активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » Her dreams come true [got]


Her dreams come true [got]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Her dreams come true


Джон и Дени//Винтерфелл//после приезда Джона и Дейенерис

https://i.ytimg.com/vi/a1npCHFhUXQ/maxresdefault.jpg

Когда солнце встанет на западе и опустится на востоке. Когда высохнут моря и ветер унесёт горы, как листья. Когда чрево моё вновь зачнёт и я рожу живого ребёнка. Тогда ты вернёшься, моё солнце и звёзды.

Отредактировано Jon Snow (2019-11-17 02:26:20)

+1

2

Таргариены всегда считали себя чем-то сродни богам. Они кичились своим родством с драконами, в которое не верил никто, кроме их самих. Но вот она, а вот её тело, её кровь, бегущая в жилах... Драконья кровь, которая не раз давала о себе знать.

        Раньше она сама не верила в это, пока однажды не проверила это убеждение на практике. Служанка[float=right]https://funkyimg.com/i/2YZyG.gif[/float] уверяла, что она обожжётся, но Дени не слушала, ещё до предостережения опустив нежные ладони под искрящуюся гладь. Вода не обожгла, как ожидалось. Совсем наоборот, словно ласковый котёнок, растеклась меж пальцев, приятно согревая. С тех пор мир для неё разделился на обычных людей — людей без дара и особенных. Таких как она. Но даже среди Таргариенов хватало тех, кого драконы обделили своим родством.

        После того, как умер Визерис, она думала, что была одна против всего мира. Последний представитель рода, который на грани вымирания. Хуже и быть не могло. Но как оказалось иметь такие мысли было опасно, потому что жизнь не раз сбивала спесь с самоуверенного брата, в конечном итоге добившись своего, а теперь не упускала момента подвергнуть испытанию уверенность и в ней.

        В минуты, когда она уже успела свыкнуться с мыслью, что одна, что больше никого из родственников у неё не осталось, Джон сообщил ей, что Таргариен. Это ли не насмешка судьбы? Сначала уверить, убедить что больше никого не предвидится и род окончательно и бесповоротно оборвётся на ней, а в летописи так и занесут последним её имя... А потом просто взять и развернуть лицом перед человеком, который говорил ей то, что она втайне мечтала услышать.

        Теперь, когда это желание исполнилось, она не была уверена, что рада. Да, у неё появилась семья в лице Джона, больше она не одинока и теперь против этого жестокого мира борются они двое, но... Это делало Эйгона законным наследником железного трона. Просто потому что он мужчина и у него больше прав, а значит всё, чем она занималась до этого, катится в тартарары и не стоит ни единого яйца дракона. Просто потому что она женщина.

        Видя, с какой симпатией и предпочтением люди реагируют на Джона, с какой охотой слушают его и делают всё, что он говорит, Дени понимала, что чаша весов окончательно и бесповоротно качнулась не в её пользу и теперь ей оставалось только смириться с этим, проглотив свою обиду, и помочь Джону взойти на престол. Возможно с самого начала в этом и было её предназначение. Да, она пока отказывалась в это верить, но он — семья и он как никто достоин этого права. Он — единственный, кого Дейнерис, помимо себя, признавала достойным железного трона ещё до того, как тот рассказал ей об их родстве.

        Но она не собиралась сдаваться без боя. Она не собиралась отдавать трон просто Таргариену. Такой в её жизни уже был и она поняла, что железо способен выдержать только дракон. Поэтому Дейнерис решила уступить только в том случае, если Джон окажется Истинным Таргариеном. Пусть докажет, что такой, как она и тогда она подумает о том, чтобы уступить своё право.

        Если он — Таргариен, как об этом заявляет, значит высокие температуры ему не чужды, — с этой мыслью она послала [float=left]https://funkyimg.com/i/2YZyx.gif[/float]служанку за Джоном. Душистая ванна уже была наполнена. Пар, поднимающийся к потолку, заполонил жаром всё помещение. В нём стало сложнее дышать из-за образовавшейся духоты, но Дейнерис это совершенно не останавливало. Она ожидала Джона чтобы подвергнуть его слова проверке на истинность. Многие мужчины в её жизни часто врали, а она безоговорочно верила... Больше она не собиралась повторять этой ошибки. И пусть она всё ещё любила Джона — притязания на трон были серьёзным заявлением.

        — Сними одежду, — коротко и властно приказала она, — Примем ванну вместе, — с этими словами она отставила кубок и принялась раздеваться сама.
Не смотри, что там кипяток... Если ты — Таргариен, значит, выдержишь. Разве тебе самому не интересно проверить?
Она видела, как Джон и сам в мыслях подвергал сомнению слова Сэма. Он также как и она не до конца верил в то, что это правда. За столько времени вместе она изучила его достаточно хорошо.

       — Не волнуйся — мы зайдём в воду вместе, — взяв его ладонь в свою, она посмотрела ему в глаза.

Отредактировано Daenerys Targaryen (2019-11-24 23:42:04)

+1

3

Похоже..человеческая жизнь — не случайная цепь событий, а скорее стремительная и напряженная драма, развивающаяся по определенному сюжету. Сюжет же состоит в том, что нечто внутри нас стремится к самореализации и ведет непрерывную борьбу с внешним миром за свое существование.
Служанка торопливо стучит в дверь в покои Джона, пока тот пребывает в бесконечных раздумьях о Стене, о Севере, о Ходоках и о...будущем. Не отрывая при этом свой взгляд с карты северных земель на тонком кусочке пергамента. И знаете что? Лето охватывало десятилетия. А зимы..зимы могли длиться всю жизнь. Но эта зима, похоже, будет последней зимой.  И это где-то внутри себя Джон уже понимает. Наверное, даже почти смиряясь с тем, как он думает, что будет ждать его впереди. Смысл страдания - лишь неизбежного страдания, конечно, - самый глубокий из всех возможных смыслов.
А ведь он мог бы все бросить. Абсолютно все. Взять корабль. Взять всех близких ему людей и уплыть в Эссос, чтобы оттуда уплыть далеко на запад, в Закатное море. Вместе с Дени. Эти мысли почти вызывают у мужчины улыбку, когда он представляет себя на палубе корабля в обнимку с женщиной, что так сильно любит. И как все вместе они наблюдают за огромным огненным шаром, как он тает в волнах, и еле видимый свет, словно от свечи, горит где-то в глубине.
Но. Блажь остается блажью. И он прекрасно понимает, что так никогда не сделает. Что не бросит людей. Что будет стоять до самого конца против Короля Ночи. Ибо хоть его дозор и окончен, но он по-прежнему "щит, который охраняет царство людей". А более ему и не надо.
Служанка повторяет свой стук и мысли Джона наконец возвращаются в реальность. И он, наконец, отрывает свой взгляд от карты, переводя его на дверь, чтобы произнести долгожданное -войдите.

Затем следует короткий разговор, и вот уже Сноу мчит по каменным коридорам Винтерфелла, направляясь в ванные комнаты. Пытаясь понять причину такой явной спешки. Но при этом, вовсе не сбавляя свой темп. Потому что, так приказала его королева...потому что, позвала его любимая женщина.
А ванная уже встречает мужчину плотным паром, отчего Джон сразу же для себя подмечает, что ванные процедуры Дени то еще испытание для горячих источников замка. И от этой мысли Сноу слегка улыбается, замечая так же и свою королеву с кубком в руках. Которая говорит, что ему надо раздеться, при этом начиная самой раздеваться первой. И мужчина еще пуще улыбается, начиная быстрыми движениями снимать с себя одежду. Ему нравились такие моменты. Когда Дени переставала быть королевой для остальных, а становилась простой девушкой с фиалкового цвета глазами, с серебряными волосами и безумно трогательным взглядом. В котором читалось все, начиная от простого желания, и заканчивая чем-то по-настоящему глубоким и душевным.
Джон уже был полностью наг, совершенно не стесняясь этого. Точнее, немного стесняясь, но не своего мужского естества, а своих, так еще отчетливо заметных, глубоких шрамов на груди. Отчего то и дело подносил руку к груди, начиная немного потирать ладонью в области сердца.
При этом безумно...безумно..и подчеркиваю - безумно, начиная вожделеть свою королеву. Вглядываясь в каждый изгиб ее тела, ее груди, ее талии и ее бедер. То и дело просто бегая взглядом по всему ее телу. Чувствуя, как его мужское естественно наливается кровью, когда он наконец останавливает свой взгляд на глазах Дени, и больше уже его никуда не переводит. Внимательно смотря на свою королеву, по-прежнему улыбаясь, с каждой секундой все шире и шире, примешивая при этом некоторые крупицы стыда и стеснения. Ибо красота на морозе - истинная красота.

Но когда девушка говорит, что он должен зайти вместе с ней в горячую ванну, что ему ничего не будет..что он, в конце-концов, Таргариен, улыбка в мгновение пропадает с лица Джона, а его взгляд снова выражает привычную серьезность и суровость.
Может Дени и Неопалимая, ведь она же и Матерь Драконов. Но он-то себя знает. Знает, на что способен.
-Я такой же Таргариен, как и Старк. - тут же парирует Джон, немного расстроено поникнув головой, переводя свой взгляд с глаз Дени куда-то вбок. Ему печально слышать то, что, похоже, Дени хочет его буквально и наглядно протестировать каким-то странным образом, забывая при этом его настоящее происхождение. И что сейчас хуже в данной ситуации- то, что Дени хочет его проверить, а значит не верит его словам. Или то, что верит, но забывает, что он также и Старк. И даже, наверное, Старков в нем больше, чем Таргариенов. Ведь воспитание Эддарда Старка никуда не исчезло.
-Я самый обычный человек. -огорченно продолжает Сноу, слегка касаясь пальцами щеки девушки, при этом немного усмехаясь. - Меня ранишь, кровь потечет.
Пальцами второй руки же мужчина еще раз проводит вдоль своей ладони, да так, чтобы Дени хотя бы не заметила это движение. Ощущая при этом кожей пальцев шрам на ладони на своем прежнем месте. Шрам, который Джон получил еще, когда только вступил в Ночной Дозор, схватившись за раскаленную лампу, когда в Черном Замке в первый раз за много-много лет появились вихты. Он вовсе не неопалимый. Но значит ли это, что он автоматически уже и не Таргариен? Нет. Вовсе нет. Он полностью доверяет Сэму и Брану. Если они говорят, что узнали тайну происхождения Джона, то он им полностью верит. Абсолютно.
-Неужели тебе настолько не хватает моих слов о моих настоящих отце и матери? И ты по-прежнему мне не веришь? - Хранитель Севера внимательно заглядывает в глаза своей королевы, пытаясь найти в них ответ. Чтобы затем отвернуться полу боком от ее лика, устало выдыхая. Еще раз собираясь при этом с мыслями.

Несчастная судьба многих людей - следствие не сделанного ими выбора. Они ни живые, ни мертвые. Жизнь оказывается бременем, бесцельным занятием, а дела - лишь средством защиты от мук бытия в царстве теней.
Джон на мгновение прикрывает глаза, упорядочив свои раздумья, прокручивая при этом в уме будущую фразу, и затем быстрым движением хватает девушку за талию, притягивая обнаженную королеву вплотную к себе так, чтобы она ощутила всей своей кожей жар и возбуждение его тела.
- Ao ynoma dīnilūks?* -  скомкано на высоком валирийском произносит Джон, еще раз заглядывая в глаза Дени, собирая пучок длинных серебряных волос за ее ушко. Но уже снова слегка улыбаясь. Или, по-крайней мере, пытаясь. Да, он знает, что сейчас сказал, наверное, худшую речь на валирийском языке, что слышала девушка. Но также Сноу надеется, что она простит его за это. Ведь он же только начал изучать. Ибо надо же говорить с королевой..со своей любимой женщиной на одном языке.

*- для большего интереса советую вбить фразу в гугл..

+1

4

Дейнерис видела, как немое замешательство расцвело на лице Джона. Она видела, как затем мысли перетекли в слова — слова такого же непонимания и поняла, что ранила его. Она не хотела заставлять его думать, что подвергала сомнению его веру. Но она это сделала, отчего больно становилось и ей.

Не показывая своего глубочайшего расстройства, Дени отвернулась, принимаясь обнажаться. Джон тоже мог бы её понять. Когда всю жизнь тебя сопровождают лгуны и предатели, когда очередной наёмник так и норовит отнять твою жизнь пока ты спишь, когда всюду ты должна ходить с конвоем просто потому что даже принцесса в изгнанье, даже та, у которой ничего нет — ты – потенциальная угроза. Ничего удивительного и зазорного в том, что кто-то всегда хотел её обмануть. Поэтому она подвергала проверке каждое произнесённое перед ней слово. Раз они видели в ней угрозу – она решила ею стать. Теперь уже взаправду, выгрызая своё место под солнцем кровью и потом, бесконечными страданиями и муками, но стойким стремлением к цели и непоколебимой верой в себя.

[float=left]https://i.gifer.com/WiL7.gif[/float]— Не вини меня в том, что я стала такой, — осторожно и горько просила она, не смотря ему в глаза, — Я не могу не подвергать сомнению твои слова, в особенности теперь, когда я здесь, в Вестеросе, окружённая народом, который так и не смог увидеть, что я не враг им, — обернувшись, Дени одарила Джона взглядом, полным грусти.

Люди хотят видеть на троне тебя, а не меня... Не думай, что я не заметила этого, — подходя к ванне ближе, она осторожно опустила ладонь в воду, в раздумьях оглаживая гладь пальцами, — А теперь у тебя есть полное право его занять, — взглянув на зеркальную поверхность она плавно развернулась, устремляя свой пронзительный взгляд на Сноу.

Даже если ты не желаешь править — люди всё равно посадят на трон тебя. Они не хотят видеть на нём женщину — дочь Безумного Короля. Совсем другое дело ты... Часть тебя от Таргариена даёт тебе право на престол, но, как ты и сказал – ты – Старк и люди видят в тебе Старка... Они хотели бы видеть королём волка, но... Не дракона, — при этих словах она с горечью опустила взгляд, — Что же прикажешь делать мне? Я проделала такой путь, я стольким пожертвовала не для того, чтобы в один прекрасный день сесть на корабль и отплыть обратно в Эссос. Уверена в лучшем случае они хотели бы для меня именно это.

Дени вздохнула. Бесконечные мысли о своей дальнейшей судьбе угнетали. О них не хотелось думать, но она снова и снова ночами напролёт предавалась страхам и опасеньям, что возможно проделала весь этот путь зря. Она не была такой уверенной, как все привыкли её видеть. Где-то в глубине своей души Дейнерис была всё ещё той маленькой девочкой своего брата, маленькой и загнанной, которая просто хотела однажды вернуться домой. Теперь ей это удалось, но надолго ли? Где гарантия, что после всех войн люди снова не поднимут восстание? Она верила в себя и у неё были те, кто верил в неё, но сможет ли она заставить верить в себя этот чуждый ей народ Вестероса? Сможет ли доказать, что была бы для них лучшим правителем?

Резкий толчок сзади отвлёк её от суетных дум. Дени не успела опомниться, как уже оказалась вплотную к Джону, кожей ощущая его трепет и жажду. Она не понимала, чем вызван сей порыв. Ей и не пришлось — вскоре всё встало на свои места.

Последний раз она слышала высокий валирийский от рабовладельцев в Эссосе. Она помнила, как поразилась тому, что её родной язык знала такая чернь, как эти люди. В Эссосе многие знали валирийский в противовес Вестеросу, который подобную речь не слыхал давно. Поэтому для неё было так удивительно слышать родной язык из уст Джона. Пусть он ещё пока не очень хорошо умел произносить слова, запинаясь на трудных гласных, но вопрос, который он ей задал Дени поняла достаточно ясно. От того не меньшим было её удивление.

Он просил её руки. Просил вполне осознанно, со всей серьёзностью и усердием, на которое только был способен. И Дени так хотелось верить его словам, если бы не вновь возникшие сомнения в истинности его порыва. Он жалел её? Делал одолжение? Почему именно сейчас?

Kessa.

[float=right]https://66.media.tumblr.com/4ff1d40dc46a92f26cf9c44bd754e5eb/tumblr_ovdl11JguH1qgnqg7o2_400.gifv[/float]Она сказала «да». Она доверилась и отдалась мечте. Потому что это Джон. Потому что он – прост, как раскрытая книга. Потому что его чувства никогда не были для неё секретом. Потому что он — первый мужчина, который хотел её просто за то, что она — женщина, а не будущая королева с армией или заморская кобылица, которую каждый жаждал оседлать. Потому что он любил её и любил за то, какой она была. Ему не важны титулы и армия, её богатое на события прошлое и тлетворная родословная. Ему была важна она сама. Вся, нагая, ранимая и беззащитная, полностью обнажённая душой перед ним, отбросившая все маски стойкости и непреклонного величия.

Она смотрела в его глаза и видела точно такого же человека, каким была сама. Такого же напуганного, ранимого и вместе с тем сильного. Они оба прошли через многое. Жизнь была для них кузницей, из которой вышла прочнейшая сталь. И теперь один стальной клинок встретился с другим. Вместе они непобедимы. Сейчас она ощущала это как никогда. Сейчас ей казалось, что она могла всё. И это знание ей подарил взгляд любимого мужчины. Взгляд, который завораживал, не давая отвести своего. Взгляд сизых омутов, прохладной синевы наперекор всей сирени, которой славился их род. Взгляд, который смёл все сомнения и все противоречия, плескавшиеся в пучине её души. Взгляд Джона Сноу — человека, который любил её по-настоящему. Впервые за долгое время.

+1

5

Мы часто склонны анализировать то, что давно прошло. То, что, скорее всего, никогда не повториться. Перемещаясь в памяти, словно по реке времени, туда, где нам было хорошо. И туда, где нас любили. Не позволяйте ожиданиям счастья овладевать вами, подобно навязчивым идеям или вести вас к ненужным страданиям.
Но что прекраснее? Потерять любовь или найти её? Джон знает, что нелеп и наивен во всём, что касается любви. Этот вопрос переполняет и сокрушает его. Найти... или потерять?

Мужчина потерял Игритт и это было, словно в прошлой жизни. Но обрел Дени. Свою Дени.
Сноу окружают люди, переполненные стремлением к любви. Они теряют или находят? Он не может этого сказать. Сироте не дано знать. Сироте не дано познать самую важную любовь - любовь мамы и папы. В этом и есть источник нелепости и горести.
В той пещере Джон прекрасно помнит слова Игритт- "Давай останемся здесь навсегда..". Но он этого не сделал. Это и есть потерянная любовь. Именно поэтому с того дня он не переставал думать: "Где бы они были? Чтобы с ними стало? И она, сияющий блеск его растраченной первой любви, потеряла ли бы она или нашла?" Он этого не знает.
Но зато знает, что встретив Дени в том каменном замке на острове, он забыл про все это. Его перестали мучить эти вопросы. Он отпустил Игритт, чтобы принять в своем сердце королеву с серебряными волосами.
Он внимательно смотрит в глаза обнаженной девушки. По-прежнему крепко прижимая ее к себе. Слегка при этом поглаживая пальцами ее розовые щечки, нежно касаясь ее мягкой кожи.
А затем она произносит - да. "Да" на его вопрос. И за несколько мгновений Джон испытывает целый спектр эмоций. Начиная от невероятной радости, восхищения и простого желания кричать на весь Винтерфелл, до бесконечной грусти и тревоги. Отчего его взгляд увлажняется горькими слезами. Он не знает, что сказать в ответ. Лишь чувствует, что его сердце вот-вот вырвется из груди, а сам он под тяжелые вздохи рухнет на пол, лишенный всяких чувств.

- Я так...так люблю тебя..-обрывисто произносит мужчина, соприкасаясь лбом, краем носа со своей королевой. Пока на его щеках начинают стекать тоненькой струйкой слезы. А сам он часто и горячо дышит почти в губы своей единственной. Чтобы она не заметила, как его лицо приобретает гримасу боли и страдания. Ибо он совсем плохой актер. И не способен скрывать свои эмоции, подобно Сансе.
Поэтому и кидается после в ее плечо, прикрыв глаза. Начиная ласкать губами ее шею. Ее уши. Каждую родинку на ее теле. Глубоко вдыхая запах ее кожи и волос. Стараясь запомнить ее такой навсегда.
-Ты моя королева. Отныне и навсегда.- шепотом дополняет Джон, стараясь сохранить стойкость в голосе.
Потому что он знает, что предает ее сейчас. Предает в тот момент, когда она абсолютно перед ним открыта. И она не должна об этом узнать.
Было бы чудесно любить Дени так, как она хочет, чтобы ее любили. Но это невозможно. Потому что он не мужчина — он трус. Как и все братья Ночного Дозора.

Маленькая девочка получит свой долгожданный трон. И попадет наконец "домой". А ее брак с Джоном снимет все претензии на престол. Узаконивая перед всеми ее статус королевы. Ибо Сноу понял. Понял, что она не должна гибнуть на севере. В этих снегах и морозе. Она не для того прошла весь этот путь с другого конца мира. Даже сейчас она говорила о престоле, а не о самом Джоне. Не о том, что мужчина перестал быть бастардом..а обрел наконец семью. И он это понимает.
Поэтому дарит ей сейчас искру счастья и тепла. Скрывая от нее, что через день все женщины, дети и все те, кто не могут сражаться, покинут Винтерфелл и отправятся в Орлиное Гнездо. Под руководством Сансы и Арьи. Потому что там больше шансов выжить. И Дени на Дрогоне отправиться вместе с ними. Пока Джон с остальными мужами будут якобы сжигать леса, стараясь замедлить Короля Ночи. А позже встретятся вместе со всеми в Гнезде. Но на самом деле он никуда не поедет. Он останется в Винтерфелле до самого конца. И уже не будет никакого спасительного ворона королеве из-за моря.
Мужчина наконец отрывается от девушки и медленно садится в ванну. После нежно за ее хрупкую ручку провожает к себе. В эту теплую, успокаивающую воду. Утопая в объятиях любимой женщины.

+1

6

-Ты моя королева. Отныне и навсегда.— шепотом дополняет Джон и Дени будто током бьет. Ее кожа была теплой, даже горячей. Впервые, когда он прикоснулся к ней, то заволновался, что у нее лихорадка. Но он привык к жару, что исходил от нее, хотя ему это и не нравилось. Он Старк, даже несмотря на то, что в его венах течет совсем другая кровь, а Старки - создания холода, а бурерожденная - дитя пламени, она дракон, нет, мать драконов. Она опасалась  спалить его своим жаром, слишком сложно было ей довериться ему, но она попробует, она не просто его королева, теперь, она его нареченная.
«Драконы не плачут», — мелькнула у нее в голове фраза. Эти слова принадлежали словно другой жизни, маленькой беззащитной девочке Дени, а не Дейнерис Таргариен — будущей королеве Семи Королевств. Она снова смело посмотрела Джону в глаза.
- Ты считаешь, что наш брак возможен лишь для того, чтобы я  вернулась домой? - она не стала скрывать от него свои мысли, хотя и понимала, что прервала столь интимный момент своим вопросом, но она должна была это спросить, должна.
- Кого ты видишь во мне Джон? - спросила королева и отодвинувшись взволновала горячие воды ванны. Вода снова показалась словно подогретая тысячью драконьих пламеней.
Этот жест был намерен, она хотела узнать, является ли Джон Сноу драконом, способен ли он выдержать жар ее гнева, любви и страсти, сможет ли он в полной мере растопить заледеневшее в груди сердце.
Словно вторя ее вопросу где-то за окном Дрогон яростно зарычал, поднимаясь ввысь. Дейнерис коснулась щеки Джона ожидая ответ и слушая песнь своего дракона.
- "Сейчас или никогда" - подумала она.
-То, что мною были рождены три дракона –чудо, насмешка судьбы. Это был главный момент в моей жизни, определивший мою судьбу. Дрогон, Рейгаль и Визерион –величайшее из всех сокровищ мира, а моя глупость погубила двоих из них.  –произнесла она сильно дрожащим голосом. –Это моя вина, что я могу дать тебе Джон?

+1

7

Джон глубоко выдыхает, услышав речь своей королевы. Чувствуя, как прерывается столь интимный момент. И та связь, что была между ними мгновение назад, начинает таять. А затем также обращает внимание, как беловолосая девушка отстраняется в ванне от него. И это заставляет мужчину сделать некоторые выводы.
Но ее вопрос вызывает еще больше размышлений. И Сноу не спешит с ответом. Он филигранно пытается подобрать каждое слово в своем уме, при этом старается смотреть исключительно в глаза королевы. Абсолютно не отвлекаясь на ее обнаженное тело. И дело тут вовсе не в том, что она его не привлекает. Наоборот. Мужчина сейчас ставит страсть разума выше нежели желание плоти.
Губы Джона неожиданно раскрываются, чтобы наконец что-то сказать. Но Хранитель Севера также стремительно осекается, немного поморщив лоб. Как он может сейчас словами выразить всю ту бурю чувств, что царит у него на душе, чтобы сполна ответить на вопрос Дейнерис? Если даже в собственных мыслях его слова не способны отразить его чувства?
Она боится за свое сердце. И мужчина это понимает. И также понимает, что, возможно, она при этом задается вопросом- "он женится на мне, потому что любит, или потому что хочет трон и мир на Севере?". Джон глуп и неопытен в вопросах политики, но старания и уроки Сансы не проходят напрасно.
Мужчина нежно прикасается к руке девушки на своей щеке, и делает движение навстречу южной королеве. Останавливаясь так близко рядом с ней, что уже ощущает жар ее тела. Каждый ее вздох. Буквально чувствует, как вздымается ее грудь всякий раз, когда она вбирает воздух в свои легкие. И чувствует этот неповторимый аромат ее мягкой кожи.

-Ты самый..- немного с хрипотцой наконец начинает Сноу, прикасаясь пальцами к груди Дени в области сердца. - Невероятный человек, которого я встречал. Который смог пробудить драконов. Который покорил Восток и объединил Вестерос. Человек, который поверил незнакомцу с Севера и пришел к нему на помощь. Человек, который сделает все для своего народа. И который верит, что сможет изменить мир. Именно это меня и привлекло в тебе. Но при этом ты совершенно потрясающая девушка. Которая прячет под маской суровой и недоступной королевы свое доброе и хрупкое сердце. Понимая, как легко его могут разбить. Когда сколь угодно малая несправедливость или ложь в мире  бьет в самое твое нутро. Поэтому в тебе я вижу ту, с которой хочу быть рядом. Всегда. И брак именно это в первую очередь сейчас и отражает. Желание сердца.
Джон наклоняется вперед и останавливается перед пухлыми губами Дени.
-Подари мне себя...-почти шепотом закончил мужчина, нежно проведя пальцами по щеке девушки, а затем и вдоль ее губ, словно очерчивая их контур.

+1

8

Да, она видела, что Джон задумчиво нахмурился, видела, что то неуловимо-чудесное мгновение ведшее к единению было нарушено ее вопросом, будто заданным невпопад. Но ей необходимо было знать. Слишком часто ею хотели воспользоваться, преследуя какие-то свои цели. И в какой-то момент Дени решила, что больше не позволит такому случиться, больше не даст забраться ей под кожу, чтобы потом вырвать сердце и растоптать его. Слишком дорого и долго потом выходит  возрождаться из пепла, как в ту ночь, когда она вошла в костёр, в котором пылал Дрого.
Она выстроила вокруг себя высокие стены, не позволяя добраться до раненого сердца, не позволяя воспользоваться своей мягкостью и эмоциональностью в корыстных целях. И после смерти ее кхала больше никто не мог достучаться до самой глубины души.
Но потом появился Джон, раз за разом методично руша все те преграды, которые она выстроила на пути к себе. Он кажется даже не подозревал, что эти стены существовали - так легко Сноу пробрался к ее сердцу. Дени понятия не имела, что ещё сможет кого-то полюбить как своего мужчину. Отдать не только своё тело, но и душу.
И тут появляется Король Севера, такой сначала захватывающе холодный, но с огненной силой внутри. А потом оказывается, что он тоже Таргариен! Наполовину, но все же! Что это, если не какой-то знак судьбы?...
Сейчас Дейенерис смотрела в лицо Сноу и пыталась прочесть в нем ответ на свой вопрос. Она и правда не понимала, что же она могла дать ему такого, кроме своей власти, армии людей и дракона, за что бы он хотел жениться на ней? Сложно было довериться, но Дени так легко сказала ему «да», словно всегда этого ждала. Сложно было принять тот факт, что не ее жаждут видеть на троне и что ей придётся отойти в сторону, встать подле своего короля и быть той, кто просто готов прийти на помощь, взять на себя всего лишь часть бремени власти и предоставить принимать решения ему. После долгого пути, когда Дени приходилось быть сильной, надеяться только на себя, самой решать все возникающие проблемы было очень странно выдохнуть и принять, что рядом есть мужчина, который готов любить ее и разделить какие-то сложности с ней.
Джон наконец начинает говорить, придвинувшись к ней ещё ближе, кладя свою ладонь на ее руку. С каждым его словом она все чаще дышит, не отрывая от него взгляда.  Слегка вздрагивает, когда он касается горячими пальцами ее груди, где гулко стучит сердце. Дени чувствовала, что вокруг воздух стал ещё более горячим и густым, вода могла бы обжечь любого другого человека, но странно - кажется, Джон не замечал ни температуры воды, ни того, что кожа Дени сама словно бы стала ещё горячее.
-Я не могла не прийти к тебе на помощь. Нас не будет, не будет народов, которыми нужно править и не будет королей, которым нужны подданные... Если мы не встанем, объединившись против общей угрозы.. - Дейенерис быстро проговорила, второй ладонью тоже касаясь его щеки. Разве у неё были шансы ему не поверить и не помочь? Это был словно какой-то зов крови.
Его пылкие слова... Королева подумала, что это была речь истинного Таргариена. Дени не знала ещё северный народ, но они были скупы на эмоции и на проявления чувств. Так сложилось. Холод делал их более сдержанными. Джон поначалу показался ей таким же, но под ледяным спокойствием бушевали огненные чувства. И сейчас она снова в этом убедилась. И поверила. Поверила тому, что Сноу ее сейчас не обманывает, не стремится заполучить какую-то выгоду, взяв ее в жены.
-Всего лишь себя? - Дени знала, что уже верит ему, но все-таки не смогла удержаться от вопроса. Ему нужно было так мало, но в то же время так много... И речь шла отнюдь не о Семи королевствах или ее помощи в борьбе с Королем Ночи.
Джон словно бы увидел ее насквозь, сейчас она ощущала себя абсолютно нагой перед ним - и телом, и душой. Его слова попадали точно в сердце.
Сноу провёл пальцами по ее щеке, коснулся губ и ей ничего не оставалось, кроме как поцеловать его, прижавшись к нему и ещё сильнее обжигая жаром своего тела. Не было смысла сопротивляться, потому что она готова была подарить ему себя, как он и хотел. Стать его королевой и пусть пока и осторожничая, но вложить в его ладони своё сердце.
-Shekh ma shieraki anni. - медленно произнесла Дени, на несколько мгновений оторвавшись от его губ, чтобы затем снова поцеловать его. Она не говорила этих слов никому, кроме Дрого. И не думала, что ещё когда-либо кому-то сможет их сказать. Но сейчас ей казалось правильным, сказать это Джону. Сказать это тому, кто был ее мужчиной и тому, кому она дала согласие
стать его супругой и королевой.

+1

9

Он отвечает на ее поцелуй.
Сначала нежно касаясь ее губ, словно не веря в происходящее. Будто все это подобно сну, грезы, что не имеют ничего общего с реальностью. Затем, как будто убедившись короткими прикосновениями, но прикрыв при этом глаза, что да, это все реально, Джон с пылкостью, подобно волку, набрасывается на хрупкую девушку в жарком и страстном поцелуе. Начиная пальцами гулять по всему ее телу. Сначала немного погладив ее щеки, затем мочки ушей, ее хрупкую шею, медленно спускаясь к груди своей королевы. Нежно проведя пальцами контур ее бюста.
Джону не хочется прекращать все это. Ибо в этот...в это мгновение с ней он забывает обо всем. Нет никакой угрозы, нет мертвецов, нет ланнистеров. Есть только они вдвоем.
Это то самое странное чувство, которое заставляет твое сердце биться быстрее, заставляет чувствовать слабость в ногах, а руки покрывает легкой судорогой.
Сноу делает глубокий выдох, чуть отстраняясь назад, прерывая поцелуй. Продолжая оставлять глаза прикрытыми. Мужчина ничего не говорит. Только слегка наклоняет голову вперед, чтобы они соприкасались лбами. Полностью растворяясь в аромате и мягкости кожи Неопалимой. Ведь это все должно продолжаться вечно.
Он понимает, что должен что-то сказать на все ее слова. И даже делает попытку. Но слова утопают в его горячем дыхании.
Джон надеется, что Дени и так все понимает. Понимает, что сейчас у него на сердце. И что все это взаимно.
Наконец мужчина медленно открывает глаза, продолжая поглаживать щеки своей королевы и утопать в ее глазах.
-Я..- тихо, почти шепотом произносит Хранитель Севера. - Я не знаю, что это значит.
Чтобы затем смущенно расплыться в улыбке, неуклюже и как-то по-деревенски потупив свой взгляд куда-то в сторону. Ему не хочется признаваться в своих слабостях. Особенно перед ней. Не хочется признаваться в том, что он еще не до конца выучил ее язык. Ведь ему хочется быть идеальным для нее. Но при этом он так мало знает о ней.
Когда-нибудь надо осознать, что даже между самыми близкими людьми существует бесконечность, и прекрасная жизнь двоих может продолжаться, если они сумеют в любви сохранить дистанцию между собой, которая дает каждому возможность видеть мир другого человека во всей его необъятной полноте.
-Научи меня. - с некоторой паузой продолжает мужчина, внимательно и со всей серьезностью посмотрев в глаза молодой девушки.
Начиная медленно спускаться ладонями по ее щекам к аккуратной шее. Затем грудь, прочертив указательными пальцами ареолы вокруг ее сосков.  Дальше живот и его низ. И наконец ее горячее лоно. Там, в Королевской Гавани, Дени сказала ему, что она никогда не сможет иметь детей. Что ж, в последнее время много всего происходит того, что раньше считалось невозможным. Может пора и это изменить?
Мужчина нежно касается пальцами ее промежности, начиная медленно массировать ее лоно. Чтобы снова наброситься на свою королеву в горячем поцелуе.

+1

10

Дени почувствовала как какой-то неясный трепет прошёл по телу Джона, передаваясь и ей. Он будто не верил тому, что она целует его. Это даже где-то забавляло ее, потому что она видела его таким сдержанным, холодным поначалу. Он был моментами абсолютно суров, казалось, что в нем таится непоколебимая уверенность в себе и в своих силах...
А сейчас он как мальчишка замер на месте, позволяя Дени касаться своих губ, но совершенно робко пока отвечать на ее прикосновения. Но девушка точно знала, что это всего лишь мгновение замешательства, привычное Старкам, но вот-вот прорвётся то самое пламя, которое соединяло и объединяло их вместе, общими узами.
Дейнерис не ошиблась. Несколько поначалу не слишком уверенных прикосновений, как затем Джон смял ее губы в жадном и неистовом поцелуе, ладони уже смело скользили по ее коже, заставляя ее пылать жаром. Пальцы очерчивают ее грудь и от этого по спине Дени рассыпаются миллионы мурашек.
Нет ни Короля Ночи за стеной, ни белых ходоков, ни безумной Серсеи, занимающей не по праву Железный трон... Ничего нет, кроме льда и пламени, схлестнувшихся в одном порыве, влекомых друг к другу вопреки полной противоположности. Не было никаких сомнений, никаких тревог... Дени просто хотелось, чтобы этот поцелуй продолжался до конца самой длинной зимы, а затем и лета, и так до бесконечности..
Но Джон внезапно оторвался от ее губ и только тогда Неопалимая поняла, что даже королевским персонам необходимо дышать. Она жадно вдыхала воздух, пока Сноу прислонился своим лбом к ее, прикрыв глаза. Дени же светло-фиалковым взглядом скользила по каждой черточке лица Короля Севера, мельком думая о том, насколько же удивительна была судьба, которая буквально столкнула их вместе.
Только спустя несколько мгновений Джон медленно открывает глаза, поглаживая мягко ее щеки и Дейнерис все понимает разом, едва заглянув вглубь его души. Ей хотелось надеяться, что она верно расценила глухие удары его сердца, такие же частые, как и у неё. Что это было залогом того, что все его чувства правда и она не зря доверяет ему, будучи перед ним сейчас совершенно беззащитной и открытой. Джон смущенно улыбается, уводя взгляд куда в сторону и Дени хочется рассмеяться, потому что ему так идёт это смущение, которое совершенно не убавляет в нем мужественности. Он говорит, что не понял ее слов, он ещё не знает так хорошо ее язык. Ну что ж... она его научит. Только ее губы приоткрылись для того, чтобы сказать, что со временем он будет понимать больше и что она научит его, как Сноу сам просит ее об этом, серьезно теперь вглядываясь в ее лицо.
Дейнерис помедлила, мягкая улыбка коснулась ее губ, а ладони провели по плечам мужчины.
-Это значит... Ты мое солнце и звезды.. She-kh ma shie-raki an-ni.. Женщина говорит это мужчине, когда признаётся в любви..
Дени на мгновение вспомнилось как она говорила это Дрого. Воспоминание болью отозвалось в груди, воскрешая ту влюблённую в сильного кхала девочку, радовавшуюся скорому появлению их сына на свет, но так жестоко лишенной затем всего. Утешением остались лишь драконы да умение каждый раз восставать из пепла, становясь все сильнее.
Королева сморгнула, словно отгоняя от себя призраки прошлого, возвращаясь снова к тому, кому смогла сказать самые сокровенные слова, равные признанию в любви. Понял ли это Джон? Почувствовал ли насколько для неё это необычно и впервые после всего, что ей пришлось пережить?
Кажется, понял и почувствовал, потому что его ладони скользнули по ее щекам ниже, к груди, от груди к животу и дальше ещё ниже. Неспешно, медленно и аккуратно, пробуждая в ней волну трепета, от которого ее ладони на его плечах слегка дрогнули. Пальцы Сноу коснулись самого сокровенного места, вызывая у девушки невольный вздох, но вряд ли он его услышал, бросаясь снова к ее губам с жадностью. Пыл Дени тут же стал ощутим и по ставшей ещё более горячей воде и по тому с какой готовностью подалась она бёдрами навстречу этому движению ладони Джона. Что-то внутри тянуло ее к нему, звало, прорываясь в каждом вдохе и касании. Ее губы охотно раскрылись навстречу его губам, поощряя его действия, подталкивая к следующим, вдохновляя. Ее пальчики лёгким порханием касались его шеи, плеч, груди, прошлись по рукам и животу до самого низа, поддразнивая и побуждая. Как же давно она не чувствовала ничего подобного к мужчинам! А этот ледяной Король растопил ее сердце, снова разбудил в ней обычную женщину с огненным жаром в груди. Разбудил тело, жадно откликающееся и послушно следующее за каждым касанием Джона..

+1

11

Это невероятное удовольствие.
Жар ее тела, ее касания пальцами, которыми она начинает ласкать возбужденное естество Джона, ее поцелуи - все это было словно не из этого мира. Словно все это только сон. Который незаметно начался с момента встречи южной королевы в тронном зале Драконьего камня. И который продолжается до сих пор.
Мужчина со всей страстью продолжает отвечать на жаркие поцелуи своей королевы, прижимаясь всем телом вплотную к хрупкой девушке. Словно он хочет вот-вот раздавить ее в своих объятиях. Будто они не два разных человека, а одно целое.
Его руки по-прежнему ласкают ее чувственную промежность. Ощущая кончиками пальцев, как с каждым его движением ее жаркое лоно дает ему все больше и больше своих соков. И ему нравится это. Королева действительно его жаждет.
Сноу с усилием прерывает столь страстные поцелуи. Чтобы еще раз просто посмотреть в глаза своей королевы. Да, Дени начала его обучать своему языку...И он за это бесконечно ей благодарен. Но все это не сейчас. Не в данный момент. Он слишком соскучился по ней. Чтобы после слов признания в любви оставаться совершенно спокойным.
Он нежно поглаживает ее щечку, по-прежнему смотря прямо в ее фиалковые глаза. Собирая после за ее ушком длинные серебряные волосы. И просто наслаждается таким фантастическим..сказочным моментом своего счастья. Она самая лучшая женщина, которую он когда-либо встречал.

После нежными поцелуями мужчина начинает спускаться по ее хрупкой шеи к груди. Лаская языком каждым миллиметр ее шелковой, нежной кожи. Руками же начиная массировать набухшую грудь неопалимой. Сначала просто словно прочерчивая пальцами ее контур на теле. А затем уже плавно перейдя к ее твердым соскам, всячески начиная играть с ними. Начиная от простых ласк, и заканчивая легким сжиманием и оттягиванием их на себя. Чередуя все это вместе.
При этом поцелуями уже начиная проходить по ее груди. Но не останавливаясь на этом. Продолжая спускаться языком еще ниже по ее телу. Теперь живот королевы и его низ. И тут Джон специально замедляет темп своих ласк. Он хочет, чтобы девушка была на пике чувств и эмоций с ним. Всегда. Руками же продолжая массировать ее грудь.
Джон без ума от ее вкуса, от ее громких стонов, от ее частого дыхания. И ему ее мало.
Спустившись руками к бедрам девушки, Сноу притягивает ее к себе так, чтобы наконец полностью впиться губами в ее сладкое лоно. О, этот долгожданный момент! Теперь он дает волю своей ненасытности и страсти. Начиная жадно ласкать языком половые губки девушки, внутреннюю сторону бедер..и наконец бусинку ее клитора. Слизывая при этом каждую каплю ее соков. И ему это мало, он хочет гораздо большего и прямо сейчас. Помогая пальцами чуть раздвинуть ее лоно, Джон проникает языком в свою королеву. Сразу же почувствовав, как горячо внутри нее. Как она жаждет его. И в ответ на это он продолжает ласкать ее своим языком. Ее влагалище. Ее клитор. Чувствуя при этом, как его член уже невыносимо хочет в нее. Хочет войти в нее до упора, ощутив, как она встречает и сжимает его внутри себя.
Сегодня и навсегда она только его.

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // фандомные эпизоды » Her dreams come true [got]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно