активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » Death has many faces [GoT]


Death has many faces [GoT]

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Death has many faces


Джон Сноу, Арья Старк//Винтерфелл//после приезда Джона и Дейенерис

http://s8.uploads.ru/6aw19.jpg

Днём так и не удалось толком поговорить. Всегда есть дела важнее, и она это принимала как должное, пока не услышала кое-что необычное даже по меркам той, кто провел столько времени в храме Безликих. Похоже, настало время всё же пообщаться со старшим братом.

+1

2

Ему всегда нравился Винтерфелл. Это смешение стилей, эти толстые стены, эта недостроенная Первая Твердыня..и эти горячие источники. Да, Джон уже успел побывать во многих замках. Некоторые были просто грандиозными по масштабу, некоторые были так сильно укрепленными, будто на протяжении всей своей истории держали оборону от невидимого врага. Но только в Винтерфелле Джон чувствовал себя по-настоящему в безопасности. Лучше дома места нет, да?
Подготовка к приходу армии мертвых идет полным ходом.  В замок постоянно стекаются люди, беря с собой самое ценное, что у них есть- свою семью. И, конечно, непрекращающейся струей в главный замок Севера плывут повозки. С оружием, едой, вещами..Но даже этого мало для защиты от ходоков. И Джон это прекрасно понимает, как никто другой. И все же он позволяет себе расслабиться. Пускай ненадолго. Но все же успокоить свои мысли. Унять волнение  и тревогу в своем сердце. И просто полу-лечь на постель. Медленно расплываясь в улыбке. Ведь он снова дома. Вместе с женщиной, что так сильно любит. В окружении своей семьи. Тех, кого он считал, что давно уже потерял. Арьи..и Брана. Мысли о том, что они живы, что они снова рядом..что Старки снова вместе, греют Джона яростнее самых сильных горячих источников и жарче любой сколь угодно толстой шкуры. Он так многого хочет узнать у них. Что они делали все это время? Где они были? Почему сразу не отправились в Черный Замок, когда Джон был еще Лордом Командующим?
Человек так уж устроен, что и на счастье-то как будто неохотно и недоверчиво смотрит, так что и счастье ему надо навязывать.

Слишком много вопросов. И так мало ответов.
Но знаете...Сноу и этого уже достаточно. Опять же, главное, что все живы и они снова вместе.
Мужчина делает глубокий, расслабленный выдох. Чувствуя, как тело, будто желе, устало растекается по мягкой кровати. Проваливая сознание Джона в приятные сны.
Он снова видит своего отца, Эддарда Старка. Видит его меч, Лед. Слышит голос Робба...и, конечно, чувствует на себе тяжелый и суровый взгляд Кейтлин Старк. Будто ничего не происходило вовсе. Что всех тех страшных событий и того ужаса- не было. Что все только причудилось уставшему сознанию Джона после утомительной охоты.
Нам неведомо, что сулит будущее, иначе мы не расставались бы так беззаботно со своим прошлым.
Но затем происходит яркая, почти слепящая вспышка. Винтерфелл в мгновение ока исчезает. Он снова видит Стену. Видит, как она медленно тает, но при этом продолжает переливаться в лучах солнца. А затем наступает невероятная и полностью слепящая вьюга. И Джон держит в руках горящий меч. Зная, что в той слепящей пелене вокруг него, его ждет первый и последний враг.
А затем он резко просыпается, делая при этом несколько судорожных движений ногами и руками. Будто еще продолжает невидимый бой на мечах со своим соперником.

Ему слишком часто уже снится один и тот же сон. И иногда мужчине кажется, что таким образом его зовут к себе умершие близкие. Выражая при этом недовольство. Ведь он вернулся..оттуда, а они- нет.
Почему боимся умирать? Не боимся, а не можем умереть. Вот что главное. Не можем умереть спокойно. Иногда озлобление умирающего на живущих не потому, что они остаются жить, а потому что своим равнодушием они не дают ему умереть. И ему нечего оставлять кроме равнодушия, отчаяния...
Быстро покачав головой, будто пытаясь так прогнать дурные мысли, Джон устремляет свой взгляд на камин. Ища спасение и источник своего внутреннего спокойствия в игре языков пламени. И только спустя пару мгновений осознает, что, оказывается, все это время кто-то стучал в дверь его покоев. А он это даже не сразу и понял.

Быстро вскочив, но перебираясь в развалку и шатаясь от еще не сдавшегося сонного хмеля, Сноу поторопился скорее открыть дверь, понимая, что и так уже долго заставляет ждать своего гостя.
А это, оказывается, была его сестра. Арья. И лицо Джона в один момент переменилось от напускной серьезности и суровости в источник радости и веселья. И спустя еще мгновение он уже обнимал свою сестру. Желая скорее услышать причину ее визита и просто поговорить с ней.

Отредактировано Jon Snow (2019-10-17 00:48:47)

+2

3

Когда-то они были по-настоящему близки. Арья помнит то время, когда часами вертелась неподалёку от братьев, чтобы просто понаблюдать, как они тренируются, попытаться уговорить научить чему-то или хотя бы взять с собой в лес. Робб смеялся и запускал ладонь в её растрёпанные волосы, Бран кривлялся, а она возмущённо пыхтела, отпихивая чужую руку. Как же всего этого не хватает теперь. Внутри что-то болезненно ноет, каждый раз, когда она проходит через тренировочную площадку, невольно надеясь, что оглянётся и вновь увидит их всех. Но позади лишь солдаты, устраивающие спарринги, или ещё кто решающий помериться силой или дополнительно потренироваться. Разносится свист стрел, но это уже не Робб, учащий Брана стрелять, и не Теон с его причудливым оперением. Она прикрывает глаза на миг, и сжимает пальцы в кулак. То время ушло, уже ничего не вернуть. Прежних их не вернуть. Остались лишь воспоминания, за которые она цепляется, боясь, что однажды не сможет и вспомнить, как выглядят родные лица.

Но пока что она всё ещё помнит.. Помнит, как подолгу разговаривали с Джоном, и он был тем редким человеком, который действительно полностью её понимал, знал, что оружие и сражения для неё не игрушка, что это то чего она хочет, что ей жизненно необходимо. Его бесценный подарок всё ещё у неё на поясе, и пальцы почти нежно касаются рукояти. Её верная Игла, столько раз спасавшая её жизнь, теряющаяся и вновь возвращающаяся к ней.

Годы прошли, многое изменилось, они в том числе. У Джона больше нет столько времени чтобы возиться с младшей сестрой, как раньше. Даже сегодня, когда им, наконец, выпал шанс поговорить, завершить беседу так и не удалось. Черные крылья- черные вести? Кажется, так порой повторяла матушка. Этот раз исключением не стал. Вести от дозорных вызывали серьёзные опасения. Стоит ли удивляться, что беседа сразу сошла на нет? Едва ли… Ему ведь нужно отдать распоряжения, поделиться сведениями, выполнять свои обязанности и в такие моменты, к сожалению, семья вынуждено отходит на второй план. Да и она уже не маленькая девочка, чтоб жаловаться, что ей не доуделяли внимание. Принимает, как должное, кивает и уходит, надеясь поймать его позже. Может быть вечером, может быть завтра, может быть... Только бы у них хватило на это времени, кто знает, сколько у них осталось. Зима близко, зима несётся в их сторону, и одному Богу известно, что она принесёт с собой. 

Арья бродит по Винтерфеллу, привычно прислушиваясь к чужим разговорам. Не так давно прибыли одичалые и дозор. Пьют, болтают, прилив новой информации, как глоток свежего воздуха. Многие говорят о Джоне. Она улыбается, тихо ступая по свежевыпавшему снегу. Как же вырос её братец. Все они такие разные, годами враждующие друг с другом, и всё равно объединились, чтобы пойти за ним. Приятное тепло расползается в груди вместе с гордостью.

-… нож в сердце получил, а на утро встал, как ни в чем не бывало, точно тебе говорю, видел я его труп,- Арья насторожено замирает. Не первый раз. Рассказывают по-разному, то одни подробности, то другие, кто-то вообще говорит, что волком обращался. Слухов много, но суть всегда одна и от этой мысли мерзкий холодок ползёт по позвоночнику.
Знает ли Санса об этом что-нибудь? Или Бран? Могли бы, последний уж точно, но она качает головой. Не стоит это спрашивать за его спиной. Так нельзя.

Вечером она решает прийти к нему. Стоит на пороге, долго стуча в дверь, пока, наконец, та не открывается. Джон сонный совсем, взъерошенный. Его примятые с одной стороны волосы и следы на лице вызывают у неё тихий смешок. Прижимается, обнимая его в ответ, крепко, как раньше. Уютно и тепло. Без всей этой серьёзности и официального тона. Не король Севера, не хранитель, не командующий или ещё кто-то там, кем он успел побывать за долгие годы. Просто Джон, её Джон.

- Не занят? – учитывая его видок, очень сомнительно, но всё же считает нужным спросить, впрочем, всё равно входя внутрь. Она приземляется на край кровати, не дожидаясь приглашения. – Мы толком не смогли поговорить. Я слышала… - запинается, не будучи уверена как именно это спросить. Вопрос «не умирал ли ты часом?» даже после всего, что ей доводилось видеть, звучит немного. Безумно? – Всякое, ну и болтливы же твои люди.

+2

4

Время идет медленно, когда за ним следишь… оно чувствует слежку. Но оно пользуется нашей рассеянностью. Возможно даже, что существует два времени: то, за которым следим, и то, которое нас преобразует.
Мужчина лишь молча наблюдает, как его сестра быстрым движением занимает край кровати и что-то начинает уже говорить.  При этом Джон, совершенно не скрывая это, искренне рад происходящему. Отчего его лицо расплывается в широкой улыбки. И он просто смотрит на Арью. Ибо все как раньше. Словно не было того отъезда в Черный Замок, он не становился братом Ночного Дозора. Будто все случившееся лишь  сон. Блажь, которую мы часто видим перед тем, как уснуть.
Иногда бывают моменты...Действительно сильные моменты, которые пронизаны незримой эмоциональной нитью с чем-то потаенным, глубоким внутри нас. С тем, что задевают тонкие струны нашей души, и мы уходим в ностальгию. Тягу сердца, что намного сильнее, чем сами воспоминания. И мы даем волю своей фантазии. Чтобы вернутся снова туда, где нас всегда любят и ждут. Туда, что сейчас окружает Джона.

Он молча садится напротив Арьи. Прекрасно понимая, что совсем уж невежливо, если пропустит всю ее речь. Поэтому, наконец собирается с мыслями, превращая все свое внимание в слух. И то, что он услышал, возвращает Сноу в реальность из мира грез. Снова набрасывая на его уставшее лицо гримасу боли и печали.
Джон совершенно точно не понимает, что сейчас имеет в виду девушка.
Всякое болтали?!- мысленно переспрашивает себя Хранитель Севера. Пытаясь тут же подобрать все возможные варианты на такое заявление, чтобы уже быть готовым и знать, что ответить.  Но он искренне не понимает, что Арья имеет в виду. Тут может быть вопрос и про Дени, и про Ночной Дозор, и про ходоков, и про Битву Бастардов...да про что угодно! Хотя, есть кое-что. О чем Джон подумал практически сразу. То, что как-то уже пытался сказать Сир Давос при первой встрече с Дени, говоря ей про Джона. И именно это Джон не хочет раскрывать своей сестре. Это слишком..слишком личное. Если в таком случае вообще применимо такое словосочетание. И уж тем более, ему бы не хотелось об этом рассказывать. Ведь сразу возникнет у каждого человека простой, но логичный вопрос- А что там? В конце?

И правда в том, что там ничего нет. Абсолютно ничего.  Смысл не прилагается к жизни. Нет иной системы, кроме той, которую мы придумываем сами, когда слишком много думаем об этом. Нет иного смысла, кроме придуманного. Не Бог убивает детей. Не судьба рубит их на куски. Не рок скармливает собакам. Это мы. Только мы.
Джон устало выдыхает, начиная медленно расхаживать в разные стороны. Задумчиво поглядывая то на свою сестру, то на горизонт, что за окном.
-Ты про что? - наконец отвечает Сноу, пытаясь сделать вид, что совершенно не понимает о чем она. А затем дополняет - Ты про Короля Ночи и мертвецов?
Он старательно избегает темы про Черный замок и про то, как он покинул пост Лорда Командующего. Надеясь, что Арья все же не спросит того, что он так боится услышать. Того, во что он сам до сих пор не верит.

+2

5

Джон вроде бы и рад видеть её, улыбается, почти так же как раньше, и на душе невольно становится тепло, и всё же… он словно не слышит её по началу, погружен в какие-то свои раздумья, это не укрывается от внимательных глаз. Догадывается ли зачем пришла? Признается ли сам или предпочтёт сделать вид, что никогда ничего подобного не знал обо всех этих слухах. Только вот не мог не знать, что-то должно было доходить. Солдаты щедры на байки, одичалые и того щедрее, а Арья всегда любила слушать, собирать информацию по крупицам, собирая в единую истину, скрытую от чужих глаз. Уже привычно, знакомо.

Джон, наконец, замечает её, слышит вопрос и как-то разом грустнеет, стоит ей зацепить столь щекотливую тему. Встаёт и расхаживает по комнате туда-сюда, время от времени поглядывая в её сторону, она лишь наблюдает, давая брату самому сделать первый шаг. Они ведь всегда были близки, не стал же бы врать, верно? Не стал бы? Джон похоже и правда не понимает, о чем речь, или лишь старается себя в этом убедить, потому что есть то, о чем ему бы совсем не хотелось бы вспоминать. Едва ли есть хоть один шанс, что командующий не знает, о чём болтают его люди. Незнание бывает опасно, ему стоило бы быть более осторожным и осмотрительным.

- Ты ведь знаешь, о чем я, правда ведь? – грустно усмехается, откидываясь на чужой постели и задумчиво смотрит в потолок. Старый, местами слегка потрескавшийся, но надежный, как и весь Винтерфелл, их дом. Медлит, давая ему шанс самому догадаться, прежде чем едва слышно добавить,- ходят слухи, словно ты восстал из мёртвых, - приподнимается, чтобы снова видеть его лицо, смотрит внимательно, прямо в глаза.

- Я встречала одного жреца, когда была у Братства без знамён… Его звали,- хмурится на мгновение, вспоминая. Сколько лет она шептала его имя, а сейчас словно ускользнуло из головы. Может быть потому что Он вернулся, жив и здоров, а значит и для старого жреца нет причин оставаться в её списке, там всё меньше имён, может быть не так уж и плохо, что кто-то из них заслужил прощение.

- Торос. Торос из Мира. Он умел возвращать людей обратно, я видела, как он вернул Берика Дондарриона в шестой раз. Он точно умер, но та странная молитва помогла.

Арья помнит, как спрашивала тогда можно ли вернуть того, кого обезглавили. Не шесть раз, всего лишь один, но старик лишь понимающе посмотрел. Конечно, нельзя. Она знала ответ, но часть её так надеялась услышать что-то другое, узнать, что есть в мире какое-то чувство способное вернуть ей отца, вернуть их семью. Только вот Старки исчезали один за другим, умирали и надежда уступила место злости и принятию. Их уже не вернуть, остаётся только смириться и жить с этим.

- Когда-то у нас не было секретов друг от друга, а, Джон? – в её тоне нет ни упрёка, ни сомнения, лишь тихая просьба быть честным,- расскажешь, что произошло? Тебя тоже… вернули?

+2

6

Услышав ответ Арьи, Джон замирает, понимая, что все то, что он так старался избежать, настигло его в этот самый момент. В эту самую минуту. Мужчина переводит на девушку взгляд, наполненный грустью и тоской, который подобен взгляду одинокого побитого щенка, который хочет, чтобы скорее это все прекратилось. Но Арья как всегда права. Он не будет ничего скрывать от нее. Не будет лгать, умалчивать или пытаться что-то утаить. И именно поэтому Джону сейчас так тяжело на душе. Ведь у него нет ответов на все эти вопросы. Что, да как и почему. Он не знает. Он ничего не знает. Хранитель Севера угрюмо отворачивается от взора Арьи, устремив свой взгляд на огонь в камине. Пытаясь собрать мысли в общий пучок, облепить его плотью слов и наполнить его сосудами предложений. При этом, давая жестом девушке понять, чтобы она дала ему пару мгновений на подготовку.
Другое дело Торос ..."Торос"- внутренне для себя сейчас повторяет Джон, вспоминая будто через пелену времени и пыли, этого человека. Неужели Арья не знает?

-Торос из Мира погиб, выйдя за пределы Восточного Дозора на Север. Его...разодрал вихт-медведь.- на выдохе, жестко и четко начинает Джон, будто снова одев на себя доспехи и роль Лорда Командующего Черным Замком. А затем быстрым движением начинает расхаживать из стороны в сторону, поглядывая то на Арью, то на заснеженный горизонт за окном...а затем и снова на огонь.
-Лорд Командующий Черным Замком Джон Сноу был зарезан ударами кинжалов в сердце братьями Ночного Дозора посреди ночи, пропустив накануне Вольный Народ на юг за Стену. -продолжает Джон, переведя взгляд снова на свою сестру. А затем еще один глубокий вдох. Кратковременный взгляд в пол. И дальше продолжение. - И был...возвращен Красной Жрицей, Мелисандрой. На следующий день. Я не восстал из мертвых. Я не какой-то там бог. И я не видел его. Там...Да там вообще ничего нет. Просто тьма и пустота. Ничего более. Нет ни боли, ни радости, ни страдания, ни удовольствия. Всего лишь пустота. В которую ты обычно проваливаешься, лежа на теплой постели, невероятно измотав себя перед этим. Яркая и лишенная всякого смысла пустота без сновидений.

Почти с иронией подытоживает Сноу, подмечая, что сейчас особенно рядом не хватает мастера сладких речей и сложных эпитетов, Тириона Ланнистера. Давая себе также несколько мгновений, чтобы просто перевести дух.
-Воскресил ли меня ритуал жрицы? Я не знаю. Кто меня вернул? Я не знаю. Зачем? Тем более. Мне хочется верить, надеяться, что я здесь, чтобы закончить все это.- Джон кивком показывает на снежную бурю за окном.
-Но знаешь..-немного помедлив, почти шепотом продолжил мужчина, подойдя к своей сестре и сев перед ней на одно колено. Чтобы иметь возможность смотреть ей прямо в глаза. Не отвлекаясь ни на что.

Смысл связан с концом. И если бы не было конца, то есть если бы в нашем мире была дурная бесконечность жизни, то смысла в жизни не было бы. Смысл лежит за пределами этого замкнутого мира, и обретение смысла предполагает конец в этом мире.
Сейчас Джон был напряжен, как никогда. А застрявший "комок" в горле так и мешал ему продолжить говорить. Отчего мужчина пока только неуверенно шевелил губами, всячески их облизывая своим языком. Ибо все, что он сказал до этого момента, он уже говорил. Кому-то. Когда-то. В той или иной мере. Но то, что он скажет сейчас, он не говорил еще никому. И, откровенно говоря, его самого пугают следующие мысли.
-Знаешь, я не уверен, что я это я. -беспристрастно наконец выжал из себя мужчина, не сводя взгляд, внимательно устремившись глазами на свою сестру. -Я не уверен, что то, что вернулось от "туда", Джон Сноу в полном объеме. Порой мне кажется, что я просто кто-то, кто помнит воспоминания твоего брата. И то не в полном объеме. Словно Сноу так и остался лежать на грязной земле в ту роковую ночь. А я лишь тот, кто пытается изображать роль твоего Джона. От этого мне самому не по себе. И порой, я подолгу не могу уснуть...боясь...что снова окажусь в той пустоте, а все это всего лишь окажется грезой. О весне.

Все. Он наконец закончил. Морально и мысленно он уже готов к следующей реакции Арьи. Уже прокручивая у себя в голове, как та ругается..спорит, кричит, задает вопросы или молчит. И в любом из вариантов он ее понимает. Поэтому его лицо и выражает спокойствие, почти граничащее с холодными безразличием.

+2

7

Джон смотрит, как побитая собака, и этого взгляда более, чем достаточно чтобы понять, что слухи не врали. Что это именно то, что он боялся услышать больше всего, тема, которую так старательно избегал. Неужели он правда надеялся это скрыть? Люди никогда не умели держать язык за зубами, особенно когда дело касалось чего-то, что настолько их будоражит. Он отводит взгляд, словно это могло бы что-то изменить, или просто пытается собраться с мыслями, найти подходящие слова. Только ведь она уже давно не ребёнок, не нужно ничего подбирать. Её не интересуют таинства мироздания, или то, что находится по ту сторону. Да плевать, что там! Рано или поздно все они узнают. Бог смерти никого не щадит, ни детей, ни стариков. Смерть всегда приходит, неважно когда. Через день, два, месяц, несколько лет. Главное, не сегодня. Всё, что на самом деле интересует её – правда. Собирает её по крупицам, как кусочки очень сложной головоломки. По слухам, по выражению его лица, по хмурящимся бровям. А ведь раньше, он мог просто всё ей рассказать, может быть подбирая слова помягче, но ведь мог бы! Только вот братец вырос. Больше нет времени на игр, есть груз ответственности, множество жизней, за которые он в ответе, и, конечно, драконья королева, на которую он смотрит так, словно это главное сокровище в мире.

Арья не торопит его, снова откидывается на постели, задумчиво глядя в потолок, давая ему возможность подумать и решить, что сказать. Наконец, решение принято, и Джон нарушает тишину, чеканя каждое слово. Тороса из мира больше нет. Этого странного чудаковатого жреца, таскающегося со своим богом. Столько лет воскрешал его спутника, а когда костлявая пришла за ним, ничего не смог сделать? Как же иронично. Арья приподнимается и садится, внимательно следя взглядом за вышагивающим по комнате Джоном. Она уже знала, что тот скажет, но едва ли могла предположить, что ощутит в этот момент. Сожаление, грусть, гнев. Пронзает её насквозь, заставляя сжать руки в кулаки и нахмуриться. Её брат, тот, кто всегда понимал её и кого она так сильно боготворила в детстве в некоторых вещах так и не поменялся. Делал так как считал нужным. Она видела одичалых. Странные, диковатые, с манерами от которых приличных вестероских дамочек хватил бы удар, но неплохие ребята. Помогли вернуть Винтерфелл, сражались за него, отдавали за него свои жизни. Они не заслужили смерти за холодными стенами лишь за то, кто они такие, и они доказали свою преданность. А ночной дозор, этакое святое воинство о котором слагали истории, как о защитниках живых, верных, полных чести и отваги воинах, закололи собственного брата в своих стенах. Нет, она не питала иллюзий на счет них всех, успела оценить, что за люди могут попасть среди рекрутов, после того как сама провела столько времени в их компании, и всё же… Мерзко. И его спасла красная жрица. Знала она одну красную жрицу, сколько раз вспоминала её перед сном, обещая однажды отомстить за то что та отняла у неё Джендри. Только вот он вернулся… Жив, здоров. Джон продолжал, и кажется, успел за эту беседу сказать ей больше чем за всё время что они виделись в Винтерфелле. Арья не перебивала, только наблюдала и слушала, комкая пальцами чужую простынь.

Он подходит ближе и опускается на колено, внимательно глядя ей в глаза. Что-то тревожит его, даже навыки безликих тут не нужны, чтобы понять. Морщинка залегла между густых бровей, губы едва заметно шевелятся, словно он всё пытается выдавить из себя слова, а те застревают в глотке, не желая быть озвученными. Она ждёт, так же внимательно глядя на него. Его слова могли бы напугать, кого-то они могли бы заставить отшатнуться, но только не её. Она правда понимала. Слишком хорошо знала это чувство неуверенности, прочувствовала его сполна на собственной шкуре и всё ещё не могла точно сказать, не вернётся ли оно.

- Иногда я не уверена правда ли я это… я. Просыпаясь посреди ночи, касаясь собственного лица, я задаюсь вопросом точно ли это всё ещё Арья Старк, или её больше нет, умерла, когда погасла свеча и кое-кто другой занял её место, носит её лицо и играет эту роль настолько хорошо, что сам верит, что это правда,- она впервые произносит это вслух, только сейчас осознавая, как же сильно это пугало её на самом деле. Куда сильнее, чем ей хотелось бы показать. Слова произнесённые совсем не для того чтобы утешить, не для того, чтобы доказать, что она правда понимает, а потому что это зудило внутри слишком долго, требовало выхода. Сколько раз она вскакивала посреди ночи, едва подавляя рвущийся крик, сколько раз загнанным зверем смотрела по сторонам, пока не убеждалась, что ничего не угрожает.

- Ты знаешь, кто такие безликие, Джон? – спрашивает она едва слышно. Брат и так близко, услышит. Она изучает взглядом его лицо, пытаясь угадать его реакции.  Прощупывает почву в поисках ответа стоит ли продолжать или лучше остановиться?

+2

8

Джон внимательно слушает Арью. Ее ответ. И взгляд мужчины сначала неотрывно направлен на свою сестру, но затем все больше и больше опускается куда-то вниз. С каждым словом Арьи. При этом лицо, что выражало недавно безразличие все больше и больше приобретает сначала напряженный, а теперь задумчиво-отрешенный вид. Такого ответа он уж точно не мог представить. И по-началу Джон даже пытается что-то сказать, но затем пресекает попытку буквально на полу слове, снова уйдя в свои мысли. Теперь он снова встает, смотря при этом сверху вниз на свою сестру. И начинает медленно расхаживать из стороны в сторону. Еще несколько лет назад все было куда проще. Враги на юге. Враги за Стеной. Но все они были лишь людьми. Из плоти и крови. Теперь же с Севера идет армия мертвецов, а на юге призраки-убийцы. Да, Джон слышал о безликих. Сэмвелл рассказывал ему о них. Что это бывшие рабы, фанатики бога смерти, которые теперь выступают, как наемные убийцы. И от этого Джону не по себе. Все слишком как-то усложнилось. Будто все сказки и легенды стремятся обрести плоть в последнее время. Мужчина глубоко выдыхает, прикрыв глаза. Пытаясь собрать мысли в общий клубок. Но больше всего Джона сейчас насторожили слова Арьи про свечу и лицо. Неужели Арья хотела к ним присоединиться? Мужчина сейчас снова почувствовал во рту металлический привкус, и ощущение, что с последней встречи с Арьей прошла словно целая жизнь...Эпоха. И это ощущение уж слишком часто сейчас возникает.
Встреча с тревогой может освободить нас от скуки, может обострить наше восприятие, она создает то напряжение, на котором основано сохранение человеческого существования. Если есть тревога, значит, человек живет.
А затем мужчина снова подходит к своей сестре.

-Я так понимаю, что история про свечу очень и очень долгая? - почти нахмуренно произносит Джон, снова посмотрев на Арью.
А затем спустя пару мгновений добавляет.- Я совершено точно уверен, что Арья это ты. И знаешь почему?
Сноу специально делает паузу с невозмутимым лицом. Давая девушке время на размышления.
Чтобы после кинуться ей в объятия, поднимая ее в воздух, почти со смехом приговаривая - Только Арья любит так задавать вопросы!
Смех смехом и Джон всячески пытается сейчас поднять сестре настроение, при этом понимая, что череда возникших, но не озвученных вопросов рано или поздно даст о себе знать. А пока мужчина как можно крепче прижимает к себе сестру. И наслаждается моментом.
Мудрость состоит не в том, чтобы подавлять наши страсти, а в том, чтобы заставлять их содействовать нашему счастью.

- Но да. Я слышал о безликих. Сэмвелл, будучи еще в Черном Замке, рассказывал про них. Он тогда читал особенно много книг. Мы искали средство борьбы против ходоков..И тогда Сэм наткнулся на несколько абзацев про них. Что это бывшие рабы, а ныне наемные убийцы из Браавоса. Которые обладают почти фантастическими способностями. И при этом поклоняются богу смерти.  Это все, что мне пока известно.- спокойно произнес Джон, опуская сестру на землю.- Только не говори, что теперь помимо ходоков и они для нас представляют опасность!
Если это будет так, то может правильно говорят некоторые? Самое время просто бежать.

+2

9

Как же ей не хватало Джона, возможности разговаривать с ним, чувствовать его поддержку. Да и вообще чью-либо поддержку, по правде. Возвращение домой всколыхнуло столькие, уже казалось бы, забытые чувства. Больше не быть одной, не бороться со всем, что наваливается самостоятельно, снова иметь семью, тех, кто готов выслушать и понять. Поражает до чего же странным и непривычным теперь кажется это ощущение. Он слушает внимательно, но всё равно в итоге опускает глаза и поди знай, что там сейчас происходит в его голове. Допускает ли он хоть на миг, что кто-то и впрямь может использовать облик его сестры, чтобы проникнуть в Винтерфелл? Но он ведь никогда и не видел то, на что в самом деле способны безликие, то как легко можно снять чужое лицо, совсем как маску.

Она издаёт нервный смешок. Конечно, долгая. Сказала неосознанно, и только сейчас поняла, что возможно сболтнула лишнее. Она прикрывает глаза, качая головой. История длинною в несколько жизней, которые она проживала, притворяясь кем-то другим. Забавно… Джон был единственным, кто знал о ней абсолютно всё в детстве, а теперь кажется единственный, кто и не догадывается, во что она превратилась. И надо ли? Что бы он сказал, узнав сколько раз её руки обагрились кровью, сколько раз на самом деле она пустила Иглу в ход, чтобы отнять чью-то жизнь?

Арья снова открывает глаза, когда он задаёт вопрос, такой простой казалось бы, но она всё равно непонимающе хмурится. И сам же отвечает, заключая её в объятия.

«Ты просто не видел их, Джон,»- слова так и застревают в глотке, и она не решается их произнести, лишь сильнее прижимается, крепко обнимая его за шею, улыбаясь. Пусть так, пусть будет так. Она ведь и в самом деле всегда была ужасно любопытной.

- Прямо в лоб и без подготовки? – тихо смеётся она, взъерошивая его отросшие волосы, пока её не отпускают.

Кое-что Джон всё-таки знал о них, немного, впрочем, неудивительно. Безликие умеют хранить свои тайны, да и немногие будут настолько отчаянными, чтобы вторгнуться в их общество. Она и спросила-то не потому что собиралась предупредить, лишь чтобы понимать насколько много известно брату.
- Маловероятно, если им не заплатят, - задумчиво качает головой.

«Или если они не решат прийти за мной. Сочтут ли они, что я краду жизни у Многоликого Бога или наоборот отдаю им его?»

- Безликие не выбирают жертв сами, дорого берут и не обещают точные сроки. Смерть ведь рано или поздно приходит за каждым. Нужно ли беспокоиться, пока она ещё не пришла за нами?

Армия мертвецов всяко ближе, чем они, а всю жизнь бояться, что однажды из-за угла появится кто-то из них, она не собирается. Пусть приходят, рука не дрогнет, это будет лишь ещё одно «не сегодня» для Бога Смерти.

- Тогда нам бы пришлось беспокоиться всё время. Слишком многие желали бы увидеть наши головы на блюде. Ты правда думаешь, что она поможет после всего того, что уже сделала?

Если бы была возможность отправить их пинком прямо в лапы мёртвых, она охотно бы это сделала. Отчего-то с трудом верилось, что она отбросит все свои планы ради того, чтобы помочь им в этой войне. Серсея Ланнистер не из тех, кто отступается от своих желаний и неважно кого именно она собирается убить. Лютоволка, ребёнка, достойного человека…

+1

10

Слова Арьи снова взывают в разуме Джона тяжелые мысли. Тяжелые и весьма противоречивые. Мужчина даже пытается сразу что-то сказать, приоткрыв рот и набрав воздуха в легкие. Но как-то скомкано мыча и неуклюже замолкает. Давая своей младшей сестре закончить. Задумчиво опустив голову вниз, стараясь вникнуть в каждое слово Арьи.
Он слишком много уже повстречал всякого рода фанатиков во что-либо. Которые прикрывают свои стремления, желания и помыслы чем то божественным. Чем то особенным, что дает им право быть выше человеческих законов и правил. Но на самом деле это вовсе не так. Нельзя стать нечто большим, чем сумма частей. Нельзя говорить о какой-то избранности, потому что избранности не существует. Ибо как сказал неизвестный автор на куске пергамента в Черном Замке- "Всё, что зрится, мнится мне. Всё это только сон во сне."
Слова замолкают. И наступает гнетущая тишина. Прерываемая холодными позывами ветра за стенами замка. Следующие слова для Джона даются в некотором роде с трудом. Он всячески старается подобрать каждое слово, каждую буквы. Чтобы его мысли корректно, подобно скульптору, облепить во фразы и предложения.
-Я не думаю, что безликие те, за кого себя выдают.- неловко начинает Сноу, понимая, что поднимает весьма спорную тему.
-Мне всегда казалось весьма таинственным, что они берут баснословно громадные деньги за свои услуги, насколько я могу судить по прочитанным записям, при этом, судя по рассказам, они не живут во дворцах и замках. Тогда где все это бесчисленное золото, что стекает, подобно рекам, к их дверям? При этом в Браавосе мы имеем Железный Банк. Ресурсы которого, также по рассказам, неиссякаемы. И который вообще основали бывшие рабы. Где они взяли все это? Весьма..странные на ум приходят параллели.
Джон делает паузу, слегка улыбаясь собственным мыслям. Представляя, как еще вчерашние рабы, у которых вообще ничего нет за спиной. Ни еды, ни воды. В один вечер решают на утесе построить большой замок, где главным девизом будет "Железный банк всегда получает свое".
- Я всего лишь хочу сказать... cнова, но уже немного спешно начинает Джон, пытаясь скорее объяснить сестре свои мысли.- Что встретил уже достаточное количество людей, которые уверяли, что служат богам. И являются их избранными или последователями. Будь-то Красная Жрица, Станнис Баратеон, Торос Из Мира и Беррик Дондарион...Но умерев, как я уже сказал, я не встретил никого и ничего. Только пустота. Возможно там, в бесконечном мраке и отсутствии чего-либо, действительно кто-то есть. И я просто не успел с ним встретиться. Возможно. Но пока что, я встречал только людей, которые так или иначе, думают, что они были избраны. Хотят в это верить. Прикрывая и оправдывая тем самым свои побуждения. Где-то хорошие...а где-то не очень. Накрывая все это ширмой древних заклинаний и зачарований. Потому что мы хотим верить, что в конце-концов все будет хорошо. Что все будет так, как хотим именно мы. Отпуская прочь сомнениях в собственных выборах и решениях.
Сноу любя начинает поглаживать щечку своей сестры. Со всей нежностью и трепетом заглядывая в глаза Арьи. Желая подарить ей сейчас спокойствие ...и покой. Как раньше. Когда замок был полон их братьями и лордом Эддардом Старком. Когда царил мир.
- Когда..я вернулся...я не хотел ни в чем участвовать. Ни в каких войнах. Мне было все равно на Ходоков, на Долгую Ночь и уж тем более на Болтонов. Я вообще ничего не хотел...- Джон снова вспоминает Черный Замок и Скорбного Эдда, Вольный Народ и Тормунда, запинаясь на этих словах.- Я просто хотел отправиться на юг. Но, знаешь, в определенный момент я кое-что понял. Я буду драться, не потому, что меня вернули. Не потому, что кто-то считает меня избранным. И не потому, что я вдруг во что-то поверил. Я буду драться, потому что хочу спасти всех вас.
Мужчина демонстративно окидывает взглядом весь замок, еще шире улыбаясь.
-Хочу спасти Сансу, Брана, тебя...Дени...
И тут мужчина наконец замолкает. Понимая, что сказал и так уже достаточно. И ему самое время уже помолчать. Но что-то его гложет. Будто он где-то что-то упустил. На что-то не ответил. И его лоб начинает уходить в глубокие думы, а брови хмуриться. Джон мысленно прокручивает все последние слова Арьи. Чтобы после торжественно воспрянуть головой, найдя потерянный вопрос.
-Она? - переспрашивает Сноу. - Ты про кого?

+2

11

Арья задумчиво смотрит на брата, почти не меняясь в лице. Каким же противоречивым он стал. Вроде бы и отвечает на вопросы, но всё что-то не договаривает, словно боится, что сболтнёт лишнего. Раньше ведь у них не было друг от друга секретов, а что теперь? Только что говорил, что знает лишь то, что ему Сэм рассказал о них, а теперь что прочёл? Как для человека, искавшего средства от ходоков он весьма сильно заинтересовался организацией, находящейся на противоположном конце света. Отчего-то ей от этого было не по себе. Уж не пытается ли он влезть, куда не стоит? Безликие не раскрывают свои тайны каждому встречному, и если кто-то умудрился это записать, то либо ему позволили это сделать, либо его больше нет в живых.

- Исполнитель имеет право сам назначить цену за свою услугу и сам распоряжаться ею так как посчитает нужным, разве нет? – хмыкнула она, пожимая плечами. Деньги нужны не только для того, чтобы жить в замке или во дворце. Одежда, которую они носят, пища, пусть скромная, но регулярная, которую они едят – за всё нужно платить. Как и ингредиенты для ядов, многие из которых стоят весьма недёшево. Они могут принять любой облик, но ведь одежда на них не из воздуха соткана, как и повозка для устриц у Кошки Кэт, что она катила каждый день по улочкам Браавоса. Сколько мест, в которые нужно попасть, не выдавая свою суть, сколько имён обещано их богу? Человек без имени – никто. Ему не нужны ни богатые покои, ни статус, ни сокровища. Единственное ценное – жизнь, которую он отдаёт в дар. Если всё остальное уходит Железному Банку, то что с того? Там, в Черно-Белом доме, она быстро усвоила, что не на все вопросы, можно получить ответ. Сколько не спрашивай – в ответ тишина. Не ложь, и не истина. Арья и сейчас вспоминает многие вопросы, что так и остались без ответов, но Джону об этом ничего не говорит. Зачем? Она и не спрашивала о банке, среди них нет ничего из того, что его интересует.

- Знаешь… я многих встречала на своём пути, они верили в разные вещи, но ни один из них не говорил, что там кто-то будет ждать,- отзывается она едва слышно. – Я говорила и с Торосом из Мира и с Берриком Дондарионом, Беррик бывал там много раз, много раз его Торос возвращал с того света, и пусть он тоже видел пустоту его вера не изменилась. Вера - это не то, что можно просто взять и подтвердить, это выбор. Все они сделали свой. Они могут сколько угодно молиться своим богам, пока это помогает им жить дальше. Для меня есть только один бог. Его имя Смерть. И каждый день я говорю ему «не сегодня». Боги не выбирали меня для великих дел, да мне и плевать, мне всё равно будет ли меня кто-то ждать на той стороне, потому что сегодня я не планирую там оказаться. Не сегодня.

Джон ласково гладит, с нежностью и трепетом, словно как раньше пытаясь её успокоить. Так искренне говорит, что хочет спасти их всех, и Арья улыбается, чувствуя как на душе кошки скребутся. Он хочет спасти всех, всё ещё надеется, что это возможно, и она понимает, правда понимает. Она сжимает его руки в своих, ласково глядя а него.

- я тоже,- отзывается,- я буду драться.

Слова прозвучали чуть слышно, и она даже не уверена, что Джон заметил, снова погружаясь в свои думы. Сегодня он и правда куда задумчивей, чем она его помнит. Морщинка пролегает меж нахмуренных бровей и она тыкает туда кончиком пальца.

- Про Серсею, конечно,- отвечает, когда Джон, наконец, подаёт голос,- Про Дейенерис Таргариен я уже говорила днём. Я слишком мало её знаю, чтобы делать какие-то выводы, но Серсею мы все успели узнать достаточно хорошо. Ты с ней почти не пересекался, тебя там не было, но мы были, Джон. Ты правда думаешь, что она поможет? Сделает как обещала?

Вопрос тревожил Арью уже давно, и она почти уверена, что Санса и сама задавалась им. Живой, сильный Север с драконьей королевой ей совсем не выгоден. Она безжалостно приказала убить щенка, лишь слегка укусившего её ублюдка, что она сделает с теми, кто хочет отнять трон?

+2

12

То ж, что мы живем безумной, вполне безумной, сумасшедшей жизнью, это не слова, не сравнение, не преувеличение, а самое простое утверждение того, что есть.
Сегодня определенно выдался вечер откровений. Немного тяжелый, в меру сумбурный, но все же вечер откровений. И поэтому Джон совершенно точно рад тому, что Арья сейчас рассказала про Безликих. Про свою веру. И про свое изысканное стремление сегодня не умирать. После слов которой мужчина бросает сначала суровый, холодный взгляд, а затем, спустя мгновение, расплывается в широкой улыбке. Понимая, что это самое главное- Арья будет продолжать бороться,не смотря ни на что. Эти мысли даже заметно поднимают настроение Сноу- снова приподнятые брови, искра радости во взгляде и постоянное желание улыбаться. Отчего мужчина снова теребит сестру за ее щечку, а затем бросается в крепкие семейные объятия, начиная прижимать  девушку к себе все сильнее и сильнее. Чувствуя, как приятно ощущать рядом родного человека.

Но. Как всегда и бывает, радость была недолгой. И следующий вопрос девушки снова возвращает на чело Хранителя Севера тревожные мысли. Отчего Джон сначала медленно встает, еще раз окидывая взглядом сестру. А затем, почти шаркающе, подходит к холодной стене замка, опершись локтем об нее. Устремляя свой взор снова куда-то в даль.
Все наше бытие совершается, как бы подхваченное вихрем, есть бегство – бегство из одной непостижимой бездны в другую.
- Нет.- почти ультимативно начинает Сноу, закончив при этом выстукивать пальцами об каменную кладку какой-то свой ритм. Помогающий ему привести все мысли в порядок.
-Я не думаю, что Серсея Ланнистер сдержит свое слово. - при упоминании этой фамилии мужчина непроизвольно делает почти незаметную паузу, чтобы дальше жестко и сурово почти протараторить ее. Ибо уж слишком хорошо отпечатались в памяти все поступки этой семьи. Как и казнь Эддарда Старка.
- И откровенно признаться между нами, я даже не надеюсь, что она нам поможет. - заключает Джон, снова посмотрев на сестру.-  Да, я совершенно не знаю Серсею. Но было бы верх легкомыслия поверить сразу ее словам. А за свою доверчивость я уже успел заплатить сполна. Поэтому, как мне кажется, самое лучшее на что мы можем надеяться - она просто не будет нам мешать.
И снова пауза, почти нарочито долгая. Почти пытающаяся собой что-то сказать.
-Меня больше настораживает - что дальше? Что после Винтерфелла? Если мы проиграем- погибнут все. Если выиграем у армии ходоков- войско Серсеи уже будет нас ждать, готовое напасть в любой момент. А если отступим...- Сноу неуклюже замолкает, переводя взгляд на камин. - А если отступим, то сколько людей придется убить, чтобы спасти остальным жизнь?

Вечер совершает, подобно часам, полный оборот, цикл. И мы снова возвращаемся к тому, с чего начинали. Тревога, ощущение безнадежности и некоторая апатия. И снова слишком много вопросов. И так мало ответов.
Человеческое сердце обладает досадной склонностью именовать судьбой только то, что его сокрушает.

+2

13

Что ж, по крайней мере, он не питает ложные идеи на счёт Серсеи. Может быть, она и правда удивит всех, поступит хоть раз в жизни правильно и обратит свои войска против общего врага, но рассматривать это как единственный вариант и рассчитывать только на это в данной ситуации было бы непросто глупо, это было бы самоубийством. Как бы она в итоге не поступила, им нужно быть готовыми к худшему, иначе не выстоять.

Арья уже давно выросла из того возраста, когда можно было утешать себя глупыми, наивными словами «всё будет хорошо». Не будет, если они сами об этом не позаботятся. Когда-то давно казалось, что какая беда бы не приключилась, всегда явится отец и поможет, всегда спасёт. Он казался всесильным, всемогущим, непобедимым. Разве мог бы найтись воин, способный сразить его? Даже толстяк-король рядом с ним казался усмешкой судьбы. Отец мог спасти от чего угодно, пряча её за своей широкой спиной. Но вот беда приключилась и его самого было некому спасать. Так умирает наивная вера в других. Под улюлюканье толпы, усмешку безумного короля, крики птиц над площадью и звук головы, падающий на помост.

«Каждый синяк – это урок,»- почти слышит она голос Сирио, и уголок губ дёргается в грустной полуулыбке. Спасибо, этот она усвоила.

Они могут рассчитывать только на себя. Придёт подмога – хорошо, нет- они должны быть готовы. Мысли мелькают в её голове, привычно просчитывает варианты, но так ничего и не озвучивает. Джону не нужно это сейчас, он и сам знает, её братец - не дурак, только вот, похоже, куда больше его беспокоит совсем другое.

Он приподнимает брови, склоняя голову на бок, внимательно изучая взглядом его выражение лица.

- Ты о многом думаешь,- тихо хмыкает она, аккуратно тыкая пальцем в морщинку меж бровями,- если мы проиграем – это уже не будет иметь значения. Что бы не ждало нас в будущем, у нас не так уж и много выбора. Мы не сможем спасти всех, Джон,- болезненная истина, которую всем рано или поздно придётся принять. Люди стекаются в поисках защиты, надеются, что высокие стены крепости смогут их защитить от любой армии. И как с этим справлялся отец? Обещал ли он защитить их или клялся, что сделает, всё что сможет?

- Люди умирают Джон, но ты можешь стать тем, кто многих отобьёт у Смерти.
Потому что Джон смог бы, это он тот, кто спасает, тот, кто защищает в трудную минуту, жертвуя собственной жизнью, умирая от клинков собственных товарищей.

«А я тем, кто отомстит за павших,»- думает она, внимательно глядя ему в лицо. Сказать вслух всё не хватает духу, слова застревали в горле каждый раз, когда пытались. Спроси он её, пригодилась ли Игла, наверное пожала бы плечами с беззаботным «пару раз». 

Джон задаётся вопросом скольких придётся убить, чтобы спасти чьи-то жизни. Что бы он сказал, если бы только знал, сколько жизней она уже успела отнять, спасая свою и совершая отмщение? Разочаровался бы? Ужаснулся бы? Покачал бы головой устало и печально, прямо как отец когда-то, когда она совершала что-то такое, что он не одобрял? Даже странно насколько проще было с Сансой, а ведь это ей всё детство хотелось вцепиться в волосы. Причудливо меняются времена и годы спустя тех, кому могли доверить всё на свете, теперь больше всего боишься разочаровать.

- А что на счёт драконьей королевы? – спрашивает она почти беззаботно. Почти. Доверять Дейенерис Таргариен у неё было не очень-то много причин, но Джон отчего-то готов был положить ей на блюдо и Север, и собственную голову,- Что заставило тебя поверить в неё? – не упрёк – лишь чистый интерес, желание действительно понять, что движет им всё это время. Что такого она могла сказать или сделать, что тот, кто только что говорил, чего стоила ему раньше доверчивость, всё равно пошел на это. Ей хотелось знать, даже более того, нужно было понять.

+1

14

Арья...Арья сейчас совершенно точно поражала Джона своей некоторой прагматичностью и умением заглянуть в самую суть. Просто невероятно как она успела вырасти за это короткое время. И Сноу сейчас смотрел на нее совершенно другими глазами. Она совершенно точно права- "мы не сможем спасти всех". И да, мужчина это прекрасно понимает. Просто, похоже, боялся озвучивать эту мысль.
Сноу абсолютно точно не знает, что сейчас сказать. С одной стороны он хочет возразить Арье. Сказать, что они точно всех спасут. Что все в конце-концов будет хорошо. Но с другой стороны он прекрасно понимает, что "все" совершенно точно не будет хорошо. Что большинство погибнет. При чем, дважды. Сначала, как человек, а уже потом как раб воли Короля Ночи. Мужчина делает неуклюжую попытку что-то сказать. Но затем лишь тяжело выдыхает. Опустив взгляд куда-то в пол и в сторону. Он не хочет сейчас этого. Не хочет останавливать и делать паузу в разговоре на такой ноте. Сноу хочет сохранить веру во все лучшее в Арье. Подбодрить ее сейчас. Ибо юным девам негоже рассуждать на такие мысли.
Есть одна для всех врожденная ошибка - это убеждение, будто мы рождены для счастья.
Мужчина делает попытку улыбнуться, снова посмотрев на свою сестру. Искренне надеясь, что улыбка выглядит более-менее убедительно. Ведь он ее старший брат. И он сделает все, чтобы сберечь ее.

Но неожиданный вопрос про Дейенерис снова вернул некоторую хмурость на лице Джона, возвращая былую серьезность. Сомкнутые губы, сведенные брови и задумчивый взгляд. Он так упорно пытается убедить всех, что причина того, что он преклонил колено перед последней представительницей рода Таргариен и отдал незнакомке Север, кроется только в том, что она действительно достойный правитель. А не потому, что влюблен в нее без остатка. При этом, прекрасно понимая, что, да - он действительно без поворотно влюблен в нее. Но влюблен только потому, что она как раз именно такая, такой человек. Умная. Искренняя. Самоотверженная. Решительная. Сердечная. Готовая пойти на все, ради других. И при этом невероятно красивая. Удивительная женщина, подобно которой Джон еще не встречал. И как все это объяснить Арье и не выглядеть глупо?!

-Она отправилась за нами за Стену, чтобы спасти нас. Когда мы попытались достать одного из вихтов в качестве доказательства существования Белых Ходоков для Серсеи и остальных. - Джон делает паузу, то ли тщательно подбирая слова. То ли еще раз прокручивая в голове те события.
-Она могла бросить нас. Не поверить ворону с призывом о помощи из Восточного Дозора. Подумать, что мы приготовили ей ловушку, что мы хотим...убить ее. Да вообще, что угодно могла подумать. Но она отправилась за нами. Одна с тремя драконами, поверив только словам незнакомца с Севера. И при этом еще потеряла в итоге одного дракона. Поэтому мне кажется, это многое может сказать о человеке.
Мужчина на этот раз уже с искренней улыбкой поглаживает сестру по щеке, а затем немного взъерошивает ей волосы.
- Просто узнай ее. И она тебе совершенно точно понравится!

+1

15

Ему даже не нужно ничего говорить, и по лицу видно, что всё он прекрасно понимает. Им обоим хотелось бы отрицать, верить в лучшее, в быструю победу и то, что Винтерфелл наполнится голосами празднующих, вот только правда куда суровее. Горькая и неприглядная, и чем быстрее они её примут, тем быстрее смогут противостоять всему тому, что скоро на них свалится.

Слишком рано она усвоила, что порой нет времени даже чтобы оплакать мёртвых. Жизнь хватает за шкирку, тащит дальше, тянет куда-то вперед, и либо сдаёшься и умираешь рядом с теми, по кому льёшь слёзы, либо цепляешься что есть мочи и выживаешь. Именно этим она и занималась все эти годы- выживала, именно этим собирается заниматься дальше.

Вопросы про драконью королеву вечно заставляют его мрачнеть. Даже забавно, как сильно он напрягается каждый раз, когда про неё заходит речь. Словно смущённый мальчишка, не знающий, как объяснить причины своих поступков. Неужели Санса права и всё это чувства, а не вера в неё? Рано судить. Рано. Слишком много неизвестных, картина полностью не видна.
«Смотри своими глазами, мальчик,»- наставлял Сирио, она и смотрит. Судить только по тому что знает, что видит. Слухи, сплетни, пересуды- всего лишь шепотки тех, кто порой боится собственной тени.

Его волнение чувствуется, выдаётся морщинкой меж бровей и Арья тянется, легко тыкая её кончиком пальцев.
Вот оно как. Эта маленькая, хрупкая южанка одна отправилась по ту сторону стены, чтобы помочь тех, кого и не знала. «Драконы помощнее некоторых армий,»- думает она, но не озвучивает вслух. Даже если так, какая бы мощь не была в её руках, нужно обладать особым мужеством, чтобы отправиться в самое пекло ради спасения кого-то. Или любопытством, желанием увидеть всё собственными глазами. Святая или корыстная? Рано судить, но в одном Джон совершенно точно прав- каждый поступок может многое сказать о человеке и ей определённо стоит узнать её получше.

- Она тебе нравится,- тихо усмехается она, поднимаясь с постели. Прохаживается по комнате, рассматривая ее постаревшие стены, дощатый пол. Как же давно она здесь не была? И вспомнить-то сложно. Оглядывается на Джона всё так же усмехаясь. Ни упрёка, ни чтения нотаций, всего лишь констатация факта, это ведь правда. Нравится, полностью очаровало, что только хвостом не виляет. И кто бы мог подумать, что одна южанка способна сотворить с её братом такое.

- Обещаю тебе,- спокойно отзывается, подходя поближе, зарываясь пальцами в его кудрявые волосы,- я не стану судить, пока сама её не узнаю,- это меньшее, что она может сделать- хотя бы попытаться её узнать. Люди боятся чужаков, ещё больше боятся драконов и армии, смотрят насторожено не зная, чего ожидать от очередной претендентки на престол. Чужой, неизвестной. Но не значит плохой.

- Не сердись на Сансу, Джон,- тихо добавляет она и вновь тихая улыбка трогает её губы. Кто бы мог подумать, что настанет день, когда старшую сестру будет защищать она, вместо того чтобы угрожать вцепиться в её рыжие волосы,- она волнуется за тебя, за всех нас. У нас всех слишком часто отбирали то, что было дорого и непросто перестать видеть в других угрозу,- ей ли не знать… все еще настороженно смотрит на каждого проходящего мимо. Рука привычно ложится на рукоять Иглы каждый раз и от этого так легко не избавиться.

– Волки защищают свою стаю.

+1

16

Мужчина чувствует, как девушка касается пальцем чуть выше его переносицы. Как раз там, где Джон так явно показывает свое недовольство или недоумение. И это объяснимо. Он слишком много времени провел с Вольным Народом. И теперь, подобно им, отличается выразительной прямолинейностью. Даже в эмоциях. Но Сноу продолжает молча наблюдать за своей сестрой. Как она встает с постели, как говорит вполне очевидные вещи, что Дени ему нравится. Но это почему-то немного задевает Джона. Отчего он на мгновение сжимается, подобно пружине, собираясь что-то сказать. Что-то вроде- это тут не при чем, и не имеет никакого отношения к тому, что он преклонил колено. Даже наоборот. Она ему нравится, как раз потому, что он преклонил перед ней колено. Но останавливается. И продолжает дальше слушать сестру. Давая Арье сейчас выразить все свои мысли и задать все интересующие ее вопросы.
А ее повторные мягкие касания заставляют Джона в миг расслабится. Отчего он на мгновение прикрывает глаза. Еще раз удивляясь тому, как ему не хватало всего этого. Не хватало этой семейной привязанности. Он слишком долго не был со своей настоящей семьей. Не был с Арьей.

-Да. - наконец утвердительно начинает Сноу.- Да, она мне нравится. Потому что она невероятная женщина. И таких, как она, я еще не встречал.

Джон делает паузу и переводит взгляд с эфемерной пустоты в своих мыслях на Арью, чтобы затем добавить,- Ну почти не встречал. А затем слегка улыбается.
-Спасибо тебе за это. За то, что всегда умела выслушать меня. Поддержать. И прислушивалась к моим словам.- теперь Хранитель Севера еще больше расплывается в улыбке, готовый просто задушить девушку в объятиях.
-О! А ты ведь даже еще не видела вблизи драконов...-тут мужчина замер, вспоминая момент, как сам был в первый раз потрясен подобным зрелищем, когда прибыл на Драконий Камень. Ибо то зрелище было просто невероятным. Сначала оглушающий драконий рык, а затем громадная тень, что рассекает собой воздух. Удивительные животные. А ведь лорд Тирион говорит, что драконы не глупее людей, а возможно, подчас, и умнее. И то, о чем могут думать два других дракона, увидев смерть своего брата за Стеной, даже страшно представить.

Но когда разговор касается Сансы, некоторая суровость снова возвращается на чело мужчины. Хоть он и пытается оставить на лице добродушную улыбку, понимая, что это сейчас глупо выглядит. Поэтому через пару мгновений просто отводит взгляд немного в сторону. Чтобы не смущать таким образом Арью.
- Я прекрасно понимаю, что она волнуется. И также прекрасно понимаю, что и у нее отобрали слишком многого..- Сноу вспоминает моменты, как Санса всячески дразнила юношу в детстве. Как показывала, что ему с ними не место. Ведь он бастард. Тут Леди Кейтилин слишком...отчетливо донесла до детей одну простую мысль- Джон им не ровня. И, наверное, поэтому Сноу так сильно привязан к Арье. Ибо она, в отличии от своей сестры, даже в детстве могла трезво и самостоятельно смотреть на вещи. Делая собственные выводы. Не уходя в фантазии. А это, порой, иногда не удается даже взрослым.
-Я всего лишь пытаясь понять Сансу. Ведь мне иногда кажется, что она стала умнее любого человека, которого я встречал. И меня это немного пугает.
Джон понимает, как это сейчас звучит. Но также понимает, что Арье хватит проницательности понять, что мужчина говорил сейчас все это без злого умысла. А ее слова про стаю вызывают приятное чувство...ностальгии. И Сноу немного смущенно опускает голову вниз, расплываясь в улыбке. Снов вспоминаю время, когда все Старки были в Винтерфелле.

+1

17

Конечно, нравится. В этом она как-то и не сомневалась, так что ответ Джона лишь вызывает тихую улыбку. Конечно. Разве стал бы он преклонять колено если бы она ему не нравилась, верно? Другой вопрос в том, что именно он в ней увидел. Невероятно красивую женщину или правителя, способного вновь поднять Вестерос с колен? Сложно пока что сказать. О безумном короле много жутких историй, и хоть отец способен оказать влияние на то, кем ты станешь, - ей ли не знать,- но всё же не определяет тебя до конца. Каждый выбор, каждое решение – собственное. Дейенерис Таргариен – не безумный король, но достойная ли королева покажет только время и хочется верить, что его будет достаточно, чтобы найти ответы на свои вопросы. Ну, а если нет, если они не переживут долгую ночь, то будет ли кого-то, в самом деле, волновать чьи заледеневшие кости лежат на Железном троне?
Слова о драконах заставляют её улыбнуться шире.

- Я еще планирую посмотреть,- тихо смеётся, качая головой. Причудливые создания, она лишь в малой доле успела их оценить, когда пролетали над стенами Винтерфелла, но хочется верить, что не последняя их встреча, и что следующая не закончится её отгрызенной головой или поджаренным боком. Только вот отчего-то интереса и предвкушения было куда больше, чем опасений за собственную жизнь. Никак черно-белый дом сказывается, инстинкт самосохранения претерпел причудливые изменения.

- Только иногда?- фыркает слегка. Когда-то в детстве она свято верила, что в голове Сансы одна лишь романтика, скорое замужество, орава детей и всякие другие глупости в стиле леди, но достаточно было взглянуть на сестру после встречи, чтобы понять- все они изменились. От святой наивности и детской глупости не осталось и следа, прошлое оставило отпечаток, мелькает призрачной тенью во внимательном взгляде, напоминая, что Санса Старк больше не та маленькая девочка, что мечтала о свадьбе с прекрасным принцем или таскалась с охапкой кукол. Сестра повзрослела, все они по правде, и да, стала умнее многих кого доводилось встречать. И куда сильнее. Не физически, не мечом и щитом, но духом, по истине северным, неукротимым.

- Мы очень долго не видели друг друга,- хмыкает едва слышно, впрочем не сомневаясь, что Джон расслышит,- нам всем ещё предстоит научиться понимать новых друг друга, но годы разлуки только укрепили нашу связь. Посмотри на нас с Сансой, мы всё детство только и мечтали вцепиться друг другу в волосы, - не совсем так конечно, но сейчас всё иначе, пусть противостояние их и могло бы быть куда опасней, желание защищать друг друга стало намного сильнее. Бейлиш сильно ошибся думая, что между ними можно посеять раздор.  – А Бран так вообще стал всевидящим оком,- улыбка стала грустнее, стоило упомянуть его,- я скучаю по его смеху, по нашим спорам.

По тому как он гонялся за ней по двору с луком, когда она выпустила стрелу в его мишень, потому как они дурачились, бегали на речку, по тому как они были просто детьми и сражения были только в их мыслях и историях старой Нэн, а ходоки казались не более чем сказкой странной старухи. А они сидели, затаившись, и всё просили ещё немного. Ещё хоть одну историю, а Нэн окидывала их усталым, подслеповатым взглядом и начинала снова.

"Таких сказок желаете?"

Арья моргнула несколько раз, возвращаясь из своих мыслей в реальность.

- Ты, наверное, спать собирался,- вспоминает запоздало. Ей не спится, но это ведь не повод и брату не давать, хотя и чертовски не хватало их бесед, возможности вот так вот посидеть вместе, поговорить обо всём и ни о чем одновременно.

+1

18

Точно! Совершенно точно!
Арья верно подметила - Джон ведь собирался спать. Хотя...как это можно назвать сном накануне Долгой Ночи? Скорее короткая дрема в постели. Греза о весне. Минутка мечтаний и блажи. В попытках отвлечься от ужаса реальности. Представляя, что они одержат победу над Королем Ночи. Дейенерис займет Железный Трон. И весь этот долгий кошмар наконец закончится. Очаровательная фантазия.
Вот именно поэтому Джон и благодарен Арье за визит. Зная себя, он точно не смог бы отвлечься от мыслей о Ходоках. А с ней он снова почувствовал себя по-настоящему дома. Как раньше. Снова может искренне улыбаться. Снова может поверить в надежду. Ведь если Санса, Арья...Бран остались живы после всего случившегося, значит мир еще не погряз в пучине жестокости, хаоса и смерти. И по-настоящему добрые события еще могут случаться.

-Обязательно посмотришь! - почти ультимативно проговорил Джон, чтобы затем ласково улыбнуться, поглядывая на сестру. - Скажу по секрету. Я когда их увидел, совершенно не поверил своим глазам. И прямо скажем - опешил. Этот рев, эти размеры, этот рык в небе, будто гром, - я навсегда запомню этот день встречи с ними.
Неловкая пауза. И мужчина уже почти шепотом добавляет - Как и встречу с их "матерью"..
А затем улыбается собственным мыслям, почти умиротворенно выдыхая. Позволив волнам памяти напомнить сознанию ту самую встречу на Драконьем Камне. Где двое абсолютно незнакомых человека поверили друг другу.
Теперь же Дени здесь, рядом с ним. И весь этот долгий путь того стоил.

-Да. Именно, что кажется, что она стала умнее любого человека. -со всей серьезностью медленно и четко повторил Сноу. Заглянув в глаза своей сестры.- Я встречал много умных людей. По-настоящему умных. Лорд Командующий, Король с Юга, Король за Стеной..При чем, умных и хитрых людей. Которые, казалось бы, могут просчитать все ходы на пять, на десять шагов вперед. И знаешь, что их всех еще объединяет? Они все умерли. И мне кажется....только кажется...что их главная ошибка была в том, что они подумали на самый короткий миг, почти на мгновение, что они самые умные. Что можно недооценивать врага. Что можно чем-то пренебречь. Ведь они же самые умные и всё знают. И тем самым навлекли на себя погибель. А зная характер Сансы, ее чувство быстрой эйфории с щепоткой гордости, она может совершить ту же ошибку. Но только ее ошибка может стать самой дорогой для нас. Сейчас.
Джон замолкает, еще раз прокручивая в голове свои же слова. Искренне надеясь, что Арья правильно поняла их смысл.
Но затем наклоняется  к своей сестре, почти обнимая. Чтобы уже шепотом добавить - Поэтому приглядывай за Сансой.
И в этот свой взгляд сейчас Джон вкладывает всю серьезность, ответственность и искренность. Обращая его в самое нутро Арьи. Пытаясь достучаться тем самым до сердца своей сестры.

-И не надо сейчас про Брана....- в сторону кивая, добавляет ко всему Сноу. Переводя свой взгляд на костер.
Он это еще сам не осознал. Ведь какой еще Трехглазый Ворон? Какое еще всевидящее око? Ведь если Бран сейчас все знает, то почему не расскажет, как победить Ходоков? Почему не скажет, что делать сейчас с женщинами и детьми в замке? Он либо знает и не говорит. Ожидая чего-то. Либо...От этих мыслей сейчас самому Сноу стало не по себе.
Либо Бран знает, что никакого спасения уже нет. И они все обречены.
Джон тут же постарался отбросить подобные мысли из своей головы. Сначала явно нервно выдохнув, сжав скулы. А затем просто без слов бросился в объятия к своей сестре. Крепко ее обнимая. Надеясь, что подобный ход мыслей не настигнет сейчас чело Арьи. И этот вечер для нее останется все таким же милым и приятным.

+1

19

Арья лишь фыркает, тихо смеясь. Можно подумать что-то в этом мире правда может остановить её от возможности посмотреть на драконов с близкого расстояния. Тем более она ведь уже и так собиралась сделать свои выводы о Дейнерис после того, как лично узнает её. Нужно ведь с чего-то начинать, верно?

- Кажется, они тебя очаровали не меньше, чем их мать,- широко улыбается она, поддразнивая брата, только вот настроение его быстро меняется. Непредсказуемое, как северная погода. Кажется, только солнце заблестело, так вот небо уже заволокло тучами.
Арья слушает его внимательно, взвешивая каждое слово. В чем-то он, конечно, прав. Бич многих людей – считать себя умнее всех. В это свято верили многие из тех, кто погиб от её клинка. Люди, считавшие себя всезнающими, люди, привыкшие оценивать врага по мощи и габаритам, по власти, по тому какими умными они их воспринимают так поразительно часто не берут в расчёт незаметную девочку, тенью проскальзывающую за их спину, в их дом, в самые защищенные кусочки их жизни, чтобы закрыть их глаза навсегда.
Её сестра тоже не идеальна, как и любой человек способна ошибиться, но отчего-то Арья была уверенна в одном совершенно точно.

- Эту ошибку она не допустит,- едва слышно отозвалась она, покосившись на Джона снизу вверх. После всего того, что с ней произошло, того, что она повидала и испытала на собственной шкуре, Санса казалась ей тем, кто никогда не станет недооценивать соперника. Осторожность ей не позволит, а даже если она и ослабит бдительность, в её рукаве теперь всегда будет козырь. Тихий, как тень, который никогда не берут в расчёт пока не становится слишком поздно.

– Надеюсь и ты тоже,- хмыкает она, внимательно глядя на брата,- как и твоя королева. Ни у кого из нас нет на это права,- в её тоне нет ни осуждения, ни предупреждения, всего лишь факт, который рано или поздно им всем придётся принять. Они больше не дети. Неаккуратные стежки на вышивке больше не исправить, просто распустив и начав сначала. Ошибка любого из них теперь может стоит сотен, а то и тысяч жизней.

О Бране Джон говорить не хочет, и грустная улыбка трогает её губы. Пока не готов. То ли не желает, то ли всё ещё пытается осознать и принять то, что произошло с их младшим братишкой. Слон в комнате, которого никто не хочет замечать. Рано или поздно придётся об этом поговорить, но она готова дать Джону еще немного времени. Каким бы другим он не стал, как не изменились бы его мысли и поведение, как бы он себя не называл, для неё он навсегда останется Браном. Тем самым мальчишкой в чью мишень она выпустила стрелу, тем мальчишкой, что бегал с ней по двору и дурачился, тем, кто прошел весь этот длинный путь, чтобы, наконец-то, вновь воссоединиться с семьёй.

Джон налетает на неё, заключая в объятия, и она прижимается, утыкаясь носом, жмурится, шумно выдыхая. Точно, как в детстве, когда казалось, что сильный и смелый Джон сможет защитить её абсолютно от всего. Смог ли тогда? Сможет ли сейчас?

- Спокойной ночи, Джон, - улыбается она, мягко выпутываясь из объятий и отходя к двери,- постарайся отдохнуть. Завтра нам всем предстоит очередной долгий день.

Дверь беззвучно закрылась за её спиной и, тихо ступая, Арья побрела тёмными коридорами замка в сторону своей комнаты.

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » Death has many faces [GoT]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно