активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » Stay with me [TWW]


Stay with me [TWW]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Stay with me


Сириус Блэк, Джеймс Поттер // дом Поттеров // 1976 год

http://s9.uploads.ru/qP0CN.jpg

Stay with me until the very end

Тебе даже не нужно ничего говорить. Я достаточно хорошо тебя знаю, Бродяга, чтоб читать между строк и знать, что скрывается за твоим весельем. Эй, брат... я взорву этот мир, если понадобится, только останься со мной.

+1

2

Сириус понимает - это всё.

Он правда сделал это. Собрал свои вещи, самые важные и любимые, взял чемодан, все оставшиеся у него малочисленные сбережения и ушёл. Пересекся с Регулусом, но тот не пытался остановить. Конечно, он попробовал Сириуса отговорить, но не более. А ведь у него в тот момент, когда он обнаружил старшего брата собирающимся, была безграничная власть. В это мгновение он мог стать не просто маминым любимчиком, а её полноправным союзником. Ему даже кричать не нужно было, достаточно позвать Кричера или попросить один из портретов их мерзких родственничков передать сообщение. В следующее мгновение и Вальбурга, и Орион были бы в его комнате. И тогда Сириус отправился бы в Дурмстранг, точно не по своей воле.

Сириусу всегда было интересно, дойдёт ли его мать до такого истеричного состояния, что перейдёт черту? Применит ли она хоть раз против него запретное заклятие. Круциатус или Империо. Вальбурга могла бы причинить ему бесконечную боль или попросту лишить его самосознания. Сириусу не хотелось верить, что это возможно, но... Вальбурга была ненормальной. Убивать сына, конечно, не стала бы, это исключено. Но мучить? В конце концов, именно этим она и занималась все эти годы, пусть и без непростительных заклятий. Были способы и более доступные, но не менее болезненные.

Отец тоже не стал бы с ним нянчиться. Он бы принял сторону Вальбурги и позволил ей разбираться с Сириусом самостоятельно. Они бы больше не давали ему свободу действий, насильно бы отправили в другую страну и школу.

Регулус мог разрушить его жизнь, но он отпустил. Сириус будет ему за это благодарен, даже если никогда не произнесет ничего хорошего вслух. Регулус позволил ему уйти, дал шанс обрести свободу. А ведь это означало, что всё внимание, всё бешенство и одержимость матушки достанется именно ему. Теперь Регулусу придётся за всё отдуваться, а Сириус терпеть свою семью больше не намерен. Он поговорит об этом с братом как только обустроится. В конце концов, Сириус уже показал ему, как можно поступить. Уйти.

Сириус оказался на ночных улицах Лондона без чёткого понимания, что ему делать. Он никогда не думал ни о чём таком, решение уйти из дома было спонтанным. Как обычно поступают подростки в такие моменты? А дети-магглы? Ну, а что насчёт волшебников? Ему не доводилось слышать истории тех, кто решил вдруг уйти от родителей, начать самостоятельную жизнь до совершеннолетия. В волшебном мире это не очень-то принято. Они все держатся своих семей, потому что сообщество закрытое, скрытное. Сириус был уверен, что даже в маггловской одежде, но с этим огромным чемоданом, да ещё и стоя ночью под фонарём, он выделяется. Маггловский мир ему интересен, но на самом деле Сириус ему не принадлежал.

Зато принадлежит волшебному. Денег у Сириуса немного, но всё, что ему приходит на ум - "Ночной рыцарь". Аппарировать Сириус попросту не умеет, метлу с собой не взял - слишком большая. Да даже до Косой Аллеи добраться из этого района проблематично.

Блэк правда намеревается снять номер где-нибудь в "Дырявом котле", но прожить он там сможет всего пару дней. А ведь впереди остаток лета. Джеймс всегда говорил ему, что Сириус может гостить у них на каникулах. Предлагал, ненавязчиво, каждый раз, потому что знал. Знал, что в то время, как у Джеймса лето - это чудесная пора с родителями, путешествиями, отдыхом и семейными ужинами, у Сириуса - постоянная ругань, напряжение, сыплющиеся друг в друга проклятия. За два месяца дома Сириус терял столько сил, что начинать новый учебный год было каждый раз сложно. Невыносимо. Он старался виду не подавать, но был уверен - Джеймс. Всё. Понимает. К счастью, обсуждать Поттер это не стремился, щадил гордость друга, не иначе. За это Сириус ему был тоже благодарен.

Но что ему оставалось делать? Он один в ночном маггловском Лондоне. До Хогвартса ещё очень много недель, а что-то есть и где-то жить надо. Конечно, были парки или, например, вокзалы. Там же можно заночевать, не так ли? Да только лето в Лондоне лишь чуть-чуть лучше весны в Шотландии. О, весной родной Хогвартс мог порадовать крышесносными ветрами, на улице большую часть времени серо, а простудиться можно буквально за пару минут без мантии. Шотландия в принципе не для слабонервных, так считал Сириус. А ожидание весны лишь обманывало всех вокруг, заставляло радоваться каждому лучу солнца, а затем подмораживало, как только наивные студенты выбегали из стен замка на улицу. Так вот лето в Лондоне такое же непредсказуемое и переменчивое. Сегодня тепло, но уже к утру температура может упасть, что тогда Сириусу делать? Спать под дождём до самого Хогвартса? О нет, это не вариант.

Когда перед Сириус останавливается яркий двухэтажный автобус, то называет он определенный адрес. Сириус направляется к Поттерам. Просит плохо слышащего водителя (как этот старик вообще может так резво водить автобус!) остановиться не перед самым домом, чтобы не напугать родителей Джеймса шумом, а неподалеку. Лучше тащить свой чемодан, чем стать причиной новый седых волос на головы у миссис Поттер.

Поездка, мягко говоря, шальная. Автобус несется с огромной скоростью, и это даже хуже, чем лететь на метле, в которую какой-нибудь никчемный слизеринец кинул проклятие. Как и многие в магическом сообществе Блэк знал о "Ночном рыцаре", автобусе, который появляется перед нуждающимися в помощи волшебниками. Однако ездить на нём раньше ему не приходилось - для путешествий был родители и летучий порошок.

Остановившись на лужайке перед домом Поттеров, Сириус расстегнул чемодан и взял положенный сверху осколок зеркала. Второй такой же был у Джеймса.
- Мистер Сохатый, вызывает Бродяга. Слышишь меня? Ты не поверишь, где я нахожусь в данный момент, но если выглянешь в окно, то очень удивишься.

+2

3

Джеймс любил и не любил лето одновременно. С одной стороны это совершенно прекрасная пора, когда не нужно беспокоиться об учёбе (ха! Можно подумать он когда-то действительно о ней беспокоился, он просто по жизни свято верил, что им даже напрягаться не нужно, чтобы раскатать как мякотку авокадо другие факультеты на кубке школы), о бесконечных эссе и можно просто наслаждаться тёплыми летними деньками и временем со своей семьей. С другой стороны друзей ему чертовски не хватало. Хвост был погружен в свои крысиные дела и один Мерлин знает, чем этот грызун занимался летом, сыр небось точил или отдыхал с семьёй, Хвост так-то никогда об этом не распространялся; Муни скорее всего был дома, на письма, конечно, отвечал регулярно, но согласитесь, это далеко не одно и тоже. Ну а больше всего он скучал по Сириусу. Беседы по зеркалу это, конечно, чудесно, но ему чертовски не хватало целого Сириуса живьём, чтоб можно было снова болтать с ним дни напролёт, придумывать всякую хрень за которую его прекрасная Эванс сто процентов их бы чихвостила битый час, но которую они определённо считали бы легендарной.

Бродяга всегда улыбался в разговорах, дурацки шутил, что-то нёс, традиционно делая вид, что ничего такого не происходит. Что его дом это не ненавистная клетка в которой его психованная матушка промывает ему всё лето мозг. Смеялся своим заливистым хохотом, так сильно напоминающим лай, а Джеймс усмехался в ответ, чувствуя, как противно на душе скребут кошки, и сжирая себя изнутри сожалением, что он не может ничего сделать, что при всём своём гениальном, как считал сам Поттер, разуме, он не может найти ни один способ, чтобы вытащить названного брата из той заднице в которой он оказался по праву рождения. Всё что остаётся – ненавязчиво предлагать остаться на лето у них, всё надеясь ,что однажды этот мохнатый упрямец засунет свою гордость куда-то подальше и просто примет приглашение, просто не поедет туда, просто хотя бы раз получит лето на которое он заслуживает и они проведут его вместе. А родители точно не будут против, боги, они Сириуса уже давно считают своим вторым сыном, даже комнату ему отвели, которой он правда не то чтобы пользовался, но хей, она существовала, официально принадлежала ему и давала ему полное право творить с ней всё, что только заблагорассудится. Вслух, конечно, это никто не говорил. Само собой разумелось.

Этой ночью Джеймсу долго не спалось. Странная тревога, словно вот-вот должно что-то случиться, никак не давала ему покоя. Слишком много думал? Слишком давно не получал сов от друзей? Опять нафантазировал, что у Лили появился ухажёр? А черт его знает. Он лежал, бесцельно пялясь в потолок, словно рано или поздно он должен был открыть ему какие-то тайны. Не открывал, но, наконец, удалось ненадолго провалиться в пустоту. Если бы его кто-то спросил, Джеймс едва ли мог бы вообще сказать сколько проспал. Час? Два? Пару минут? Он резко распахнул глаза, черт знает зачем, сразу вскакивая в сидячее положение и сонно повёл взглядом по комнате, пытаясь отыскать источник звука, пока не дошло, что треплется его зеркало связи с Бродягой. Он потёр глаза и подтянул его к себе.

- Что...- прошептал севшим после сна голосом, пока осознавал о чём вообще говорит Сириус, и вдруг дошло. Резко, как удар бладжера по рёбрам. Сириус не просто решил поболтать ночью по зачарованному зеркалу, он был здесь, прямо здесь, в Гордриковой впадине, перед его домом.
Джеймс скатился с кровати, путаясь в одеяле и едва не врезаясь боком в прикроватный столик на своём пути к окну. Блэк и правда был там, посреди ночи вместе с чемоданом, расстёгнутым прямо на лужайке Поттеров и отчего-то посетившая была радость сменилась новой порцией тревоги. Сириус был внезапным человеком, и очень даже склонным к сюрпризам, но даже он едва ли устроил бы полуночный внезапный заход в гости. Джеймс он может быть и не щадил, но к его матери относился более чем бережно.

- Сейчас буду,- коротко отозвался, бросая зеркало на одеяло. Он даже не думал, что именно делает. Просто выскочил из комнаты, прямо так как спал: босой, без футболки, в затёртых едва ли не до дыр любимых домашних штанах. Сонный, взъерошенный, ещё не проснувшийся до конца, но едва ли Поттер вообще когда-либо заботился о презентабельности собственного внешнего вида.

Быстро спустился по лестнице и выскочил на улицу не очень-то заботясь о том, чтобы закрыть за собой дверь. Какая к черту дверь? Сириус, гордый, упрямый Сириус, который предпочитал молча терпеть и торчать всё лето дома с сумасшедшей мамашей, сейчас был у них на лужайке вместе с чемоданом, посреди ночи, и по правде Поттер даже не подозревал в котором часу. На улице было мерзко и сыро, по крайней мере для того, кто выскочил в таком виде, роса на траве неприятно холодила ступни, но всё, что его сейчас заботило это что черт возьми произошло. Что ещё могла выкинуть эта психованная? Что они с ним сделали? Он цел? Он в порядке? Что спрашивать, как спрашивать?

Джеймс не знал, он просто сгрёб друга в объятия не особо заботясь, что тот думает на этот счёт.
- Добро пожаловать домой,- вырвалось как-то само собой, едва слышно.

+2

4

Поттер откликается довольно скоро, и Сириус не знает, что было бы предпочтительнее. Может, лучше бы Джеймса и родителей не было дома? Например, они могли уехать куда-то отдыхать, хотя Пронгс обязательно предупредил бы об этом. Но всё-таки, вдруг. Тогда Сириусу пришлось бы думать о других вариантах, например, всё-таки переночевать в "Дырявом котле" и, может, попробовать уехать в Хогвартс раньше времени. Вряд ли ему разрешили бы, но... Иногда Сириусу казалось, что со всей своей строгостью, Макгонагалл всё-таки на их стороне. Она же знает, что представляют из себя Блэков. Она позволила бы собственному студенту жить с ними?

Скорее всего да. Она же следует правилам. А по правилам, за несовершеннолетнего студента решают его родители. Макги могла бы лишь помахать ему платочком вслед, на проводах в Дурмстранг.

Блэк не знает, почему ему вдруг не хочется видеться с другом. Ему не стыдно. Странная, мерзкая семейка - данность, существующая с самого начала. Сириус их даже уже не стесняется, просто не переваривает. Возможно, ему просто не хочется казаться уязвимым. Сириус, несмотря на всю свою эмоциональность и темпераментность, на самом деле любил свои глубокие чувства и ощущения держать только при себе. Оправдывал это жадностью. Терпеть не мог, когда к нему лезут. Сириус любил сам распоряжаться собой, а, значит, ему решать, когда и кому раскрывать свои мысли.

Сейчас же его вынудили. Показать Джеймсу, что всё-таки дела настолько плохи. Прийти за помощью. Продемонстрировать собственную беспомощность в ситуации, о разрешении которой он мечтал много лет. Но вот он избавился от гнета семьи и что? Что делать-то?

Сириус успевает подумать только об этом, когда в зеркале показывается заспанная морда Джеймса. Он обещает сейчас же прийти, а затем зеркало куда-то летит. Сириус успевает положить собственный осколок в чемодан и закрыть его, не хватало только, чтобы на одежду прыгали какие-нибудь кузнечики.

Джеймс выскакивает босой и в домашней одежде, словно это пожар в доме случился, а не Сириус Блэк появился на его пороге. Поттер оказывается рядом и обнимает. Сириус хочет посмеяться над другом, как вдруг брошенная им явно необдуманная фраза выбивает из лёгки весь воздух.

У Блэков был не такой уж роскошный, а скорее жуткий, наводящий страх, но всё-таки особняк в Лондоне. Несколько этажей, много комнат, обслуживали его домовики, которые лишались головы в старости. Каждое помещение и все здание в целом было защищено заклятиями, наложенными отцом Сириуса, исключительным слабохарактерным параноиком. Ориону стоило посмотреть дальше своего носа и увидеть, что главная опасность живёт под их крышей. Змея по имени Вальбурга, чей яд действовал медленно, но разрушительно. Просачивался под кожу, отравлял кровь. В конце концов яд должен был добраться до сердца и сделать его абсолютно чёрствым, чёрным, словно их фамилия.

Блэкам принадлежал особняк, но дома у Сириуса не было. Он отчётливо понимает это, когда слышит приветствие Джеймса. Сириус делает глубокий вздох, насколько позволяют объятия, и просто... Замирает. Позволяет Джеймсу поддержать его, принимает эту заботу, хотя бы на пару мгновений. Сириус всё ещё не хочет говорить о случившемся, делиться эмоциями. Какие они у него? Да Сириус сейчас и сам не знает. Он, кажется, растерян. И зол на родителей. Расстроен, потому что ему, драккл их подери, пришлось уйти из места, в котором он жил шестнадцать лет. Симпатии к нему Сириус, конечно, не испытывал. Можно сказать, особняк Блэков он ненавидел. Но... Всегда печально осознавать, что люди, давшие ему жизнь, на самом деле не заботились о нём. Вероятно не любили или хотя бы не так, как должны. Сириус чувствовал себя одиноким, несмотря на то, что тут был его лучший друг.

Сириус хмурится, а затем хлопает Джеймса по плечу и всё-таки отстраняется. Натягивает на лицо свою любимую ухмылочку, мол, вот это чудесная встреча, посреди ночи - какими судьбами?
- Эй, Джеймс, дружище, так сильно скучал по мне? - Сириус хочет выставить всё не в серьёзном свете. Хватит ему и того, что Джейс, даже не зная деталей, всё-равно понимает, что именно произошло.

- Я вот решил сменить обстановку на лето, ты не против? Вспомнил предложение погостить у вас, как думаешь, твои родители разрешат?

+2

5

Джеймс не просто хотел утешить его, похлопать по спине, сказать, что всё будет хорошо каким-то чудом. Нет, совсем не то, не подходит, недостаточно. Привык трепаться сколько угодно, испытывать особый триумф от того, что подвешенный язык и природное упрямство способны вывести почти из любых ситуаций. Но сейчас всё иначе. Нет не ревущей толпы, ни отчитывающего преподавателя, ни Эванс с очередными попытками отшить его, есть лишь лучший друг, который выглядит так, что его просто хочется затащить в дом и бдить, чтоб больше никакая мразь не заставила его снова стоять посреди ночи на газоне с такой псевдо весёлой рожей. Физически и морально больно смотреть. Он всей своей сущностью ощущал потребность как-то помочь, не просто убеждать, а в самом деле сделать так, чтобы стало хоть немного лучше, хотя и не представлял, как это осуществить. Он ничего не спрашивал, просто крепко обнимал Сириуса, пока тот сам был не против. Он не из тех, кто позволит себя жалеть или сюсюкаться с собой, как бы паршиво ему не было, да Джеймс и сам бы не посмел. Бродяга сильный, наверное, самый сильный из тех, кого он только знал.

Сириус подкалывает его в своей привычной манере и всё, что сейчас может сделать Джеймс - это собрать свою волю в кулак и выпустить его из объятий, сдавленно посмеиваясь. Со стороны это всё должно быть выглядит эпично, но какая к черту разница? Пусть идут к черту все, кого что-то не устраивает. Подумаешь полураздетый с кем-то посреди ночи обнимается на газоне. Ха, выкусите!

- Конечно, столько дней не видеть твою наглую рожу, прямо истосковался, скажи спасибо, что лобызаться не лезу,- они ведь всегда это делали, верно? Превращали любую дерьмовую ситуацию в шутку, смеялись, дурачились, несли всякое, потому что так было легче. Их вечный побег от всего дерьма, что пытается свалиться им на голову: тяжёлая лето, болезненные отказы, мучительное полнолуние. Усмехаясь проще, верно?

Впрочем, он правда скучал. Дни без Сириуса Блэка априори были обречены быть унылыми и не интересными, так что видеть друга здесь Джеймс был рад, хотя и сожалел, что именно при таких обстоятельствах. Лучше бы визит, или добровольное желание перебраться к ним на совсем. Он был бы даже в большем восторге, чем от почёсывания рогов о дерево (а это прекрасно, он бы поклялся, если бы кто просил), может быть даже большем, чем после победы в кубке школы по квиддичу, а это всегда для него многое значило. И всё же Бродяга значил больше. Всё портили обстоятельства.
Сириус спрашивает так словно может быть ещё какой-то вариант. Да знай Юфимия, что он собирается приехать весь дом на ушах стоял бы за несколько дней и по приезду ждала бы тонна выпечки, хотя нет никакой гарантии, что она не случится завтра, после того как мама всё же обнаружит неожиданного гостя. Да и отец более, чем ясно дал понять, что Сириус всегда будет желанным гостем в их доме. Едва ли время прибытия играет такую уж важную роль.

- Думаю они только немного поворчат, что так долго собирался и они уже заждались,- Джеймс дёргает уголком губ,- уж мама отведёт душу на тебе, будь уверен, ты же знаешь, как она каждый раз радуется.

Он косится на чемодан, всё ещё валяющийся на газоне и кивает в его сторону. Какая мать даст своему ребёнку уйти посреди ночи забрав с собой один несчастный чемодан? Ах, постойте, точно, безумная мамаша Блэк.

- Как на счёт перетащить твоё добро в дом? У тебя есть ещё шанс подрыхнуть или можем закинуть чемодан и пойти ко мне, я почти уверен, что где-то завалялась огромная пачка Берти Ботс, если ты не боишься рисковать,- он зарывается пятернёй в курчавые волосы Блэка и тихо смеётся. Босые ноги мёрзнут на сырой земле, но Джеймс отмахивается от неприятного чувства, потирает ступню о лодыжку, дожидаясь его решения.

+2

6

- Если полезешь, то мне придётся рассказать Эванс, что ты нашёл себе кого-то с более красивой прической, чем у неё, - не то чтобы Сириус соревновался с Лили хоть в чём-то. У них не было классического соперничества, потому что Эванс считала себя слишком серьёзной для того, чтобы опускаться до мародёрского уровня. А ещё Сириус немного терпеть её не мог, так что лучше он нашлёт на неё облако мыльных пузырей и съест её же эссе по зельеварению, чем устроит классическое и очень серьёзное сражение. Сколько бы Джеймс Поттер ни увивался за этой занудой, всё равно победа в этом споре принадлежит мародёрам, а конкретной Сириусу - полнейший триумф. Нет в жизни Сохатого человека ближе, этим стоит гордиться.

И радоваться. Потому что именно эта дружба, это братство даёт Сириусу надежду на то, что ему не придётся провести все месяцы до начала учёбы на улице. С умением обращаться в собаку это не так сложно, пожалуй, но ведь не будет никакого комфорта. А ещё куда-то пришлось бы девать вещи. К счастью, об этом уже можно было не думать.

Джеймс уверяет, что приезд Сириуса не только не станет проблемой, но и, наоборот, обрадует родителей. В сердце Блэка колет, тоскливо скребёт. Родители Джеймса любили его больше родных, но при этом видели его намного меньше. Поттеры знали Сириуса больше по рассказам Джеймса, чем лично. Он не мог приезжать на каникулы, а всё остальное время было занято учёбой. Короткие встречи на Косой Аллее, да на вокзале. Сириусу сложно поверить, что взрослые люди могут испытывать к нему настоящую привязанность. Родители предпочли бы его вовсе не видеть (вот и получите). Учителя считали занозой в заднице, пусть и талантливой. Сириус доставлял слишком много проблем и не стеснялся дерзить, так что удивительно, что чьи-то родители его одобряют. Да ещё и Поттеры!

Но Сириус тоже испытывал к ним подсознательную привязанность. Столько всего знал из рассказов Джеймса, что чувствовал - они прекрасные люди, даже если жить с ними, а не просто видеть несколько минут пару раз в год. Блэки-то со стороны тоже, наверняка, казались интеллигентными, прекрасными, интересными. Не везло тем, кто решал попробовать с ними сблизиться. Больная голова и стресс - это меньшее, что ждёт смельчака. Либо паранойя отца, либо истерия матери сведут с ума каждого.

- Я-то думал устроить ночёвку прямо во дворе, нам же не хватает червей или ещё кого в одежде, - Сириус усмехается и отпихивает Джеймса, который решил растрепать его волосы. Соглашается с предложением пройти в дом. Чего они на улице не видели? Да ещё и Поттер стоит абсолютно босой, вот ведь дурила! Мог бы обуться, Сириус точно никуда не делся бы за пару секунд. В доме Блэк старается вести себя тихо и поражается тому, что существуют дома без десятков защитных заклинаний. Периодически отец менял их, ставил новые чары и вот ты идёшь попить воду на кухню, наступаешь на неудачную ступень и вся лестница пытается зажевать тебе ногу. Или верещит на весь дом. А иногда тело вдруг теряло способность двигаться - приходилось стоять живой статуей до тех пор, пока не проснутся родители или Кричер вдруг не решит смилостивиться. Сириус никогда не бы его любимцем.

У Поттеров же максимум скрипит половица, довольно громко, но ничего магического.
- Скажи честно, Сохатый, это ты выбирал этот жуткий ковёр цвета бедра испуганной нимфы? - спрашивает шёпотом Сириус, когда они проходят мимо гостиной. Не задерживаются и направляются в комнату Джеймса. Её он уже видел благодаря зеркалу, да и отчётливо представлял по описаниям Сохатого. Там Сириус роняет чемодан на пол, виновато шипит из-за шума, а затем смеётся, но негромко. Стаскивает с себя куртку и заваливается на кровать Джеймса.

- Знаешь что меня поражает, господин Сохатый? Ты не поинтересовался у меня, как я сюда добрался. Поверь, это довольно интересная история, - всё-таки путешествие на "Ночном Рыцаре" выпадает не каждому волшебнику, уж точно не каждому подростку их возраста. И если для кого-то это новый, но довольно скучный опыт, то для мародёров - целое приключение. Ремусу с Питером он потом поездку опишет во всех подробностях, да ещё и приукрасит немного. Хотя тогда ему придётся объяснять, зачем он вообще покинул дом... Ладно, с письмом он немного подождёт, а пока у них были более важные дела. - Так где твои Берти Ботс? Ещё посмотрим, кто струсит первым. 

+2

7

- И давно ты меряешься с Лили причёсками? Твои кудри, конечно, бесподобны, но кажется я предпочитаю рыжих, ты уж прости,- Джеймс состраивает скорбный вид,- но ты на всегда в моём сердце, приятель, не переживай,- даже по плечу похлопал для полноты эффекта, не то чтобы на Сириуса сильно производили впечатление его актерские таланты, но оценить друг уж точно мог бы, может быть это могло бы хоть немного скрасить его настроение.

Джеймс очень надеялся, что сердобольная матушка не замучает Сириуса своим вниманием и порой чрезмерной заботой, но прекрасно понимал, что родители мечтали о большой семье, а им вот один Джеймс достался, и хотя не жаловались, всё же не раз вскользь упоминали, что были бы рады если бы его друзья чаще заглядывали. Чёрт, да они даже комнату подготовили, хотя никто ни разу не давал им официальное согласие, но что поделаешь. Поттеры все упрямые, может быть именно поэтому его собственная анимагическая форма, чертов олень. Эх, а ведь он так хотел быть какой-нибудь большой и грозной кошкой, леопардом, например, или тигром, а достались только рога, длинные ноги и оленья грация. А ещё просто невероятная любовь к жвачке и потребность часто таскать её с собой. Чертовы жвачные животные.

- Цвета бедра испуганной нимфы? Что? – переспрашивает Джеймс, не будучи уверенным что ему не послышалось, и оглядывается по сторонам в поисках хоть чего-то, что могло бы подойти под подобное описание. Розовый коврик, валяющийся неподалёку показался единственным возможным подозреваемым.

- Нет, этот миссис Лонгботтом притащила после очередных странствий. Спасибо, что не шляпы, серьёзно, это кошмар,- шепчет в ответ, помогая другу тащить чемодан.- Нимфа, серьёзно? Тебя что оборотень модник покусал?

Что ж, выбор сделан, значит потенциальное место жительство, которое за ним закрепили ещё до его приезда, он сможет и завтра посмотреть. Интересно, не сочтёт ли он их какими-то маньяками узнай об этом?

Джеймс прикрывает за ними двери, чтобы они ненароком не побудили родителей, хотя они оба поразительно крепко спали.

Сириуса приглашать дважды не надо, в его комнате он чувствует себя вполне на своей территории, Джеймс еле успевает зеркало с кровати подхватить до того, как Сириус мог бы приземлиться на него задницей. Успел благо, а то пришлось бы проводить ночь вынимая из чьих-то ягодиц осколки. С магией конечно, было бы проще, но знакомство в стиле «мам, это Сириус, а теперь помоги вытащить из него зеркало» немного сомнительное даже по мародерским меркам.

- Ну, давай, выкладывай, я внимаю! – кивает Джеймс, а сам направляется к шкафу в поисках заветного пакета. И когда Джеймс говорил, что пачка огромная, он ничуть не преувеличил, она была прямо таки выдающейся, самая большая из тех, которые ему только удалось отыскать, ещё и цветастая упаковка обещала новые вкусы, обычно не входящие в маленькие пачки, а значит их обоих могут ожидать те ещё сюрпризы.

Он вытаскивает этот недомешок из ящика и кидает на кровать, да и сам приземляется рядом, совершенно беспардонно перекидывая конечности через друга. Ну а что? Это его кровать, куда сел, туда сел. Устраивается поудобней, прислоняясь спиной к стене.

- Задача проглотить, что бы там не попалось! Кто не сдержится… даже не знаю, есть идеи? Давай, Бродяга, нам нужна твоя гениальность чтобы повысить ставки! – к тому же больше думаешь о спорах, меньше думаешь о мамаше из Ада? Во всяком случае по логике Джеймса Поттера именно так и должно происходить, наверное.

Отредактировано James Potter (2020-04-02 00:14:51)

+1

8

Когда Джеймс спрашивал про цвет бедра испуганной нимфы, Сириус понимает, что звучит и правда довольно бредово. Словно какой-то китаец это название придумал, но на самом деле Блэку просто довелось взять в руки один из маггловских журналов. Его по ошибке подбросили к их защищённому магией дому, а не соседям. Там было про одежду, про моду, в том числе и цвета. Вот Сириус и понабрался. Он просто не мог не захватить этот журнал к себе. Ещё и оставил на видном месте, чтобы матушка поседела сразу, как увидит его. Судьба журнала, кстати, осталась неизвестно. Избавился ли от него Кричер или Вальбурга сожгла самостоятельно. Сириус как-то отвлёкся да позабыл о нём.

Сейчас думать об этом почему-то не смешно. Сириус понял, что буквально каждый конфликт словно вёл их к этому моменту. Они слишком непохожи! Не понимали друг друга! Не принимали. С чужой семьёй у него связи больше, чем с собственной. Сириус был уверен, что Поттерам будет наплевать в кожаной маггловской куртке он или костюме, сшитом прославленным портным Косой Аллеи. Носит ли он цвета Гриффиндора. Общается ли с друзьями, которых они считали недостойными.

Сириус не получал одобрения родственников, да он и не старался. В детстве разве что, хотя его период бунтарства начался довольно рано. Как только Сириус понял, что необязательно быть послушным, чтобы тебя продолжали кормить, тогда он полностью поменял свою жизнь. Не из вредности. А просто не совпадал с Блэками и вдруг прекратил притворяться. Со временем проявлял индивидуальность всё больше.

Не хотел смотреть на всех с презрением. Принижать всех, кто не попал в список двадцати восьми. Считать силу и власть важнее дружбы. Сириус на тот момент только начинал общаться со мародёрами (они ими ещё даже не стали!), но как же быстро он понял - верные товарищи дороже всего. Драгоценнее состояния. Важнее власти. Главное, чтобы друзья под боком, а уж с ними он одержат победу абсолютно надо всем! Обстоятельствами, другой командой, Филчем с его этой глупой кошкой. Невзгодами. А ещё с друзьями важнее всего не триумф. Честно говоря, они довольно часто попадались и отбывали наказания. Но сам процесс - это было незабываемо.

Мародёры были его комфортной средой, его душой. Встретившись с Джеймсом Сириус почувствовал себя на своём месте, хотя и чувствовал тревогу. Всё-таки из дома он уходил впервые. А вдруг за ним кто-то придёт? Что он тогда будет делать? Да нет, вряд ли. Вальбурга не явится за ним. А уж отец тем более. Будут рассчитывать, что Сириус сам приползёт к ним просить прощения через недельку-другую. Но он не доставит родителям такого удовольствия. Это сражение двух упрямств, и Сириус уже достаточно взрослый, чтобы проявлять своё.

Сириус чувствует, что Джеймс лишний раз не позволяет ему думать больше, чем следует. Пропадать в собственных мыслях. Призывает действовать, мыслить, придумывать идею. Сириус стаскивает обувь, чтобы с удобством раскинуться на чужой кровати. Вряд ли кто-то из них сейчас так просто уснёт, слишком много событий для одной ночи. Пара часов пустой болтовни и вот тогда можно попытаться подремать, хотя тогда уже начнётся утро. Неважно. У них же каникулы.

- Кто не сдержится, тот второго сентября без штанов пробежится по внутреннему двору, - и это будет легендарно, немного позорно и очень сильно больно, когда проигравшего поймают. Но таков риск любого соперничества! Всё должно быть честно, без жалости. Как можно более абсурдное задание, чтобы был резон сдерживать порыв выплюнуть драже с ужасным вкусом.

- Доводилось ли тебе когда-нибудь ездить на "Ночном Рыцаре", господин Сохатый? Так вот, скажу я тебе, когда захочешь совершить это прелюбопытнейшее путешествие, предварительно не ешь. Просто на всякий случай, вдруг тебя укачает! Потому что автобус несётся с такой скоростью, что ни одна самая новая метла в мире не сравнится с ним. Тебе дурно, но ты хочешь ехать ещё быстрее! Словно за тобой гонится венгерский хвосторог или твоя собственная мать, которая хочет запихнуть тебя в Дурмстранг, - Сириус говорит восторженно, смеётся даже, словно всё это шутка. Закрывает глаза и трёт ладонью лоб. Голова не болит, но она сейчас кажется такой тяжёлой. Сириус вроде бы и не хочет думать о семье, об уходе из дома, о том, какой будет жизнь дальше, но... Так или иначе мысли есть. Они хаотичные, причиняющие неудобство. Сириус просто не знает, как ему сейчас реагировать на произошедшее.

Покинуть дом - логичный шаг для того, кому в семье тесно, плохо. Для того, кого захотят заставить делать вещи, с которыми категорически не согласен. Логично прекратить всё это, разойтись по разным углам. Даже если речь идёт про семью. Про родную кровь. В этом-то и проблема. Блэки на этой крови слишком зациклены, Сириус так больше не хочет. И в то же время, он не думал, что однажды действительно дойдёт до такого. Словно это точка, а раньше-то были только запятые и многоточия. Сириус возвращался домой, страдал, мучился, мучил других, но...

Сириус Блэк, такой обычно уверенный, яркий, весёлый сумасброд, чувствует себя очень растерянным. Ему остаётся радоваться тому, что в это время он может быть со своим лучшим другом. Джеймс принял его у себя. Поттеры дадут ему крышу над головой. И если повезёт, никто из них не попытается забраться ему в душу.

Сириус роется в пакете с берти боттс, достаёт ярко голубую конфету и кидает её в рот. Тут же весь морщится, но стойки держится и быстро проглатывает, не желая жевать эту пакость до победного.
- Дождевой червь. Гадость.

+1

9

Иногда смотришь на кого-то и думаешь, что же чёрт возьми происходит в его головушке. И хотя Джеймс большую часть времени был в общем-то уверен или хотя бы догадывался, что за мысли и идеи могут посещать Сириуса, иногда тот всё же умудрялся его удивлять. Нет, ну серьёзно, где черт возьми он вообще взял этот цвет? Это что его матушка или запуганные до смерти домовики предложили сменить интерьер мрачного Блэковского дома на что-нибудь в изумительном цвете бедра испуганной нимфы? Неудивительно, что у них дома витают, по словам Сириуса, нотки безумия, если простой розовый умудрились так обозвать, то возможно самое времечко провериться у колдомедиков, а то мало ли, что ещё им взбредёт. Впрочем, за Сириуса, в этом плане, он мог не волноваться, он хоть и с безуминкой, но приятной такой, задорной и дорогой мародёрскому сердцу. Его лучший друг! И да, он этим даже гордиться.

Джеймсу нравилось, что в комнате Сириус, кажется, немного ожил, чувствовал себя свободней чем на газоне, словно пребывание на улице всё ещё было угрозой его присутствия. Нужно признать там Джеймс и сам немного нервничал, опасался, что гордость или упрямство возьмут верх и он резко передумает, но теперь-то куда уж, кто его отпустит? Лето обещает быть легендарным, особенно когда он наконец здесь. И как всегда блещет прекрасными идеями.

- О-о-о,- протянул Джеймс уже представляя реакцию окружающих на это пробежку и по правде даже не был уверен от кого достанется больше, от Лили разъярённой из-за отобранных баллов факультета ещё до того как она успела заработать хоть какие-то или от Макги, которая пусть порой и напоминала заботливую мать за уши таскала больно и совершенно не стеснялась это делать, во всяком случае когда дело касалось них и они слишком уж забывались. Большую часть времени, конечно, хватало и просто её сурового взгляда. Макги умела ну очень осуждающе смотреть, но мародёры всё равно её обожали. Сколько бы не ругалась, но за любого из них она готова была заступиться, это чувствовалось особенно сильно, когда неприятности сулили быть крупными.

- По рукам! Надеюсь, ты готов продемонстрировать свою задницу половину Хогвартса, потому что я сдаваться не собираюсь, даже если придется уничтожить всю эту пачку!

Рассказ оказался действительно впечатляющим. Одни говорили, что «Ночной Рыцарь» подбирает волшебников и волшебниц, оказавшихся в беде, другие утверждали, что просто чертовски быстрый транспорт, способный домчать тебя куда-угодно, но сам он так никогда и не сталкивался с этим чудо-рейсом, а Сириус вон умудрился.

- Ну, хотя бы не хвосторога, которая хотела бы запихнуть тебя в Дурмстранг, с ней-то поспорить было бы проблематично,- он изобразил рукой удар хвоста, но вышло больше похоже то ли на хлыст, то ли на мухобойку. – Слышал, что если плохо держаться, то при остановке можно впечататься в окно или стенку так сильно, что останется отпечаток твой рожи. И как, нигде не оставил свой след по дороге?

А Сириус, тем временем, уже добрался до пакета и выбирал первую жертву их эксперимента. Совершенно без страха и сомнений, вызывая у Джеймса задорную усмешку. По правде, он и не помнил, в какой именно момент началось их дружеское соперничество, просто однажды поспорили и понеслось. Пари становились всё более изощренным, но всегда добродушными и весёлыми и каким бы ни был результат, пускай победа и была ценна, процесс был отнюдь не хуже. Ему нравилась эта дружеская борьба до последнего, их общее упрямство и серьёзный подход, какими бы нелепыми не были очередные сражения. Волшебные шахматы? Серфинг на метле? Бой, кто больше зефира сможет запихнуть в рот или вот как сейчас дуэль с Берти Ботс. Всегда стоит того.

Джеймс тоже поморщился, стоило другу озвучить добытый вкус. Даже звучит мерзко, нужно отдать Бродяги должное, вон, как стойко перенёс первый уровень, даже не оплевал всю его комнату.

- Говорят в каких-то странах их даже едят как деликатес,- внезапно вспомнилось, как однажды рассказывала мамина подруга, вернувшаяся из очередного путешествия. Джеймс подтянул к себе пакет и запустил руку. Опыт подсказывал, что на цвет можно особого внимания не обращать вкусная может оказаться отталкивающий на вид, а очаровательная конфетка способна устроить ту ещё подставу. Наконец, выбор пал на какую-то желтую и он очень надеялся, что его конфетный фаворит будет милостив и не окажется чем-нибудь вроде рвоты или тухлого яйца, потому что он не готов, окей? Но всё равно не проиграет! Он отправил её в рот и расплылся в довольной улыбке.

- Поджаренный маршмеллоу, очень рекомендую,- даже причмокнул довольно, не спеша прощаться так быстро со столь удачным выбором, тут можно и посмаковать и пожевать подольше.

+1

10

- Как бы половина Хогвартса ни ослепла, увидев мою задницу. Я просто обязан спасти всех этих несчастных, - Сириус, как всегда, самодоволен, даже если настроения у него особо нет. Расстроен он или далёк от этого состояния, а любовь у Блэка к себе присутствовала априори. Даже если он делает откровенные глупости и неправильные (это с какой стороны посмотреть) поступки, всё равно продолжает себя ценить. А уж тем более, когда речь заходит о внешности. Сириус избежал участи большинства подростков, считающих себя некрасивыми. Уверенности в себе у Блэка целый сундук в драконьей сокровищнице.

Но игра в «Кому достанется самая отвратительная Берти Боттс» - чистая случайность. Результаты не подтасовать, да и не с лучшим другом это делать. Честное, хоть и сомнительное соревнование. Зато самое то для глубокой ночи. Сириус уверен, что уснуть не сможет. Стыдно ли перед Джеймсом? Что же, у них каникулы - выспятся днём. Да и сам Поттер явно не возражает.

- Ага, конечно, оставил. Приложился лбом и пальцем написал, что Джеймс Поттер - плимпов плавник, - ругательство лёгкой тяжести, но Сириус всё равно гогочет, а потом осекается, шипит и смотрит на дверь. Не хватало только разбудить родителей Джеймса. Пусть хоть кто-то в этом доме выспится, если уж не Бродяга с Сохатым. Но они-то привычные к подобному. Порой их вылазки по ночному замку портили им весь режим. Впрочем, они не были бы Мародёрами, если бы не научились справляться с такой мелочью, как недосып и паршивое состояние по утрам.

- Иногда я думаю, что моя мать - именно что хвосторога, умеющая принимать вид человека, - это довольно приличный способ матушку обхамить. Сириус вообще старался не опускаться до явных оскорблений, грязных и подходящих разве что для «Кабаньей головы» (будто он там хоть раз был), зато иронию в голосе не сдерживал и находил более оригинальные варианты. Вот как сейчас. - Опасные и с удовольствием перекусят человечиной, если будет такая возможность. Ну, точно она! - Сириус едко хмыкает, думая, что это самое точное описание из всех, которое ему доводилось видеть. Оборотни и рядом не стояли. Что авторы книг вообще о них знали, м? А вот с матушкой его, видимо, знакомы были.

- Обязательно, осталось только найти в этом пакете именно маршмеллоу, обойдя рвоту и требуху, и уж тогда точно попробую, - Сириус беззлобно покачивает головой и уже роется рукой в пакете. Достаёт с виду нечто розоватое (плохой знак), кидает в рот и...

- Похоже на траву и... землю. Однажды я погрыз цветы в теплице профессора Спраут, тогда вкус был примерно таким, - Сириус изучает пакет, вчитываясь во все вкусы, что понамешаны тут, и победно вскидывает руку, - Рассада! Ха. А её как деликатес нигде не едят? Где-нибудь на Востоке или в Америке, а?

Сириус дожёвывает конфету. Она не вкусная, но и не мерзкая - бывало хуже. Гораздо, гораздо хуже. Скисшее молоко, например. На фоне этого рассада кажется детской сказкой. Блэк передаёт пакет обратно Джеймсу и выжидает. Сам в это время сползает вниз, чтобы улечься головой на подушку. Хорошо-то как полежать. Жаль, что сна ни в одном глазу, но и просто отдохнуть непросто. Физически Сириус полон сил, он же ничего почти и не делал - вещи только собрал. Но вот морально? Ссора с матерью его вымотала. Вытряхнула душу и вернула на место лишь жалкие ошмётки. Решение уйти из дома было принято на эмоциях и, хотя уже ощущалось правильным, всё равно нервы потрепало. Старая ведьма!

- Сдался ей этот Дурмстранг, - Сириус с удовольствием пнул бы что-нибудь, да только они ж лежат. Можно только Джеймса, но даже и его неудобно. К тому же не хватало, чтобы тот случайно рассыпал драже. Остаётся разве что испепелять злобным взглядом чужой потолок и скалиться.

+1

11

Джеймс вопросительно вздёргивает бровь, глядя на него. Серьёзно? Ослепнет? Да в том, что Сириус считает себя как минимум ярчайшей и прекраснейшей звездой вся Хогвартса Джеймс даже не сомневается, так что лишь откровенно ржёт и легко пинает его ногой, чтоб не зазнавался.

- Да они потом ещё поди будут надеяться на повторение после такого-то! Муни скажет, что мы придурки, а Макги возможно посадит нас под надзор на ближайший месяц и заставит писать «я больше не буду светить телесами в публичных местах».

Это, конечно, не очень-то бы помогло, но эта прекрасная женщина, кажется, уже который год надеется, что однажды всё же сможет сделать из них приличных членов волшебного сообщества.

- О, как это мило, даже расквашивая свою рожу о стекло ты думаешь обо мне,- гогочет в ответ, и нетерпеливо ёрзает, пока Сириус роется рукой в пакете в поисках новой цели. Весь этот эксперимент кажется Джеймсу отличной идеей, и нет, не только из-за спора и возможной награды, результат уже даёт о себе знать помаленьку. Сириус, кажется, и правда расслабляется, смеётся вместе с ним и Джеймсу самому становится немного легче. Это ведь дом, для Сириуса тоже, здесь должно быть так. Здесь можно жрать посреди ночи сомнительные конфеты, смеяться в голос, а потом шикать друг на друга, опасаясь разбудить родителей. Но правда в том, что даже если они разбудят, даже если они устроят здесь чёртов фейерверк, мать с отцом, как только увидят ночного гостя и не подумают браниться. Ну разве что потому что они жуют всякую дрянь вместо того чтобы угостить «такого тощенького» Сириуса коронным материнским жаркое.

Джеймс постукивает кончиком пальца по подбородку, словно обдумывая его слова.

- В этом определённо что-то есть,- наконец, соглашается он,- когда я впервые увидел её на вокзале мне показалось, что она хочет сожрать меня прямо сейчас, серьёзно, я как раз рассматривал какую-то маггловскую приблуду, принесённую будущим первокурсником.

Наконец, выбор сделан и конфетка отправляется Сириусу в рот. И… несмотря на подозрительный цвет, который точно мог бы сулить ему победу (серьёзно, розовый почти всегда дурной знак. Розовыми в пачке бывают самые мерзкие конфетки и его сто процентов фанатично носят только какие-нибудь психопатки, ну, знаете, из тех дамочек, которые всё завешивают портретами кошек и скрывают свою тягу писать кровью своих врагов), драже Сириус всё-таки не выплёвывает, даже вполне спокойно оставляет свой отзыв.

– Это не те, которые потом попытались погрызть тебя в ответ? У вас было явный 1:1.

Джеймс забирает пакет обратно и принимается шарить рукой, выискивая вслепую что-то безопасной формы. Безопасной, ха! Да они все абсолютно одинаковые на ощупь, только цветами и отличаются! Добытая золотистая конфетка навевает не самые приятные ассоциации, и он просто хочет верить, что попадётся что-то не слишком уж мерзкое. Резко выдохнув, как перед нырком, Джеймс закидывает её в рот и…едва ли не стонет довольно.

- Кажется, боги сегодня милостивы ко мне! Тост, я почти чувствую его похрустывание, боже, неужели в этой пачке есть действительно классные штуки! – он кидает Сириус пакет обратно и выжидающе смотрит. - Может поднимем ставки и будем по две?

Зачем этой странной женщине сдался Дурмстранг Джеймс тоже не понимает. Серьёзно? Дурмстранг? Обрядить Сириуса в эту странную униформу, коротко остричь и заставить махать длинной палкой? Он даже покосился на приятеля, пытаясь представить всю эту картину, но прыснул так, что аж подавился остатками драже, громко закашлявшись.

– Да они бы с ума сошли, если бы ты заявился к ним. Их жизнь к такому не готовила, они просто даже не догадываются об этом. Лучше уж Шармбатон, у них хоть юбочки прелестные и шляпки. Ещё слышал, что у них кони пьют только чистейший виски. Как думаешь, а они, когда напьются буянят и выясняют чьи копыта длиннее?

На самом деле абраксы кажутся ему по-настоящему крутыми созданием. Нет, серьёзно, огромная лошадь, хлещущая виски как не в себя! Это же потрясающе, ух он бы прокатился бы на такой штуке. Может во время следующего турнира трёх волшебников попытаться примазаться и уговорить чтоб пустили?

Отредактировано James Potter (2020-07-15 00:36:34)

+1

12

- Думаешь, мне пойдёт юбка? - Сириус не может сдержать смешок, представляя себе картину. Как истинный сын Британии он, конечно, наденет что понадобится. В конце концов, в Шотландии все повально (не совсем) ходят в килтах, а маги так и вовсе в мантиях. Но представляя на себе голубую юбку по колено, какие носят ученицы Шармбатона, становится смешно. - Хорошо, что брюки у них всё-таки тоже есть. Только боюсь, что для моей матушки Шармбатон недостаточно зловещая школа. Вдруг эти французы научат меня ещё больше свободолюбию, чем сейчас?

Представить такое, конечно, сложно. Сириус с самого начала был тем, кто не боится нарушать правила. Сейчас он возвёл своё бесстрашие в абсолют, ну или потерял его во время одной из дуэлей. Отбило вместе с палочкой из рук, как знать. Чему бы могли его научить в Шармбатоне? Разве что он их! Например, как перестать выглядеть такими лощёными. Им не помешает немного хаоса в своих рядах. Только вот Сириус никуда не собирается из Хогвартса. Теперь уже точно, раз он сбежал. Всё зависело лишь от Поттеров-старших. Это Джеймс считает, что они поддержат любые затеи сына и его лучшего друга. Это Джеймс думает, что они примут его настолько, насколько потребуется. Будут содержать какое-то время, пока Сириус не сможет стать самостоятельным и отплатить им. Поттеры были лучшими людьми на свете, но у них могли бы свои причины для отказа. Например, они могут просто не пожелать связываться с Блэками. Неизвестно, как Вальбурга отреагирует на побег старшего сына.

Сириус задумчиво суёт руку в пакет с драже и, мимолётно взглянув на неё, отправляет в рот. Цвет зелёный, неприятный. Похож на сопли.
- Фу, это и есть сопли, - Блэк морщится и щурит глаза, но заставляет себя разжевать, а не выплюнуть этот отврат. Пусть это и драже, но на вкус как нечто склизкое. - Уж лучше лизнуть улитку. Тем более, я это уже делал, - Сириус прокашливается, мысленно хваля себя. Он смог сдержаться, значит, игра ещё не окончена! Гастрономический шок помогает отвлечься от мыслей, в которые Сириуса начала затягивать логичная в его положение растерянность. Уйти из дома - половина дела. Что он намерен делать на самом деле? Являясь человеком, который пока не может о себе позаботиться самостоятельно. Тем, кто зависит от родителей, которые хотя отправить его в Дурмстранг, навязать свои лживые и отвратительные взгляды о чистоте крови и месте тех, кто родился в семьях магглов. Взгляды Блэков хуже берти боттс со вкусом соплей.

- Ну, что, Джеймс, готов к проигрышу? Уже представляешь, как Эванс будет краснеть, завидев тебя бегающего по двору голышом? - типичная для Сириуса самоуверенная бравада. Ему либо повезёт вытащить вкусную драже, либо не повезёт с отвратительной. Но даже если так он намерен выдержать испытание и не спасовать перед мерзким вкусом. Всем планам Блэка приходит конечно, когда он, порывшись в пакете как следует, вытаскивает конфету желтоватого цвет. На это ориентироваться бесполезно. С одинаковым успехом даже под самым неприятным оттенком может оказаться и что-то вкусное, и что-то далекое от съедобного в принципе.

Но Сириус, видимо, сегодня был достаточно раз разбалован судьбой. Потому что стоит раскусить берти боттс, как тут же хочется её выплюнуть. Собственно, Сириус это и делает. Выплёвывает неприятную массу себе в ладонь и закрывает рот свободной рукой, чтобы не кашлять и не ругаться на весь дом. В итоге он начинается смеяться чуть не до слёз в глазах.

- Это была рвота, - поясняет Сириус, когда, наконец-то, обретает возможность говорить. - Всё теперь будет ещё хуже, Джеймс, ведь Лили будет краснеть из-за меня, а не тебя! Ну, как ты к этому относишься? И да уже что-то, куда можно это выкинуть.

+2

13

Джеймс окидывает Сириуса внимательным, оценивающим взглядом с ног до головы. Пойдет ли ему юбка?

- Бродяга, да ты из тех, кто даже в бумажном пакете выглядел бы как звезда бала, ну запомнился бы всем точно, - смеётся он, похлопывая по ноге. Справедливости ради Джеймс уверен, что именно так бы всё и было. Только слепой бы не заметил, что Сириус умеет обратить на себя внимание окружающих, а Джеймс (даже несмотря на все те неловкие погрешности, которые иногда случались и которые друзья списывали на проблемы со зрением, которых между прочим нет) слепым не был.

- Рядом с твоей матушкой ничего в мире не будет достаточно зловещим,- пожимает плечами Джеймс. Нет, серьёзно, они, конечно, не были близко знакомы с Вальбургой, но чем больше он о ней слышал, тем больше убеждался, что родом Блэк заправляет какое-то исчадие ада. Странно, что Сириус вообще заикой не остался живя под одной крышей с этой бесноватой женщиной. Это даже почти срывается с языка, но вовремя прикусывает. Сейчас не время вспоминать ни её, ни крышу над головой. Что-то подсказывало, что Сириуса будет убедить в том, что оставаться с ними совершенно нормально, сложнее чем родителей. Ну, тех вообще убеждать не придётся. Юфимия если бы могла, давно бы оставила его у себя, так что единственное что спасало Сириуса все эти годы, то что закон не очень-то одобряет похищение детей.

Фортуна сегодня явно не на стороне Сириуса, потому что одно драже ужаснее другого, и Джеймс даже сам морщится невольно представляя каким же мерзким могла оказаться любая из них.

- Мерзость какая,- морщится и откровенно ржёт, наблюдая как Сириус едва ли не покатывается по постели в слезах. Пихает его ногой, зажимая собственный рот: не хватало еще родителей перебудить. Масса на ладони выглядит премерзко, серьёзно, после того как эта дрянь у него во рту побывала, любое наказание за проигрыш цветочками будет.  Ну и жижа, фу! Он как истинный друг и спасатель чужих ладошек оперативно роется в тумбочке, пока не находит потрепанный платок.

- Вытри скорее, Мерлин, ну и запах, кошмар, жаль его нельзя просто сжечь,- он лезет к окну, открывает ставни настежь, впуская ночной воздух, чтобы не было так паршиво и снова смеётся, глядя на Сириуса,- да от тебя вся школа краснеть будет, так что я так и быть смирюсь,- заваливается рядом и зарывается рукой в чужие кудри, взъерошивая,- а потом мы еще и от Макги получим. Вот уж кто точно краснеть не станет! Она вообще когда-то это делает? Даже не знаю, она так сурова или просто в своей юности творила нечто такое, что наши шалости её в краску уже давно не вгоняют?

Ну а что, Макги вполне может неожиданно оказаться той еще оторвой и любительницей бурных вечеринок, проказ и мало ли чего еще, иначе как она до сих пор не выгнала их? Может каждый раз, пока никто не видит, она тихонько фыркает и цедит сквозь зубы насмешливое "Дилетанты".

Джеймс усмехается Сириусу, рассматривая его во мраке. Взъерошенный, весёлый, привычный. По крайней мере он смеётся, до слез, как всегда, и от этого на душе становится как-то легче. Если они всё ещё способны смеяться над всякими глупостями, дурачиться и улыбаться, значит всё не так погано, верно? Джеймс надеется, что да. Он совсем не силён в утешениях, но в одном уверен точно. Если ему придется устроить тысячу и одно испытание для них двоих чтобы отвлечь Сириуса от дурных мыслей, то именно это он и сделает. Всё, что угодно.

Кажется, они болтали до самого утра, ни о чем и обо всём сразу, перескакивая с темы на темы, валяясь на его постели, глазея в светлый потолок. Джеймс всё думал, что как только можно будет колдовать вне школы он обязательно зачарует его.
А утром на столе ждала огромная стопка оладьев. Конечно, им ещё предстоит поговорить, но Джеймс нисколько не сомневался, что оладное «добро пожаловать» с тремя видами сиропа – это определённо хороший знак.

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » Stay with me [TWW]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно