьком магазинчике с аквариумными рыбками, корчится равнодушием, заполняет пространство вакуумом. Сколько он уже сидит на полу - час, два, день, неделю? Хироки не знает. Да и какая разница, раз время остановилось, разбухло ожиданием и больше не желает двигаться? Душно. Ему тяжело дышать. Не хватает воды. Он ведь золотая рыбка, его стихия - река, но его вода утекает сквозь пальцы. Почему он не возвращается?
Хироки сползает на пол. Неудобно и холодно, но он не способен заставить себя подняться. Он обнимает колени и утыкается в них лбом. Что, если он не вернется? Сатору ведь говорил, что не видел человека, подарившего ему гору целых два года. Хироки становится страшно. Тсукаса, Тсукаса! Как он сможет жить без него? Он ведь задохнется без своей воды. Он не вынесет, если не сможет набирать в жабры искристые отблески образа Тсукасы. Он же умрет без него! Почему ты не хочешь вернуться ко мне? Хироки ни за что не выплыть без своего спасителя, он даже пытаться не будет. Обнимет камень собственной тоски и останется на дне реки.
Его гора - самый счастливый момент в его жизни - незатейливая, там нет ничего, кроме солнечных лучей, пробивающихся сквозь толщу водоема. Чтобы понять ее, нужно знать, каков образ Тсукасы. Он - его Мировой океан, его  микрокосм, он сам и есть его гора. Так как Хироки сможет остаться один, если его мир схлопнется?
Когда занавес магазина поднимается, Хироки, кажется, уже почти мертв. Без Тсукасы он меркнет, бледнеет, не существует. Он даже на звук не сразу реагирует. Из пучины безвременья его выдирает скрип чужого неприятного голоса. Это не Тсукаса.
- Эй, помоги мне!
Хироки вскакивает и не верит глазам. Кацураги тащит обмякшего Тсукасу, но тот... он не без сознания, он...
- ЧТО ТЫ С НИМ СДЕЛАЛ?
- Ничего я с твоим Тсукасой не делал, его уничтожили на задании. Перед этим он просил меня в любом случае доставить его к тебе, вот я и выполнил его последнее желание, - мужчина сгружает тело на пол.
- Уходи! Уходи! Оставь нас! - срывающимся голосом кричит Хироки.
Сердце, словно в истерике, бьется об ребра. Хироки, кажется, даже слышит, как они ломаются. Пространство сжимается и пытается вытолкнуть его из этого мира, в котором больше нет воды. Река испаряется и шипит рваным паром - ни капли не удержать. Русло высыхает за какую-то секунду и превращается в пустыню. Песок забивает легкие, забивает жабры, выпивает жизнь. Ртуть мыслей накаляется до предела и отравляет сознание ядом. Хироки уже не уверен, где он - в реальности или внутри своей головы. Ему так больно, что он готов отрезать себе руку просто ради того, чтобы перебить одну агнонию другой. Вселенная снова превращается в клетку, выбраться из которой невозможно, как тогда - до встречи с Тсукасой.
Сосредоточиться. Ему нужно на чем-то сосредоточиться. Например, вот на этой луже на полу... Стоп, что?!
- Тсукаса! - Хироки хватает его руку и ныряет в лабиринт чужих воспоминаний.
Гору, если побывал там хоть раз, найти легко. Хироки оборачивается рыбкой и скользит в потоке. Почему плыть так сложно? Не получается даже разглядеть, куда он движется, словно это и не вода, а... кровь. Хироки принимает человеческий облик и в панике стремится на поверхность.
- Тсукаса! - кричит он, - Тсукаса!
В ответ лишь собачий лай. Откуда здесь пес? По берегу расхаживает скелет собаки, он смотрит на Хироки единственным глазом, из пасти на землю вываливаются ошметки белых червей. Парень прижимает руку ко рту, чтобы не стошнило, и ныряет в крошечный зрачок.
- Ты завел себе питомца, Тсукаса? - длинноволосый человек с мерзкой ухмылкой смотрит прямо на маленького Тсукасу.
- Да, его зовут Хироки. Я выдрессирую его так, что он будет безоговорочно слушаться меня, - мальчик отвечает улыбкой, насквозь приторной и фальшивой - так он обычно улыбается Хироки.
Шок выкидывает маленькую рыбку обратно на гору, залитую кровью. Ее хозяин трупом лежит на поверхности багровой реки и бессвязно бормочет. Хироки бросается к нему, но Тсукаса не реагирует. Его обитель счастья разрушена - ее не собрать заново, но... Хироки ведь может вытянуть его на свою гору, да? Тсукаса - вода, и гора Хироки состоит из него самого. Значит ему просто нужно смыть все своим сознанием? Это должно сработать.

Прежде, чем вернуться, Хироки инстинктивно прячет увиденное под камень на дне своей реки. Его замок слаб, нельзя оставлять воспоминания там, где Тсукаса без труда найдет и изменит. Понимание еще не коснулось его мыслей.
- Тсукаса! - прижимается к его плечу и тянет носом родной запах, - С возвращением.

[nick]Hiroki[/nick][status]мое море, не выплюни меня на берег[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/432/54762.png[/icon][sign].[/sign][info]<lzfan>pet</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ХИРОКИ, 18</a><lz_text><br>Питомец, не способный порвать поводок </lz_text>[/info]

Отредактировано Jiang Cheng (2020-03-09 02:31:03)

+2

3

[nick]Tsukasa[/nick][status]зеркальная гладь воды[/status][info]<lzfan>Pet</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ТСУКАСА, 21</a><lz_text><br>очень важно соблюдать водный баланс в организме. </lz_text>[/info][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/45109.png[/icon][sign]P.S. Red I[/sign]


В О Д А


Он тонет и задыхается. Вода проникает в легкие, заполняет их, целиком и полностью. Она щекочет под ребрами. Булькает где-то там, на задворках сознания.
Он боится. Боится утонуть. Всегда боялся. Ведь до появления горы у него была только она. Река, полная алого. И больше ничего. Пустота - она и была его рекой. С самого рождения. Он помнил себя вообще? Пустота преследовала его.
И красный.
Он был везде.
Вода. Когда он стал водой, все стало намного проще. Пусть О Н И продолжали требовать от него невозможного, быть быстрее, думать быстрее, действовать быстрее. Но ведь стремительный поток воды уничтожает все перед собой, сносит дома и скалы. И только спокойная, тихая гладь озера способна существовать долго. Способна взрастить что-то, а не только уничтожить.
Сегодня, он выпустил шторм.
И уничтожил Е Г О.
У Н И Ч Т О Ж И Л.
Чертову гору, которой когда-то с ним поделился О Н.
Тсукаса жил этой мыслью, страдал ею, словно улитка, что носит с собой на спине раковину, он носился с ней. Дурачок, он знал, чего ему это будет стоить. Ведь уничтожить Е Г О не так просто.
О Н . . .
Вода сносит всё на своем пути, и сейчас, только что, она уничтожила Тсукасу и всё то, что он на протяжении всех этих лет строил. Гора, его замок - все это вновь поглотила кровавая пустота.
Тела разрывало, кусочки рук валялись где-то на поляне, он видел, как мимо проплывает чей-то глаз, пустой, безжизненный, а потом упирается в него этой смертью. Он пытался сбежать, но не мог и пошевелиться.
Бесконечный сонный паралич.
Бесконечный страх.
Теперь это его В Е Ч Н О С Т Ь.
Только что запястья коснулась чья-то мертвая рука. А лодыжку ударила нога. В рот попадала густая жидкость.
У воды ведь так много агрегатных состояний, да? Она есть везде, во всем живом.
И мертвом.
Сейчас он тоже вода.
Ученые по телевизору говорили, что существует мертвая вода. Сейчас Тсукаса не смог бы описать себя лучше.
Он уничтожил.
Но он мертв.
Вода бывает разной на вкус.
Может ли у его воды быть вкус сожаления?
Кажется, ему хочется плакать. На самом деле, кровь заливает глаза и нос, и он не уверен.
А, к черту, он уже ни в чем не уверен.
На секунду, вода, кровь, исчезает и ему кажется, словно становится легче дышать.
Он слышит голос, такой знакомый голос и отмирает. Опасно, это опасно, кажется, он хочет сказать это. Но в ответ может только пускать розовую пену изо рта.


Р Ы Б К А


Он был его рыбкой, что за неимением других возможностей, плескалась в нем, жила, существовала только им одним.
И Тсукаса знал.
Как никто другой, он понимал это чувство, когда ты не можешь, не можешь... просто не можешь.
Именно поэтому он должен был У Н И Ч Т О Ж И Т Ь.
Чтобы оно ушло, это грязное чувство чертовой привязанности, которое так ему осточертело за все это время.
Но рыбка проплывала рядом, задевая своими мягкими плавниками щеки, и что-то в душе В О З Р О Ж Д А Л О С Ь.
И эта была не она, не эта грязная привязанность, зависимость. Нет, это было...
А к черту, может ли он об этом думать сейчас, лежа в реке из крови? Да, в прочем, чем еще тут заниматься, как не раздумьями о бренности бытия всего живого и…
Нет, об этом он думать не будет.
Рыбка, он начинает что-то кричать. И тело становится намного легче. Кровь все так же стекает по щекам и волосам. Падает на землю.
На землю?
Он вытаскивает его из воды, вытаскивает его из него же.
Рыбка разрушает саму его суть.
И становится не по себе.
А после рыбка его съедает.


А К В А Р И У М


Легкие разрывает и Тсукаса начинает кашлять. Рефлексы, он буквально задыхается кашлем. Дрожит, ему кажется, словно вместе с водой изо рта сейчас начнут вырываться внутренности.
Ноги, руки, глаз, может, язык.
Распахнув глаза, он смотрит на лужу перед собой и видит там кучу плескающихся золотых рыбок. Дрожь пробивает еще сильнее.
Он выплевывает воду еще раз. Рыбки беснуются, пока воды не становится слишком мало и они не начинают задыхаться. Тсукаса бросается вперед, пытаясь поймать каждую из них.
- Их надо спасти! - он кричит, даже не понимая, что реально кричит. – Аквариум! Нужно выпустить их в аквариум! - все продолжает разрываться, а после легкие вновь сдавливает кашель. Рыбки же растворяются в воздухе, словно и не бывало.
Показалось? Нет, не может быть. Такое не кажется.
Они ведь не те люди, которым что-то может просто показаться.
Хироки бросается к нему в объятия, горячие руки обнимают, чужие волосы лезут в нос и рот, и Тсукаса вновь отмирает. Он помнит, как большая рыбка поглотила его, то что от него осталось, и как кристально чистая вода чужого аквариума смыла с него всю ту грязь.
Хироки, он пришел.
Дрожащими руками Тсукаса обнимает его. Еле-еле, уже одно это движение стоит ему огромного усердия.
- Я дома, - он бормочет. Вот он - вода, а в горле предательская пустыня. Хрипит, вдыхая такой знакомый запах и расслабляясь. - Помоги мне.. еще немного. Может, в последний раз, - все бормочет. Хироки понимает и без этих слов, подхватывает его под руку и помогает подняться наверх, забраться в постель.
- В душ бы, наверное, - Тсукаса вновь говорит, - и воды, - впрочем, последнее не требовалось. Хироки первым делом вручает ему бутылку с водой.
Он думает, так много думает, что только требует. Помоги, сделай, принеси и приготовь. Так чертовски много требует от своей рыбки, что…
- Спасибо, - тихо бормочет, чуть склонившись и смотря на мальчишку, что вернулся в комнату с тазиком и принялся обтирать его руки теплым влажным полотенцем.
- Спасибо, то, что надо, - Тсукаса мягко улыбается, а после, чуть прищурившись, наклоняется вперед и упирается лбом в плечо парня. Щекой он прижимается к руке, к теплому полотенцу, и прикрывает глаза.
Ему никогда не нравилось ограниченное пространство аквариума, Тсукаса всегда предпочитал реки, что тянулись от горизонта к горизонту.
Впрочем, сейчас, этот уют аквариума его успокаивал.

Отредактировано Lan Wangji (2020-03-07 02:30:13)

+1

4

[nick]Hiroki[/nick][status]мое море, не выплюни меня на берег[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/432/54762.png[/icon][sign].[/sign][info]<lzfan>pet</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ХИРОКИ, 18</a><lz_text><br>Питомец, не способный порвать поводок </lz_text>[/info]Хироки старается сосредоточиться на простых действиях - принести воды, наполнить тазик, обтереть Тсукасу. Боги, как же он ослаб - еле-еле душа в теле.
- Тсукаса, - он осторожно обнимает его, не смея шевельнуться, - Я... Я так испугался, Тсукаса, - голос дрожит сильнее, чем ему того хотелось бы.
Хироки не умеет контролировать эмоции: он открытая книга, написанная Тсукасой и для Тсукасы. Страх душит его, парализует, сковывает мысли. А что, если бы у него не получилось? Что бы он делал без своей реки? Разве возможен мир, в котором не существует одного из них? Запоздалая паника мечется в груди загнанным зверем, воет и раздирает изнутри. Рот наполняется металлическим привкусом. Показалось? Или это воспоминания о разрушенной горе?
- Ты не приходил так долго, я... А потом пришел Сатору, он говорил, что не видел человека, подарившего ему гору два года, и я... Тсукаса, ты же не бросишь меня? Ты же не исчезнешь? - он сжимает своего спасителя в объятиях, пытаясь справиться с подступающими слезами, - Не бросай меня, пожалуйста! Я же не... Что они с тобой сделали? Это те люди из Компании, да? Я больше не позволю тебе на них работать! Ты ни за что не станешь больше связываться с ними! Они... Они почти отобрали тебя у меня! - помимо своей воли, он все же плачет, - Пожалуйста, Тсукаса. Хватит. Не выполняй больше их задания! - Хироки трясет от рыданий, он сам не замечает, как вместо того, чтобы поддерживать Тсукасу, он сам жмется к нему, - Почему ты оставил меня так надолго? - он всхлипывает и укладывает парня на диван, устраиваясь рядом, словно щенок, соскучившийся по хозяину.
Собака. Точно, на горе Тсукасы был тот жуткий пес, а его глаз вел... Хироки прислушивается к мерному дыханию, под боком у Тсукасы так хорошо и спокойно, ему не нужно ничего вспоминать. Ведь вот она его Вселенная, лежит рядом и треплет за волосы. Его Млечный путь целиком состоит из воды, а созвездиями служат пузырьки воздуха. Они складываются в Большую медведицу, Пегаса, Кассиопею.  Стрелец выпускает острую звездную текучую стрелу прямиком в нутро. Хироки блюет озерами. В них отражаются пули слов. Ненавистных слов, от которых русло становится алым. "Питомец", "выдрессирую". Что это было? Наверное, можно списать на бред почти уничтоженного Тсукасы, но такие, как они, не бредят. Эта сцена была спрятана от посторонних глаз, словно нечто сокровенное - такое, чего ни в коем случае не должен увидеть "случайный посетитель". Тошнит. Хироки прижимает руку ко рту, чтобы не закричать. Это его назвали питоцем, это его собирались дрессировать. Тсукаса... Разве может это быть правдой? Неужели тот Тсукаса, его добрый, заботливый бог, мог оказаться расчетливым хозяином? Хироки захлебывается водой, отторгает ее, стремится к небу, чтобы пить его кислородную синь большими жадными глотками. Страшно. Неуправляемый всепоглощающий ужас гнездится внутри, бесцеремонно расплескав всю реку. Острая боль алчно лакает обмелевший до ручейка мирок, чавкая так громко, что уши закладывает. Агония, приняла обличье одинокой сахарной кошки, что фиолетовой краски разлила. Смеркается. Вокруг так быстро темнеет. С приторного подбородка мяукающей муки стекают соленые слезы. Пурпурные брызги ложатся на кожу синяками - это поцелуи Вселенной, отчаянно сжимающей его в своих объятиях. Пусти, пусти, мне душно.
- Ты... - начинает было Хироки в попытке ухватиться за ускользающую реальность, - Кто я для тебя?
Он хочет спросить про питомца, отчаянно желает услышать оправдания, получить подтверждение собственной ошибки, но что-то останавливает его. Тсукаса без труда может проникнуть на его гору: кто знает, не захочет ли он изменить воспоминания своей аквариумной рыбки? Сгорая от стыда и задыхаясь от боли, Хироки незаметно ныряет в свое сознание. Нет, нет. Дело не в том, что он не верит Тсукасе, убеждает он себя, это ведь все еще он, он микрокосм, просто... Просто на дне его солнечной реки теперь зияет черная впадина, грозящая утянуть любого вошедшего в бездонную пропасть самых темных дней мальчика, не способного создавать собственные воспоминания. Он ныряет под гладкий фиолетовый камень и копирует страшный сон. Нельзя прятать его здесь же. Остается лишь одно место, в которое ни один обладатель образа в здравом уме сунуться не пожелает. Хироки не дает себе времени на размышления и падает прямиком в свой личный ад. Бесконечный зацикленный кошмар встречает его уже успевшей позабыться порцией отчаяния. Оно было его морем до тех пор, пока спаситель не переселил его в другой водоем. Хироки пытается орать, но крик рыбки беззвучен. Никто никогда не услышит его здесь, на самом дне тотальной безнадежности. Рыбка выплевывает камень и резко выпрыгивает наружу. В кровать к хозяину. Он же не выкинет его, если поймет, что питомец ослушался, да?
- Тсукаса, я... Не выбрасывай меня, я... Я буду послушным, обещаю. Только не бросай меня, Тсукаса, - кажется, он даже скулит.
Теперь все встало на свои места. Его удел - выполнять приказы, иначе аквариум треснет, и он умрет. Поводок затягивается на горле все туже и туже. Впервые в жизни свободолюбивый Хироки видит на своей шее ошейник.

+1

5

[nick]Tsukasa[/nick][status]зеркальная гладь воды[/status][info]<lzfan>Pet</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ТСУКАСА, 21</a><lz_text><br>очень важно соблюдать водный баланс в организме. </lz_text>[/info][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/45109.png[/icon][sign]P.S. Red I[/sign]


А К В А Р И У М


Он говорит, его личная молчаливая рыбка вновь разрывается словами-пузырьками, что стремятся ввысь, к небу, куда-то к выходу из аквариума, и растворяются там. Тсукаса плохо понимает, словно бы сквозь дрему, полусон, что так упрямо захватил его сознание, он смахивает с глаз этот пузырек, что слезу и та, не задерживаясь на ресницах, падает вниз.
Он говорит, его молчаливая рыбка, и Тсукаса пытается слушать. Довольно иронично, что именно ему попалась такая болтливая рыбка. Казалось бы - ведь это совсем не те представители фауны, что будут резать слух своими монологами, но Хироки всегда отличался от остальных.
Еще тогда, когда он его нашел, он знал. Уже тогда он знал, что Хироки будет принадлежать ему.
П Р И Н А Д Л Е Ж А Т Ь
Он ненавидел это слово, еще с того момента, как повстречал Е Г О. Того самого, что сейчас пускал слюни где-то в лесу. Или уже не в лесу? Он надеялся, Компании хватило мозгов и ресурсов прибраться за ним. Он волновался, да... Волновался, что могут обнаружить, впрочем, в данный момент, горячее тело его рыбки отвлекало и перенаправляло его мысли на себя.
Он забирал его, поглощал, целиком и полностью. Захватывал, достаточно ли синонимов для описания этого ощущения? Ну, знаете, этих слов, что любят говорить люди.
Ах да, ему надо говорить.
- Что они сказали тебе? Кацураги? Он опять нес какой-то бред? - совсем тихо заговорил Тсукаса. Даже в полубреду, ему хватало памяти не забывать о прослушке. В отличие от его болтливой рыбки.
- Хироки, я не оставлю тебя, никогда, - он обнимает его, насколько хватает сил. Касается горячей кожи, чувствуя, как парень покрывается мурашками. Они вместе так долго, что это почти непристойно. Казалось, сама вечность не в состоянии разбить эти узы.
Но он понимал, что эта связь, что палка о двух концах - и совсем недавно смог это доказать. Обоюдоострый меч, вот что это такое. Ткнешь своего хозяина - будь готов к смерти.
Повезло, сейчас ему повезло, стоило это понимать.
Нет, повезло ему не сейчас, а каких-то двенадцать лет назад, когда ему удалось найти Хироки - его золотую рыбку в аквариуме с бесполезными карасями.
- Послушай меня, - он шепчет, буквально в само ухо, буквально в само сердце, сжимая предплечье парня, пока тело вновь не становится водой, - поговори со мной, но не здесь, Хироки, - имя он произносит громче, чем все остальное, а руки его растекаются, что лед под лучами солнца.
Они могут без препятствий проникать в чужие мысли и тайны, но он спрашивает, молит о разрешении из последних сил.
- Это опасно, нас слышат, - вновь говорит, и ждет разрешения. Осознание приходит медленно, он всегда был куда медленнее, нежели его рыбка.
Вода растекается и окружает его. Тсукаса не сразу понимает, что уже находится на чужой горе. Водоросли под ногами колышутся от течения, искусственного, и пузырьки летают вокруг. Можно увидеть воздух, и как откуда-то издалека заламываются солнечные лучи, пытаясь преодолеть преграду в виде толщи воды.
- Хироки, - он хватает его за шею, вода обхватывает щеки парня, слова превращаются в пузырьки и колышут водоросли. Он сам - его жизнь. Вода, что окружает их. И он говорит, - не говори ничего дома про Компанию, ты знаешь, что это опасно? Только у нас в комнате около трех «жучков», я не знаю, сколько их всего по всей квартире, - он улыбается, но ему так и не хватает сил приобрести человеческий образ. И он остается водой.
- Я тебя не брошу, слышишь? Просто все пошло немного не по плану. Я сам испугался, - вода переламывается, на этот раз в улыбке, и он смотрит прямо в испуганное лицо мальчишки. Он всегда боялся. Не заданий, и даже не оружия, не крови... Так странно, что этот, казалось бы, бесстрашный мальчишка всегда боялся просто...
Тсукаса встряхивает головой, и пузырьки вновь поднимаются вверх.
- Но ты ведь помог мне, так чего ты боишься? - поправляя чужие растрепавшиеся волосы, чувствуя под руками все ту же влагу, он все продолжает говорить, - Больше такого не повторится, обещаю, - он касается мокрыми губами мокрого лба, и этот поцелуй, холодный, что касание морской глубины после горячего песка. Море лижет кожу, и соль практически ощущается на губах. Он делится этим ощущением, но только с прикосновением к чужой коже, она превращается в сахарную сладость - ваты, коей когда-то он баловал этого мальчишку. Каждую возможную прогулку в парке они начинают со сладкой ваты, и сейчас он словно бы пытается передать ему это ощущение.
Но сил не хватает, поэтому касание воды кажется практически мимолетным и незаметным. Он боится, немного боится. Металл все еще чувствуется где-то на небе, оседает неприятным послевкусием, но Тсукаса упрямо пытается перебить этот вкус.
- Тебе страшно, Хироки? - он спрашивает, задает тот вопрос, которого сам боится, смотря в светлые глаза, чуть прищурившись. - Страшно? - повторяет, вновь касаясь кожи сахаром, где-то в районе щек. - У меня не так много сил осталось, - говорит напоследок, не расслабляя объятий, в которых до сих пор сжимал рыбку.
Аквариум, он все еще цел, значит, бояться нечего.

+1

6

[nick]Hiroki[/nick][status]мое море, не выплюни меня на берег[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/432/54762.png[/icon][sign].[/sign][info]<lzfan>pet</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ХИРОКИ, 18</a><lz_text><br>Питомец, не способный порвать поводок </lz_text>[/info]Он обнимает Хироки, и дрожь постепенно сходит на нет. Объятия Тсукасы похожи на морской прилив теплым летним вечером, его тихий голос - успокаивающий шепот волн. Хироки знает, проверял.
Когда ему было 12, Тсукаса впервые повез его посмотреть на море. Хироки до сих пор помнит этот искрящийся восторг, охвативший его. Бескрайняя лазурная гладь, в которой постепенно тонет пожар заката. Мальчишка, завороженный представшей перед ним картиной, входил в воду все глубже и глубже, пока Тсукаса не поймал его за руку.
- Будь осторожнее, ты ведь не умеешь плавать, - мягко предостерег он его.
Хироки мог лишь сжимать ладошку Тсукасы в ответ и сравнивать ощущения: Мировой океан отзывался в нем именем Спасителя.
- Умею, - упрямо ответил тогда он, - Мое море - это ты.

Тсукаса всегда значил для Хироки все. Не так, как об этом говорят в сопливых мелодрамах, которые частенько крутят по телевизору, а буквально все. Он - его абсолют, возведенный в максимальное значение. Во всей Вселенной не найдется вопроса важнее, чем "почему в его глазах всегда столько печали?". Зачем глупые ученые гадают, как произошел Большой взрыв, давший толчок началу их мира? Был он или нет, для Хироки не имеет совершенно никакого значения, его мир начался с капли воды, что потом стала его рекой. С Тсукасы. Он был его локальным богом, спасителем, реальностью и самым важным человеком. Хироки хочет быть уверенным лишь в одном - что они всегда будут рядом. Так почему же это никогда сейчас так испугало его?
- Я... Я просто хочу быть с тобой, - он сжимает ткань чужой фиолетовой футболки, - Мне больше ничего не надо. Ни магазина, ни Компании, ни других людей. Я больше не буду доставлять тебе проблемы, только, пожалуйста, не уходи больше так надолго, - против воли его вновь душат слезы, он совершенно не умеет сдерживаться, - Тсукаса, - всхлипывает парень.
Горячее дыхание обжигает ухо, и это почему-то... смущает? Нет, что за глупости! Они ведь уже целых 12 лет вместе - почти вечность! Разве после такого могут быть меж ними хоть какие-то барьеры и тайны? Наверное, нет. Ну, если исключить один секрет - Тсукаса никогда не рассказывал о своем прошлом. Даже не намекал, что было с ним до их встречи. Хироки считает это не честным, ведь сам-то Тсукаса знает о нем все, неужели он ему не доверяет? Это потому что он - питомец? Страшная догадка заставляет вздрогнуть, и это чуть конвульсивное движение воспринимают, как приглашение на гору. Черт. Хироки едва успевает скользнуть туда первым, чтобы присыпать зияющую на дне реки дыру песком детских воспоминаний. Тсукаса не должен увидеть. Впрочем, его силы, кажется на пределе. Честно говоря, образ тяжело дается и самой рыбке - спасение Создателя стоило колоссальных затрат.
- Жучки? Но зачем им нас подслушивать? Ты же их сотрудник! Зачем им следить за тобой? - частит он в ответ на слова Воды, - По какому плану, Тсукаса? Чем ты занимался? Отвечай! Что довело тебя до такого состояния? Ты же чуть не умер! А если бы я не успел? Они... Они чуть не забрали тебя у меня! Потерять тебя - вот чего я боюсь! Ты дурак!
Мягкие текучие прикосновения Тсукасы отчего-то отдают приторной сладостью, забивают жабры. Пытаясь избавиться от этого чувства, Хироки принимает человеческий облик, но становится лишь хуже - сахар буквально скрипит на зубах. Даже река сейчас кажется не легким искристым потоком, а прогорклым прошлогодним сиропом - тягучим и застоявшимся. Чтобы отогнать наваждение, Хироки жмется к своей Воде: в этом его свобода, только так он может скользить в быстром течении. Но теперь никакого облегчения не наступает. Его сдавливает миллионами атмосфер, припечатывает ко дну, словно он и не рыбка вовсе, а задыхающийся аквалангист с оторвавшимся тросом.
- Тс...у...ка...са, - хрипит он, - П-пусти, боль-но.
Паника, разливающаяся по венам, прошивает тонкую кожу. Хироки сжимается до размеров золотой рыбки и выныривает из клетки чужих прикосновений. Поздно. Страх цепляется за чешую и тянет за хвост вниз, прямо к дыре на дне. Нет, нет, я не... Песок радостных моментов начинает медленно проваливаться под тяжестью навалившегося кошмара. Хироки, испугавшись, таранит Тсукасу прямо в лоб, выталкивая в реальность.
- Тсукаса, - он шумно дышит, пытаясь придти в себя, - Я устал, прости.
Первый порыв - оттолкнуть парня, сбежать, куда глаза глядят, но... Как сбежать от того, от кого бежать совсем не хочется? Хироки страшно, конечно, ему страшно. Он совершенно раздавлен непониманием, но ведь у него есть ошейник, значит, он нужен хозяину, да?
- Я боюсь, - говорит он, не способный хоть на миллиметр отодвинуться от Тсукасы, - Питомец. Что значит питомец? Почему ты назвал меня так в своих воспоминаниях? - тихо скулит Хироки ему на ухо, - Скажи мне, кто я тебе? Я же... Я же не могу без тебя, я же так люблю тебя, Тсукаса, а ты... Неужели я не значу для тебя не то же самое? Ты врал мне все эти 12 лет? Я... я не верю, не могу, - подушка опять намокает и набухает солью отчаяния. Хироки утыкается носом прямо в висок Тсукасы, продолжая шепотом вываливать свою обиду, - Пожалуйста, скажи правду. Кто ты? Кто я? Мне надо знать! Понимаешь, я... я так испугался, что ты разозлишься, если поймешь, но... Но еще больше я боюсь, что мог не успеть спасти, что остался бы без тебя, - бред поцелуем ложится на острую скулу, Хироки вкладывает в него всю свою боль.

Отредактировано Jiang Cheng (2020-04-04 05:28:42)

+1

7

[nick]Tsukasa[/nick][status]зеркальная гладь воды[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/45109.png[/icon][sign]P.S. Red I[/sign][info]<lzfan>Pet</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ТСУКАСА, 21</a><lz_text><br>очень важно соблюдать водный баланс в организме. </lz_text>[/info]


Р Ы Б К А


Чужой страх растекается по коже холодными касаниями и Тсукаса немного теряется. В какой-то момент ему кажется, что все хорошо, что ему удалось спеть успокаивающую колыбельную для своей рыбки, но Хироки вновь трясет, он дрожит - целиком, жадно хватает воздух ртом, что реальная рыбка, попавшаяся в сети. Но и он, и Тсукаса знают, что порвать его сети так легко, что он всего лишь вода - спокойный водоем.
Нельзя утонуть в луже, что достигает тебе до колен.
Нельзя запутаться в сетке, сквозь дырки которой ты можешь с легкостью выбраться.
Они оба знают, что дело лишь в том, что никто не пытается сбежать. Никто из них.
Вода заплесневеет и стухнет без морских обитателей. А рыбка и вовсе не сможет существовать без доли живительной влаги.
- Не бойся, - он вновь шепчет. Вновь предпринимает глупые попытки успокоить парня. Обнимает его крепче. Ухо обдает горячим воздухом, - Не бойся, - повторяет, а после прижимает палец к губам парня, понижает интонации, бормочет едва различимо.
- Это всего лишь слова, - он говорит, практически одними губами, но они слишком близко, чтобы не понять, - то, как нас называет Компания, - лавирует, что корабль в толще воды. Шатается на волнах, и их колышет, туда-сюда, туда-сюда.
Лишь бы не заработать морскую болезнь, он думает.
- Они боятся нас, ты ведь знаешь? - щурится, но в глаза не смотрит - нет, он слишком близко к чужому уху, голос, что убаюкивающая колыбельная. - Поэтому зовут так. Чтобы им не было страшно, - уши Хироки наливаются краской, словно бы нерадивый художник случайно мазнул кистью по мочкам. Тсукаса на какой-то миг замирает.
Так много слов, так много вопросов, что он плохо понимает, как сложить всё это воедино и ответить так честно, насколько может. Не таясь, он хотел бы так, но сможет ли когда-то? Не будет ли это значить, что все это время он обманывал мальчишку? Нет, его чувства всегда были искренни, пусть и эмоции приходилось прятать. Ведь О Н И смотрят, видят все, и слышат все.
Нет, он не позволит И М забрать у него Хироки. Он принадлежит только лишь ему.
Что он успел увидеть, пока пытался спасти своего хозяина? Фу, Тсукасе так не нравится это слово. Нет, он ничей не хозяин. Но он позволяет себе думать, что Хироки Е Г О. Двойные стандарты, или двойственные чувства - сложно понять. Пока что... Он слишком устал, чтобы разбираться в этой терминологии.
- Компания не так проста, как тебе кажется, Хироки, - он вновь открывает рот, и вновь поет колыбельную. Когда-то, еще те далекие двенадцать лет назад, он реально пел ему колыбельные, пытаясь убаюкать напуганного изменениями мальчишку - ничто не проходит бесследно. И пусть до этого Хироки жил в еще большем Аду, не факт, что понимание их Рая совпадает.
- Я не могу рассказать тебе все, Хироки, - говорит, и тут же предвещая очередной поток слов мальчишки, опережает его, - и не потому, что не доверяю тебе - глупости какие, - в ответ на мягкое касание к его скуле, он целует парня в висок, а после чуть ниже, рядом с красным пятном мочки уха, - просто хочу уберечь тебя. Ты ведь веришь мне? - отстраняясь, Тсукаса смотрит в чуть опухшие от слез глаза и мягко улыбается, - ну, хватит рыдать, - хохочет, действуя на каких-то странных рефлексах, покрывая лицо парня поцелуями, касаясь кожи, словно вода в их маленьком мире. Охватывая каждый миллиметр, обволакивая ресницы и останавливаясь на уголках губ.
- Давай отдохнем, - он едва заметным движением чуть крепче прижимает парня к себе, - Я защищу тебя, Хироки. Обещаю.
О Н говорил, что нельзя давать обещаний, которые не в силах выполнить. О Н так говорил, но именно О Н же и оказался тем еще обманщиком, который не сдержал своих же слов. Тсукаса думал, что не позволит себе такой же вольности, нет. Он не позволит его рыбке уплыть, или же выброситься на берег самовольно. Нет, он не может позволить Хироки пострадать, и уж тем более, не может ранить его сам. Никогда и ни в коем случае.
Но те вопросы, что он задает - они слишком опасны, для них обоих. Он словно бы самовольно разбивает аквариум за аквариумом, что они так упорно создавали на протяжении стольких лет. Каждое слово, каждый вопрос - это очередной камень, брошенный в тонкое стекло. Трещины расползаются по всему стеклу, создавая паутину, а потом струйки воды начинают вырываться, пока все это не превращается в месиво из крошек стекла и жидкости с парой тройкой рыбок, что уже не спасти.
Нет, только он знает, что для Хироки лучше. Только он знает, как спасти его рыбку. Только он знает, лучше самого Хироки, что...
Нет, он не похож на Н Е Г О, нет-нет-нет, он лучше. И он поможет своему Хироки, и никогда не бросит его под топор чертовой Компании.

+1

8

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/515874.gif[/icon][nick]Hiroki[/nick][status]больше сладкой ваты[/status][info]<lzfan>PET</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ"> ХИРОКИ, 9</a><lz_text><br>я хотел стать рыбкой, потому что ты - вода. </lz_text>[/info][sign].[/sign] http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/983636.gif
Chapter II:
Поцелуи Тсукасы расцветают на коже больными пунцовыми цветами. Их лепестки пропитаны обжигающим трепетом, а на вкус горчат отчаянием. Хироки нервно сглатывает, не смея пошевелиться, чтобы не разрушить эту хрупкую реальность, так похожую на сон. Прикосновения к богу своей маленькой Вселенной всегда были для него легки и естественны, как дыхание. Он без тени робости тонул в его ласковой воде, нежась под заботливым взором своего Океана. Что изменилось теперь? Почему касания Тсукасы вызывают не привычное желание податься навстречу, а сковывают стыдом, будто Хироки случайно открыл запретную комнату? Ему все еще хочется обнимать своего Спасителя, отвечать на его внимание, но вместе с тем он чувствует, что ему мало этих объятий. Он жаждет большего - слиться с Тсукасой, принадлежать ему полностью: душою, мыслями, образом, телом.
- Я... - парень запинается и продолжает только спустя целую минуту, - Мне кажется, что я совсем тебя не знаю, - в противовес своим словам он прижимается к Тсукасе, утыкаясь носом в грудь, - Но я хочу узнать. Ты нужен мне. Только ты и нужен, больше ничего. Ни этот глупый магазин, ни крыша над головой. Поэтому расскажи мне потом о себе, ладно? - тихо сопит Хироки, - Я знаю, что ты устал. Я тоже. Давай поспим, а завтра...
Что он планировал на завтра, Тсукаса так и не узнал. Сон укутал Хироки своим тяжелым одеялом беспокойного кошмара раньше, чем тот успел договорить. Ему снится детство.

Первое, что помнит Хироки, конечно, связано с Тсукасой. До его появления шестилетний мальчик, как и любой обладатель образа, попросту не умел создавать собственные воспоминания. Он ежесекундно тонул в чужих эмоциях, обняв себя за колени и стараясь не смотреть на пропасть, что стала для него домом. Там не было ни единого луча солнца, не то что в этом месте, куда его привел этот странный мальчик.
- Как красиво! - маленький Хироки поражен зеленеющими лугами, залитыми жидким золотистым светом. Он никогда в жизни не видел ничего подобного: в его мире не было никого, кто бы улыбался ему так ярко и тепло. "Он сказал, что его зовут Тсукаса".
-Это моя гора, мне дал ее один человек, а я привел сюда тебя.
- А можно мне здесь остаться? - с замиранием сердца спрашивает Хироки, ошарашенный пронзительной тишиной и спокойствием: там, где живет он, постоянно кричат от боли. Иногда это он сам, иногда другие люди. Хотя, если честно, он не может различать - может быть это всегда только его оглушительный визг.
- Я поделюсь с тобой горой, и ты построишь собственную.
- У меня будет такое же место. Я буду жить в нем. - неверяще шепчет он самому себе, - А это что? Такое... такое красивое, - уточняет Хироки, не зная как описать зеркальную гладь воды: он впервые наблюдает ее, да и слов знает совсем мало.
- Там? - Тсукаса указывает на разноцветную дугу высоко над ними, - Это называется радуга.
- Нет, это, - Хироки тычет пальцем на поток и добавляет, - Похоже на тебя.
Звонкий плеск реки, зачерпнутой в ладошки привел его тогда в неописуемый восторг. А, углядев рыбок в прозрачном русле, мальчишка моментально решил, что станет одной из них.

Хироки уже девять, и он совсем взрослый. Даже в школу ходит, как Тсукаса. Тот каждый день помогает ему с домашними заданиями, объясняя как решать примеры. Это скучно, плескаться в воде куда веселее, но Тсукаса тут, с ним, а это не так уж и плохо. Если он рядом, то можно заниматься, чем угодно, это все равно будет здорово.
- Тсукаса, - мальчик тянет его за рукав, - А ты сделаешь на завтрак блинчики? Польем их коричневым медом. Будет вкусно.
Подросток кивает и смеется, в который раз объясняя, что то жидкое лакомство называется "кленовый сироп". Хироки упрямо заявляет, что на вкус оно как "коричневый мед".
- Знаешь, что? Пойдем в парк есть сладкую вату?
- Разве ватой не лечат ранки, после того, как упадешь на асфальт? - растерянно интересуется школьник, - Как она может быть сладкой? Ее вымачивают в сахаре? Это съедобно?
Тсукаса фыркает и берет его за руку. Они шагают по тенистой дорожке огромного парка - и это лучше, чем мороженое. Мягкая улыбка Тсукасы нравится Хироки больше всего на свете, на вкус она как вода - нежная и искристая. Хотя эта самая сладкая вата, которую он купил ему, тоже ничего. Похожа на облака и тает во рту, раскатываясь на языке приторными крупицами.
- Я люблю сладкую вату, - выносит Хироки свой вердикт и тянет спутника к скамейке, - Но Тсукасу я люблю больше сладкой ваты. И твои блинчики лучше! Только научись делать их круглыми, ладно? Это если выбирать, - объясняет он, - Скажи, ты же всегда-всегда будешь готовить мне блинчики? Каждое утро? - он замолкает, занятый поеданием десерта, а потом с набитым ртом заявляет, - А мы когда-нибудь посмотрим на море? Мне кажется, оно красивое. Наверное, не такое красивое, как твоя река, но давай все равно посмотрим?

+1

9

[nick]Tsukasa[/nick][status]только круглые блинчики.[/status][icon]https://i.imgur.com/WJqLPb5.gif[/icon][sign]P.S. Red I[/sign][info]<lzfan>Pet</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ТСУКАСА, 12</a><lz_text><br>Сладкая газировка или соленый океан? </lz_text>[/info]


Р А Д У Г А


Он сказал, тот самый мужчина, сказал, что его зовут Хаяши. Для Тсукасы в тот момент это имя было, что молитва для отчаявшегося смертельно больного. Он, Хаяши, он назвал свое имя и показал свою душу. Душа его – радуга, что протянулась над светлым небом.
- Продадим? Этот мальчишка ни на что не годен, кроме как «сойти с молотка», - мерзкие, они хохотали и казалось, смеху этому нет конца. Маленький мальчик, он смотрел в пустоту и видел лишь её. Раскатистый смех раздавался громом. Там, в его мыслях, в его ужасе был лишь он - этот гром, что насмехался над ним. И единственное желание - чтобы это побыстрее закончилось.
Хаяши, вон тот самый мужчина, что пришел к нему, разрывая гром - его голос напоминал пение птиц. Он принес с собой ветер, свежесть разогнала собой затхлый запах мертвецов. Ну, эти, мертвецы - они проплывали рядом, всегда были рядом, их глаза смотрели на мальчишку, их руки касались его кожи. Они были почти друзьями, почти родными.
Но Хаяши, незнакомец с милой улыбкой, он прогнал запах. И друзей. Сказал, что они - не друзья.
- Это зовется Замком, - его голос - не раскатистый гром, а пение птиц. Тсукасе нравился этот звук. - Чем крепче Замок - тем тяжелее пробраться внутрь.
Научил всему, Хаяши, он подарил свою Гору, научил строить Замок и прятать там все самое сокровенное. Образ, та важная часть, которой они владели, который был нужен этим страшным взрослым - это именно он дал его Тсукасе.
И именно это пытались у него отобрать.
- Еще раз, Тсукаса. Слишком медленно! - приятный голос, что напоминал ему пение птиц, он обратился против него. В этой тихой комнате, в которой из звуков было лишь потрескивание дров в камине - он обратился громом - тем, чего так сильно боялся Тсукаса. Мальчишка пытался отдышаться. Лоб его покрылся испариной - или же это всего лишь остатки Образа? Он не был уверен. Но посмотрел на мужчину, незнакомца, что лежал в безсознании напротив, и вновь вздрогнул.
- Тебе нужно работать быстрее! - очередной гром разлился по комнате, и Тсукаса обратился водой.
Он - быстрый ручеек, горный, кристально чистый. Сносит все на своем пути.
Да, он быстр... Он обязан быть быстрым... Обязан. Иначе никак...
Иначе останется лишь гром.


Р Ы Б К А


Сжимая маленькую ручку в ладони, Тсукаса улыбнулся. Они жили вместе уже больше трех лет - так долго, вроде бы, невероятно долго! Но время это убегало так быстро, что он и опомниться не успевал, как Хироки догонял его в росте, словно бы соревнуясь. Не обогнал он его только лишь в школьных оценках - кажется, ему это было совсем не интересно.
Только лишь и делал, что жаловался, что хочет учиться вместе с Тсукасой, а не идти в другой класс. Глупый.
Глупый и невероятно болтливый.
Хаяши говорил, что ты должен быть быстрым, что стремительная река. Но вместо этого ты предпочел быть сильным. Твоя же Рыбка, что ты так упорно выбил себе у Компании - вот кто будет сражаться за тебя.
Нет-нет-нет, Хироки, он всего лишь мальчик, такой же, как ты.
Нет... нет.

Тсукаса вздрагивает и в какой-то момент понимает, что прослушал половину болтовни мальчишки.
- Море... - он повторяет последнее сказанное мальчиком слово и застывает. Хаяши водил его на море, да? Это воспоминание спрятано где-то под Замком, так, чтобы ни одна душа до него не дотянулась. Так, чтобы не было слишком грустно.
- Ты хочешь на море, Хироки? - Тсукаса улыбается, чуть удивленно, разве мальчишку когда-то интересовало подобное? Может, увидел по телевизору? Или еще где-то?
- А хочешь, я покажу тебе маленькое море в стекле? - Тсукаса улыбается. Темные волосы спадают на глаза - челку давно стоит подстричь. Может, попросить Хироки это сделать? Нет, может с косичками и хвостом тот и управляется, но вот с ножницами...
- Знаешь, это такое море, которое можно носить с собой, или держать дома, - очередная улыбка, он тянется к портфелю за спиной, а после вытирает мальчишке рот влажной салфеткой - тот весь заляпался сладкой ватой. После вытирает и руки. На пальцах его остаются сладкие следы, и Тсукаса рефлекторно слизывает каплю растаявшего сахара. А после сжимает руку мальчика крепче, выводя их из парка.
- Не убегай, - переходя дорогу, Тсукаса буквально впивается в чужое запястье. Страх, иногда ему очень страшно - что его маленькая рыбка пропадет, сгинет без предупреждения, словно Хаяши, и только хвост и был виден за оной. А потому, кажется, его касания с каждым разом все крепче.
- Вот, это зовется «аквариум», - он показывает на витрину магазина, за стеклом которой плавают разноцветные лупоглазые рыбки, - помнишь, мы были в таком, когда только познакомились? Когда ты захотел быть Рыбкой, - Тсукаса переводит взгляд с одной рыбки на другую, его особенную рыбку, и улыбается. Невольно - кажется, он даже не понимает этого.
- Это - маленькое море, считай - отдельный мир, - чешуя поблескивает под светом лампы, и Тсукаса пальцами стучит по стеклу, словно бы пытаясь привлечь внимание жителей за оным, - Хочешь, подарю тебе аквариум на День рождения? Ты ведь так и не выбрал подарок, а осталось всего пару дней, - Хироки вырывает руку и буквально приклеивается к витрине. Тсукаса касается мягких светлых волос и взъерошивает их.
- Только не говори, что хочешь блинчики! У меня все равно не получаются круглые, - он хмыкает, а после продолжает, - Давай что-то посущественнее, у меня есть немного сбережений, и я потрачу их на тебя! - словно настоящий взрослый, подросток едва ли не приказным тоном сообщает о своем решении мальчишке, а после они оба хохочут - это не тот пугающий раскат грома, что до сих пор иногда ему снится в кошмарах, нет. Это приятная, окутывающая теплом, мелодия.
Он предпочитает не рассказывать Хироки, откуда именно у него эти «сбережения». Нет, еще слишком рано. Сначала он научит его... Научит сбегать от чертовой Компании. И только потом уже расскажет, да. Только потом.
Но сейчас, сейчас он просто обязан устроить ему хороший праздник! Праздник для его Рыбки.

Отредактировано Lan Wangji (2020-05-10 05:39:21)

+1

10

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/515874.gif[/icon][nick]Hiroki[/nick][status]больше сладкой ваты[/status][info]<lzfan>PET</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ"> ХИРОКИ, 9</a><lz_text><br>я хотел стать рыбкой, потому что ты - вода. </lz_text>[/info][sign].[/sign] Аквариум приводит Хироки в полный восторг. Еще бы! Тсукаса сказал, что это маленькое море, и его можно забрать с собой. Как такое, вообще, может не понравиться? Золотистая рыбка с пышным хвостом подставляет переливающийся бок под лампу, и свет играет на нем всеми цветами радуги - той, что на горе Тсукасы.
- Но эта рыбка совсем одна, - вдруг задумывается Хироки, - Ей, наверное, скучно? Мне вот без тебя было бы очень скучно, - заявляет он, тыча пальцем в стекло аквариума, - Тогда давай купим ей своего Тсукасу? - вопросительный взгляд младшего отчего-то смешит старшего, вызывая у того полное недоумение, - Если их будет двое, им будет весело, - уверенно заявляет мальчишка, - Тогда я согласен. Только я все равно хочу блинчики тоже. Ты же приготовишь, да? В этот раз у тебя обязательно получатся круглые. Я точно знаю. Ты ведь столько тренировался! А знаешь, что? Завтра я помогу тебе! Я тоже буду готовить для тебя, я же уже совсем взрослый, послезавтра мне будет 10!
Про существование дня рождения Хироки узнал только три года назад, но это совершенно точно его любимый праздник. Тсукаса обязательно вручает ему подарок и проводит с ним весь день. А еще они едят торт - огромный, со сливками и клубникой: его продают в кондитерской за углом. Получить в свое распоряжение маленькое море звучит чертовски здорово, Хироки, наверное, даже не сможет два дня потерпеть. Хочется прямо сейчас.
- Жалко, что я родился не сегодня, - вздыхает он и отводит взгляд от рыбки - он тоже умеет превращаться в такую, когда ныряет на гору к Тсукасе.
Из магазина без покупки они, конечно, не уходят. Хироки, не веря своей удаче, прижимает к груди аквариум, стараясь нести его бережно и не расплескать воду. Не дай боги разобьет, а ведь он стоил целое состояние! Хироки видел, как Тсукаса отсчитывал деньги. В тот день он впервые задумался, откуда они у него и почему двое детей живут одни, без присмотра взрослых.

Хироки 15, и он все еще ненавидит математику. Тсукаса, совсем как в детстве, посмеивается над ним, но никогда не отказывается помочь. Он, вообще, никогда ни в чем не отказывает, если просит Хироки. Даже делать идеально ровные блинчики научился. Хироки уже не спрашивает, отчего социальные службы так ни разу и не заинтересовались ими - он знает про Компанию. Тсукаса мало рассказывает ему, но иногда берет с собой на задания. Такие дни Хироки терпеть не может: есть что-то неправильное в том, чтобы менять людям воспоминания, пусть даже для общего блага, как ему говорят. Но разве стирать из памяти дорогих людей или перестраивать гору может быть хорошим поступком? Разве кто-то этого заслуживает? Нет, Хироки это совершенно не нравится - он соглашается на это только ради Тсукасы.
- Я не хочу идти, - он скрещивает руки на груди и буравит парня недовольным взглядом.
- Тогда мне придется работать с Сатору, - пожимает плечами Тсукаса, и Хироки ничего не остается, кроме как пойти собираться: Сатору сильный, вдруг он решит навредит Тсукасе? Нет уж, лучше он сам.
Пускать в свое сознание посторонних, тем более обладателей образа, - самый идиотский поступок, который можно совершить. Хироки понимает, какими хрупкими могут быть воспоминания и как их легко перекроить. Доверять можно лишь тому, кто дал гору тебе или кому ты дал ее сам. Остальные - враги, это он уяснил из объяснений Тсукасы. Капризничать и подвергать его опасности из-за того, что ему не нравится "работа" Хироки точно не собирается.

Тсуксе уже двадцать, он такой взрослый, что даже галстук носит. Даже Кацураги его явно боится - нервничает и курит одну за одной. Это бесит - после него потом приходится целый день проветривать. Хироки смотрит на бледное лицо Тсукасы, холодное и отстраненное, но знает, что стоит позвать его по имени, и он получит привычную мягкую улыбку. Она напоминает блики солнца, танцующие на водной глади в ясный день. Его Тсукаса красивее всего на свете - в его воде отражается весь мир, и Хироки без сомнения ныряет в него.

Он просыпается резко и испуганно. Его просто выталкивает из сна в реальность - мутную, как туман. Хироки даже чудится, что он видит молочно белую пелену, стелющуюся по полу. Или это не видение? Явь встречает его пронзительной синевой Океана - Тсукаса уже проснулся.
- Давно ты не спишь? - сонным, с хрипотцой, голосом спрашивает еще не до конца проснувшийся парень, - Как ты себя чувствуешь?
Он хочет поправить челку на чужом лбу, но ловит себя на этой мысли и вскакивает, как ошпаренный, выбираясь из объятий Тсукасы. Сразу становится холодно и почему-то тоскливо.
- Тебе нужно отдыхать. Лежи, я приготовлю завтрак, - нарочито бодро сообщает он, - Хочешь блинчики? Хотя, нет, какие блинчики, тебе нужна легкая пища. Точно, я приготовлю тебе кашу. Она будет вкусной, вот увидишь!
Он уносится на кухню и гуглит рецепт овсянки, старательно выполняя все инструкции. Получается плохо - склизкое клейкое варево выглядит совсем не аппетитно, да и на вкус не лучше, но Тсукасе нужно поесть хоть что-то.
- Я знаю, я обещал, но вышло не очень, прости, - вздыхает он, ставя поднос на кровать, - Съешь хоть пару ложек, тебе нужны силы. Ты должен поправиться и обязательно рассказать мне о себе, помнишь?

+1

11

[nick]Tsukasa[/nick][status]зеркальная гладь воды[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/279484.gif[/icon][sign]P.S. Red I[/sign][info]<lzfan>Pet</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ТСУКАСА, 21</a><lz_text><br>очень важно соблюдать водный баланс в организме. </lz_text>[/info]
http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/814806.gif
Chapter IIІ:


Р А Д У Г А


По Горе его, что обычно сияет солнцем и радует цветами, разносится раскатистый гром. Он слышит его, тот самый смех тех самых ублюдков, что стоят лишь смерти, и вздрагивает. Каждый чертов раз вздрагивает, стоит вспомнить ему этот момент - бывает это не часто, но тогда Тсукаса обязательно просыпается в холодном поту с разрывающимся сердцем.
Когда это началось? Этот страх, который сковывает его - кажется, тогда ему было около восемнадцати или девятнадцати. Именно тогда Компания, этот самый гром, тогда они сказали, зачем нам товар, который не приносит прибыль?
Спросили, словно бы пытаясь угрожать ему не напрямую, а очень завуалированно - не прикопаешься. Говорили они о Хироки - он понимал это, как и то, что если не последует указаниям Компании - они отберут у него Рыбку. И, возможно, сделают что-то ужасное.
Нет, он не может позволить.
Не позволит забрать Хироки... Ведь он нужен ему, нужен. Он быстрый, куда быстрее, сильнее Тсукасы. Не только поэтому, думает, пока смотрит на недовольное лицо мальчишки, что в который раз капризничает, не желая выполнять задания - даже легкие. Ему не нравится Компания, как и то, что он должен делать. Но есть ли у них выбор?
Тсукаса - вода, но сейчас они оба запутались в сети, что расставила Компания. И порвать их не так просто.
Раскатистый гром вновь проносится по округе, Гора его содрогается, и он буквально вскакивает с кровати, весь омытый холодным потом - остаток это его Образа или реальный пот? Понять слишком тяжело, но мальчишка поднимается на ноги и тихо пробирается к двери, заглядывая в соседнюю комнату. Хироки лежит в кровати и тихо посапывает - мальчишка всегда спит сном младенца, и Тсукаса ненадолго присаживается у его кровати, шумно хватая воздух и пытаясь прийти в себя. Это почти что вошло в привычку - прятаться от кошмаров в аквариуме, так, чтобы Рыбка была рядом.


Р Ы Б К А


Грома не следует. Те кошмары, что преследовали его на протяжении уже вот долгих лет, тот ужас, который постиг его совсем недавно - кажется, словно все это исчезло. Он - вода, лишь тонкий ручеек на Е Г О горе. И его же пристанище выглядит так же, пусть и в последний раз оно больше напоминало очень дерьмовый ужастик, с довольно низким рейтингом и таким же финансированием - ошметки тел, залитые кровью. Кровавая баня, не иначе. Казалось, ему не избавиться от этого кошмара.
Но вместо этого он утопает, казалось бы, в бесконечном тепле и мягкости. Лишенный каких-либо детских воспоминаний, юность проведя в работе на Компанию, испытывал ли он подобные ощущения? В полудреме, Тсукаса жмется ближе к источнику столь желанного тепла, и Образ его, кажется, вновь теряет себя. Капли воды обволакивают его, и его объятия превращаются в теплую ванную. Впрочем, стоит ему окончательно проснуться, как все возвращается на круги своя. Ему требуется еще пару минут на осознание, что источником тепла рядом является Хироки.
Давно они не спали вместе, кажется, с самого далекого детства - когда оба были еще в начальной школе. Тогда Хироки очень боялся оставаться один, а Тсукаса и не позволял ему этого. Но да вскоре они оба стали подростками, и разъехаться по своим комнатам казалось естественным.
Сейчас же, тепло обволакивало, и расставаться с этим чувством не хотелось.
Впрочем, долго это не длится - Хироки просыпается и почти моментально начинает шуметь. Вскакивает и дергается, словно бы током ударенный. Носится по дому - Тсукаса и ответить не успевает, как только и слышен стук вниз по ступенькам.
Спустя какое-то время он возвращается, на тот момент Тсукаса уже успевает подняться. Голова все еще идет кругом и немного тошнит. Ну что же, он хотя бы выжил - это уже неплохо. Правда, он уже и не помнит, поблагодарил ли он Хироки за это?
В голове такая каша, что принесенная мальчишкой овсянка кажется почти деликатесом.
Без особых стараний, но Тсукаса честно пытается её съесть.
- Мы прожили вместе двенадцать лет. Ты знаешь больше, чем кто-либо, - отнекивается, дрожащей рукой сжимая ложку. Ему стоит подготовиться - к этому разговору. Но в голове такой кавардак, что он даже не уверен, какая из мыслей - его собственная. В таком состоянии он точно может сболтнуть чего-то лишнего, чего-то, что его Рыбке знать не нужно. Он ведь начнет волноваться и ворчать, хуже - если испугается. Испугается его, того самого настоящего Тсукасы, что прячется там под гладью воды. Морские глубины всегда пугали своей живностью - вот где-то там, на глубине и прячется тот Тсукаса, что жаждет лишь разрушения и преследует корыстные цели.
Что, если его мысли - это мысли как раз-таки того морского чудища?
Тсукаса роняет ложку в тарелку, так и не донеся её до рта, а после почти незаметно для себя отключается, вновь падая на подушку.
Небо вновь бьется в припадке, и шум этот разносится по всей Горе. Он вздрагивает и, кажется, словно эти глаза вновь смотрят на него, а пальцы, оторванные, указывают в его сторону. Что жертвы в суде - бросаются в него обвинениями, да вот только он все никак не поймет, в чем именно виноват.
Первые дни он спал нормально - почти все время, надо сказать. Хироки упрямо кормил его, а после помог дойти до душа. Так или иначе все время крутился рядом. День на третий Тсукаса уже сам выгонял того отдыхать, чтобы не шуршал вокруг и лишний рез не бегал беспокойно.
И вот с того самого дня, третьего, кошмары вернулись. Гром разлетался средь ясного неба, и казалось, что этому нет конца.
Тсукаса срывается с места и вздрагивает от осознания, он выбрался из Образа или же до сих пор там? Осматривается по сторонам - за окном до сих пор темно, и льет проливной дождь – так ли выдуманы были его кошмары?
Он шумно выдыхает, а после поднимается с кровати. Словно повинуясь старой привычке, он пытается как можно тише пробраться к чужой комнате, но шаг его тяжелый и путанный, а после усаживается у кровати Хироки, спокойно, кажется спокойно, выдыхая.
Окна вздрагивают от очередного грома, и в какой-то момент кажется, словно его страхи пробрались в реальность. Тсукаса дрожит – то ли от очередного переутомления, то ли от реального ужаса. Он хватается за край кровати и пытается подняться, но после валится обратно на пол, кажется, задевая мальчишку.
Страшно, чертовски страшно.
Он знал, что Рыбка - его спасение. Но никогда не предполагал, что спасать его придется от самого себя.

Отредактировано Lan Wangji (2020-06-10 22:29:17)

+1

12

[nick]Hiroki[/nick][status]мое море, не выплюни меня на берег[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/432/805029.gif[/icon][sign].[/sign][info]<lzfan>pet</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ХИРОКИ, 18</a><lz_text><br>Питомец, не способный порвать поводок </lz_text>[/info]Парень проводит ладонью по запотевшему зеркалу и смотрит на свое осунувшееся лицо. Тсукаса почти не ест, а вместе с ним не может и Хироки. Он изначально был чересчур восприимчив к чужому состоянию. Связь же меж ним и Тсукасой почти физическая - если нездоровится одному, то и второму плохо. Это палка о двух концах, обоюдоострый меч. Тот, кто дал тебе гору, становится для тебя богом. Фигуры важнее и выше него в твоей жизни уже не появится. Но что, если бог устанет любить тебя и сметет твой крошечный мирок, словно пыль? Нет. Хироки не должен думать о таком: Тсукаса сказал, что никогда не бросит его. Хозяин всегда выполняет обещания. Мальчишка осекается и вздрагивает - собственные мысли пугают его. Почему он сейчас согласился с ролью питомца? Тсукаса ведь сказал, что это просто слово. Оно ничего не значит. Но... Ведь не бывает так, чтобы за буквами не стоял смысл, правда?
- Нужно заменить твое постельное белье. Это совсем промокло, - Хироки аккуратно трогает Тсукасу за плечо.
В последнее время тот спит плохо и беспокойно, то и дело вскакивая в холодном поту. Он не говорит об этом своей Рыбке - скрывает или просто не хочет беспокоить, но Хироки и так все знает. Его дрема теперь такая же - мучительная и тягучая. Она похожа на прокисший кисель - вязкий холодный и вонючий. Этот смрадный душок, кажется, пропитал весь их дом. Он липнет к вещам и волосам, отравляя сознание. Злит. Раздражает. В какой-то момент Хироки даже чудится, что причиной тому Тсукаса, и он невольно косится на него исподлобья.
Недоверие. Оно, как маленькая трещина на задней стенке аквариума, - можно и не заметить, но когда увидишь, сможешь думать лишь о том, что стекло вот-вот лопнет. Глупая рыбка юркает в водоросли, чтобы не смотреть на страшную паутину, расползающуюся на прозрачной твердой глади. Не помогает. Недоверие точит Хироки изо дня в день, забирается под кожу и едва уловимо касается сердца. Оно крошит ребра - отламывает по крупинке, но опомниться не успеешь, как душе будет негде спрятаться. Хироки знает, что должен сделать. Понимает, как найти ответы на свои вопросы. Но медлит. Ему страшно. По-настоящему страшно. А потому он тянет время, предпочитая купаться в неведении и своем Океане.
"Я должен верить Тсукасе. Он никогда не причинит мне вреда", - думает Хироки, вздрагивая не то от раската разбушевавшегося грома, не то от тихого скрипа двери. Он снова пришел к нему. Когда Тсукасу что-то беспокоит, он садится на кровать питомца, и часами прислушивается к его ровному дыханию. Хироки в эти моменты никогда не спит, но молчит, позволяя хозяину черпать из себя умиротворение. Он привычно не подает признаков бодрствования и теперь, но в этот раз все иначе. Тсукаса не просто взволнован, он дрожит, как осиновый лист, а при попытке подняться, и, вовсе, падает на пол.
- Тсукаса! - вскакивает Хироки и помогает парню забраться на кровать, - Тебя знобит? - он тут же кутает его в одеяло, - Все хорошо, я с тобой, слышишь? - он прижимает его к себе, словно ребенка. Заглядывает в глаза и, успокаивающе поглаживая пальцем скулу, спрашивает, - Что с тобой? Расскажи мне, что случилось.
Окно дребезжит под напором взбесившейся грозы, и Хироки кажется, что его локальная Вселенная резонирует в унисон. Внутри него звенит тоска, и ее протяжный вой вплетается в шелест ливня. Это из-за погоды или из-за состояния Тсукасы? Вода в его реке неспокойна - течение путается само в себе, закручивается воронками. Поток бурлит, словно в него упало солнце, и он в одночасье взял и закипел. Тревога нарастает, пробирается наружу острыми чешуйками паники. Хироки смотрит на свои руки и видит, как вспышки молний отражаются в красных переливах рыбьей шкуры. Нет-нет-нет! Он не должен поддаваться ужасу. Это не его страх, а Тсукасы. Ему нужно успокоить хозяина, а не тонуть вместе с ним.
- Тише, - ласковый шепот льется в чужое ухо, - Это просто гром, - объясняет Хироки чувствуя, как тело Тсукасы отозвалось напряжением на очередной раскат, - Я спрячу тебя ото всех. Никто тебя не достанет, слышишь? Я рядом с тобой, мы поделим все на двоих, ладно? - он прислоняет его спиной к стене и осторожно касается щек ладонями, - Я здесь. Мне больно видеть тебя таким, ведь я люблю тебя больше всех на свете.
Последняя фраза тонет в оглушительном грохоте небосвода, но парень не повторяет ее. Это, пожалуй, неправда. Он не знает, что такое любовь, его чувства куда более глубоки, чем какая-то там любовь. Это все равно что сравнить лужу с морем. Вот настолько его привязанность к Тсукасе больше. Он не просто живет им, он только в нем и существует. Разве хоть кто-то, кроме обладателя образа, сможет понять его?
- Кем бы ты ни был, я всегда буду на твоей стороне. Ты дал мне гору, взамен я дам тебе всего себя, - Хироки мягко касается губами лба Тсукасы, думая, что ему, и правда, в сущности не важно, каков хозяин на самом деле, или какое прошлое скрывает от него. Он - его Океан, где бы тот ни решил разлиться. Богу позволено быть любым, главное, чтобы он не устал любить свое творение.

+1

13

[nick]Tsukasa[/nick][status]зеркальная гладь воды[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/279484.gif[/icon][sign]P.S. Red I[/sign][info]<lzfan>Pet</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ТСУКАСА, 21</a><lz_text><br>очень важно соблюдать водный баланс в организме. </lz_text>[/info]


Р Ы Б К А


Его небосвод, полный туч, разрывается очередным громом. Страх, что следует по пятам - он разносится вместе с дрожащими окнами, и отличить где реальность, а где Образ становится почти невозможно.
Надо посмотреть в зеркало, чтобы понять - это в твоей голове или нет? Но сейчас Тсукасе меньше всего хочется смотреть в зеркало. Он боится увидеть то, что может увидеть - себя, кривого и мерзкого, коим он был всегда.
Его бедная Рыбка, видит ли он, каков Тсукаса на самом деле? Или же ослеплен сиянием Образа? Или же ему все равно? Ведь какая к черту разница, каков тот самый Х О З Я И Н, если он - твое мироздание.
Не Тсукасе ли это понимать.
Но ведь он смог... Смог Е Г О убить.
Так сможет ли Хироки..?
Нет, он не позволяет себе закончить это предложение - нельзя. Нельзя! Хироки никогда, никогда не сделает этого. Его Рыбка, он - единственное хорошее, что случилось с ним за всю чертову жизнь. Искренность мальчишки хлещет через край, не может такой как он сделать нечто подобное. Он то и задания Компании выполнять не хочет, что уж говорить об остальном - ведь там незнакомые для него люди. А Тсукаса для него - весь мир.
Он знает. Знает, что это за чувство. Он тоже застрял в этом сладком киселе еще очень давно.
Хироки обнимает его, баюкает, словно маленького ребенка - когда-то Тсукаса делал для него то же. Но тогда они и сами были детьми. Сейчас же они даже работают, такие молодцы. Но кажется, в душе они все еще те самые маленькие потерянные дети, что жаждали одного - чтобы их образ стал чище. Чтобы не было того страха. Чтобы страшные штуки пропали, - так он говорил, Хироки. Правда после говорил, что почти и не помнит ничего, что было "до".
Тсукаса помнит. Совсем недавно он вернул себе это ощущение, разрушив Е Г О гору.
Он жмется к парню плотнее, утыкается носом в шею, вдыхает то самое спокойствие и умиротворение, которого так жаждал. Рыбка его невероятно чувствительна к чужим состояниям, а потому он тоже немного дрожит. Но упрямо ведет себя как взрослый, не показывает этого.
Вновь болтает без умолку. Пытается успокоить. И слова его, что следовавший за бурей штиль. Море успокаивается, а вся та грязь, что бурлила во время шторма, вновь уходит и прячется на дне.
На берегу ни соринки.
- Когда я сидел в той комнате, - он говорит, немного неожиданно даже для самого себя, - когда меня хотели продать на органы, - вновь говорит, думает, а рассказывал ли он Хироки вообще эту историю?
Руками вцепляется в чужую одежду, но слова его вырываются с такой легкостью, что можно подумать - заготовленная речь. На самом деле - чистое откровение ночи.
- Был сезон дождей. Постоянно гремело и всё дрожало, - он утыкается носом в ключицу, мягкость кожи отливается приятным чувством во всем теле. Он дергает носом, случайно скользит по чужому подбородку кончиком.
Вместо признания в страхе, что кажется ему понятным и без слов, говорит:
- Кажется, я упустил момент, когда у тебя появилась щетина, - тихо хохочет, не насмехается - лишь подтрунивает.
Они вместе так долго, что это кажется почти нереальным. Могут ли они быть еще ближе?
Хозяин и Питомец.
Но ведь О Н бросил его. Они не близки, сколько бы Тсукаса не гнался за Н И М - ближе не становился. Но Хироки - другой. Он не убегает. Никогда не убегал, наоборот, что котенок, следовавший за мамой-кошкой - всегда был рядом. И это тоже кажется почти нереальным.
- Из маленькой рыбки превратился в огромного Золотого Карпа, - вновь хохочет, чуть отстраняясь и касаясь пальцами чужой щеки. Первое желание - потягать за щеки, как в детстве. Но кроется за ним и что-то другое, что отливается сокровенной нежностью на кончиках пальцев и отдается эхом по всему телу.
Поэтому рука застывает, а после скользит к уху, чуть теребя пальцами мочку. Он вновь наклоняется ближе, а после касается едва дрожащими губами чужих.
Можно ли быть еще ближе, если для другого ты - целый мир? Сама суть существования. Та самая истина.
Это не зависимость, нет, это сама жизнь, а все остальное в ней - выдуманные условности.
Тсукаса прижимается крепче, сминая чужие губы под напором своих, закидывая ногу - переплетая их, словно бы не позволяя выпутаться из расставленных сетей. Да Хироки и не будет - он в этом уверен. Никому из них не сбежать, просто потому что они не хотят этого делать. Потому что там, за пределами друг друга, не существует больше ничего. Один маленький мир во всей чертовой вселенной.
Он скользит по оголенной коже спины, словно прощупывая каждый позвонок - изучая, как что-то совершенно новое. Оглаживает ребра, чувствуя, как сердце громко ударяет по ладони - словно бы он касался его напрямую. Проводит пальцами по животу, задевая пупок.
Когда-то они так подшучивали над другими - что они парочка. Но никто и помыслить не мог, что они намного большее. Их привязанность не описать знакомыми словами. Да и не хватит этих слов, никаких слов мира им не хватит. И тем не менее, Тсукаса чуть отстраняется и шепчет:
- Хироки, - улыбается мягко, смотрит, - Если тебе страшно - скажи, - шепот почти сливается с окружением, но гром снаружи умолкает - слышен лишь шум дождя.
Трепет разливается по телу - его или Хироки? Сложно понять. Они так долго вместе, кажется, жизни до и не было почти, могут ли они быть еще ближе друг к другу?
Тсукаса касается мягкой кожи живота, а после скользит чуть ниже, оттягивая резинку пижамных штанов. Губам вновь становится жарко, он слизывает этот жар со своих губ, а после и с чужих.
Маленькие капли Образа, словно бы дождь, который повернули вспять, плывут вокруг, касаясь теплым бризом кожи. Он вновь касается чужих губ, а после слизывает с них каплю Образа.
Его рыбке нужна вода, так пускай она будет теплой.
И никогда и никому этот аквариум не осушить.

+1

14

[nick]Hiroki[/nick][status]мое море, не выплюни меня на берег[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/432/805029.gif[/icon][sign].[/sign][info]<lzfan>pet</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ХИРОКИ, 18</a><lz_text><br>Питомец, не способный порвать поводок </lz_text>[/info]Слова Тсукасы холодные и острые. Они легко входят где-то между третьим и пятым ребрами, пронзая замершее от ужаса сердце. Это до того больно, что мир взрывается агонией. Река окрашивается красным, становится вязкой, касается рыбьей чешуи солоноватым металлом крови - раскаленным и беспощадным. Хироки в попытке спрятаться от нахлынувшего кошмара сжимается до одного-единственного атома, но не выдерживает и разрастается целой Вселенной, чтобы разорваться и растечься звездной пылью отчаяния по обломкам рухнувших цивилизаций. В утиль. Они считали его бога мусором, собирались пустить на органы, раздать его плоть страждущим - жадным, пустым и бесполезным. Злость мешается с пеплом горечи, выплескивается наружу немым криком. Может ли быть что-то страшнее Творца, отправленного на помойку? Ненавижу. Ненавижу! Гнев копится злыми слезами в уголках глаз.
- Ты никогда не рассказывал мне об этом, - Хироки едва может разлепить пересохшие губы, чтобы выпустить наружу хриплые слова - колючие и сухие, они царапают глотку разочарованием. - Это невозможно, ты не... ты не какой-то мешок с органами! - он почти плачет и цепляется за Тсукасу так, будто тот вот-вот исчезнет. - Это ужасно! Это так ужасно, - всхлипывает рыбка, позабыв о том, что должна оставаться спокойной ради умиротворения хозяина. - Прости меня! Прости, что не знал! Ты... Ты столько раз был один в дождь, а я и не догадывался. Я больше никогда, больше ни за что не оставлю тебя одного в грозу. Я буду всегда-всегда смотреть прогноз погоды, чтобы быть рядом в нужный момент!
Тсукаса мягко улыбается - наверное, обещания мальчишки кажутся ему глупыми. Чем, в конце концов, может помочь ему рыбка? Но, тем не менее, он позволяет ему принести клятву верности, и это почти божественная милость. Всегда оставаться подле Создателя - большего Хироки просить и не смеет. Он послушно скрепляет обет поцелуем, раскрывая губы  и позволяя хозяину взять свое. Внутри разливается тепло и нечто липкое, сладкое - до черта больное и до одури приятное. От этого чувства спирает дыхание, оно гнездится где-то внизу живота, пробирается под кожу алым румянцем, расползается рваной истомой.
- Тсукаса... - едва слышно выдыхает он, подставляя шею под чужие укусы.
- Если тебе страшно — скажи, - голос вырывает его из молока нежности, что в мгновение заменило ему воду.
Вместо ответа Хироки обвивает шею Тсукасы руками и призывно выгибается. Он не боится, он в нетерпении. Обжигающее желание колотит его мелкой дрожью, марает губы шумными вздохами, заполняет нутро едким, до невозможности восхитительным, жаром.
- Все, что хочешь, - пьяно шепчет мальчишка, не сопротивляясь ни прикосновениям, ни ласкам.
Неумело и суматошно он расстегивает пуговицы на рубашке своего бога, стягивает и комкает ее. Жмется к нему, как котенок, обнимает его, обвивает бедра ногами, скулит, лижет чужие губы, выпрашивая поцелуй. Ближе. Он хочет быть еще ближе к Тсукасе, слиться с ним, стать единым целым. Спаситель - его Океан, весь его мир, можно ли петь в униссон с микрокосмом, если ты нем? Восторг и без[д]умная потребность в чужом внимании лишают Хироки воли, но он даже не пытается держать себя в руках. Происходящее кажется ему настолько логичным и естественным, что по сравнению с ним даже ветер, гуляющий на побережье, покажется чужеродным. Их близость правильна и гармонична, она не нуждается в условностях или оценке: эти искристые чувства куда древнее рева волн, бьющихся о скалы. Тела сплетаются в первозданном экстазе, можно ли считать его первобытным танцем?
Холодные пальцы вторгаются внутрь. Боль снижает температуру плавления, но к ней примешивается и нечто иное - трепет, ожидание большего. Когда Тсукаса, наконец, дает Хироки желаемое, тот хнычет от прошившей внутренности агонии и инстинктивно ныряет в образ. Нежится в сильных теплых потоках своего моря, подставляет золотистый бок под течение, вожделенно облизывающее каждую чешуйку. Прыжок в реальность, и тело рвет на части от такого мучительного удовольствия, что получается лишь кричать. Долго Хироки не выдерживает и вновь прячется в реке, но Тсукаса ловит его и там, чтобы утопить в ослепительных потоках эйфории. Еще через секунду они опять выстанывают имена друг друга в маленькой комнатушке под крышей собственного дома. Это так хорошо, что хочется умереть.
- Всегда... только ты. Твой, - срывающимся голосом бормочет Хироки и тут же захлебывается воздухом. По животу растекается влажное и теплое.
Он хочет еще сказать, что Тсукаса ему важнее всего на свете, что любит его, но понимает, что эти дежурные фразы слишком блеклые, чтобы вместить его мысли, а потому просто молча прижимается к... хозяину? Он ведь только что добровольно подтвердил принадлежность ему, да?

Отредактировано Jiang Cheng (2020-08-17 01:20:51)

+1

15

[nick]Tsukasa[/nick][status]зеркальная гладь воды[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/279484.gif[/icon][sign]P.S. Red I[/sign][info]<lzfan>Pet</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ТСУКАСА, 21</a><lz_text><br>очень важно соблюдать водный баланс в организме. </lz_text>[/info]


Р Ы Б К А


Горячим. Все вокруг кажется таким горячим, что тело практически плавится. И это не тот жар, что алым укрывал его Гору. Не то солнце, что освещало там все. Нет, кажется это чем-то совсем другим, и в то же время - чем-то, что только лишь ему принадлежит. Действительно ему, и не обязан он ни с кем делиться, словно в прошлом – едой и кровом в особняке Компании.
И кажется этот жар чем-то настолько обычным, даже привычным, что вопросов не вызывает.
Поначалу Тсукаса подумал, что Хироки испугается. Может, сбежит? Но тот принял ласку, как ни в чем не бывало. Тело его выгибалось под каждым касанием, а дрожащие руки (наверняка, в нетерпении), пытались неловко расправиться с пуговицами. Коснуться кожи, плоти, проникнуть. Тсукаса холоден, он - вода, но кажется, что жар его рыбки потоками разливался внутри, и это ощущение, даже не Горы, не его и не чужой…
Казалось, что нырнул он в саму суть Хироки. Слизал его естество. Заглотил кусочек. Казалось, что не он облизал мягким потоком рыбку, а рыбка проглотил его - но внутри не холодно и страшно, а жарко и невероятно хорошо.
Они несколько раз обменивались Образами, и казалось это негой. А после нега разлилась по всему телу ласковой истомой, что оборвавшийся внизу живота комок, и Тсукаса с шумом завалился на бок, при этом не выпуская свой источник жара из объятий.
- Всегда будешь со мной? - он шепчет, улыбается, а губы поцелуем касаются взмокшего лба. - Не только во время грозы? - спрашивает, хотя ответ он знает. Знает задолго до заданного вопроса. - Моя Рыбка.
Хироки не оставит его. Ни в грозу, ни в бурю, ни в самый солнечный день.
Не оставит.
Никогда.
Ведь так?


А К В А Р И У М


День сменяется один за другим, обращается лишь цифрами на календаре. И с каждым заданием лицо Хироки становится все мрачнее - ему не нравится. Выполнять задания, делать всё, как говорит Компания (а хорошего они ничего не обещают, в общем-то, никогда). Они не спасают котенков, и не помогают людям - нет, наоборот, в большинстве своем они ломают не только лишь чужие мысли, но и чужие жизни, все во имя Компании. И если Тсукасе на это наплевать, по большей части, то Хироки...
- Хватит упрямиться! Ты же знаешь, мы не можем уйти из Компании! Это не так про.. - громкий хлопок дверью лишь отзывается ответом. Эхом, что разносится по комнате.
Чертов Кацураги не предупредил, что в этой миссии они решат задействовать ребенка. Ту самую девочку, что он сам предложил когда-то создать. То самое воспоминание, кое он спрятал глубоко-глубоко в Замке, и показывать не собирался никому. О том, что он творил...
Нет, Хироки слишком восприимчив. Ему нельзя знать. Он может почувствовать, увидеть - даже если Тсукаса будет просто думать рядом.
- Хироки, - он стучится в его комнату, в дверь, что совсем недавно грохотала, что тот самый гром, - Открой дверь, Рыбка, - зовет его так, знает, что тот всегда по-особенному реагирует на подобное обращение. Стучится еще раз, но ответа за стуком не следует. Только лишь гробовая тишина.
Это кажется странным.
Тсукаса стучится еще раз, и еще раз. А после каплями Образа пытается проникнуть за физическую оболочку чертового дерева. Но в ответ ему лишь тишина и полное ничего. Он достает из тумбочки в коридоре связку ключей - среди них есть и ключ от комнаты Хироки. Суматошно, со скрежетом, пытается попасть нужным куском металла в скважину. Руки дрожат, но он пытается усмирить себя. Лишь пытается, потому что попытки эти ударяются о стены и двери. Рассыпаются каплями полного ничего.
Комната пуста. И это не сокрыто чужим образом. Окно в ней открыто - Хироки явно сбежал через него. Но, со второго этажа??
Тсукаса подскакивает к окну и видит внизу лишь натянутую связку простыни и мятые кусты.
Дрожь по рукам разносится еще сильнее.
Нет, он не мог сбежать.
Н Е  М О Г.
Не мог же? Бросить его?
Кажется, колотит его почти целиком.
Нет. Нет. Нет. НЕТ. НЕТ!!
Море не могло отобрать у него Рыбку. Та не уплывет без него.
Тсукаса хватается за горло - дышать становится практически невыносимо. Каждый вдох отдается болью, словно бы в горло впились иголки, а жалкие крупицы воздуха пытаются пробраться сквозь них.
Не получается.
Что же делать? Где искать? Связаться с Компанией? Нет, нельзя. Если они узнают, что Хироки перестал слушаться даже его...
Он сбегает по лестнице, пока краткие волны Образа пытаются выловить остатки Образа его Рыбки - но все понапрасну. Ничего не осталось, он замел за собой все следы, словно самая чистоплюйная хозяйка.
Оклематься и немного отрезвиться он успевает лишь, когда врезается в чужое плечо у самого выхода.
Сатору... Воспоминания вчерашнего дня всплывают так не вовремя, вместе с проклятым туповатым лицом мальчишки.
Задание. У них ведь сейчас задание.
Шумно вдохнув. Выдохнув.
Повторив процедуру.
На свой страх и риск, в последней капли отчаяния, он говорит:
- Помоги мне, - бормочет, почти в безумии, - Хироки, надо его найти, пока это не сделала Компания.
Он не мог его бросить...
Просто не мог.
Ведь так?

+1

16

[nick]Hiroki[/nick][status]мое море, не выплюни меня на берег[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/8d2925f21068a56414cd2ec4830c78dd/503c75e2e17fcc1c-39/s540x810/bb40c1af2f8ab47b21d47e99aadfc2fca0e2c297.gifv[/icon][sign].[/sign][info]<lzfan>pet</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ХИРОКИ, 18</a><lz_text><br>Питомец, не способный порвать поводок </lz_text>[/info]Хироки так беспечно и бездумно отдается во власть Тсукасы, что порой ему становится даже страшно - а существует ли он, вообще? Или его личность - лишь плод чужого воображения, солнечный блик на искристой водной глади? Он жадно черпает жидкое серебро жабрами, подставляет ему чешуйчатые бока, существует только в его контексте. Порой он думает, что это похоже на любовь. Но нет, это нечто совсем иное - смысл и суть бытия. Гора Хироки, вовсе не дно реки, как кажется всем прочим, его самый счастливый момент - Тсукаса. Это имя - песнь сотворения маленького мирка рыбки, этот текучий образ - плоть и кровь, давшая ему веру. Тсукаса - вот его религия. Так может ли человек сомневаться в своем Творце? Нет, нет, конечно, нет, убеждает себя мальчишка, пока сомнения день изо дня точат ребра. Страх испаряется, стоит хозяину мимолетно коснуться его, аккуратно запечатлеть поцелуй в уголке губ или утопить питомца в своей нежности. Страх появляется всякий раз, стоит богу отвернуться.
Хироки ненавидит компанию до зубовного скрежета. Он не хочет ломать чужие судьбы, ему не по душе роль демона, что с легкостью тасует воспоминания. Но Тсукаса говорит, что иного пути нет, и рыбка послушно ныряет в Стикс. Раз за разом. Задание за заданием. А потом он видит ее. Дитя, которое называют Мэй Лин. Безвольная кукла, так и не получившая своей горы. Он едва может подавить тошноту, подкатившую в горлу, и прижимает ладонь ко рту. Вспоминать этот пустой взгляд до дрожи страшно. Какое чудовище могло придумать такой способ использовать эту несчастную девочку? Жутко.
Хироки хватает с кровати плед и кутается в него, не смотря на жару. Его трясет так, будто он голым оказался на тридцатиградусном морозе. Хочется плакать и кричать. Хочется поскорее нырнуть в теплую ласковую реку, ее мягкий поток точно унесет кошмарные воспоминания.
Повинуясь порыву, Хироки ныряет в образ, стараясь не смотреть на дыру, зияющую на дне. Черт. Она опять стала видна, нужно спрятать ее, пока Тсукаса не заметил. Рыбка почти так и делает, но в последний момент, поддавшись неясной тревоге, ныряет во мрак чужого прошлого, погнавшись за порывом ветра, всколыхнувшего водную гладь.
Зря.
Тсукаса в своих собственных воспоминаниях далеко не такой, каким его привык видеть...
— Ты завел себе питомца, Тсукаса? — длинноволосый человек с мерзкой ухмылкой смотрит на мальчика.
— Да. Я выдрессирую его так, что он будет безоговорочно слушаться меня, — тот отвечает улыбкой, насквозь приторной и фальшивой — так он обычно улыбается Хироки.

Рыбка шарахается от уже знакомой сцены, тут же попадая в небольшую комнатку. Здесь Тсукаса уже взрослый. Хироки узнает рубашку на нем - они вместе выбирали ее: "для важного совещания" - сказал ему тогда хозяин.
- Питомцу не обязательно иметь личность, - бесстрастно заявляет Тсукаса.
- О чем ты? - какой-то китаец с явным интересом смотрит на собеседника.
- Достаточно просто научить пользоваться образом, для этого не нужна воля. Главное, чтобы воля была у хозяина.
- Хаяши никогда не пойдет на такое.
- Вам ли не знать, как он печется о Сатору? - эта улыбка тоже фальшивая, но с привкусом боли. Хироки чувствует крупинки соли.

Мерзко. Ему так мерзко, что он не дослушивает разговор. Наверх, ему нужно обратно, он совсем не хочет видеть этого.
- Ты всегда заботился только о Сатору, Хаяши. Бросил меня на съедение компании. Ты хоть знаешь, через что мне пришлось пройти?!
- Прости, Тсукаса... - у Ветра доброе лицо и морщинки, лучами расходящиеся под грустными глазами.
Уничтоженный Хаяши так похож на унитоженого Тсукасу...

Хироки кричит, в панике мечется среди острых осколков чужих воспоминаний - они больно застревают в золотистых боках. Раны кровоточат гнилью и воняют диким первородным страхом. Вода. Ему нужна вода, он задыхается в этом гнилом грязном болоте, смердящем ложью и смертью. Страшно. Страшно. СТРАШНО.
- Хааа, - Хироки, едва сумевший вытолкнуть самого себя из собственного образа, жадно проталкивает кислород в легкие. Его мучает жажда, и он даже делает глоток из забытой в комнате бутылки, но его тут же выворачивает наизнанку. Вода ему противна.
Как. Как Тсукаса мог убить собственного создателя? Разве может мягкий участливый Тсукаса быть монстром, что стал причиной появления Мэй Лин? Мысли путаются и не желают прятаться, они грызут его изнутри, разъедая самое нутро.
- Хироки.
Сам дьявол зовет его по имени. Никакой он не бог - он худший ночной кошмар. Ласка в его голосе - фальшь. Она - лишь поводок на шее питомца. Мальчишка почти скулит от ужаса и упирается, хватается за ошейник, пытаясь снять его, но не может. Ладно, с ним он разберется позже - сейчас нужно бежать. Подальше от  Тсукасы. Подальше от себя.

- Т-тсукаса? - глупо было гнаться за бабочкой, - Тсукаса, я... - сердце разрывается от боли и желания броситься в объятия палача. Может быть, он пришел вовсе не за его головой?

Отредактировано Jiang Cheng (2020-10-04 02:37:48)

+1

17

[nick]Tsukasa[/nick][status]зеркальная гладь воды[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/279484.gif[/icon][sign]P.S. Red I[/sign][info]<lzfan>Pet</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ТСУКАСА, 21</a><lz_text><br>очень важно соблюдать водный баланс в организме. </lz_text>[/info]


Р А Д У Г А


Глупо... действительно глупо. Неужели он где-то прокололся? Но когда? Когда упустил из виду - малейшее воспоминание. То самое, которое тянет за собой другое воспоминание. И еще одно. Он ведь спрятал их - у себя на дне реки. Но как? Неужели Хироки мог до него добраться? Может тогда, когда он убил Хаяши, а заодно утопил и свою Гору? Наверняка, ведь тогда он совсем себя не контролировал.
Потерял, потерял контроль и сейчас, когда всё, казалось бы, так хорошо складывалось.
- Хироки? - он говорит, а после отталкивает Сатору, что уже собрался приблизиться к его Рыбке. Нет, никому не позволит! Он никому не позволит трогать его Рыбку! - Хироки, зачем ты сбежал? - спрашивает, но боится узнать ответ. Боится, хоть уже и знает его. А потому спрашивает еще раз, что ножом по венам: - Ты боишься меня, Хироки? - и руку протягивает, к мальчишке, пытаясь ухватить - не позволить сбежать. Ведь если это продолжится, он уже больше не сможет прикрыться перед Компанией. Ведь они увидят, что Рыбка вышла из-под контроля, и убрать захотят. Но нет, нельзя. Никто не тронет его Рыбку!
Но Хироки пугается, кажется, что даже капли воды, того самого Образа, его отвращают. И страшно - смотреть на это страшно. Потому что отвращение на лице человека, что был всем - самое ужасное, что только мог бы увидеть. И руку отталкивает. И только чувствует Тсукаса, что Образ, которым пытался объять и спрятать - разрывается, и Рыбка вырывается, а после его съедает.
Но не как тогда, в ту ночь - когда только лишь жар и мягкость, а сейчас - холод, уничтожение. И почти с ног валится он, но поднимается с помощью Сатору. И руки его отталкивает, к черту пошел!
Но Хироки все равно ловят - у самого угла. После такого трюка сложно устоять на ногах. И скручивают. Чертова Компания. Нет!
Хироки! Кричит, непонятно, вслух ли или нет. Но кричит громко, и только потом отключается. Похоже, Рыбка все же неплохой такой кусок воды отхватила - точно кит. Да не выплюнула. Утонула быстрее.


Р Ы Б К А


Что есть любовь? Тсукасе неведомо это слово. То есть, он называл так когда-то свои чувства к Хаяши, казалось, так он мог бы назвать и чувства к Хироки. Но всегда, всегда было что-то еще. Не любовь это - та пресловутая, о которой по телевизору говорят, да в книгах пишут. Не может быть то чувство столь банально. Ведь Хаяши был для него всем - буквально, миром его. Для Хироки же он - мир. А Хироки для него... Кто он для него? Кажется, воспринимался мальчишка то как нечто неотделимое. Как часть Тсукасы. Вот руку отрезать можно, а Хироки - нет. Он всегда будет рядом. Внутри, снаружи, везде. Константа, что существует, не исчезнет, не бросит.
И не любовь это, и не привязанность, а нечто, что существует лишь для них двоих. И больше никто не может испытывать это чувство. Понять тоже никто не может. Хотя, может Хироки испытывал к нему то же, что он - к Хаяши?
А смог бы он тогда его уничтожить? Он же смог убить Хаяши. Так может...
- Хироки.. - подбирается к чужой кровати - мальчишка периодически приходил в себя - так ему сказали эти чертовы китайцы. Но соврали ли? Сил проверить особо не было. А потому поверил.
- Хироки... - повторяет вновь, укладываясь на пол рядом с чужой постелью - почти привычно, как в грозу. Но нет, иначе - они не дома, не в своей уютной конуре. Далеко от неё. И неприятно это - Компания вокруг, глаза вокруг, следят.
- Хироки, я сделал что-то ужасное... Простишь ли ты мне и это? - бормочет, утыкаясь носом в чужую руку. Трется немного - кожа знакомая, приятная. Пахнет. Так наивно, полагать, что его уже простили - ведь он не простил Хаяши, ничего не простил. Так с чего бы Хироки прощать его?
- Я убил их, всех, ну... - бормочет, а руки сжимаются - только сейчас, кажется, и понимает, что сжимают они пистолет, - не всю Компанию, только тех, кто был в особняке. И... - вновь замолкает, да лучше бы заткнулся совсем.
Любовь, что есть любовь? Спрашивает у самого себя. Решил ведь уже - что не любовь это, а намного больше. Но чертовы книги ведь говорят об обратном.
- Ты ведь этого хотел? Теперь ты можешь сбежать, до утра время точно есть… чтоб сбежать, - бормочет, кусая губы, рефлекторно нажимая на курок - да пустой уже магазин, нечем стрелять. Пару лишних пуль попали в стену, а могли бы быть для него, Тсукасы, пули. Или для побега.
- Ты знаешь, что я сделал нам паспорта, на заработанные деньги? С другими именами… Не знаешь, я ведь не говорил, - хохочет, хочется почти смеяться - но больно. В груди болит. Везде болит. И не живой, кажется. Но нет, живой - болит же везде. Голова просто разрывается - слишком сложно удерживать было Образ для столь многих людей. Но Хироки, он же этого хотел - сбежать от Компании. Но Тсукаса не уверен... Хироки точно надо бежать. Иначе... Поймают его, и убьют. Но вот Тсукасе...
Нет, он не убежит. От себя не убежит.
Подносит оружие к виску - но щелкает лишь, патроны так и не появились ведь. И слезы катятся, от чего-то. Глупо это - плакать. Особенно сейчас.
- Прости меня, Хироки.. Прости. Сможешь? - и катятся, и щелкает оружие. Но результата нет. Лишь, кажется, Замок рушится. И Образ вместе с ним.
И не собрать. Никакому фанату головоломок не собрать.

+1

18

[nick]Hiroki[/nick][status]мое море, не выплюни меня на берег[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/8d2925f21068a56414cd2ec4830c78dd/503c75e2e17fcc1c-39/s540x810/bb40c1af2f8ab47b21d47e99aadfc2fca0e2c297.gifv[/icon][sign].[/sign][info]<lzfan>pet</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ХИРОКИ, 18</a><lz_text><br>Питомец, не способный порвать поводок </lz_text>[/info]Горячее дыхание Тсукасы обжигает руку, и река отзывается его Образом. Текучим, нестабильным, разбитым. Кажется, Тсукаса удерживает его с огромным трудом, но продолжает говорить, плакать, просить прощения, и Хироки сдается. Даже если на глади Океана расплываются черные маслянистые пятна нефти, переселиться рыбке некуда, она ведь не существует вне воды. Даже зная, насколько ужасные поступки совершил Тсукаса, оттолкнуть его Хироки не в состоянии, ведь без него нет и его самого. Так ли важно бог надел маску дьявола ради того, чтобы одурачить человечество, или все было наоборот? Результат один: творец и разрушитель оказались едины.
- Это не важно, - Хироки протягивает руку и ловит каплю Образа. - Прощу я тебя или нет, - уточняет он. - Мы всегда будем вместе. Я ведь обещал, что не брошу тебя, помнишь?
Был ли Тсукаса таким изначально или чудовищем его сделала Компания? Ответа у Хироки нет, есть лишь слабая надежда. Выяснять, впрочем, он не собирается. Его бог может быть добрым или злым, но он все еще остается богом, подарившим вселенную. Легко любить и поклоняться высшему милосердному существу, но истинная любовь в том, чтобы остаться с ним после низвержения. Тсукаса - мир, в котором живет Хироки, что ему до далеких фантастических галактик? Пусть его реальность грязна и краска на ней облупилась, но сбегать от нее он не намерен. Что с того, что серебро реки оказалось сталью? Разве важно это, если художник готов рисовать эту картину для тебя снова и снова? Спасителя не выбирают, но свой выбор Хироки уже сделал.
- Потерпи немного, ладно? - шепчет парень, выталкивая Тсукасу из своего сознания, а оказавшись за пределами Образа, прижимает ладонь ко рту, скрадывая крик отчаяния.
Уничтоженный Тсукаса похож сломанную куклу. Словно повторившийся кошмар, видеть который ты не хотел бы никогда в жизни. Хироки давится слезами, обнимает безвольное тело, покрывая безучастное лицо поцелуями. Но от такого только принцессы в сказках оживают. А здесь из сказок только призрачная бабочка...
- Сатору? - Хироки, оказавшийся в чужом сознании, мгновенно напрягается. - Я не хочу драться с тобой.
- Хаяши. Это ведь не ты убил его? Тсукаса начал вести себя странно примерно в том момент, когда Хаяши уничтожили. Я не связывал это, ведь я не подозревал, что он был создателем Тсукасы, но теперь... Скажи мне, Хироки, я хочу убедиться, - от Сатору за версту воняет отчаянием.
- Тсукаса... Я уничтожил его, - голос звучит тихо, но раскатом грома разносится над чужой горой.
- Что? Что ты такое говоришь?!
- Я уничтожил его. Только что. Я... Я не хотел, я... Я лишь вытолкнул его из своего Образа, но, попав в свой он... Его замок слишком запутанный, он не смог выбраться и разрушил его... Сатору... Нам надо бежать, помоги... Помоги мне Сатору...
- Ты не знаешь, да? Тсукаса убил всех, кто был в особняке. Если хочешь сбежать, у тебя полчаса.
- А ты?...
- Я не знаю... Хаяши, я не хочу оставлять его.
- Ты тоже должен уходить, Сатору. Если ты, и правда, любишь Хаяши-сана, исправь его ошибку. Забирай Мэй Лин, дай ей гору и нормальную жизнь.
- Ты решил, куда пойдешь? Если мы вместе...
- Нет. Вместе опасно, защити Мэй Лин, а я... Я увезу Тсукасу подальше отсюда.
- Но ведь он...
- Я знаю.
Тсукаса до черта тяжелый - затащить его в машину оказывается работенкой не из легких. Через пару кварталов авто приходится сменить - отследить свой собственный транспорт для Компании не составит труда. Хироки внушает хозяйке "Тигуана", будто он ее муж, а затем, на заправке, отправляет голубя забрать из квартиры фальшивые паспорта. Второго заставляет стащить из больницы медикаменты и глюкозу для капельниц. Перед выездом из города Хироки пересаживается в видавший виды минивэн и гонит прочь. Поехать бы сразу в аэропорт, но за ним уже, наверняка, следят. Это самый очевидный путь. Подумав, он тащит Тсукасу на грузовую баржу и, постоянно прикидываясь невидимкой, добирается до Норвегии. Уже оттуда под видом брата, сопровождающего недееспособного родственника, он вылетает на Кубу. Лететь приходится с пересадкой - аэропорт специально выбирал поменьше.

Денег, накопленных Тсукасой за годы работы в Компании хватает, чтобы купить небольшой домик и даже открыть сувенирную лавку. Хироки нанимает мальчишку лет 14 красить ракушки, да засыпать песок в бутылечки. Он бы и сам этим занялся, но на уход за Тсукасой нужно очень много сил - менять капельницы с подкормкой, мыть, одевать, следить за дыханием. Любой обладатель Образа без горы и замка, напоминает, скорее овощ, чем живого человека. Стоп... Без горы и замка...
Надежды на успех почти нет. Хироки старается не смотреть по сторонам, подавляя рвотные позывы, - чужая пропасть вызывает тошнотворную панику, но он не позволяет себе даже понять, какой хаос царит вокруг. Фокусируется на Тсукасе. Тот сидит, обняв коленки и беспрестанно бормочет что-то неразборчивое.
- Привет, - Хироки осторожно трогает его за плечо. - Пойдем отсюда, - он протягивает ему руку и тянет на дно теплой и ласковой реки.
- Кто ты такой? - непонимающе спрашивает Тсукаса.
- Тот, кто никогда не оставит тебя, - легкий поцелуй ложится на его губы, чтобы однажды повториться в реальности.

Отредактировано Jiang Cheng (2020-11-29 22:05:33)

+1

19

[nick]Tsukasa[/nick][status]поток.[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/431/32996.gif[/icon][sign]P.S. Red I[/sign][info]<lzfan>Pet</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">ТСУКАСА, 22</a><lz_text><br>ополоснись в горной реке. </lz_text>[/info]


Р Е К А


Мягкий поцелуй ложится на образ, словно пропитывая теплую воду сладостью. И не в воде купаешься, а в молоке словно. Понять сложно очень только, по сторонам оглядываешься - очень похоже на речушку, окружение это. Потоки воды скользят, под футболку забираясь, но не уносят за собой. Руку чужую сжимаешь, и смотришь. Человек впереди кажется абсолютно незнакомым. Но таким теплым и светлым. Не сравнить с тем, что было в твоем мире - лишь кровь да полымя, охватывающее всё вокруг.
Он, незнакомец, говорит, что не оставит.
- Не оставляй, - отвечаешь, и словно бы за ладонь хватаешься крепче, сжимаешь немного. Странно это, сжимать ладонь. Интересное чувство. Кожа такая приятная.
Еще очень много интересным кажется. Да все вокруг - это что-то новое, неизведанное. И домик этот, у берега, словно для вас создан. И море напротив. И лавка эта, Хироки сказал, что она принадлежит вам. Сразу таким важным показался. Да, впрочем, для тебя он - спаситель. Он не может быть другим.
Руку протянул, вытащил из того зыбкого алого болота. И жизнью твоей обратился.
- Эй, Хироки, смотри! - хватаешь ракушку, что перламутром переливается, и красиво так, блестит. - Я бы забрал её в твою реку, - говоришь, и образ выскальзывает - случайно совсем. Не привык еще.
А ведь Хироки учил. Всему обучал, с нуля. Говорил, что ты просто позабыл все. Значит, у тебя была жизнь до этого? Какая она? Иногда хочется спросить, и прорывается этот самый вопрос, но взгляд Хироки, мира твоего, становится таким грустным, что замолкаешь, и тут же на что-то отвлекаешься.
Не отлынивай, он иногда говорит, когда слишком сильно отвлекаешься. Не то чтобы тебе не нравилось учиться... Хочется ведь помогать Хироки, он так много работает, и еще с тобой, обормотом, носится. На жизнь зарабатывает, а ты пока не можешь ничего. Тело вроде бы даже помнит, как ручку держать. Но так смутно, что это не помогает.
Дуешь вверх, на челку, что глаза застилает. А после отросшие волосы убираешь в хвост, да подвязываешь резинкой, чтоб не мешались лишний раз. Постригся бы, удобно, наверное, и не так жарко. Да Хироки, кажется, и так нравится. А значит, не будешь стричься, раз ему все нравится.
В кровать чужую пробираешься, вечером. Говоришь, совсем тихо:
- Там дождь, - Хироки в полудреме, лишь приобнимет и в грудь утыкнется. Образ его плавно растекается по округе, словно пузырьками. Поймать бы, но только любуешься - переливы напоминают ту же ракушку, хотя скорее ракушка переливы образа напомнила. Глаза закрываешь, и ныряешь, с головой и без остатка. Целиком в чужой образ.
Да чужой ли, если родным кажется? Мир целый, не иначе. Для тебя, потому что иначе быть не может. Он не просто подарил мир и жизнь, он и есть - тот самый мир.
Прошлое вызывает любопытство, да не столь оно важно, если заставляет Хироки грустить. Учишься ты все-таки быстро, желание помочь слишком сильно, особенно когда смотришь, как Хироки почти без сил валится. А после работу находишь. В паспорте уже довольно круглая цифра стоит, как на того, кто едва ли ручку в руке держать научился, да открыл для себя мир новых технологий.
Работаешь, а по выходным помогаешь в лавке. И кажется, что Хироки уже не так замотан.
Что есть любовь? Кажется, это вопрос из прошлого. Иногда он всплывает в голове тонкой нитью воспоминаний - но за неё не тянешь, словно боясь, что это ловушка какая. Но могло ли остаться что-то из прошлого? Встряхиваешь головой, а после вновь смотришь на сонное лицо напротив.
Что есть любовь? Задаешься вопросом вновь. Наверное, ты можешь сказать, что любишь Хироки. Наверное, потому что... Сильнее намного, того, что описывают все окружающие. Он - твой мир. Буквально и фигурально. Всё, что существует, это лишь Хироки. Кажется, что описанное в книге - пресная лепешка в сравнении с главным, сочным блюдом - амброзией. Амброзия - это твои ощущения.
Губ чужих касаешься, словно бы пытаясь убедиться - а так ли сладка эта амброзия? Пузырьки вокруг лопаются, и брызгами образ разлетается, на коже оседая. Руками обвиваешь, ноги переплетая, и сонно глаза прикрываешь. Поцелуй - это первый хороший образ, что ты почувствовал. Он словно вынырнул из реки, а после туда и затянул, но не страшно было, а наоборот - хотелось тянуться. И сейчас хочется, а потому тянешься, и не отлипаешь почти от чужого тела, пытаясь каждый кусочек тепла отхватить, жадный до прикосновений.
- Не оставляй, - повторяешь те самые слова из сознательного прошлого, шепотом, а после окончательно ныряешь, то ли в сон, то ли в чужой образ. И так хорошо, кажется, что никогда так не было. Словно целый мир в руках твоих - да так и есть, и правда мир в руках. Вон, ворочается, недовольно нос поморщив.
Улыбаешься, самими уголками губ, в мягкости утопая. Да не важно всё это, что пишут в книгах, что они могут знать? Глупцы все.
Не бросай меня, мой мир, повторить хочешь, но молчишь, лишь одним образом передавая, оставляя переливающуюся ракушку на дне реки.

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » Не отнимай у меня мой образ [Pet]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно