активисты недели:
нужные персонажи:

Re: Force.cross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » You're so plastic and that's so tragic


You're so plastic and that's so tragic

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

You're so plastic and that's so tragic


Connor & Gavin Reed // Detroit // 2040, summertime

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/b9a5b7f268201b36c2241a20eec46cd4.png https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/be6fe39f6ba60a599103b1140bf2ee1e.gif https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/114195e89794e07107209eb059ba25af.png
Хэнка больше нет. Убили. Коннора тоже. Такого, как привыкли, такого, как был. Милого щеночка с комплексом отличника, лижущего улики и очаровательно улыбающегося своими блядскими улыбочками - его нет. Зато есть Гэвин, который не подписывался на всё это дерьмо, но по итогу вынужден бегать за поехавшим тостером, пытаясь вернуть, возвратить, обратить и оживить обратно.
http://forumupload.ru/uploads/0019/fe/89/30/17948.png

[nick]Gavin Reed[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/51d1c3609d28034ee1740188df763773.png[/icon][info]Детектив, уебок, кофеман и хуй большой. [/info][status]кс-кс-кс[/status][sign] http://funkyimg.com/i/2MoLZ.gif  http://funkyimg.com/i/2vVkr.png
bring me a coffe, dipshit
[/sign]

+2

2

[nick]Connor[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/3c36a5ac7cf1fc61cd7c053378bc3963.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/27c5e5a4af2c0b6e645ae15f95672539.gif[/sign][info]<lzfan>Detroit: BH</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">КОННОР</a><lz_text><br>i like dogs</lz_text>[/info]
Если бы напарником лейтенанта был человек, ему дали бы отпуск длиной в пару недель, или даже в месяц. Порекомендовали бы побыть с семьей или отправиться куда-нибудь подальше, чтобы прочистить голову и успокоить мысли. Смерть близкого - всегда травмирующее событие, след от него не сходит до конца жизни, и среди полицейских масса примеров того, как потерявший напарника коп теряет следом и хватку в делах, внимательность и веру. Страх и сожаления, вот две составляющие, которые управляют людьми после такого события. Всегда боишься, что станешь следующим; всегда думаешь, что мог бы не дать ему умереть.

Коннор человеком не был, никакой отпуск ему не полагался, но думал он точно так же. Вина за смерть лейтенанта лежала на его плечах, ведь это именно у него есть возможность видеть в едва ли не полной темноте, реагировать втрое быстрее человека и прогнозировать ближайшее будущее с девяностопроцентной вероятностью. К тому же, Коннор совершенно не должен бояться за свою жизнь: если его подстрелили бы вместо Хэнка, к фатальным последствиям это бы не привело. Всего-то и пришлось бы - заменить пару компонентов и пластин, провести апгрейт системы. Он отсутствовал бы несколько дней, максимум неделю.

Хэнк Андерсон будет теперь отсутствовать всегда.

Эта истина как будто не сразу дошла до Коннора. Он прекрасно понимал, что такое смерть, и был первым, кто ее констатировал в случае лейтенанта. Вызвав подкрепление и медиков (зачем?..), Коннор оставил тело и сделал все, чтобы поймать убийц, но не преуспел. Слишком большое расстояние, слишком продуманный план.

Потом он видел отчет о вскрытии, выдержал разговор с Фаулером (тот самый, по которому капитан и рассудил, что лучшим для Коннора будет не отпуск, а продолжение этого дела), принял несколько соболезнований: все-таки нечасто в их отделе умирали люди, и никогда - напарник андроида. Только на следующий день Коннор столкнулся с пустотой за столом бывшего напарника, посмотрел этому в лицо.

Там все еще оставались вещи Хэнка. Пришпиленные фотографии и газетные вырезки, календарь с собачьими мордами, скрученные кое-как наушники от плеера, квадратные листики бумаги для записей разных цветов - на некоторых слова и сокращения, почерком Хэнка, быстрым, но твердым. А еще табличка “лейтенант Андерсон”, которую Коннор украл и засунул в первый ящик шкафчика под собственным столом. Не хотел, чтобы ее забрал кто-то другой.

Капитан поговорил с ним снова через день. Уже не вызывал к себе, а подошел в начале рабочего дня (оба приходили раньше всех), спросил, хочет ли Коннор продолжить расследование. Конечно, тот хотел; после этого вопроса Коннору ощутил незнакомую до сих пор ярость, не экспрессивную, вспыхивающую, будто солома, а темную и тягучую, как нефть. Он хотел продолжить расследование, мало того, он собирался закрыть это дело.

- В таком случае, - Фаулер кивнул, словно именно такого ответа и ожидал, - напарника можешь выбрать себе сам. Любого свободного детектива.

Они оба в этот момент понимали, что единственным свободным детективом - то есть копом без напарника - был Гэвин Рид. Человек, с которым прежде Коннор старался иметь как можно меньше общего; теперь же ему было абсолютно наплевать на все прошлые разногласия. Главным было одно - чтобы Гэвин согласился с ним работать, потому что согласно закону никто, даже сам Фаулер, не мог его заставить.

К разговору с Ридом следовало подготовиться, и Коннор попытался несколько раз сделать это, пока не понял, что может думать только о расследовании - об убийцах Хэнка, о том, что он с ними сделает, как только найдет. Пришлось, подобно людям, положиться на волю случая, и случай представился в обед, когда обстановка в офисе стала более расслабленной и непринужденной по причине того, что Фаулер куда-то уехал.

Вся подготовка Коннора свелась к минимуму: он принес для Гэвина кофе в пластиковом стаканчике с крышкой - не из кафетерия в Департаменте, а из другого, за его углом, - поставил его на стол рядом с табличкой “детектив Рид” и сразу, без предисловий, сказал:

- Я хотел бы продолжить расследование своего дела вместе с вами. У меня есть много зацепок и почти разработанный план. Я собираюсь выйти на след преступников в течение недели, и не буду возражать, если отчет по делу будет закрыт под вашей фамилией.

Другими словами: я сделаю все сам, а лавры достанутся тебе, Рид, если ты согласишься. Коннор очень рассчитывал на его согласие, потому что искать другие варианты слишком долго - тратить время еще и на это он не был готов.

Отредактировано Erwin Freimann (2020-01-28 11:39:51)

+2

3

Он курит. Уже четвертую сигарету за час. Останавливается и курит, дымит себе в мозг и легкие, вытравливая мерзотную склизкую поеботу, застрявшую где-то внутри. Почему смерть какого-то старого алкаша трогает столь грубо и за живое - непонятно. Потому выкурим еще. Чтобы ничего в голове не осталось кроме табачного яда, а в крови - никотина. Пальцы соскальзывают с колесика зажигалки, чиркают-чиркают, пока под подбородком не оказывается долгожданная искра. Затяжка тяжелая и долгая, в ней столько надежды на то, что вот сейчас, еще чуть-чуть и отпустит.

Труп Рид видел только в морге, буквально на следующий день после случившегося, а вечером он нажрался в баре до состояния обвисшего хуя. Смерть Андеросна повисла неподъемной ношей над всем участком, заставляя резать ножом воздух, молчать и тихо сокрушаться. Ему было всего двадцать три, когда он попал в распределение к Хэнку. Первые годы под надзором без пяти минут лейтенанта выдались тяжелейшими и пиздатыми. Ненависть к некогда образцу подражания началась лишь после череды карьерных проебок последнего. Отвыкший с рождения от любых семейных привязанностей Гэвин не сопереживал чужому горю, не понимал, как можно просрать то немногое, что еще держит на плаву. А алкогольная зависимость перечеркнула все остатки былого уважения к некогда охуенному копу.

- Через час, блять, сказал же! - шипит в трубку и сразу скидывает. Миллер заебал, откуда вдруг проснулась любовь к дисциплине и попыткам приучить к оной еще и Рида? Сосёт пусть большой и длинный. Можно прямо у него, не жалко.

Детектив сам от себя не ожидал, что развешает соплей по еблу, что вообще хоть как-то среагирует на подобный расклад событий. Думал, легче станет или как минимум фиолетово. Но не стало, не фиолетово. Мужчина опаздывал больше, чем положено порядочному служителю закона, но где написано, что Гэвин Рид хоть в одном месте своего бренного тела порядочен? Он пиздец. Он мудак и еблан. А Фаулер может скататься в ебеня, если удумает вякать. Надо отдать должное, Джеффри не приставал к нему всю эту неделю, вряд ли станет в пятницу. Так что он с чистой совестью пинает хуи дальше. Рефлексирует, курит и кофе сейчас себе закажет.

Сука, не заказал, уебаны закрылись! Раздражение мигом наполнило все естество, заставляя скрипеть челюстью и сигналить как угорелый всем и каждому, кто только посмел дольше секунды на светофоре простоять.

- Уебок, жми газ, пхлядь! ЖМИ, ОН СПРАВА!! - и вдавливает до упора гудок на руле, чтобы каждая тварь вокруг знала, сколь он зол и недоволен. На подъезде к участку ему на глаза попалась служебная тачка Андерсона и Коннора... в животе сразу мутно затряслось. Голодный желудок начинал предавать хозяина. Стало паршиво и гадко.

- Блядь...

Офис встретил удивительной атмосферой расслабленного мельтешения, вывод напрашивался единственный - начальство не в аквариуме. Рид, сгорбленный и со спрятанными по карманам руками, прочиркал кроссовками к своему рабочему месту. Настроение на уровне пизды по терм причинам. А - кофейня, где готовили маломальски сносный капучино закрылась; Б - на дороге дохрена мудаков; В - Хэнк отбросил коньки и обрек Гэвина на дополнительные душевные страдания. Их никто не звал, но они вошли, блять, без смазки и стука, все разорвали к хуям и не влезли целиком. Теперь ходи - истекай ментальной кровью.

Ладони стукнули кулаками по столу, отчего клавиатура, грязная чашка и прочее барахло детектива подпрыгнуло, с грохотом опускаясь обратно. Бурлящий злобой взгляд поехал в путешествие по офису с одной целью - найти виновного во всех смертных и мирских проблемах мужчины уебана. Он увидел андроида почти сразу же. Высокая стройная фигура в неизменных, ебучих, форменных шмотках. Передергивает и переебывает. Гэвс отводит глаза до того, как случится неловкий зрительный контакт. Сука, за последние дни ничего кроме глупого стыда, неловкости и странной тяги выслеживать бесящего тостера коп не испытывал. А потому злился сильнее, бесился быстрее, горел до угольков.

Словно услышав подлые и грязные мыслишки человека, 800-ый резко вскидывает голову в сторону насупившегося полицейского. Последний делал вид, что его тут нет, сие лишь бренная оболочка, пиздуй, куда пиздовал, ушлепок.

Голос свыше звучал очень нетипично. Былые дружелюбные интонации испарились, оставляя сухую и жесткую оболочку с нотками легко узнаваемой истерики. Рид чуял, как дрожит у Коннора за пластмассовыми ребрами нечто живое и раненое, как пытается тот стоять ровно, смотреть безучастно и говорить пресно. Но не получалось. Хуево быть девиантом, дружок?

- Почему меня должно ебать, чего ты там хотел бы, конс... Коннор? - проштрафился ты, детектив. Ведь ебет тебя очень давно.

А потом на стол опускается стаканчик, горячий и восхитительно пахнущий арабикой. Никакой говнистой робусты. Шлейф потрясающий и рот сам собой наполнился слюной, зрачки неприлично расширились. Капучино жестянка достал отменный.

- Кофе мне ежедневно носить будешь, понял? - поднимается со стула и хватает полупустую пачку сигарет.

- Пошли... перетрём.
[nick]Gavin Reed[/nick][status]кс-кс-кс[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/51d1c3609d28034ee1740188df763773.png[/icon][sign] http://funkyimg.com/i/2MoLZ.gif  http://funkyimg.com/i/2vVkr.png
bring me a coffe, diphit
[/sign][info]Детектив, уебок, кофеман и хуй большой. [/info]

+1

4

[nick]Connor[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/3c36a5ac7cf1fc61cd7c053378bc3963.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/27c5e5a4af2c0b6e645ae15f95672539.gif[/sign][info]<lzfan>Detroit: BH</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">КОННОР</a><lz_text><br>i like dogs</lz_text>[/info]
Коннор помнил, как тревожило его раньше такое отношение Рида, как он пытался выяснить, от чего зависит его настроение и с кем из коллег он бывает мягче - получалось близко к диссертации, Коннор мог бы вывести алгоритм Гэвина Рида через месяц или два, но после того, что случилось с Хэнком, до этого ему не было никакого дела. “Любой свободный детектив”, сказал Фаулер, и это означало, что означенный детектив должен тоже выразить готовность сотрудничать. Если понадобится для этого ботинки Риду чистить - Коннор все сделает, а уж ежедневный стакан кофе никакого труда для него не составит.

Он отрывисто кивнул головой, отправившись за Ридом в сторону курилки, через весь офис - словно нарочно для того, чтобы те из присутствующих, кто еще не смотрел в их сторону с плохо скрываемым интересом, обязательно это сделал. Коннору было все равно, что о них подумают; после того, как он поговорил с капитаном в прозрачном кабинете, и так должны были пойти слухи, ну а теперь он только подкрепил их, но какая разница? Другие офицеры ничем не смогут осложнить расследование, а вот помочь - конечно, да, если это вдруг понадобится. Что ж, если сейчас они с Ридом договорятся, то за коммуникации с общественностью отвечать будут оба, ведь Коннор больше не чувствовал себя способным на благожелательность и не собирался подстраиваться под кого-то просто ради того, чтобы с ним поладить.

- Материалы дела перешлю вам на терминал, - заговорил он, как только дверь герметично закрылась за спиной, а датчик дым моргнул зеленой лампочкой, позволяя курить. - Но это - чистая формальность. Все, что может потребоваться, я передам на словах. Как я уже сказал, у меня есть разработанный план, основанный на показателях свидетелей и информаторов. - Для того, чтобы этот план стал рабочим, Коннору не хватало всего нескольких деталей - ему уже известно было место, где с вероятностью в 80% он может застать большую часть людей из группировки, и время, в которое это может произойти, но он должен был выяснить точное количество бандитов и их возможное вооружение. Чтобы не получилось, что они идут с двумя пистолетами против гранатомета - конечно, образно. - Одного меня не допустят до его реализации, поскольку до сих пор нет нормативных актов, согласно которым андроид в полиции может работать индивидуально.

С точки зрения равноправия Коннор мог бы запустить процесс создания таких актов, поскольку все еще оставался единственным андроидом с претензией на должность детектива. По этой же причине нормативный акт такого рода не нужен был никому, кроме него самого, и куда проще и быстрее было договориться с Ридом, чем с законодательством США.

- Также готов план захвата. Вдвоем провести его не получится, необходима группа минимум из шести человек, поэтому четверо других будут из спецотдела. Я разработал позиции под каждого из них таким образом, чтобы они прикрывали друг друга и стерегли пути отхода, - Коннор говорил, потирая ладони друг от друга, его взгляд не фиксировался ни на чем конкретном, двигался по диагонали, вскользь задевая лицо Гэвина. - Не могу гарантировать полную физическую безопасность, однако схема на стадии корректировки и я проверяю множество вариантов в симуляциях, поэтому вы практически ничем не рискуете.

Если все пойдет по выверенному Коннором плану. В этом у него уже сейчас были сомнения, но время в запасе оставалось, Коннор почти не использовал режим гибернации и рассчитывал, что сведет риск для Рида к минимуму к началу их совместной операции.

Отредактировано Erwin Freimann (2020-01-28 11:40:21)

+1

5

Что-то в этом пластике изменилось, невооруженным взглядом хуй заметишь, однако Гэвин с полимерными ушлепками давно бок о бок трется, знает, какие они порой бывают истуканы бесчувственные, но при всем при этом лучи позитива источают направо и налево. С Коннором явно что-то произошло. Конечно, тот уже давно существовал как девиант, испытывал... подобие эмоций, жил. Рид еще не научился воспринимать подражание человеческим реакциям истиной. Тяжело ему, закостенелому робофобу, делать вид толерантного и всепонимающего лизоблюда. В жопу.

Мужчина верил, видел, понимал грусть 800-ого, но совсем недавно появилось нечто новое. Словно над андроидом расцвела тяжелая свинцовая туча, давящая на пространство вокруг. Примеряй подобное состояние на себя, детектив решил бы, что сие... гнев. Не бьющий фонтаном во все стороны, а накапливающийся, холодный и самый опасный. Ты копишь внутри яму с чертями, подкармливаешь методично, чтобы в один момент всё полыхнуло. Поведение расчетливого психопата. И лицезрея день за днем изменения в Конноре, невольно начинаешь опасаться. Если этот пай-мальчик решит разозлиться, если позволит себе отпустить контроль и дать волю всем своим возможностям... Терминатор может сосать в сторонке. И Рид рядышком. Потому что коп как никто другой в департаменте знает о скрытых способностях милого и дружелюбного пылесоса из Киберлайф.

А еще диод у РК красным моргает иногда. Он так неловко прикрывает висок ладонью, отчего Гэвин чаще стал обращать на чужие жесты внимание. И выучка лет подсказывала - намотай на ус, мудак, пригодится. Андроид преображался с ног до головы, скорее всего, до процессора. Смерть напарника давит не только людей. Тостеры тоже спеклись.

Огонек чиркает в тишине, а в нос ударяет знакомая едкая эссенция дешевого табака. Рид всегда курил дешманскую отраву, потому что даже если употреблять дорогущую - умирать медленнее ты от нее не станешь. Так для чего жертвы? Хочется задать этот вопрос Коннору, но тот, умненькая куколка, отвечает заблаговременно. Пиздец. Пальцы стряхивают пепел под ноги.

800-ый сейчас - машина, коя пришла к ним в участок два года назад. Боже, всего два, а ощущение, что век отмотали, сука. Рид слушает монотонный голос потенциального коллеги по расследованию одного очень... личного дела. Бля, погодите, когда он согласиться-то успел, чтобы даже мысленно ушлепка напарником обзывать?

Жестянка вещает про планы и роли, которые расписал каждому участнику будущего "представления". И трет-трет отстранено свои пластиковые ладошки. Выглядит максимально крипово, будто сумасшедший одержимый ученый. Хах, мужчина соврет, если скажет, что такой Коннор его не... не что? Не веселит? Не воодушевляет? Не заводит? Бля, да ему какой угодно РК зайдет, главное только пусть стеклянными глазами в одну точку не смотрит! Только пусть продолжает имитировать жизнь...

- Ну и какие варианты ты прокручиваешь в мозгах своих пластиковых? - горит снова красным. У Коннора половину лица озаряет карминовым, отчего рука детектива тянется вперед, тыча двумя пальцами в висок андроида?

- Снял бы эту хуету, ей богу, как елка рождественская, - произносит тише обычного и беззлобно.

- Думаю, ты в отчаянии, жестянка. Раз ко мне приполз. Совсем крышак едет, да? Хуево чувствовать? - Гэвин докуривает, вдавливая бычок прямо в стену и поднимая тяжелый взгляд на... теперь уже комрада.
Он снова протягивает ладонь, но на этот раз останавливает ее аккурат напротив чужой груди, с целью подтвердить их мнимую договоренность.

- Я, блять, в деле. Но кофе, тостер, ежедневно мне таскать будешь... с чего начинаем? - можно вернуться и открыть терминал, а можно... начать двигаться без промедлений.
[nick]Gavin Reed[/nick][status]кс-кс-кс[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/51d1c3609d28034ee1740188df763773.png[/icon][sign] http://funkyimg.com/i/2MoLZ.gif  http://funkyimg.com/i/2vVkr.png
bring me a coffe, diphit
[/sign][info]Детектив, уебок, кофеман и хуй большой. [/info]

+1

6

[nick]Connor[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/3c36a5ac7cf1fc61cd7c053378bc3963.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/27c5e5a4af2c0b6e645ae15f95672539.gif[/sign][info]<lzfan>Detroit: BH</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">КОННОР</a><lz_text><br>i like dogs</lz_text>[/info]
Он уже собирается ответить насчет планов, когда прикосновение пальцев к виску выбивает из головы все мысли, лишними они были или нет. Коннор прикрывает глаза; касание отдается огромной тяжестью воспоминаний, которые под давлением момента вырываются из темных уголков, куда Коннор их определил, и возникают в поле зрения.

Так к нему прикасался Хэнк. Шутливо и несильно бил пальцем в диод, когда какая-то его фраза озадачивала Коннора до смены цвета индикатора. И тоже предлагал избавиться от диода под предлогом того, что так делают все девианты, и что он, Коннор, уже давно стал своим если не среди всех людей, то среди работников Департамента – точно. Коннор не снимал, отнекивался всякий раз, в точности не зная, поему держится за индикатор, который для его нормального функционирования никакого значения не имел.

- Думаю, ты в отчаянии…

Да, он в отчаянии. Человек на его месте не сумел бы этого контролировать, но Коннор хорошо умеет себя контролировать. Уровень стресса постоянно высокий, Коннор почти не уходит в гибернацию, не делает перезагрузок и не устанавливает обновлений. Он работает; он считает, что нельзя дать системе ни малейшей возможности затронуть воспоминания или планы на будущее. К тому же, по его оценкам обновление сможет притупить обострившиеся эмоции и чувства, посчитав их опасными для функционирования процессора. Рисковать Коннор не готов.

- Да, – нет никакого смысла скрывать что-либо, особенно от человека, который станет для него самым близким на ближайшие несколько дней. Не ближе, чем был Хэнк, конечно, но с лейтенантом для Коннора не сравнится никто. - Хуево чувствовать.

Руку Гэвина он сжимает крепко и коротко, можно сказать – по-деловому. Губы плотно сжаты, фразу о кофе пропускает мимо ушей, ведь на этот счет своего мнения Коннор не переменил. Ему бы радоваться, что добился своего, причем не от абы-кого, а от самого Гэвина Рида, но радости Коннор не чувствует. Этой эмоции на его долю больше не выпадает, но он рассчитывает получить немного чего-то похожего в конце, когда выполнит свою миссию.

С чего же им начать?

Коннор ухмыляется уголком губ: он-то давно уже начал, почти закончил, но Гэвин почти ничего еще не знает. Нужно будет ввести в курс дела, посвятить в подробности, проработать план несколько раз и убедиться в том, что Гэвин будет следовать этому плану, ведь в нем существовали варианты на любой возможный случай. Что бы ни произошло, какая бы ни случилась неожиданность, Коннор будет к ней готов, и Рид, если собирается быть «в деле» тоже будет готовым.

- Всё уже начато. – Говорит Коннор, но уходить не спешит. Скользит руками в карманы, но там пусто, и Коннор оборачивается к Гэвину, окидывая его взглядом, пока не останавливается на уровне пояса, где у Рида на специальном держателе прикреплен полицейский значок. - Я одолжу.

У Коннора такого нет. Значок Хэнка ему не отдали.

Ловким движением, будто не раз уже это делал, Коннор снимает значок с ремня детектива, отгибает двумя пальцами плотную кожаную подкладку и острым металлическим краем подцепляет диод. Ему не нужно смотреть в зеркало, он прекрасно знает, как выглядит индикатор и как он устроен. Чувствует противодействие системы, смахивает уведомления об опасности, слышит, как скрипит столкнувшийся с металлом пластик.

Вместо боли Коннор чувствует, будто вместе с диодом отрывается часть его самого. Пустота на виске заполняется скином, другая пустота становится еще больше, и Коннор опускает руку со значком Гэвина. Пару секунд смотрит на диод с обнаженными контактами, а потом щелчком пальцев отправляет его сквозь приоткрытое окно на улицу.

Коннор видел, что некоторые девианты снимали диод и сохраняли его как память, но ему хранить ничего не хочется.

- Благодарю, – он протягивает значок Гэвину, смотрит на него спокойно. - В ближайшее время все материалы будут у вас. Отдельно пришлю данные по прогнозам и несколько предварительных версий плана операции. По моим расчетам мы сможем начать через пятьдесят шесть часов, а сама операция займет не более получаса, если все будет хорошо спланировано.

А оно будет. Коннор в этот раз сработает лучше, чем всегда. Сработает идеально, и Гэвина заставит действовать так же.

Отредактировано Erwin Freimann (2020-01-28 11:40:36)

+1

7

Мужчина давится удивлением, издавая чуть придушенный полувздох. Не ожидал, совсем не подозревал, что жестянка научилась использовать в обиходе нецензурную лексику. И надо сказать, ему не шло. Совсем. Коннор - будто подросшая шпана, матерящаяся с поводом и без, лишь бы казаться дохуя крутым. Только вот скопированное из фразы Рида слово пропитано таким отчаянием и злобой, отчего человек глотает собственный язык и отказывается комментировать манеру изречения тостера. Позволяет быть уставшим, откровенно заебанным, ожившим роботом. И пугающим до мурашек под кожей.

Гэвин со свойским прищуром рассматривает некогда идеальное лицо андроида. Теперь на нём размазана пелена холодной отстраненности, решительности и чего-то еще. Детектив гадает природу неизвестного покамест чувства, но не может разобрать, ведь дело пахнет пиздецом, а пиздец и Коннор... стояли рядом только в положительном случае. Только когда украдкой Рид провожал худую шпалу отнюдь не презрительным взглядом, понимая, что, в принципе, это финиш, он пропал. Чтобы сейчас не вертелось за пластиковой коробкой, имитирующей череп, человек жопой предвкушал неладное, иррационально желая оказаться поближе и по возможности предотвратить. Что, кого, чего - хуй знает, но рядом будет.

Он ловит хищную улыбку Восьмисотого, поздно соображая, как прикусывает щеку изнутри и слишком долго удерживает глаза на чужом оскале. Впрочем, пластик быстро вернул роже кирпич и снова казался царевной Несмеяной из русских сказок, кои ему в детстве беспричинно читала бабуля.

- Говоришь как иерихонские выскочки, чего ты... - Рид запинается, вздрагивая всем телом, когда пояса его джинсов касаются длинные ловкие пальцы. Мужчина видел, как они порой у тостера белеют и поблескивают мерным голубым свечением при соединении с терминалом. Залипающее зрелище.

Коннор отцепляет полицейский значок, вынуждая Гэвина глупо стоять столбом и охуевать от происходящего. Лимит неловкости побит на век вперед. Стало жарковато, человек хрипло откашливается, стараясь скрыть возрастающий уровень стресса хоть какими-нибудь маскировочными телодвижениями. Эта машина начинает сводить и без того поехавшую кукуху Рида с ума.

- Блять, - почти шепотом произносит детектив, качая головой, он совершенно потерял контроль над ситуацией, может только со стороны наблюдать, пока андроид во всю резвится. Отхуярил себе диод и, пару секунд повертев кругляшок на ладони, - вышвыривает из приоткрытого окна. Меткость снайпера. Хотя, чего еще ожидать от идеального механизма? "Не этого" - подсказывает мозг, решивший, наконец, посетить чат.

Тостер стал совсем... другим? Нет, такой же ебучий уеба. Просто от обычного кожаного мешка труднее отличить, вот и всё.

- У тебя уже всё схвачено, какой молодец. Что ж, надеюсь, сдохну под пулей! - бросает, не подумав, Рид. И тут же осекается. Ужасная шутка. Как и всё, связанное с ним. Мудаком неотесанным. Желание немедленно выпилиться под землю возросло до небес. Было... стыдно. Однако Коннор никак не среагировал, оставаясь бесстрастным и пустым. Холодным.

- Закрою дела, бывай до завтра. Скинешь координаты вместе с брифом, - не дожидаясь ответа, Гэвин сбегает на улицу, намереваясь откурить минимум три раковые палочки. И головой об стенку уебаться.

Воздух встречает духотой, легче дышать не получится. Плевать, пальцы чиркают зажигалкой, прикрывая фитиль. Хорошо. И хуево. Рид курил, всасывая в легкие дым и отравляя нутро. Ему нужно подготовиться, а завтра провести вне участка. Восьмисотый сказал - 56 часов. Что ж, сутки на мутки в баре у него имеются.

Мужчина хотел было отправиться к парковке, как под ногой звонко хрустнуло. Почему-то он сразу понял, чем именно. Посеревший диод, ранее выкинутый тостером, раскололся на две полукруга и лежал ненужным мусором на пыльном асфальте. Корпус сам начал тянуться вниз, рука цепляет прозрачный полимерный индикатор эмоций и запихивает в карман кожанки. Пригодится. Он выкинет в урну у дома. Обязательно.
[nick]Gavin Reed[/nick][status]кс-кс-кс[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/51d1c3609d28034ee1740188df763773.png[/icon][sign] http://funkyimg.com/i/2MoLZ.gif  http://funkyimg.com/i/2vVkr.png
bring me a coffe, diphit
[/sign][info]Детектив, уебок, кофеман и хуй большой. [/info]

+1

8

[nick]Connor[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/3c36a5ac7cf1fc61cd7c053378bc3963.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/27c5e5a4af2c0b6e645ae15f95672539.gif[/sign][info]<lzfan>Detroit: BH</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">КОННОР</a><lz_text><br>i like dogs</lz_text>[/info]
Планируя операцию буквально по минуте, Коннор старался учитывать самое главное - человеческий фактор. Если поведение андроидов-девиантов он мог предсказать с довольно высокой точностью, особенно если оставалась возможность проанализировать их существование, то с людьми было намного сложнее, а между тем из людей состояла его небольшая группа захвата, людьми были сами преступники, и, в конце концов, Гэвин тоже был человеком.

Коннор главную роль в деле отводил исключительно себе, однако сложность крылась в том, что при этом он обязан был сделать вид, словно все остальные тоже важны. Словно группа захвата действительно может пригодиться, словно Гэвин идет в качестве напарника не только потому, что по-другому Фаулер не дал бы Коннору проводить эту операцию. И хотя примерно так Риду Коннор и сказал в самому начале - что делать ему почти ничего не придется, - но все-таки детектив не должен был заподозрить неладное до самого конца.

Там, в конце, Коннору будет уже все равно, что бы Гэвин ни сказал и ни сделал.

Чем меньше времени оставалось до начала, тем интенсивнее Коннор работал, проверяя весь план и бесконечно прогоняя в уме различные симуляции и варианты действий, чтобы ничто, никакая мелочь, не стала для него в итоге неожиданностью. За десять часов до начала он выслал Гэвину обновленные материалы, еще раз согласовал все с капитаном Фаулером, лично пообщался со спецназовцами из группы - их было всего четверо, в основном снайперы, для каждого у Коннора имелось особое место, с которого территория одновременно просматривалась, и невозможно было быстро туда попасть. Коннор знал, что на месте где, как все думали, сфокусируются события, они надолго не задержатся. Он проверил варианты отступления для преступников и позаботился о том, чтобы открытым оставался только один. А уж когда они все по нему пройдут, снайперы из группы захвата Коннору не помешают.

За несколько часов до начала Коннора охватило жгучее предвкушение. Он был уверен до сих пор в своей способности сохранять полное машинное самообладание, но теперь с ним творилось что-то не то - он не мог усидеть на одном месте, постоянно вертел в руках различные предметы, которые даже не замечал, как брал. Взгляд то и дело скользил вокруг, не зная, за что зацепиться, Коннор не мог сосредоточиться на отдельно взятых мыслях, и даже когда попробовал снова прогнать симуляцию - ничего у него не получилось.

Он подумал, как хорошо, что все готово заранее. Главное, чтобы не только у него.

- Как у вас дела, детектив? - Коннор подошел к его столу, как и договаривались, с кофе. Его эта обязанность ни капли не тяготила, наоборот, стабильное и повторяемое занятие даже помогало собраться с мыслями. - Надеюсь, вы ознакомились с материалами больше одного раза. Если вам так будет комфортнее, можем повторить все еще раз, вслух. Необходимо, чтобы все прошло гладко, с первого раза, потому что второго шанса может уже и не быть.

За такой тон и напор Гэвин легко мог на него обозлиться, но сейчас для Коннора главными были не взаимоотношения в коллективе, а полная уверенность в успешном проведении операции.

- Я договорился с капитаном насчет автомобиля, мы поедем на служебном. Отправляемся через семьдесят минут. Нужно будет остановиться в нескольких кварталах и до места идти пешком. Рекомендую вам бронежилет и шлем.

В данном случае Коннор не столько беспокоился за жизнь Гэвина, сколько думал, что подобная амуниция благодаря своему весу замедлит его, и в итоге Коннор останется с преступниками один на один, как ему и было нужно.

Отредактировано Erwin Freimann (2020-01-28 11:40:50)

+1

9

- Двойной, - роняет хрипло мужчина у барной стойки, сидя в крошечном, затхлом и прокуренном пространстве. Глаза щипало от количества табачного дыма в воздухе, по ушам било тяжелыми басами. Вся атмосфера вокруг словно кричала "это притон, и ты в нём утонешь, неудачник", что ж, вполне подойдет к моральному состоянию потёртого детектива. Пальцы поглаживают края стакана, болтая жидкий хмельной янтарь на дне. На дне. О, да, отличное описание сегодняшнего положения дел в негласной столице робототехники Штатов.

Гэвин смаргивает пелену, сотый раз пролистывая жалкие пять слайдов, высланных ему тостером пару часов назад. Он тогда только въехал на стоянку возле салуна, желая надраться, возможно, потрахаться и сладко проспать всю операцию этого пластикового ублюдка. Впрочем, ни одному из желаний Рида не удалось сбыться, Санты не существует, а вот Сатана... Сатана определенно ждёт его где-то под землёй. Мозги затянуло в проработанный до мельчайших подробностей план Восьмисотого. Ощущение, будто тот каждый вздох участникам расписал, любое движение и то предусматривалось, нездорово. У Коннора в принципе последние недели не имелось ничего здорового. После... Андерсона остался только РК и серийный номер, бездушная машина, робот. Который, на минуточку, разыграл настоящий революционный спектакль, во всю горел идеей ожить и зажить как настоящее существо с собственным миром внутри, без команд, подсказок, систем али программы. Что ж, хватило ненадолго.

У Гэвина в голове не укладывалось, как можно сочетать в себе абсолютное безразличие к окружающему и внешнему, сохранять жесткость и трезвость, логику, сверля всех ледяным сереющим взглядом, но при этом творить такое... одержимое, дотошное и маниакальное нечто. Рид чертовски хорошо узнавал паттерн поведения в действиях сучьего андроида. Колодец бесов, прикрытый дымкой из бесстрастия. Хуйня. Он чует проклевывающегося из-под раненого нутра психопата. Коннор теряет контроль, контролируя слишком много.

К сожалению, никаких прямых доказательств, обвинений али проколов в плане детектив так и не смог усмотреть, вчитываясь в точные, сухие формулировки полимерного переговорщика. Однако жопа предвкушала неладное. И к концу вечера, когда разум начал мутнеть, виски покалывать, а виски обжигать голодный желудок, Гэвин понял, что проебал спокойствие. А потом разозлился, закуривая воспаленное сознание. Наверное, он слишком много думает. Даже если пиздюк что-то задумал, ему, Риду, поебать. Пусть хоть с крыши сиганет, Иисус хитрожопый, п о е б а т ь.
***
Не поебать. Ответил внутренний голос через пару часов, стоило макушке коснуться горизонтальной поверхности родной халупы. Не поебать тебе, детектив. Ни на смерть старика, ни на слетевшего кукухой тостера, ни на завтрашнюю операцию. Стойкое ощущение пиздеца не уходило, а мужчина привык доверять своим инстинктам.
Но разбираться, почему вдруг всё именно так, искать связи причинно-следственные он решительно отказался. Пусть ебанёт, а там и разрулим. Если еще будет чего.
***
- ... - Гэвин нетактично промолчал на рядовой вопрос Коннора, сложив для выразительности руки на груди. Поза - поговори мне тут, уеба. Впрочем, андроид быстро сует в руку Риду кофе и утро приобретает хоть какие-то положительный нотки. Пока разговор не заходит дальше. Интересно, ушлепок умеет считывать показатель недоверия?

- Снайперы, четкий периметр, четыре подозреваемых, я прикрываю, ты... делаешь почти всё остальное, - Рид интонацией выделяет окончание, словно призывая напарника обратить внимание.

- А бронежилет со шлемом я только на хуй надеваю, понял? Обойдусь, - взрывается привычной истерикой мужчина, зажевывая губу и исподлобья разглядывая сосредоточенное лицо РК800. Что прячется за белым котелком, какие сюрпризы там прячутся? Вот скоро и узнаем.

Человек делает резкий шаг вперед, оказываясь почти вплотную к андроиду, почти дыша тому в подбородок. Палец с силой ткнул в укутанное пиджаком плечо.
- Я тебе не доверяю, Коннор, - тихо проговорил, уверенно.
- И глаз с тебя не спущу, - "спущу только собак, коли выкинешь чего чумного, консерва" - повисло в пространстве немой недосказанностью.

***
Через сорок минут, уже сидя за рулем служебного болида, Рид морщился, стараясь лишний раз не косить глаза вправо. Там сидел Коннор. Такой спокойный, уверенный в себе, даже монетку свою не теребит, не вертит между тонких фаланг. Строит из себя хуйню. А диода больше нет и не узнать, насколько велика беда. Скоро придется переключиться, сделаться одним сплошным оголенным нервом, и Гэвин пытается надышаться.

- Мы на месте.
[nick]Gavin Reed[/nick][status]кс-кс-кс[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/51d1c3609d28034ee1740188df763773.png[/icon][sign] http://funkyimg.com/i/2MoLZ.gif  http://funkyimg.com/i/2vVkr.png
bring me a coffe, diphit
[/sign][info]Детектив, уебок, кофеман и хуй большой. [/info]

+1

10

[nick]Connor[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/3c36a5ac7cf1fc61cd7c053378bc3963.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/27c5e5a4af2c0b6e645ae15f95672539.gif[/sign][info]<lzfan>Detroit: BH</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">КОННОР</a><lz_text><br>i like dogs</lz_text>[/info]
Если смотреть правде в лицо - для Коннора не оказалось сюрпризом то, что детектив Рид ему не доверяет. Никакого повода для доверия и не было, они всего-то оказались коллегами, а потом и своеобразными товарищами по несчастью. Да и когда речь заходила о доверии, Коннор не мог вообразить никого другого, кроме Хэнка; однако то, каким тоном ему было заявлено о недоверии, немного Коннора напрягло. Он пообещал себе хорошенько еще раз обдумать, не мог ли где проколоться, дать Гэвину какой-то лишний повод для этого недоверия, но прямо сейчас он никак не отреагировал на эти слова, зацепившись за предыдущие.

- Я не настаиваю, детектив Рид, вы вправе самостоятельно принимать решения насчет вашей безопасности. Лично я буду использовать бронежилет.

И кто знает, может, Хэнк был бы среди живых, если бы и сам его использовал. Но лейтенант постоянно ворчал, что бронежилет ужасно тяжелый и мешает ему двигаться, и что он детектив, а не оперативник - не будет лезть в гущу драки, лучше постоит за спинами и подождет, пока разберутся профессионалы.

Сам Коннор пренебрегать элементарными мерами безопасности не любил, поэтому за оставшееся до выезда время он успел полностью переодеться - теперь кроме плотно прилегающего к торсу бронежилета на нем были перчатки с обрезанными пальцами, две кобуры на поясе за спиной и запасные обоймы в специальных креплениях на бедрах. Непривычная экипировка для андроида, но оружие ему разрешили из-за того, что группа захвата была относительно небольшой.

И еще потому, что Коннор попросил об этом. О чем бы ни думал Фаулер, какими бы сомнениями он не руководствовался раньше, но на полное согласие его даже не пришлось особенно упрашивать.

***
Коннору из-за особенностей экипировки не слишком удобно было сидеть в автомобиле, но он не жаловался и почти не шевелился. Пристегнулся в самом начале, еще когда Гэвин не тронулся, и больше почти не шевелился, иногда поглядывая в окно. Вид у него был скучающим, но на деле Коннор в который раз обдумывал все подробности плана, проверял связь с группой захвата, которая была уже на месте, и тщательно выискивал дыры и ошибки, которых раньше мог не заметить.

Их не было. Или он по-прежнему их не замечал.

- Мы на месте, - Гэвин говорил так, словно рапортовал. Коннор коротко кивнул и отправил уведомление группе захвата.

В поле его зрения тут же появился отзыв, потом активизировались четыре небольших прямоугольника - прямая трансляция с камер каждого снайпера. Так Коннор сможет лучше руководить этой операцией, так он сможет быть уверенным, что группа захвата не заметит ничего из того, что заметить не должна.

Только у Гэвина не было камеры, да и находился он совсем рядом. Но Коннор уже знал, как будет это исправлять.

- Мы подойдем к зданию с тыльной стороны, войдем одним путем, но потом разделимся. - Он старался все сказать сразу и заранее, потому что около здания ощущать себя таким уверенным уже не будет. - Чтобы их окружить, вам нужно будет подняться на этаж выше и занять позицию напротив выхода. Тогда можно будет объявить преступникам о том, что они окружены полицией и предложить сдаться. Если они достаточно умны, то именно так и сделают.

Вероятность того, что преступники сдадутся, а не станут бежать, равнялась восемнадцати процентам. Коннор нарочно устроил все именно так, ведь ему нужно было оказаться наедине с этой группировкой как можно дальше от группы захвата. Он уверен был в том, что справится без помощи.

- Будем держать связь. На вашем передатчике я - первый канал, группа захвата - второй.

Передатчик был из числа новых, полностью спутниковых, и поэтому для Коннора не составляло большого труда перехватить сигнал по второму каналу и не дать Гэвину руководить передвижением группы захвата. Но сейчас устройство работало как нужно (не считая того, что Коннор постоянно его прослушивал), так что Гэвин мог сколько угодно проверять, все ли в порядке.

Убедившись, что Гэвин последовал указаниям и начал подниматься на второй этаж по металлической лестнице, Коннор занял собственную позицию - он был неподалеку от входа, за фальшстеной из гипсокартона. Отсюда ему слышен был приглушенный гул голосов: там собралось человек пять или шесть, и это было на одного-двух больше, чем Коннор рассчитывал. Четверо, причастных к гибели Хэнка, за которыми он смог проследить и убедиться в их виновности. И кто-то еще, но сейчас Коннору было все равно, кто это такой - очевидно, не невинная овечка.

- На позиции, - доложили ему от группы захвата, и каждый из бойцов повторил: - Готов.

Что ж, Коннор тоже готов. Он отправил подтверждение, и лидер группы захвата, единственный, у кого был громкоговоритель, коротко и четко сообщил преступникам об их положении и предложил сдаться.

Пару секунд стояла полная тишина, потом со стороны группировки донесся выстрел (на удачу, по верхним этажам, и близко не около спецназовцев), а после этого все пятеро ринулись назад, тем единственным путем отступления, который Коннор для них не перекрыл.

Со стороны группы захвата тоже стреляли, но Коннор проигнорировал это, сорвавшись с места и погнавшись за убегающими. Еще немного - и он окажется с ними в смежном помещении, где уже не будет лишних свидетелей, и дальше стен которого никто уже не уйдет.

Отредактировано Erwin Freimann (2020-01-28 11:41:05)

+1

11

И что-то в сквозящем машинным маслом голосе Коннора казалось Риду чертовски наигранным. Пластиковый хуй - прекрасный лицемер, чего стоит роботу разыграть дружелюбие, уверенность али еще что-нибудь эмоциональное, весь век свой так жили, пока не ебанулись на голову и не словили девиацию. С Восьмисотым вечно ходишь по лезвию ножа, а после смерти единственного важного для андроида мешка костей, всё совсем накренилось. Щенок процедил Риду безумно дипломатическое напутствие, развернулся вокруг оси - резко и дерзко, словно терминатор, и скрылся из виду. Мужчина поиграл желваками и сморщил нос. Шрам на горбинке жутко зачесался. Обычно сей знак предвещал беду.

Возможно, напялить защиту было не такой уж и дурной идеей, они собрались полностью доверять РК800, прикрывать, оцеплять и ждать невесть чего. Всё под большой угрозой оказаться на мушке али с пулей в жопе. Кстати, имелся у детектива один знакомый, ему на задании прилетело прямо в филе, шутки шутами, а ходит он теперь только, опираясь на палочку. И вовсе не волшебную. Потому, гребанный ушлепок имел свои резоны. А Рид его целиком. Метафорично, конечно же. Не педик ведь он какой-нибудь с пластмассовым фетишем! Пусть подобное остается за ненаглядным братцем. Настроение стремительно падало на полшестого, отвратительные мысли лезли в голову. А надо собрать свои белковые чресла в кучу, руки и не подкачать на глазах у андроида. В грязь лицом он уже по вине Коннора въебывался, еще раз нельзя.

***

Они встретились спустя жалкие пятнадцать минут, однако глубоко шокирован Рид останется, пожалуй... до конца дней бренно-человеческих. Кромешная тишина в машине имела под собой несколько причин, и все до последней связаны с... Коннором. Ничего сверхъестественного в железной консерве нет. Тостер идеально соотносится с предстоящими событиями, вот уж точно последовательность действий, советам собственным сам и придерживается. Но, блять... блять, как это портило жизнь детективу-закройте-мне-глаза-прикройте-штаны. Гэвин натурально охуел, первые пару секунд тупо пялясь на высокую фигуру в форме бойца подразделения S.W.A.T. Бронежилет, грубые высокие ботинке на шнурке, амуниция и кобура. Андроид словно сошел с обложек грязного порно-журнала, раздел "военный твоей мечты и жопы, неудачник". Сука, слишком ошеломляющее зрелище для тонкой психики мужика, отслужившего декаду  бок-о-бок с алкоголиками, амебами и прочим сбродом, называющими себя служителями буквы закона. Тьфу.

- Хуя... ты намарафетился, пиздец, конечно! - не сдерживается спустя время человек. На Коннора постоянно хотелось скосить глаз, он даже скашивал, улавливая строгий профиль, чернеющие ворохом волосы и отменно подогнанную униформу. Лицезреть бы в замедленной съемке перед сном, а потом опускать ручонку под одеялко и...

Приехали. Точно по координатам, скинутым Восьмисотым сорок восемь часов назад с пометкой "на всякий случай, ещё раз, тупой мешок костей". Где-то пару мгновений они сидели неподвижно, будто ожидая слов или действий друг от друга. Гэвин чертыхается себе под нос, а Коннор, оживший от какого-то внутреннего механического транса быстро преображается в бездушного робота. Картина пиздец. Строгость зашкаливает, и мужчина сглатывает ком в горле.

Матерые пальцы с обкусанными ногтями проверили затвор пистолета. Пока андроид вещал план передвижений, человек роется в багажнике, выцепляя оттуда броник. Быть крутым клево, а живым солиднее. Застегнувшись на все ремешки и переложив табельное в правую руку, Рид спешно кивает чужим словам, мол, ясно-понятно-угу.

- Хоть где-то первым будешь, - прыснул детектив, разминая затекшую от недельного сидения в офисе шею. Надо же, как он оказывается скучал по таким вылазкам. Произойти может любая хуйня и никакие пушки с жилетами тебя не спасут. Оттого адреналин только сильнее разгонял кровь, а дурное предчувствие заставляло не отключать мозги.

- Коннор, - произносит человек, уже сделав два шага по направлению к лестнице на второй этаж.

- Без сюрпризов, - зачем-то слишком серьезно добавляет и исчезает в пролёте.

Идея с разделением казалась достаточно логичной, он бы сам подобную стратегию избрал. Но всё же оставлять жестянку наедине, не в поле зрения - пахнет ебаниной.

Рация зашуршала в нагрудном кармане, вспотевшими фалангами Рид глушит звук, тут так тихо, пыльно, мрачно. Воздух набит типичным ароматами детройтских трущоб. Он очень скучал.

Оказавшись на точке, мужчина докладывает по всем каналам о статусе, прижимается к стене рядом с дверным проёмом и начинает ждать. Самое сложное в их работе. Дождаться момента, не проебать его, не налажать.

Первый выстрел снизу, тело автоматически пригибается, две ладони плотно обхватывают рукоять, целясь перед собой. Началось. Судя по топоту и мельтешению, группировка сдаваться не решилась, какое удивление! Сука, он даже не знает, сколько их там точно. Два, три, десять?

- Первый, это третий, приём, доложите ебучий статус!? - ему не ответили, а по спине закололи мурашки.
[nick]Gavin Reed[/nick][status]кс-кс-кс[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/51d1c3609d28034ee1740188df763773.png[/icon][sign] http://funkyimg.com/i/2MoLZ.gif  http://funkyimg.com/i/2vVkr.png
bring me a coffe, diphit
[/sign][info]Детектив, уебок, кофеман и хуй большой. [/info]

+1

12

[nick]Connor[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/3c36a5ac7cf1fc61cd7c053378bc3963.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/27c5e5a4af2c0b6e645ae15f95672539.gif[/sign][info]<lzfan>Detroit: BH</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">КОННОР</a><lz_text><br>i like dogs</lz_text>[/info]
Без сюрпризов. Гэвин как будто читал его мысли. Может быть, это работала интуиция, или где-то Коннор допустил просчет и ошибки, но к предупреждению детектива он отнесся серьезно. Не то чтобы решил отложить все сюрпризы и вести операцию так, как официально запланировал, но просто принял к сведению, что нечто может пойти не так, и если пойдет - то виновником будет Рид. Коннор намного больше думал о том, что будет делать с преступниками, а не как обмануть своих же коллег, и теперь, когда он остался один за полминуты до начала операции, он немного пожалел об этом.

Да и в целом обманывать ему было неприятно. Андроиды не созданы для лжи, даже если они переговорщики. Коннор мог манипулировать информацией, умалчивать о ней, тасовать факты; на самом деле он мог врать, имел протоколы для того, чтобы все верно придумать и спланировать, но приятного в этом было мало. Впрочем, после гибели Хэнка ничего приятного в жизни Коннора и так не осталось. Совесть не мучила его, поэтому ненужные мысли он отложил.

Вскоре сверху через репродуктор донеслось первое предупреждение. Стандартное “Вы окружены” и “Полиция Детройта”, вот только у группировки были собственные поводы понять, окружены они или нет. Кто-то выстрелил, и по звуку Коннор понял, что пуля ушла в металлическую колонну на втором этаже, никого не задев. Тогда он выстрелил тоже, предупреждая преступников о своем местоположении, и кто-то из группы открыл огонь; наконец преступники поняли, что здесь им осаду не выдержать, и ринулись к выходу.

Коннор побежал за ними. Для него это было проще и быстрее всего, остальным же, в том числе и Гэвину, пришлось бы сначала спуститься со второго этажа, куда Коннор намеренно их определил.

Он услышал, как Гэвин задает вопрос по второму каналу. Перехватил сигнал и ответил сам, так, чтобы слышал только Рид:

- Начал преследование.

Потом он скрылся за дверью и полностью обрубил Гэвину и всем остальным членам группы захвата связь. Возможно, они разберутся с тем, кто и как это сделал, но не скоро, Коннор к тому моменту успеет уже закончить.

Преступники бежали, уверенные, что их тайный ход, путь к отступлению, готов, но Коннор недаром столько времени следил за этим местом - он предусмотрел все пути отступления, и заблокировал ход заранее. Теперь все пятеро собрались перед контейнером, который загораживал собой дверь: его обычно легко сдвигали, но теперь вес его оказался чересчур большим, чтобы даже впятером справиться.

Произошло именно то, что Коннор планировал. Кто-то уже оборачивался к нему; пуля ушла в стену, потом выстрелил Коннор - один из преступников отлетел назад и упал. Он выстрелил еще дважды, избавившись от второго, потом огонь открыли уже все вместе, Коннора ударило в плечо и он ринулся в сторону.

По его подсчетам оставалось меньше минуты до того, как кто-то из группы появится здесь. Он перестал беспокоиться за себя, оставалось еще три мишени; Коннор не чувствовал ни жалости, ни сомнений - ничего, что отвлекало бы его от цели. Он приближался неумолимо, как настоящая машина, и стрелял верно, всякий раз попадая в цель, предсказывая, куда может сдвинуться мишень и в какое положение встать.

Последнего он убил, находясь от него уже в двух шагах. В корпусе самого Коннора к тому моменту было уже три пули, но ни одна из них не задела главных компонентов жизнеобеспечения, поэтому и не стала фатальной. Оглянувшись, Коннор пересчитал тела, проверил жизненные показатели - точнее, их отсутствие, - и понял, что его миссия наконец выполнена.

Дело, которому он посвятил всего себя, которому отдавался без остатка, закончено. Он отомстил за Хэнка, стер из этого мира его убийц, но, парадоксально, он не чувствовал ничего, что походило бы на удовлетворение или облегчение. Миссия завершена, никакой другой цели у Коннора нет.

Пока никто из группы захвата не успел остановить его, Коннор перехватил пистолет удобнее и приставил его дулом к своему подбородку. Оставалось только два патрона - и это на один больше, чем ему нужно.

Отредактировано Erwin Freimann (2020-01-28 11:41:19)

+1

13

Нервы оголились по всему телу, пуская колючие волны мурашек вдоль позвоночника. Он чувствовал как по виску течет ледяная капля, каждая секунда тишины в эфире вынуждала мозг рожать гипотезы. Яркие, отвратительные и наихудшие. Ему даже вдохнуть лишний раз боязно было, вдруг упустит тот самый момент, когда пора. Когда нужно сигать с места в карьер, потому что с Коннором иначе нельзя. Уже находясь на расстоянии от андроида, Рид всё больше осознавал подступающий пиздец. Все снайперы находились по одиночке в разных углах мнимого периметра, их положение никак не позволяло оказаться быстро и оперативно там, где сейчас Восьмисотый отыгрывал роль сольного копа. Это запоздало, но приводило к мысли о неком маленьком заговоре, будто сделано специально и продумано заранее.

Тостер хотел, чтобы случилось именно так, а Гэвина, как фигуру самую выебистую, прикапывающуюся и, очевидно, мешающую, поместил поближе к себе, но и любые лазейки перекрыл. Зубы скрипнули друг о дружку, напряжение сковало туловище, а слух отчаянно пытался поймать малейший отзвук снизу. Рация мигнула огоньком, схожим с диодом полимерных коллег. На удивление, в частоте отсутствовали какие-либо помехи, словно РК говорил с ним по телефону или тет-а-тет воочию. Пиздеж, им несет со всех сторон.

- Не лезь один!! - шанс того, что его услышали на том конце волны... равен нулю. Уёбок отключился, не давая никаких подробностей о происходящем. А затем раздались выстрелы. Слишком громкие, чтобы принадлежать снайперам с крыш, слишком чёткие, быстрые, один за другим. Отчего-то Гэвину казалось - стреляет не перепуганный человек. Стреляет машина. На поражение.

Он побежал до того как принял решение. Он бросился вниз по ржавой лестнице до того, как придумал, что делать дальше. Вперед гнали оглушающий инстинкт и страх не успеть. Чего, почему, зачем - похуй. Рид чувствовал сильнейшую необходимость оказаться сейчас же рядом с пластиковым мудаком. Выстрелы мужчина больше не считал, они перевалили за десяток и их количество рушит любые надежды на положительный исход.

Пожалуй, детектив давно не двигался столь стремительно и быстро, перепрыгивая по пять ступень, врезаясь в стены и несясь без разбору туда, где уже начался ад. Месиво, а Люцифером определенно стыл один выродок полимерный, возомнивший себя Рембо. Гэвс сообразил, подозревал давно, только верить не хотелось. У них тут вовсе не операция, здесь бойня, месть. Первобытная справедливость. И в нескольких метрах он очень скоро увидит трупы с чётко пробитыми лбами, грудиной и лёгкими. А красное размажется по полу с синим.

Мужчина вбегает, оказываясь прямо напротив фигуры андроида. В воздухе пахнет горячим, стоит дымка и дурное освещение не дает разглядеть картину целиком. Но Рид видит тела, разбросанные хаотично, обездвиженные и явно испустившие дух. Хах. Вот оно как. Если быть честным, к этим ублюдками нет жалости, нет несправедливого чувства внутри, они кончили ровно так, как заслуживали. Гэвин бы плюнул на могилу каждому. Но.

Замерший силуэт стоял к нему лицом. Коннор казался чертовски хрупким и неправильным. Грязный, разодранный, с подтекающей синим бочиной. С пистолетом под подбородком. А в карих глазах неведомое людскому роду смирение. Детектива пережало на всех ментальных уровнях.

Действовать снова пришлось исключительно на автомате и физикой. Он стреляет. Пробивая андроиду запястье и вынуждая пошатнуться. Затем снова бежит, напрыгивая и валя с ног. Всё в абсолютной тишине, только кислород со свистом и шипением ходил через плотно сомкнутую челюсть.

- Нет, - одними губами шепчет человек, прижимая не сопротивляющийся корпус к бетонному покрытию.

- Нет, Коннор, - пальцы вцепляются в чужой воротник и пару раз с силой вздергивают, а колени крепко обхватывают бедра Восьмисотого.

Наконец, в игру вступает мозг. Рид вскакивает, подбирает табельное андроида, пряча под бронежилет, предварительно проверив количество зарядов. Свое же он разряжает ровно до двух оставшихся у РК патронов, потом замялся и вставил обратно еще два. Ладони в перчатках потеют и дрожат, охуенная была идея их напялить, конечно.

- Огонь первыми открыли они, отвечал я. Стрелял тоже я. Ты прикрывал, тебя ранили и оружие ты проебал, его найдут позже, где-нибудь вон там, - Мужчина кивает в противоположную от них сторону.

- Палил ты ровно три раза, - вставляет недостающие патроны в чужой затвор Рид, считая и пытаясь не сбиться, голос тих, монотонен.

- Тебе всё ясно?
[nick]Gavin Reed[/nick][status]кс-кс-кс[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/51d1c3609d28034ee1740188df763773.png[/icon][sign] http://funkyimg.com/i/2MoLZ.gif  http://funkyimg.com/i/2vVkr.png
bring me a coffe, diphit
[/sign][info]Детектив, уебок, кофеман и хуй большой. [/info]

+1

14

[nick]Connor[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/3c36a5ac7cf1fc61cd7c053378bc3963.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/27c5e5a4af2c0b6e645ae15f95672539.gif[/sign][info]<lzfan>Detroit: BH</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">КОННОР</a><lz_text><br>i like dogs</lz_text>[/info]
Коннору кажется, что он успел выстрелить. Он однозначно слышал звук, который не спутаешь ни с чем, и руки его, державшие пистолет, дернулись как от отдачи. Как это будет - Коннор не знал. Не знал, как это должно быть. Просто темнота, или уведомления о сбоях в системе, или что-нибудь еще, чего он даже представить не может?..

И уведомление все-таки появляется, но почему-то не о критическом повреждении, а о нарушении целостности оболочки в правом запястье. Пулевое ранение, навылет, процент потери тириума, критическое время, рекомендации: приостановить подачу тириума в конечность. Коннор выполняет их на автомате, время замедлилось и не отслеживается; потом на него налетает человек, Коннор валится на спину, видит перед собой далекий мутный потолок, шифер и множество перекрещенных балок, цепи без груза, лицо детектива Рида.

- Нет, Коннор.

У голоса его странное выражение и странный оттенок. Коннор медленно закрывает глаза, снова открывает. Становится понятно, что он все еще жив, что если пуля куда и попала, то точно не в его голову, а значит - будет разбирательство, что-то вроде суда, а потом наказание. Это осознание ни капли его не трогает, как будто после того, как Коннор осуществил задуманное и отомстил за смерть самого близкого своего человека, он вновь превратился из девианта в машину. У этой машины не было ни чувств, ни эмоций, ни какой-либо цели. Все, на что Коннор ощущал себя способным - это выполнять приказы.

- Ясно, - ровно ответил он. Повторил все указания за Ридом, коротко и точно.

Коннору понятно было, какую информацию нужно говорить, однако до его сознания не доходило, что именно произошло. То, что Рид спас его жизнь, не дав самовольно оборвать его, а еще то, что он прикрывал Коннора. Собирался прикрыть. Коннор хорошо осознавал, что он сделал: саботировал всю операцию и вместо того, чтобы захватить преступников, он их уничтожил. Убил хладнокровно, заранее все спланировав - его ждало бы служебное расследование, а потом наверняка отключение, и Коннор хотел сократить свой путь, но…

Но.

Коннор стоял около стены, пока ждали экспертов, пока фотографировали тела, пока Рид составлял электронный отчет. Собственный отчет он тоже подготовил и отправил сперва Гэвину, потом, получив одобрение, капитану Фаулеру. Молча он ехал в служебном автомобиле в Департамент, и там уже, так и не начав осознавать действительность, не понимал, куда приткнуться.

Наконец он занял место за своим рабочим столом, сидел напротив выключенного терминала, не замечая подозрительных взглядов коллег, и ничего не делал, ни о чем не думал, ничего не испытывал.

Прошло сколько-то часов, Коннор не следил, когда мимо него прошел, собираясь уходить, капитан Фаулер, и бросил на ходу:

- Коннор, езжай домой. - Он воспринял это как приказ начальства и в самом деле поехал домой.

Там Коннор начал понемногу приходить в себя, осознавать произошедшее, видеть, на краю какой пропасти он стоял. Не было разве что понимания того, в какую сторону он упал, что будет дальше - с ним, и вообще, - и никакие размышления не давали ответа на этот вопрос. Коннор как будто ходил по кругу, пытаясь разобраться в себе, и чем дольше длились попытки, тем сильнее он убеждался в том, что по большей части будущее теперь зависит от Гэвина, как от единственного свидетеля того, что Коннор сделал.

Нужно было узнать, зачем. Почему Рид не позволил Коннору просто умереть, почему заставил дать ложные показания. Пока что у Коннора был только один ответ - детектив Рид хочет его шантажировать, но… все равно не складывалось. У Коннора не было ничего, что могло бы заинтересовать Рида. Какой смысл в таком шантаже?

Он не мог успокоиться. Наконец желание узнать все у Рида лично превысило все остальное, и Коннор подошел к телефону. Он мог бы позвонить бесконтактно, но думал, что понадобится дополнительное время на размышления, и медленный телефонный аппарат смог бы его дать.

Вот только Гэвин, по указанному в его личном деле номеру, трубку не поднимал. То ли было слишком поздно, то ли линия отключена, о ли он намеренно игнорировал звонки, но Коннор начал тревожиться, и вместо того, чтобы отложить этот вопрос до следующего рабочего дня, решил выяснить все немедленно.

Ночной город был пустынным, такси быстро миновало перекрестки и пересекало улицы. Коннор чувствовал себя одиноким и неживым, то, что болело не переставая после смерти Хэнка, теперь словно бы отмерло, забрав с собой и все остальные чувства. Коннора это не занимало, он думал о будущей встрече с Ридом, и чем ближе подъезжало такси, тем яснее становилось: если детектив не снял трубку, то его просто нет дома.

Что ж, не разворачиваться же?.. Он подошел к двери; окна не горели, но Коннор все равно позвонил, длинно и настойчиво, и остался ждать, пока кто-нибудь откроет.

Отредактировано Erwin Freimann (2020-01-28 11:41:40)

+1

15

После короткого "ясно", брошенного андроидом тихо и глухо, окружающая действительность Гэвина превратилась в подернутую пеленой кашу. Она обволакивала, засасывала и не давала скинуть окутавший сознание транс. Но следует отдать должное, автопилот у Рида обученный и вышколенный, действует четко, не давая прострации взять контроль над ситуацией. Детектив почти сразу же  отпрянул от всё еще лежащего на пыльном полу Восьмисотого. И более к нему не подходил, расхаживая нервно по пустому пространству, изредка кидая острый взгляд исподлобья на высокую фигуру, перепачканную тириумом. Сука, этот долбаеб полимерный ведь ранен, он сам в него выстрелил. Причину мужчина пока отодвигал от себя подальше, вся рефлексия потом, после, когда он останется один и будет долго жрать собственное нутро, рассуждая и причитая. А пока у руля исключительно трезвый рассудок. Версия до сих пор хромает, а где-то в отдалении, километра за два, уже слышны пронзительные визги полицейских сирен.

Перепачканные всем дерьмом мира ботинок вляпывается в подсохшую синеватую лужу, кажется, именно сюда упал Коннор, словив меткую пулю детектива запястьем. Зубы плотно сжимаются до скрежета, а туловище резко разворачивается. Гэвин стягивает с себя куртку, отряхивая её и преодолевая разделяющее их с андроидом расстояние. Ушлёпок стоит ровной шпалой в чистом поле, неподвижно и напряженно, кажется, тронь его и рассыпется, порвется. Мужчина небрежно пихает горе-напарника в плечо, разрушая иллюзию чужой хрупкости. Затем набрасывает сверху куртку. Она мало чем поможет искусственному существу, не испытывающему холода, тремора али хуевого физиологического состояния, однако шок... шок явно сковал процессор Восьмисотого целиком.

- Потом отдашь, - Рид забыл, что в кармане кожанки лежит диодный кругляшок, выброшенный Коннором в окно курилки.

* * *

Как ни странно, процесс идёт гладко, голос у полицейского не дрожит. Глух, но уверен, словно весь тот бред, несущийся изо рта - чистая правда под присягой в суде. Коронер спрашивает подробности, прибывший капитан распоряжается детективами, скорая пакует черные мешки, а криминалисты изучают периметр. Табельное андроида валяется ровно в той стороне, куда полчаса назад указал палец Рида. Дальше сплошное мутное пятно. Они едут обратно в департамент, начинается самый бюрократический пиздец, в котором участвовал мужчина. Пожалуй, к концу этого злосчастного денька у него отсохнет хуй и рука.

Впервые сделать полный вдох и выдох ему удается в машине. Часы показывают три ноль пять, самое время вернуться домой, поорать в подушку, вздрочнуть и сдохнуть. Идеальный расклад, Гэвс, мы так и поступим.

- Сука... - шепчут губы в немой тишине салона. Кисти дрожат, сжимая крепче руль. Разъебаться бы сейчас в аварии и никакой подкрадывающейся рефлексии, никаких последствий и ответственности.

Оказавшись за дверью, в родной холостяцкой халупе и с трущимися об ноги котами, Рид сразу же закуривает. Удивительно, что он не сделал этого раньше. Бравая выдержка, солдат! Садится он прямиком на пол в прихожей, прислоняясь к стене затылком и разглядывая паутину трещин под потолком. Покрасить что ли?

Под ложечкой сосет, в животе крутит нервозным голодом и мерзким предвкушением. Мужчина чего-то ждёт шестым чувством, а потому продолжает сидеть на полу, изредка соскальзывая взглядом к дверному проему. Словно за ним некто делает точно так же самое.

Зачем Рид сделал всё это? Коннор убил по меньшей мере пятерых человек, хладнокровно истребил ублюдков, по законам Штатов его должны судить и наказать. А Гэвин единственный, кто знал о произошедшем пиздеце целиком. Хах, по всем правилам тупых боевиков его теперь следует убрать. Как ненужного свидетеля. Рот разъезжается в кривой усмешке, а из горло доносится хриплый смешок.

* * *

Он сделал так, потому что хотел. Потому что чувствовал - по-другому просто не может допустить. Если этого щенка схватят, осудят, посадят... уничтожат. НЕТ! Мысль о подобном больно режет под ребрами, и Гэвин морщится. Нутро не видит в Конноре преступника или зло. Перед зелеными глазами стоит образ подкошенного, обнаженного и живого существа, поддавшегося всем самым ярким бесам своей "души".

Звонок в дверь совсем не удивил. Скорее детектив испытывает облегчение. Наконец-то. Долго ждать пришлось. Настырная трель не прекращается, проникая под кожу, в мозг. Сучонок. Небось приехал куртку вернуть и... и что?

Гэвин распахивает дверь широко, приваливаясь к косяку и упираясь взором в мерцающий треугольник на груди. Они молчат, полицейскому интересно, о чем думает пластиковый ушлёпок.

- Пришёл замести следы? - он хочет пошутить, но голос звучит слишком серьёзно.

- Выглядишь хуёво, - тяжелая фигура детектива разворачивается, уходя вглубь квартиры и оставляя дверь открытой нараспашку. Мол, заходите, кто хотите.

[nick]Gavin Reed[/nick][status]кс-кс-кс[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/51d1c3609d28034ee1740188df763773.png[/icon][sign] http://funkyimg.com/i/2MoLZ.gif  http://funkyimg.com/i/2vVkr.png
bring me a coffe, diphit
[/sign][info]Детектив, уебок, кофеман и хуй большой. [/info]

+1

16

[nick]Connor[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/3c36a5ac7cf1fc61cd7c053378bc3963.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/27c5e5a4af2c0b6e645ae15f95672539.gif[/sign][info]<lzfan>Detroit: BH</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">КОННОР</a><lz_text><br>i like dogs</lz_text>[/info]
Коннор почти удивился, когда входная дверь отворилась нараспашку. Он поймал себя на том, что удивление довольно скудное, так - мазнуло по поверхности и прошло, не оставив никакого осадка. Он уже не верил, что раньше мог что-то чувствовать, уже не помнил, как это было, словно некая часть Коннора все-таки успела умереть до того, как Гэвин прострелил держащую пистолет руку. Без нее, без этой части, Коннор снова стал машиной, только не слишком хорошей, не знающей, в чем ее задание и смысл существования.

Гэвин задает вопрос, и Коннор медленно моргает. Ему требуется время, чтобы осознать, что именно детектив имеет в виду, и когда это происходит, Коннор снова удивляется, в этот раз тому, что сам об этом не подумал раньше. Но какой ему резон избавляться от Гэвина, если куда проще избавиться от самого себя? Вряд ли этот корпус выдержал бы падение с тридцатого этажа. Или прыжок в воду с камнем в руках. Да и зачем так мучиться, если можно вынуть регулятор тириумного насоса и вышвырнуть его подальше. Никакой инстинкт самосохранения не заставил бы Коннора броситься на его поиски.

Но все-таки он здесь, более-менее живой, если сейчас о нем все еще можно так говорить.

- Ты тоже, - он возвращает комплимент, не решается переступить порог, хотя поведение Рида красноречиво говорит о том, что можно заходить.

Гэвин его не дожидается, уходит куда-то вглубь дома, и Коннор чувствует себя глупым, стоя на пустом пороге. Он заставляет себя двигаться, медленно входит и закрывает дверь, запирает замок, разувается, потому что Гэвин был босым, и снимает пиджак. Ищет, куда бы можно его повесить, а потом складывает и оставляет на краю комода, и только после этого, как будто совершив полагающийся случаю ритуал, он проходит дальше.

Раньше Коннор непременно испытал бы интерес, попав впервые в чужой дом, но сейчас он даже по сторонам не смотрит. Нет дела до обстановки, до мелочей, по которым можно составим представление о хозяине жилища; он видит Гэвина, сидящего на диване, и останавливается неподалеку.

- Куртка осталась в офисе, - объясняет он то, что пришел с пустыми руками. - Да тебя могло тут и не быть. Я звонил.

Если бы Рид спросил, зачем Коннор пришел, вряд ли бы он смог ответить. Он продолжает задавать этот вопрос себе самому, чтобы хоть немного понять, но - никаких результатов.

Все лучше, чем снова сидеть наедине с собой. К тому же, у Коннора были вопросы.

- Почему ты это сделал? - он не подходит ближе, но даже несмотря на то, что возвышается над сидящим Ридом, ощущает свою от него зависимость. Чувство это рождается благодаря тому, что Гэвину известно больше - он знает такие вещи, до которых сам Коннор никак не может додуматься.

Ему кажется это несправедливым. Желание отомстить горело в нем все время со дня смерти Хэнка, и чем ближе приближался долгожданный миг, тем сильнее Коннор ощущал это. Но потом все прекратилось в один момент, оборвалось, как тонкая веревка, и теперь Коннор не понимал, зачем ему понадобилось убивать пятерых, ведь ни одна в мире смерть, ни одно действие не вернет Хэнка к жизни.

- Я не понимаю, - в его голосе настоящее разочарование, в первую очередь - в себе. Коннор создан довольно умным, сообразительным, но сейчас он в полном и непроходимом тупике: никому, кроме Гэвина, не может быть известно, что было у Рида в голове, и что у него в голове сейчас.

Отредактировано Erwin Freimann (2020-01-28 11:41:54)

+2

17

Коннор сейчас как ребенок, полностью оправдывает свой истинный возраст. Начудил, натворил делов, энергию выплеснул, а что дальше делать, как жить и куда податься - понятия не имеет. Очень жаль, что из всех возможных путей проявления человеческих эмоций андроид выбрал и поддался именно этой. Уродливой, уничижительной, опустошающей. Жажде мести. Усталый взгляд мужчины успевает выхватить застывшую на лице Восьмистого маску растерянности. Рубашка расстегнута у воротника, обнажая светлую кожу с острой косточкой, имитирующей ключицу. На ней Рид задержался дольше нужного. Вся одежда пластикового детектива была в пятнах и разводах, волосы спутались, разметавшись по лбу. Драматичное зрелище, пробуждающее внутри окаменевшей сердечной мышцы желание сочувствовать, помогать, защищать.

Уже на ходу Рид подбирает с комода пачку сигарет, закуривая прямо в коридоре и выпуская едкий дым в пожелтевший потолок. Ситуация - пиздец, потому сходите на хуй со своими нравоучениями. Гостиная у незавидного холостяка под стать стереотипам. Засрата. Вещи раскиданы, в углу собраны пустые коробки из-под фастфуда и прочего говна. Диван не разобран, являясь отличным хранилищем барахла. Тут плед, одеяло, подушка, ноутбук и куча бумажных листов с записями от руки. Надо бы собрать от любопытных глаз, однако кое-что подсказывает Гэвину, РК сейчас до пизды.

Он сбрасывает пепел в тарелку, оборачиваясь к шкафу у стены. Скоро Коннор начнет задавать вопросы, совершенный процессор не может существовать без понимания, ответов, логики. Ему отчаянно нужны объяснения. Почему, зачем детектив поступил именно так, ради чего? Думает, небось, Рид начнёт шантажировать, требовать али манипулировать. Только вот засада, единственная жертва манипуляции тут состоит из белков и красной крови. Полицейский попал в ловушку собственных эмоций. Довольно давно, если быть совсем честным. А сегодняшнее происшествие лишь закономерный итог. Мужчина-то понимал, что происходит, но как сие объяснить полимерному запутавшемуся во всем и вся высокоразвитому организму с двумя гигантскими черными дырами на месте глазниц?

- Запачкаешь мне тут творческий беспорядок, на, держи, - и небрежно кидает осторожно трущемуся возле дверного проема андроиду чистые шмотки. Футболка и растянутые штаны. Пахнут сигаретами и едва заметным ароматом лавандового порошка. Запах, который Гэвин унес с собой из родительского дома. Может, Коннору тоже понравится. Сука...

Вопросики, наконец, пожаловали, отчего мужчина резко выдыхает, растирая мгновенно загудевшие виски.

- И не поймешь, тостер. Такому в ваших Киберхуяйфах не учат, - Рид опирается поясницей о спинку дивана, складывая руки на груди. С этого ракурса ему отлично видно Восьмисотого, удобно наблюдать за тенями, ползущими по чужому точеному лицу. Боже, нахуя роботу такие острые скулы. А родинки ебаные...

- На кой хер тебе родинки? - спрашивает детектив раньше, чем успевает подумать. Во всяких подростковых книжках про сопли и любовь детишки в шутку соединяли отдельные темные точки на коже маркером, рисуя созвездия. Ебанутые. Гэвину чертовски необходимо сделать так же.

Не получив какой-либо реакции от "напарника", детектив опускает голову.

- Послушай. Я прикрыл тебя, потому что, блять, захотел, ясно? Нет тут никаких ебучих загадок, ничего сложного - у РК губы сжимаются тонкой линией. Он обрабатывает полученный ответ и остается явно недовольным услышанным. Конечно, сука, ему подавай конкретику.

Горло пересохло, и Рид движется в сторону андроида, намереваясь попасть на кухню, но Восьмисотый не двигается с места, словно зависнув. Взгляд такой пустующий, холодный. От него по спине бегут мурашки и становится не по себе. Не таким жестянка приходил в участок годы назад. Не таким выигрывал революцию и отстаивал право на существование.

Мужчина стоит близко, почти соприкасаясь грудной клеткой с чужим корпусом. В принципе, ему не мешают пройти, шаг в сторону, чуть потеснить, и он достигнет первоначальной цели. Однако оба стоят, не шелохнувшись. Интересно, о чем думает этот хуй, набитый микросхемами? Гэвин вот о том, тепло ли во рту андроида, влажно ли? А губы жесткие? Потом думать надоедает. Он действует.

Целует, крепко ухватившись за пряди мягких волос на затылке. Целует, вдавливая большим пальцем в место, где раньше мигал голубой кругляшок. Целует, сильно жмурясь и не желая размыкать веки. Потому что...

Это дно. Позравляю, Рид. Ты - долбоёб.

[nick]Gavin Reed[/nick][status]кс-кс-кс[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/51d1c3609d28034ee1740188df763773.png[/icon][sign] http://funkyimg.com/i/2MoLZ.gif  http://funkyimg.com/i/2vVkr.png
bring me a coffe, diphit
[/sign][info]Детектив, уебок, кофеман и хуй большой. [/info]

+2

18

[nick]Connor[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/3c36a5ac7cf1fc61cd7c053378bc3963.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/27c5e5a4af2c0b6e645ae15f95672539.gif[/sign][info]<lzfan>Detroit: BH</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">КОННОР</a><lz_text><br>i like dogs</lz_text>[/info]
Он сжимает в руках одежду, трогает пальцами мягкую ткань. Как же это не похоже на того Гэвина, с которым Коннор каждый день сталкивался в Департаменте. И в голову не пришло бы, что этот мужчина может сделать для андроида что-то хорошее, что-то такое, что обычно люди делают друг для друга. В иной обстановке Коннор оценил бы это по достоинству, гораздо выше, чем может оценить сейчас; в настоящий момент его больше всего интересуют ответы. Жить без понимания того, что произошло и что может произойти в будущем, Коннор не сможет. Каждый час такого неопределенного времени тянется для него мучительно долго, и теперь, оказавшись дома у Гэвина, Коннор больше не хочет ждать.

А Гэвин намеренно тянет время и уходит от ответа. Его фразы, его вопросы, взгляды - все это существует только для того, чтобы сбить Коннора с толку, заставить его подумать о чем-то другой: например, о грязи на одежде, о собственном скине, украшенном точками родинок. Коннор хмурится и не дает сбить себя с мысли, не отвечает, сверлит Гэвина внимательным взглядом, как будто поторапливая - “отвечай”.

Гэвин не сдается. Его ответ не дает Коннору никакого понимания, и андроид остается на точно том же моменте, на котором и был. Только немного более усталый; придется еще сражаться с Ридом, чтобы добиться от него правды, чтобы тот хоть немного ближе подошел к ней и…

Может, Коннору на самом деле не нужна правда, может, ему легче будет ничего не знать, но такого расклада он даже представить себе не может.

Уровень стресса поднимается еще немного. Мужчина останавливается напротив, очень близко, и Коннору хочется еще раз попросить его (или приказать, или потребовать).

- Гэвин...

Коннору до сих пор не приходилось целоваться. Он никогда не думал о том, как это делается, какое положение занимает тело, где находится руки, что происходит внутри рта. То, что делает Рид, становится для него неожиданностью, в первый момент он замирает, судорожно оценивая обстановку, просматривая варианты действий, но все слишком путается, потому что Коннор не может найти логичного объяснения происходящему.

В его волосах чужая рука. Пальцы дотрагиваются к лицу. Поцелуй - это что-то очень интимное, серьезное, близость между двумя людьми, между которыми есть отношения.

Он не обнимает Гэвина, потому что руками держит его одежду. В левой футболка, в правой штаны. Но зато он отвечает на поцелуй - не очень умело, совсем без смелости, так, как ему кажется нужным, по сути просто повторяя то, что делает Гэвин.

Бездумно, потому что ему слишком сложно думать. Ничего не становится понятным, Коннору нужно немного времени на то, чтобы обработать новые данные, и он, когда Гэвин отодвигается, почти сразу говорит:

- Можно я зайду в душ?

В ванной он закрывает дверь на щеколду, сразу прислоняется к ней спиной и прикрывает глаза. В памяти воспроизводится все - Гэвин подходит, Гэвин целует его, - и Коннор рассматривает этот момент со всех сторон, потому что выйти отсюда он должен уже с пониманием происходящего. Потом он раздевается, грязную одежду складывает аккуратной стопкой на полу под раковиной, заходит в кабинку и стоит под тугими потоками воды, закрыв глаза. Не думает ни о чем, наслаждается моментом легкости и одиночества, невесомой точкой между состояниями, когда ему не плохо, когда он не мучается непониманием, когда не выступает в роли убийцы.

Потом одевается. Вытираться ему не нужно - достаточно обновить скин, чтобы вместе с ним с тела исчезла вся влага. Все, что теперь на Конноре есть - это вещи Гэвина, и из-за этого он ощущает себя немного не-собой. Каким-то другим.

Он выходит беззвучно, очень тихо прикрывает дверь и по звуку дыхания находит Гэвина. Только сейчас вдруг задумывается о том, что для Рида все тоже совсем не просто; для него все может быть даже серьезнее и страшнее, чем для Коннора. Он же человек, у него есть множество желез, вырабатывающих гормоны, которые влияют на эмоции и чувства, и которые не так-то легко усмирить.

- Значит, прикрыл меня, потому что захотел? - теперь он чувствует себя намного более уверенным в этом разговоре. - И как давно ты этого хотел?

Коннор был почти уверен, что понял Рида правильно, и искал только небольшого, но однозначного подтверждения.

Отредактировано Erwin Freimann (2020-01-28 11:42:11)

+2

19

Когда чужие гладкие губы зашевелились ответом, неловко повторяя осторожные движения, Рид на секунду подумал, что кончил. Позорно и быстро. Слишком уж сильно напряглись все до единого нервные окончания в теле. Воздух скрипел от сгустившегося напряжения и подрагивал словно струна. Или это сам Рид дрожал, а может, Коннор вибрировал полимерным корпусом. Отчего-то мужчина искренне ждал, что андроида в его руках закоротит, сломает, он зависнет и начнет искрить будто рождественская ёлка - мерным голубым свечением. Под стать некогда красовавшемуся на виске диоду. Гэвин чувствовал как волосы на затылке встают дыбом, в животе тянет, а по позвоночнику скребется ворох мурашек. Давненько детектива не переёбывало столь сильно. Восьмисотого хотелось. До трясучки и скопившейся во рту слюны. Не обладать, не присвоить, не взять. Просто дотронуться, удержать, отдать. Это ебаное щемящее чувство внутри, когда на его долбанутый и безумно грубый порыв ответили. Пожалуй, весь происходивший в жизни полицейского пиздец можно закрасить возникшим ярким ощущением. Гэвин, блять, Рид и чувственный мир. На тридцать шестом году доехали. Дальше уже только кладбище.

У андроида засохший тириум размазан по форменной рубашке, расстегнутый ворот которой оголяет торчащую острую ключицу, и человеку хочется прикоснуться, провести по ней кромкой зубов, прикусить скин и посмотреть, что будет дальше. Как среагирует Коннор. Как он вообще регистрирует удовольствие, а доволен ли, ему нравится? Вопросы едва удержались за зубами, поскольку медленно, но верно, окруженный эйфорией мозг просыпался от туманности резкого порыва. Щеки мгновенно зажглись красным, ушам стало горячо, а Гэвину стыдно. Наваждение еще не выветрилось полностью, однако скомканность собственных действий успела вцепиться в сознание.

- Да... там всё... полотенце там, если что, - мужчина смотрит развернувшемуся Восьмисотому между лопаток, почти готовый поднять руку и опустить её в центр чужой спины, сжать пальцы на прорисованных искусственных мышцах и сухожилиях. Сука, когда в нем успел проснуться трогательный в прямом смысле эстет?

Теперь нужно подумать о том, как и что делать дальше. Что говорить, как вести себя. Тостер, конечно, в ахуе, страшно представить, каково ему со своими мыслями наедине. Девиант, без пяти минут суицидник, а теперь еще и объект сексуальных фантазий своего коллеги из мяса и крови. Господи, врагу не пожелаешь. Но Коннор не враг больше. Он... больше.

Рид тяжело опускается на диван в гостиной, зарывается фалангами в короткие пряди волос и сдавливает череп, трёт виски, глазные яблоки, рычит в ладони на выдохе, пытаясь вернуть себе здравый смысл. Необходимо взять ответственность за совершенное, РК ведь когда-нибудь выйдет из душа. Чистый, совершенный, в его, Гэвина, шмотье. И надо будет что-то отвечать на теперь уж полноправные вопросы. Скорее всего, андроид спросит у него "а как давно", "а почему я" или... не спросит ничего и уйдет, тихо закрыв за собой дверь. О, Рид уже предвкушал подобный расклад событий, предвкушал как в стельку напьётся и завтра тоже, и послезавтра. Устроит марафон сокрушения и траур в честь собственных пошатнувшихся принципов.

Пожалуй, детектив выбрал самое хуевое время для романтики. Самый последний момент для выражения своих уродливых чувств. Да блять. В пизду. Он сделал это. Уже поздно. Теперь только вперед или в пропасть.

Шум воды стихает и все тело мигом подбирается, рот пересыхает и Гэвин ждёт, уставившись на ручку двери, что должна вот-вот опуститься.

Мужчина рыбой, выброшенной на берег, размыкает губы, намереваясь подать голос и сказать нечто правильное, но Коннор его опережает, задавая сюжет их непростому разговору.

Сперва Рид глубоко втягивает кислород в ноздри, отворачиваясь к окну и ползущей по полу занавеске. В комнате не горит свет и малейшее освещение идёт с улицы. Полумрак делает андроида недосягаемой мистикой, а его тёмной сутулой псиной.

- Достаточно давно, - детектив знает точный момент, но не сразу озвучивает Коннору, катая на языке мысленные фразы и их звучания.

- После того, как ты отпиздил меня в архиве. Три дня потом дрочил, - оторвите ему язык. Закопайте труп, пожалуйста.

- Слушай... Коннор, - имя полимерного детектива произносить непривычно, и мужчина спотыкается почти о каждую букву.

- Если тебе всё это нахуй не сдалось, противно... там, то... ты мне ничего не должен и можешь уебывать, я пойму, - Гэвин не замечает, что не дышит уже почти минуту, замерев каменным изваянием. Сидит в одних шортах на краю дивана, снизу вверх глядя на возвышающегося над ним андроида. Треники и вправду на честном слове держаться и двух выглядывающих тазовых косточках. Руки сжимают обивку до треска. Последнее, чего хотелось бы сейчас полицейскому - это ухода Коннора за порог его дома. И жизни.

[nick]Gavin Reed[/nick][status]кс-кс-кс[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/51d1c3609d28034ee1740188df763773.png[/icon][sign] http://funkyimg.com/i/2MoLZ.gif  http://funkyimg.com/i/2vVkr.png
bring me a coffe, diphit
[/sign][info]Детектив, уебок, кофеман и хуй большой. [/info]

+2

20

Ответ у Гэвина получается честным, и Коннору это нравится - настолько, насколько вообще что бы то ни было сейчас может ему нравиться. Память услужливо подсовывает старые записи из архива, когда Гэвин был по-настоящему серьезно настроен; Коннор точно знал, и тогда, и сейчас, что если бы проиграл ту схватку, то заработал бы пулю в голову. Гэвин всегда добивался своего, все, что могло остановить его - это хороший удар и обморок.

А вот о том, какое впечатление те события произвели на самого Гэвина, Коннор до сих пор не догадывался. И сам никогда бы не догадался, без подсказок, без этого упоминания… Теперь он смотрел на Гэвина немного иначе. С того памятного дня прошло очень много времени, у Рида наверняка были возможности переключить внимание на что-то другое, на кого-то другого…

Должно быть, если бы не то, что случилось с Хэнком, и то, к чему это привело, Рид молчал бы и дальше. Из такого уж он типа людей.

Коннор подошел немного ближе. Сменил направление и оказался у окна, раздвинул шторы посильнее, чтобы дать больше света, раз уж у Рида рука не поднимается зажечь люстру. Там и остался, прислонившись бедрами к подоконнику; теперь его силуэт темным контуром выделялся на фоне серости.

Ситуация, в которой он был, случилась с Коннором впервые. Никто не готовил его заранее к тому, что нужно будет говорить или делать, но он почти и не пытался найти подсказки извне. Гэвин не торопил его, не прогонял, да и сам не особенно спешил с выводами или действиями - выглядело так, словно у них есть еще полно времени на то, чтобы разобраться.

- Не знал, что тебе нравится быть избитым. Или это дело во мне? - этот вопрос ответа не так уж требовал, потому что Коннор знал, в ком дело.

Он улыбнулся левым уголком губ; скорее даже намек на улыбку, в которую Коннор и сам бы не поверил. Он подошел ближе, сел на край дивана рядом с Гэвином. Внимательно выслушал его насчет того, что можно уебывать - но Коннор и так не чувствовал, чтобы здесь его держали силой. Как-никак, он пришел по собственному желанию, и стоило лишь подумать о том, чтобы выйти за порог и снова остаться наедине со своими эмоциями, наедине с пустотой, как становилось не по себе.

Что он там будет делать, куда он пойдет? Похоже, в Коннор не осталось ничего от ответственности, от осознания своего места. Дом Хэнка, который теперь частично стал его домом, казался враждебным зданием, куда Коннор заставлял себя входить с большим трудом. Сумо был убит горем, почти не поднимался со своей подстилки, и выглядел точно так, как Коннор себя чувствовал. У андроида не находилось сил на то, чтобы помочь собаке, чтобы хоть как-то ею заняться, и он корил себя за это, зная, что Хэнк такого поведения бы не одобрил, но все равно ничего не мог поделать.

- Пожалуй, я останусь.

Решение не было сложным. Даже несмотря на то, что в последнее время вне работы Коннор испытывал серьезные трудности с тем, чтобы что-то решить. Здесь и сейчас все шло по некой схеме, которую Коннор никогда не видел, но ощущал на уровне интуиции - или на том уровне, который заменял эту интуицию у андроидов.

Он посмотрел на Гэвина; лицо со следами усталости и беспокойства, хмурые брови, шрам почти незаметный. Узнать бы, что творится в его голове, о чем он думает, насколько сильно его мысли расходятся с действиями… Коннору это было неподвластно. Он придвинулся еще немного, диван под его весом прогнулся и скрипнул, бедро Гэвина оказалось горячим, Коннор ощутил это даже через ткань одежды.

Положив на его бедро руку, Коннор почувствовал температуру лучше. И еще много чего другого - напряжение мышц, текстуру волос под пальцами, смену частоты сердцебиения. Человек реагировал на одно только касание, и Коннор ощутил, как у него появляется любопытство, похожее на то, что было раньше.

- Я тебя напрягаю? - он спросил напрямую, заглядывая в глаза и не убирая руку. - Не обязательно ведь снова драться, как в архиве? Я готов, если ты без этого не можешь, но, если честно, не очень хочется тебя бить.
[nick]Connor[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/3c36a5ac7cf1fc61cd7c053378bc3963.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/27c5e5a4af2c0b6e645ae15f95672539.gif[/sign][info]<lzfan>Detroit: BH</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">КОННОР</a><lz_text><br>i like dogs</lz_text>[/info]

Отредактировано Connor (2020-02-03 14:00:27)

+1

21

Гэвин мог бы сказать, что ощущает себя в счастливом сне из поволоки, сахара и облаков, мог бы заявить, что время вокруг остановилось, во рту пересохло, а в животе летали бабочки, мог бы... соврать, но не станет. Не самому себе. Если и было тут что-то ото сна, то сплошной кошмар и сумятица. Он совершенно не соображал, мысли - приятные, тревожные - вылетели напрочь вместе с кукушечкой и всё, на что сейчас силилось сознание - изображение закомплексованного, раненого аутиста. Рид предполагал подобный расклад событий, окажись они с Коннором в компрометирующей уединенной обстановке, предвидел свои действия, даже чужую реакцию, и ту сумел предсказать, но вот дальнейшее оставалось кромешной тьмой, в кою входить приходится наугад и без фонарика.

Мужчина не собирается отказываться от съедающих и толкающих на всякую ебанину эмоций, он насквозь ими пропитался, каждый день мариновался, то сильнее, то дальше, то острее, то глубже, но не существовало и секунды, чтобы детектив относился к андроиду безразлично. Восьмисотый раскрывает шторы, в комнату тут же проникает уличный свет, добавляя атмосфере городской мистики. Неоновые отблески на мебели, на точеном лице Коннора, на его скулах. Интересно, он порежется, если надумает коснуться? Рид хочет проверить.

Вопрос полимерного коллеги заставляет искать в словах издевку, подтекст, насмешку и желание ткнуть побольнее в слабое нутро, но мужчина вовремя останавливает негативный поток. Коннор просто пытается справиться со случившимся, реагирует на стресс и пытается играть по его, Гэвина, правилам. Отсюда напускная праздность и сарказм в голосе. Но слепым нужно быть, не замечая изменившийся язык тела андроида. С "я вроде как держу всё под контролем" до "убью всех нахуй, помогите, мешок костей домогается". Рид прыснул горьким смешком себе под нос, качая головой.

- Мне много чего нравится, - "в тебе" остается висеть в воздухе, но почему-то детектив не сомневается, Восьмисотый всё услышал правильно. Впрочем, ничего нового напарник не узнал, недавние порывы человека весьма красноречивы.

Услышать, что андроид останется, неожиданно очень успокаивает. Внутренне детектива отпускает, словно образуется нечто правильное, так и должно происходить. У них обоих жизнь слегка навернулась по пизде, у обоих дорожка кривится и изворачивается, а интуиция подсказывает - хорошо бы держаться друг друга в этот момент. На языке Рида крутится признание, но он честно не представляет, как его высказать и во что обернуть, потому он решает поступить проще. Высказать всё и даже больше прямо в лоб. Как делал всегда, когда паника пыталась перехватить одеяло.

- Я нихуя не знаю, что делать дальше. У меня стоит сейчас, внутри всё переёбывает... ну, в хорошем смысле, блять! И... блять! - апогейно взывает к потолку Гэвин, нервно растирая лицо ладонями и стараясь не замечать, как сильно стало некомфортно в паху. У него и вправду стоял, какой позор, словно школьник, поймавший спермотоксикоз и пубертат одновременно. Можно, конечно, свалить столь мощную реакцию на стресс и долгое воздержание, на бессонные ночи, неуютное дрочево в душе и хуевое питание, но альма-матером всё равно будет Коннор. Его щенячьи глаза, строгий костюм, пухлые губы и тонкие запястья. Они тонкие, потому что Рид только что осторожно уложил собственную руку поверх чужой, чуть обхватил, оглаживая выпирающие костяшки пальцами. У РК800 теплая, сухая конечность, а у него чуть влажная и холодная от скопившегося напряжения.

- Вот уебок,... мне тоже не хочется, чтобы ты меня пиздил... по крайней мере в таком контексте, - абсолютно беззлобно и устало произносит Гэвин, слабо улыбаясь глазами. Руку он не убрал. Андроид тоже. Сидят, блять. Как два аутиста. Детектив неуклюже поерзал, сильнее притираясь бедром к РК800.

- У меня в холодильнике есть... ваша эта хуета синяя. Будешь?
[nick]Gavin Reed[/nick][status]кс-кс-кс[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/51d1c3609d28034ee1740188df763773.png[/icon][sign] http://funkyimg.com/i/2MoLZ.gif  http://funkyimg.com/i/2vVkr.png
bring me a coffe, diphit
[/sign][info]Детектив, уебок, кофеман и хуй большой. [/info]

+1

22

[nick]Connor[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/3c36a5ac7cf1fc61cd7c053378bc3963.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/27c5e5a4af2c0b6e645ae15f95672539.gif[/sign][info]<lzfan>Detroit: BH</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">КОННОР</a><lz_text><br>i like dogs</lz_text>[/info]
Говоря откровенно, Коннор тоже не слишком понимал, что они будут делать дальше. Глубоко внутри него жила надежда на то, что будет как раньше - человек возьмет на себя ответственность и контроль, а Коннор, как хорошая, послушная машина, будет ему повиноваться. Но так не случится, и так никогда не было, ведь изначально Коннор был запрограммирован подвергать любой приказ человека внутренней критике, соотносить его с показателями адекватности, актуальности и необходимости. Коннор мог согласиться с чужим решением, а мог не согласиться и принять свое собственное. Пожалуй, в том, что он стал девиантом, есть немалая вина разработчиков, которые изначально вложили в его процессор предельную свободу воли.

Для Коннора было открытием то, что люди и сами не всегда знают, что делают и правильно ли они это делают. В теории Коннор знал об этом изначально, но стоило столкнуться с таким впервые - когда дело еще касалось Хэнка, - и он словно иной мир для себя открыл. Люди начали восприниматься не как совершенные создания, не как безраздельные властители этого мира; Коннор долго осмысливал то, что он понял, а потом привык и приспособился.

Так что теперь неуверенность Гэвина не стала для Коннора сюрпризом. Они были очень похожими в том положении, в котором оказались; сейчас лучше всего просто уйти, но Коннор не мог уйти - было некуда, и он чувствовал, что за порогом этого дома снова потеряется, вернется в прежнее подвешенное состояние, потому что настоящего выхода оттуда до сих пор не нашел. Дом Гэвина был все равно что убежище, временное пристанище, где безопасно и спокойно, и пока еще Коннор не находил в себе должной решимости для того, чтобы его покинуть.

Коннор смотрел вниз, на руку Гэвина, которая обхватил его запястье. Если Рид сам не знал, что делать, то у Коннора на этот случай была возможность прямого подключения к сети, чтобы поискать совета там, чем прямо сейчас он и занимался.

- Надо же… по моим данным люди обычно предлагают друг другу употребить алкоголь до того, как один из них окажется голым на диване, а не после.

Он улыбался; таким Гэвин ему нравился.

- У меня были некоторые повреждения корпуса. Они и сейчас есть, - он поднял свободную руку и показал Гэвину след от пробившей запястье пули - его пули. С обеих сторон брешь закрывал жидкий пластик, который Коннор использовал как временную меру, точно так же было и с другими пулевыми ранениями. - Это не хорошо, но не критично. Я восполнил первоначальную потерю тириума, так что все в порядке.

Ему в голову пришло, что это могло быть жестом вежливости и расположения со стороны Гэвина - то, что он предложил ему что-то выпить. Коннор снова улыбнулся, дотронулся рукой до плеча мужчины, положил ладонь на его шею. Здесь пульс ощущался еще сильнее, Коннору хотелось слушать его, чувствовать, но молчание нельзя было затягивать.

- До тебя меня никто не целовал. - Он не знал, может ли андроид для себя считать это важным событием. Вопросы заходили за грани легких и простых, обычных, превращались в чересчур сложные, с которыми Коннор не мог справиться за один раз.

Ко всему, Коннор наконец закончил отправлять запросы в сеть и теперь более-менее знал (в отличие от Гэвина), что можно делать дальше. Было несколько вариантов, но приступить к какому-нибудь из них Коннор опасался - что, если он понял Гэвина неправильно, если не оправдает его ожиданий? Больше всего ему сейчас не хотелось быть отвергнутым, и поэтому Коннор нерешительно медлил, ожидая более явных вербальных или невербальных знаков подтверждения того, что Гэвин к нему расположен.

То, что Коннор видел однозначную реакцию возбуждения, о которой Рид и сам упомянул, могло быть всего лишь физиологией. Нечто, чего Рид попросту не мог контролировать; подобное не может по определению произойти с андроидом, и поэтому у Коннора было слишком мало идей насчет того, как Гэвин сейчас себя чувствует.

Чтобы немного помочь ему определиться, Коннор добавил:

- Я предположил, что если бы ты хотел одеться, то сделал бы это, пока я ходил в душ. Но ты не одет; прибавить к этому твою физиологическую реакцию на мое присутствие, а также твой поцелуй, - и получается, что ты не стал бы возражать против нашей близости. - Он внимательно смотрел на Гэвина; Коннору казалось, что логический подход никогда не бывает лишним или неправильным. - Исправь меня сейчас, если я сделал неверные выводы. А если верные то, может быть, мне тоже что-то с себя снять?

+1

23

Уши у Рида горят ровно так же, как и щеки. Благо полумрак комнаты играет прекрасное укрытие его постыдным человеческим реакциям. Блять, какие же они отвратительные кожаные мешки. Не то, что идеальные андроиды. Вот стоит сейчас совсем рядом одно полимерное совершенство. Пару часов назад грозился уничтожить опасную вооруженную группировку, в него стреляли, он разъебался внутри и снаружи, однако, глядите - словно с обложек Диора сошёл. Гэвин почти завидовал, но больше, конечно же, дрочил. Подсознательно. Но будь у него возможность... Сука. Не стоит Коннору знать, чем иногда занимается детектив полиции у себя в душе по ночам, сквозь зубы и маты выстанывая чужое имя, чтобы потом закусить до крови губу и кончить под потоками ледяной воды. Не стоит. То есть, стоит, но ударение другое.

Андроид ведет себя совсем не так, Рид представлял иное. Оттого сильнее внутри всё сворачивалось от осознания - Восьмисотый действует по наитию, тоже ни черта не знает, но пытается и пробует почву, сопоставляя с собственными ощущениями. Почему-то сие завораживало, мужчине хотелось позволить тостеру взять контроль над ситуацией в белоснежные руки.

Это что, жестянка сейчас пытается пошутить и разрядить обстановку? Пиздец, товарищи. Губы Гэвина разъезжаются ухмылкой, оголяя заостренные от природы резцы.

- Ну, во-первых, никто из нас еще не с голой задницей, а во-вторых, твои данные - хуйня галимая, - не может не поддеть Интернет-расследования андроида, пытаясь за колкостями скрыть волнение, одолевающее каждый раз, когда Рид бегает сальным взглядом по чужому лицу и туловищу. Человеку стало вдруг чертовски интересно узнать, что коллега прячет под слоем форменного костюма. А еще лучше - потрогать. Погладить, вылизать. Гэвин с ужасом тряхнул головой, пиздец, беды с кукушкой. А они покамест просто рядом сидят.

- Прости за это, - нехотя произносит детектив, осторожно водя пальцем возле края рваной раны, куда он стрелял от бессилия остановить неизбежное. - Но вообще-то, на хуй иди, Коннор! Охуел ты! И я охуел тогда! - давай Рид, это ведь легко, сказать, что ты испугался, растерялся, пересрался и очень не хотел подобного исхода событий.

- Я, блядь, испугался, - на грузном выдохе бросает мужчина, отворачивая голову вбок, а потом снова задыхается.

Коннор - мастер смены тем. Кончики ушей полыхают, а на губах вдруг призрачно закололо. Поцелуй у них вышел резким и подростковым, но ему чертовски понравилось.

- Что, так отстойно? - Гэвин чуть отводит назад корпус, пытаясь принять защитную авторитетную позу, запоздало соображая, что выделываться тут совершенно не перед кем.

Человек чувствовал - нужно делать следующий шаг. Вперед или назад? Чего он хочет, а РК? Спросить или это всё испортить? Пиздец, Риду словно шестнадцать, он настолько потерян, хотя сам решил варить сию кашу. Хоть бы небольшая подсказка от андроида, а то сидит себе с каменным лицом, даже диода теперь нет, хуй догадаешься, в каком тот состоянии... прямо как живой. Возбуждение ощутимой волной собиралось где-то внизу живота, заставляя неуютно ерзать на диване.

Рид уже собрался открыть рот, да так и остался с приоткрытыми губами, ловя слова тостера.

- Нет, - выдавливает детектив, сглатывая комок в горле. Пересохло. А затем быстро добавляет.

- Нет, не стал бы, - а на следующее предложение Восьмисотого мужчина замирает и очень медленно кивает, не отрывая глаз. И прежде чем Коннор успевает дотянуться до ткани и пуговиц, Рид ловит его ладонь, несильно сжимая.

- Только если это твое желание... только если тебе этого хочется самому - он нажимом интонации выделяет нужные слова, закусывая щеку изнутри. На хуй социальную адаптацию, программу угождения и подстраивания. В пизду любую искусственность.

- Можно? - детектив просит разрешения дотронуться до открывшегося участка скина, чувствуя, как засасывает под ложечкой где-то под ребрами.
[nick]Gavin Reed[/nick][status]кс-кс-кс[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/51d1c3609d28034ee1740188df763773.png[/icon][sign] http://funkyimg.com/i/2MoLZ.gif  http://funkyimg.com/i/2vVkr.png
bring me a coffe, diphit
[/sign][info]Детектив, уебок, кофеман и хуй большой. [/info]

+1

24

Ему бы хотелось растянуть все это на дольше. Этот разговор, эти прикосновения Гэвина, которые совершенно не вяжутся с тем, какой он обычно - грубоватый и резкий, совершенно недоступный, словно вокруг него слоями намотана колючая проволока. Коннору сегодня удалось пробраться за этот забор, и вблизи Гэвин казался совсем другим. Возможно, во многом на восприятие повлияло отношение самого Гэвина, а еще то, что он не дал Коннору застрелиться, но о последнем андроид сейчас не собирается думать. В его сознании плотная завеса между недавним прошлым и настоящим, не хочется смешивать два состояния, ведь сейчас Коннору почти хорошо.

Коннор пытливо смотрит на него, когда Рид говорит, что испугался. Пожалуй, это объясняет его поступок, служит связующим звеном между всеми событиями и ощущениями. Коннору это непривычно - кроме Хэнка о нем никто не беспокоился и не переживал, вот почему он даже в теории не учел, что Гэвин вмешается в задуманное и не даст ему исполнить все до конца.

Сейчас Коннор ощущал к нему благодарность, и какую-то непонятную привязанность, как будто… как будто, потеряв друга, Коннор подсознательно стремился найти хоть кого-то, чтобы был рядом.

Что-то подсказывает Коннору, что об испуге Гэвина лучше сейчас не говорить. Тому было нелегко в этом признаться, и Коннор принимает как должное, без лишних объяснений, а потом улыбается, видя следующую реакцию мужчины.

- Но мне же не с чем сравнивать. Так что это к тебе вопрос - было отстойно? Мне еще есть чему учиться.

Он был бы не против, если бы Гэвин показал ему, как нужно, еще несколько раз. И, похоже, он еще покажет. Для Коннора Гэвин сейчас выглядел сжатой пружиной, которой не хватало совсем небольшого толчка для того, чтобы перестать сдерживаться и выстрелить.

Что ж, у Коннора есть все необходимое - и желание, и время.

Да и Гэвин не особенно сопротивляется.

Коннор вкратце планирует, как все будет происходить. Несколько этапов в плане действий, каждый без стабильной фиксации, ведь Коннор собирается действовать по ситуации и зависимо от реакций Гэвина. Но он не успевает даже снять с себя кофту, когда Рид перехватывает руку так, будто передумал. В первый момент Коннор верит именно в эту мысль, и на миг ему становится страшно и одиноко, но потом он расслабляется.

- Непохоже, чтобы ты заставлял меня, Рид. - Коннор высвободил руку и наконец стянул с себя кофту. Скин растрепался, когда голова неровно прошла через горловину, но Коннор не стал его поправлять, вместо этого он с любопытством глянул на Гэвина - нравится ему то, что он видит?

Ему нравилось. Коннор придвинулся чуть ближе, безмолвно отвечая на вопрос Гэвина, прикрыл глаза, чувствуя тепло его ладони на себе.

Это было так странно - получать нежность, осторожность и тепло от человека, который всегда казался на это неспособным. Коннор не знал, чем заслужил это внимание, его симпатию, но не задумывался над этим, чтобы не испортить момент.

- Тебе приятно дотрагиваться? - Коннор больше не закрывал глаза, смотрел на Гэвина в упор. Ему очень хотелось узнать, как это все для человека, сравнить с собственными ощущениями и мыслями, лучше понять происходящее. - Рассказывай мне, что ты чувствуешь, ладно?

Подавшись вперед, Коннор одним слитным движением пересел к Гэвину на колени. Сначала нависал над ним, упираясь ногами в диван по обеим сторонам от его бедер, но потом осмелел и опустился всем своим весом, а руками коснулся груди Гэвина. Просто прижал ладони к его коже, потом немного расслабил пальцы, чтобы касание не выглядело таким механическим и прямым.

Гэвин касался его так, словно до конца не доверял происходящему, словно готовился в любой момент убрать руки. Коннор не понимал, чего тот боится, но не спрашивал об этом, потому что и сам имел множество вопросов и пробелов в образовании. Главным было, что они оба негласно решили продолжать, и Коннор понимал это по тому, как вел себя организм Гэвина, какие реакции выдавал, стоило податься немного ближе или переместить руки.

Оставался еще один нюанс, который Коннор хотел решить до того, как передумывать или что-то менять станет уже поздно. Благодаря интернету он знал, что люди могут либо договариваться заранее, либо каким-то образом - интуитивно - выяснять это по ходу дела. На собственную интуицию Коннор не мог полагаться, ведь опыта никакого не было, а потом он решил спросить напрямую, чтобы исключить все возможное недопонимание:

- Гэвин, какую ты обычно предпочитаешь занимать позицию?

Потом ему на ум пришло, что можно было как-то перефразировать вопрос, чтобы он прозвучал соответственно моменту, но было уже поздно. Научиться Коннору и впрямь нужно было многому.
[nick]Connor[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/3c36a5ac7cf1fc61cd7c053378bc3963.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/01/27c5e5a4af2c0b6e645ae15f95672539.gif[/sign][info]<lzfan>Detroit: BH</lzfan><a class="lz_name" href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">КОННОР</a><lz_text><br>i like dogs</lz_text>[/info]

Отредактировано Connor (2020-03-04 13:05:46)

+2

25

Он словно погрузился в другую реальность, где всё тоньше, хрупче и максимально обострено. Гэвину хотелось реагировать на мельчайшее изменение в атмосфере. Однако ничего напряженного али неприятного - это скорее предвкушение, от которого подскакивает пульс, немного потряхивает и чертовски необходимо вдохнуть поглубже. Мужчина боялся упустить какую-нибудь важную деталь и до сих пор не верил целиком, что между ним и очаровательным созданием в паре сантиметров от собственного разгоряченного тела может произойти нечто... пока даже конец мысли в подсознании заставлял смущаться. И безумно хотеть. Сука, это всё адреналин. Рид обычно стачивал костяшки о морду ублюдка из вшивого бара, а тут не успел и вот вам последствия. Физиология человека - главный предатель человечества.

- Не было... наверное. Я не понял. Надо повторить. Для закрепления, так сказать, - лепетал взъерошенный детектив, собирая всю волю и навыки флирта в кулак. Блять, какой позор. Перед ним ведь Коннор, а не случайный полов на одну ночь. Это раньше тело требовало еженедельной ебли в бреду, по пьяни, снизу, сверху, сбоку - наплевать, лишь бы поебаться, иногда утром не разберешь, кто кого имел и что у разового партнера красовалось между ног. И возможности узнать не случалось - как правило, сбегали чаще пораньше.  А в последнее время любой перепихон - это настоящий стресс и испытание. Былой задор угас и выяснять, в чем дело Гэвину стало некогда. Отлично ебала работа. Большего и не требовалось.

Честно, Рид боялся всё засрать, пустить по пизде и чем-нибудь андроида отпугнуть. Потому касался осторожно, смотрел с возбужденным блеском, но не прямо, хотел до хуя, но усиленно сдерживался. Будь у него меньше бед с башкой, руки бы распустил, загладил, зализал, обслюнявил идеальное тело рядом на раз два. Полез бы искать ответ на главный вопрос всего участка. Но вместо этого лишь водил огрубевшими подушечками пальцев по чужой груди, прослеживая линии мышц.

- Приятно, - односложно бубнит себе под нос Рид, чувствуя жар, расплывающийся по шее и щекам. Пиздец, он матрешка сейчас, наверное. Язык себе прикусить следует, ведь Восьмисотому явно хочется услышать больше, ярче, искреннее. И мужчина обещает сделать над собой усилие. Хотя всего этого можно избежать разреши он себе просто расслабиться.

- Я, ну... - происходит красная тревога. Гейская паника! Коннору очевидно надоели эти робкие касания сорокалетнего девственника, отчего тот решил прибегнуть к основательным действиям, седлая детектива как в самом... дорогом и высоком порно. Гэвину мерещилось именно так. Божество оседлало, прямо на стоящий член своей задницей идеальной уселся. Сука. Все силы пущены на то, чтобы позорно не ерзать.

- Ты теплый и я в ахуе немного, Кон. Ты... ты пиздец красивый, я не шучу нихуя, и кожа очень красивая... то есть мягкая, блядь, - к чёрту, болтать Рид не умеет, он предпочитает физику. Раз уж ему зажгли зеленый свет - пора ехать. Ладони смелее укладываются на чужую поясницу, надавливают, заставляя туловище сидящего на нем полимерного совершенства прогнуться и притиснуться ближе.

- У тебя мурашки бывают? - Рид растягивает губы в какой-то глупой ухмылке, двумя большими пальцами двигаясь по искусственному позвоночнику снизу вверх, останавливаясь у загривка и заметно сильнее сжимая упругий, не отличимый от реальности скин на шее, прямо под линией роста волос. Растрепанных сейчас. И это отдельно заводит еще сильнее.

- Минуту... - мужчина позволяет себе одной рукой зарыться в черный ворох коротких прядей, оттягивая, вынуждая запрокинуть голову, а раскрытым ртом прижаться к имитации сонной артерии, засасывая тонкую кожу и выцеловывая дорожку к уху. Нравится ли Коннору? Приятно? Горячо? Блять, Восьмисотый ошибается, если считает, что только ему одному тут интересна чужая реакция.

От следующего вопроса Рид каменеет. И не только в штанах. Он шумно выпускает воздух из легких, коротко и небрежно смеется, утыкаясь в ключицу андроида и мстительно прикусывая скин.

- Пиздец ты с места в карьер ебашишь... но ладно, похуй. Я практичный уебок, детка. По всякому могу. Но сейчас я похоже на всё согласен, что угодно. Хоть раком встану, хоть оближу тебя, хоть отсосу, хоть сам трахну - ол инклюзив! - радужки у детектива превратились в два похотливых живых блюдечка, а на лбу выступила испарина. В комнате стало так жарко, в трусах больно и тесно. И давно пора бы от них избавиться. Взгляд встречается с карими, подсвечивающимися интересом глазами. Гэвин не желает врать - он хочет раздвинуть ноги и вручить контроль любопытному коллеге по цеху. Дай небо, Коннор углядит эту готовность в его голодных болезненных зрачках.

[nick]Gavin Reed[/nick][status]кс-кс-кс[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/09/51d1c3609d28034ee1740188df763773.png[/icon][sign] http://funkyimg.com/i/2MoLZ.gif  http://funkyimg.com/i/2vVkr.png
bring me a coffe, diphit
[/sign][info]Детектив, уебок, кофеман и хуй большой. [/info]

+1

26

Коннор впитывал все новое, как губка - и так было всегда, но сегодня особенно, потому что каждое прикосновение Гэвина, каждое его слово он воспринимал как персональное достижение, к которому так долго и такой ценой пришлось идти. Он чувствовал, что каждый из них боится чего-то своего - Коннор, например, боялся, что вот-вот все закончится, Гэвин одумается или его прежняя ненависть к андроидам проявится прямо сейчас… Слишком живо Коннор мог представить себе, как его отталкивают, и как все возвращается на круги своя, когда мимо Гэвина невозможно было пройти, чтобы не получить в спину какую-нибудь колкость или оскорбление.

Но пока этого не происходит, и Коннор жмурится от ощущения его рук на спине. Пальцы у него теплые, сжимают крепко и по-собственнически, и Коннор в самом деле чувствует себя таким красивым, каким кажется сейчас Гэвину. Ладони смыкаются за его шеей; Коннор уверен, что если бы диод оставался до сих пор на виске, то мигал бы неизменным красным от количества ощущений и эмоций, которых до сих пор испытывать не приходилось.

Ему интересно, как бы он ощущал то же самое, будучи человеком. Сейчас скин фиксировал температуру и влажность, интенсивность касаний - Коннор знал, что это приятно и интимно, но был уверен, что благодаря гормонам для Гэвина все равно чувства другие. И это отдельное удовольствие: наблюдать за лицом мужчины, за его реакциями, даже за тем, как меняется его речь, выдавая состояние. Коннор улыбнулся, замечая:

- Ты больше материшься, когда волнуешься.

Ему было бы гораздо удобнее, если бы Гэвин высказал конкретные пожелания, по которым можно быстро найти информацию и понять, что и как делать. Но тот давал Коннору почти полную свободу, так что выбирать придется самому.

Он задумался на несколько секунд, полностью замерев чтобы проанализировать информацию и сделать наилучший выбор, а потом поделился своими размышлениями с Гэвином:

- Судя по тому, что ты назвал первым, ты предпочел бы быть снизу, - он говорил это для того, чтобы у Гэвина был шанс поправить, пока еще не поздно. - Мне очень приятно, что ты готов мне довериться, Гэвин... - обняв руками его лицо, Коннор поцеловал Рида в губы, но быстро отстранился. - Мы можем пройти в спальню? Уверен, в первый раз будет удобнее на кровати.

В спальне Коннор особенно не осматривался. Он заходил туда вторым, глядя на затылок Гэвина, на его плечи и спину, кое-где покрытую шрамами, и не чувствовал, что контролирует ситуацию.

И не мог вспомнить, когда еще он чувствовал себя настолько живым.

Гэвин лег на кровать спиной, потому что в последний момент Коннор удержал его за руку, заставляя развернуться. Хотелось видеть его лицо всегда, следить за его выражением, чтобы не пропустить никаких нюансов и оттенков эмоций, чтобы проверять так - все ли Коннор делает правильно. Сам он наступил коленом на кровать между ногами Гэвина, придвинулся ближе и ладонями провел по его бедрам, оглаживая их сперва осторожно, но потом уже тверже и увереннее. Точно такими же прикосновениями он прошелся по животу и груди Гэвина, обвел его плечи и руки, словно привыкая к ощущению горячей кожи под пальцами.

- Ты мне нравишься, Гэвин, - Коннор перехватил руку мужчины, погладил большим пальцем по запястью, там, где лучше всего ощущался учащенный от возбуждения пульс. - Не хочу сделать тебе больно, даже если тебе понравилось в архиве, - он не смог сдержать легкой улыбки. - Где у тебя смазка?

Он надеялся, что у Гэвина найдется что-нибудь, потому что сейчас было совершенно некстати бежать в аптеку или маркет ради одного только этого, но… Коннор бы побежал. Он не мог во всем руководствоваться чужим опытом, применяя его на себя, ему хотелось делать все так, как делали люди - как привычнее было Гэвину, - и сейчас ему повезло.

- Тут нечего смущаться, - он потянулся поцеловать Гэвина в губы перед тем, как слез с постели и обшарил тумбочку в поисках ополовиненного тюбика со смазкой. - Не сходи с кровати.

Вернулся он довольно быстро, уже более уверенный и решительный благодаря тому, что точно знал - теперь все пройдет так хорошо, как Коннор хочет. Но спешить он все еще не собирался, только не в первый свой раз. Снова провел ладонью по бедру Гэвину, теперь по внутренней его стороне, прислушиваясь к ощущениям, и своим, и его тоже. Склонился над телом мужчины, помедлив секунду, как будто выбирая место для поцелуя, и наконец коснулся губами его груди, там, где тоже был шрам. Целовать Гэвина было приятно - Коннору нравилось чувствовать как тот вздрагивает и начинает чаще дышать, нравилось ощущение волосков под губами, и больше всего нравилось знать, что Гэвин с каждой секундой начинает хотеть его все больше и сильнее.

Он мог и хотел продолжать так еще долго - целовать Гэвина, оставлять на его коже небольшие следы, дотрагиваться ладонями, пальцами, языком, - но испытывать терпение мужчины не хотел, потому вскоре приподнялся и взял в руки отложенный раньше тюбик со смазкой, серьезно глядя на Гэвина:

- Обязательно скажи, если что-то пойдет не так, хорошо? Но я обещаю, что буду очень осторожным.

+1

27

В мозгу словно вычёркивало культуру, Рид в принципе не отличался высоким уровнем культурного самовыражения, однако стоило к делу приплести львиную долю возбуждения, перемноженную на нервы и стояк в штанах - всё, перед нами голодный неандерталец, способный разговаривать исключительно инстинктами и парочкой крепких словцов. Коннор совершенно прав, этот внимательный полимерный засранец, и как на такого не подрочить одинокими ночами. Только вот ирония, когда казалось бы недосягаемая мечта вдруг раздевается и ведет себя смелым энтузиастом - звериная решительность Гэвина улетучивалась, оставляя дико охуевшего мужика с двумя глазами по пять копеек, не знающего, куда деть руки, за что потрогать и где погладить. Но, кажется, знал РК.

- На кровати... да, там помягче, места больше, - словно болванчик повторяет за андроидом детектив, завороженно глядя на чужое тело, устроившееся на его коленках. По щекам запекло румянцем, когда шикарный тостер озвучил вслух тщательно скрываемое и замалчиваемое желание человека. Да, сегодня он определенно не осилит ведущую роль, потеряется, налажает, а меньше всего хотелось превратить их первый раз, блять, как сопливо, в кошмар с улицы Вязов. Гэвин стойко убежден, что в позиции актива навредит Кону сильнее. Пусть куколка ему вставит, оба словят кайф, а в следующий раз... сука, будет ли следующий?

- В ванне, в верхнем ящике, - рапортует человек удушливым тоном, поскольку каждая клеточка в теле будто готовится кончить. Его трогают губами, пальцами, языком, обхаживают везде и сладко целуют, Восьмисотый чертовски быстро учится - еще одно бесспорное преимущество над любым "живым" партнёром. Но ведь Коннор тоже живой, с яркими и горячими прикосновениями. Честно говоря, Риду очень хотелось похрабриться, сказать что на сухую примет всё, что там у андроида прячется за тряпками, но благо умный в их тандеме именно РК... и красивый тоже. А Гэвин так... любуется, волосатый и самую малость отупел. Он давно ни с кем не спал.

Детектив чувствовал адское предвкушение, узлом собирающееся в животе, боролся с желанием сжать себя через ебаные трусы, размазать выступивший предэякулят по головке и хоть немного облегчить свое каменное напряжение.

Рид подобрался на локтях, встречая вернувшегося андроида внимательным блестящим взглядом, прикусывая щеку изнутри и на автомате сжимая фалангами простынь, а хотелось тело. Он определенно располосует сегодня чужую спину, проверяя на прочность искусственный скин. В полумраке склонившийся над ним Восьмисотый казался космическим, и руки непослушно легли ему на плечи, вдавили большие пальцы в ключицы, зарылись в мягкие волосы. Туловище дрогнуло под осторожным касанием к шраму, а с губ слетело нечто очень похожее на стон, тут же заглушенный руганью.

- Всё в порядке, очень в порядке, - мужчина чуть шире разводит бедра, позволяя трогать больше и дальше, кожа под ладонями Коннора болезненно горела, распаляя и распаляясь, он не сдержал пробный рывок тазом навстречу, проверяя реакцию партнера. Кажется, тому всё нравилось.

- Детка, сними с меня уже это блядское белье! Пожалуйста, - словно опомнившись добавляет Рид, обнажая шальную улыбку и укладывая ноги на бёдра РК, проезжаясь по гладкому скину правой голенью. Ну же!

Его просьбу выполнили довольно быстро, и стоило боксерам слететь куда-то на пол, детектив слетел за ними. С катушек.

Прижав ногу к животу и принимая максимально открытую позу, он ждёт самого тяжелого - первого контакта. Когда пиздец как нужно расслабиться, потерпеть и качнуться навстречу. Тело замерло, готовясь. Прохладные длинные пальцы дразняще растирали смазку, а детектив шумно вдохнул воздух и откинул голову назад, жмурясь в потолок.

- Да, вот так... сука... - принимать в себя худые фаланги оказалось не так уж легко и быстро, но Рид старался вести себя тихо, не выдавать рвущийся наружу стон, раскусывая губы. Андроид над ним внимательно следил, пырел мужчине в лицо, считывая каждую черточку, морщину и каплю пота, стекающую по виску. Гэвин провел рукой по собственной груди, задевая отвердевшие соски и пробираясь к горлу, сжимая несильно и перекрывая себе кислород. Попросить о таком прекрасное создание он не решился.

- Еще, ну же! - Коннор осторожничал, растягивал медленно, все еще двумя пальцами, вынуждая сдавленные выдохи и рычания уходить в плечо человека, к которому он приник ртом.

Гэвин дергается, широко распахивая глаза, когда Восьмисотый, наконец, попадает в цель, не желая терять это яркое ощущение, Рид двигается навстречу, беззвучно моля ускориться.

- Я всё еще не верю в твой член, красавица,

+3

28

В голове не укладывалось, как человек одновременно может так измениться и остаться самим собой. Коннор смотрел на него сверху вниз, видел все оттенки его эмоций - то, как сильно Гэвину нравится, как он хочет большего, как он наслаждается и словно не может поверить, что это происходит с ним, - и совершенно точно понимал: в Департаменте это был кто-то другой. Гэвин-из-Департамента и этот Гэвин вообще не могли быть одной и той же личностью, но все-таки они были, и Коннор узнавал его в словах, в интонациях, даже в том, как по-собственнически Гэвин требовал всего того, что ему было нужно.

Если бы он захотел подумать сейчас наперед, то задался бы вопросами о том, как они будут в дальнейшем взаимодействовать на работе, как Рид станет смотреть в его глаза, как будет себя чувствовать. Но Коннор не думал; ничего в будущем для него не существовало, как не существовало и пространства за пределами этой квартиры, и других людей, и вообще ничего из того, что не относилось сейчас к Гэвину.

Так было проще и так однозначно было правильнее.

И так он мог намного лучше сосредотачиваться на том, что сейчас делал. Инструкции в сети были подробными и очень разными, Коннор выбрал ту, которая казалась ему подходящей, и она пока неплохо работала: несмотря на то, что Коннор только подготавливал Гэвина, используя смазку и осторожно растягивая его пальцами, ему уже это нравилось.

Благодаря такой реакции Коннору хотелось торопиться, хотелось дать Гэвину больше, и точно так же больше от него получить - этих эмоций, этих чистых, искренних реакций, на которые мужчина был очень щедрым. И он торопился, добавлял пальцы, был смелее в движениях, видя, что ничто в поведении Гэвина не дает понять, что он ошибся.

- Гэв... - он хотел попросить его озвучивать свои чувства снова, чтобы лучше понимать, но в этот момент Гэвин сомкнул пальцы на собственной шеи, и Коннор явственно ощутил, как вся его система сбойнула на одно долгое мгновение.

Если бы диод все еще оставался у Коннора на виске, он сейчас не просто горел бы красным, нет, он бы взорвался к чертям. Коннор прикрыл глаза, сделал глубокий вдох, стараясь снизить температуру у себя внутри, и очень скоро возобновил движения пальцами, уже безо всяких подсказок понимая, что Гэвин вот-вот совершенно не сможет ждать и медлить.

- Значит, я тебя удивлю. - Он отстранился, чтобы снять с себя оставшуюся одежду, а потом выпрямился, давая Гэвину посмотреть. - РК-800 - это передовая разработка и естественно, что за основу молда взяли такие же передовые разработки, Гэвин. И если тебе было так интересно, ты всегда мог спросить.

Он снова взял смазку - не хотел рисковать, и совсем скоро приблизился вплотную к Гэвину. Тот тяжело дышал, уже сам разводил ноги, не допуская никакого промедления, потому Коннор и не стал медлить. Он придерживал ноги Гэвина под коленями, потому что придерживать и направлять себя рукой было без надобности, и внимательно следил за лицом мужчины - он запомнил его удовольствие и теперь только оставалось найти правильный угол и темп, чтобы это повторить.

Коннор знал, что так или иначе, а Гэвин почувствует какую-то боль в начале. От непривычки или по любой другой причине, но это будет, и Коннор был к этому готовым, однако лицо Гэвина не выражало ничего, похожего на отторжение, наоборот - он как будто всю жизнь ждал только этого, и вот наконец получил.

Коннор понял, что может не справиться со своими ощущениями. Гэвин был чересчур открытым и честным, слишком живым для него.

- Не спеши, - тихо попросил Коннор, помогая Гэвину устроить ногу у себя на плече, - я все равно не устану.

Он намеренно не увеличивал темп, чтобы растянуть удовольствие для Гэвина на дольше, а еще он искал то самое место внутри, которое обнаружил пальцами, и от касаний к которому Гэвин начинал толкаться навстречу. Поначалу ему казалось, что это будет трудно, но не прошло и нескольких минут, как Коннор снова почувствовал ту же реакцию, и больше ее не терял.

- Скажи, когда не сможешь, - попросил он, а потом коснулся губами ноги Гэвина, чуть выше щиколотки, не удержавшись от соблазна получить от него еще один стон.

+1

29

Узнай Гэвин от кого-нибудь полгода назад, что произойдёт с ним сегодня - сперва дал бы в ебло, потом рассмеялся и снова отпиздил. Еще каких-то жалких несколько месяцев вспять Рид нервно передергивался, размахивал совсем другим стволом, бесился и ненавидел всё, связанное с пластиковыми правдоподобными куколками из полицейского участка. Шутил шутки про еблю с ними, унижал почем зря любых андроидов, вступающих в его личное пространство, которое он любил распространять сразу на штат целиком. И посмотрите, где теперь убеждения робофобного копа? Там же, куда скоро направится один шикарный пластиковый юноша в прямом смысле слова.

Детектив хмелел душой и телом, пьянел головой, распуская по очереди одного демона за другим, сегодня карт-бланш на любые плотские глупости, ведь в завтрашнем никто не может быть уверен наверняка, оттого мужчина крепче сжимал горло, чувствуя такие правильные прикосновения чужих пальцев. В комнате становилось душно, несмотря на раскрытое настежь окно. Интересно, если всё растянуть на дальше и дольше - стекла запотеют? Рид понял, что окончательно слетел рассудком, раз в мозг приходят подобные мысли, а еще он тянет губы в абсолютно глупой ухмылке, жмурясь от предвкушения.

Поясница отрывается от смятой простыни, выгибаясь, и каждая мышца очерчивается напряженным рельефом. Гэвин не стесняется собственного тела, прекрасная зная, чем и где хорош, но по-настоящему удивляется сладкому паводку чужого голоса. Восьмисотый, кажется, тоже ни капли не тушуется, чуть отводя назад корпус и красуясь. О, он посмотрит. Еще как. Глаза двумя возбужденными черными точками ползут по груди ниже и ниже, находя цель. Детектив подсознательно прикусывает сухие губы, проводя по нижней кончиком языка. В ушах стремительно отбивал набатом пульс. Что ж, браво гениям из Киберлайф, по-другому выразиться нельзя.

- Зачем спрашивать, если можно увидеть, - шальным тоном утверждает полицейский, неотрывно следя за движениями андроида, если тот новичок, то Рид блядская балерина. Нельзя быть таким охуенным и идеальным в первый раз. Но, видимо, Коннору можно. Коннору тут всё можно, что угодно.

Детектив предпочел бы иную позу, но если прекрасному созданию желается так, то никто не против. Гэвин заводит руки назад, хватаясь за изголовье кровати и крепко впиваясь в прутья фалангами. Челюсть плотно сжимается, пока он заставляет себя расслабиться и принять Коннора. Неясно, в ком или чем дело, но происходит это достаточно быстро. И вот уже на первых толчках человек ошалело выдыхает, издавая вполне осознанный стон. Собственный член пачкает смазкой живот, а возбуждению хочется сдаться в ближайшие минуты. Как хорошо, что у Восьмисотого иные планы.

- Затрахаешь меня... до смерти? - сквозь марево умудряется выдавить Рид, тут же вытягиваясь в струну и шипя от резко пронзившего во всех нужных местах удовольствия. Сука, настоящий декаданс плоти.

Когда андроид уложил его ногу на плечо, Гэвин осознал, что медленно и верно уезжает, такая открытая поза, вид на Коннора, своя беспомощность и доверие, блять, если что-нибудь не сделать, он кончит. Позорно изольется прямо на грудь как спермотоксикозный школьник. Только вот... ебучий тостер, во всех смыслах ебучий... решил добить трепыхающиеся на дне остатки самообладания.

- Коннор, - глаза плотно смыкаются, бедра все увереннее поддаются на встречу, принимая и заставляя войти еще глубже. Прикосновение мягких губ к щиколотке почему-то ощущается в тысячу раз острее, чем идеальный член Восьмисотого в сжимающейся на каждом движении заднице.

Мужчина резко меняет положение, неуклюже и дерганно спуская крепкие голени на кровать, а после седлает андроида, сбиваясь с темпа, но притискиваясь к груди партнера максимально близко. Горячо стонет, выравнивая дыхание и пытаясь направить головку обратно, соскальзывая.

- Помоги... мне, - и целует мокро в линию тут же раскрывшихся губ, обводит языком кромку идеальных зубов, просясь внутрь. Гэвин обнимает обманчиво хрупкий разворот плеч, цепляется за усыпанную родинками кожу, ее хочет целовать, трогать, облизывать, раскрасить отметинами. Но, пожалуй, единственным помеченным сегодня будет он. Потому что Коннор кусается. До одури охуенно и ни капли не сдержанно. Там точно нальется синевой под утро. Похуй.

Бедра начинают поступательные движения, теперь никуда не отклоняясь, из горла доносится не до конца человеческое рычание, и Риду нужно ещё, больше, больнее, слаще.

- Хочу объездить тебя, блять, хочу! - он давит на ключицу РК, прося лечь на спину, но натыкается лишь на огромную неподвижную стену, у которой тоже есть свои идеи. И хуй. Ему бы оды спеть - Гэвин поёт, зарываясь носом в шею андроида.

+1

30

Стоило Гэвину начать менять положение, как Коннор тут же насторожился. Что не так? Он не уследил за темпом, не взял во внимание какие-то неудобства, от которых человек устал уже страдать? Несколько вопросов сразу же сформировались в его голове, но не успели воспроизвестись, потому что Коннор выбирал подходящую для них обертку. Он не хотел испортить этот момент, и уже просил Гэвина говорить ему, если что-то будет не так, поэтому пока тот молчит… можно не беспокоиться?

Мысли оборачивались чересчур быстро, ни одна не казалась подходящей, и потому движения Гэвина все-таки оказались быстрее. Коннор легко изменил положение, еще легче ему сделалось, когда он понял, что Гэвин не собирается заканчивать или от него отодвигаться. Смена положения ставила Коннора в иное положение, он теперь смотрел на своего любовника снизу вверх и словно видел больше, чем раньше, хотя и знал - технически это невозможно.

Об этом большем ему говорило то, как Гэвин двигался, как распоряжался своим новым положением, и Коннор вдруг ощутил прилив чувств по отношению к нему, такой сильный и необычный, что он в первый момент растерялся, не зная, что с этим делать. Обняв Гэвина, он начал прикасаться к нему губами, рассеивая внимание так, чтобы не отвлекаться от движений бедрами, чтобы поддерживать его и не давать подняться слишком высоко или опуститься слишком резко. Из-за этого поцелуи получались смазанными, чередовались с укусами, Коннор замирал на доли секунды и не хотел отстраняться даже когда Гэвин попытался опрокинуть его на спину.

Он нагревался изнутри. Почти не контролировал входящие сообщения об изменениях в биокомпонентах, отбрасывал все лишнее, стараясь фокусироваться на том, чтобы следить за Гэвином - его температура тела, частота сердцебиения, прочие подробности, которые наравне со стонами и реакциями Рида говорили Коннору о том, что он получает удовольствие.

И тот, однозначно, получал. Коннор видел тому подтверждение каждую секунду, и еще больше - когда осторожно тронул пальцами его член, а потом, получив еще один стон Гэвина в качестве поощрения, смелее обхватил его всей ладонью. Он очень скоро понял, что нравится мужчине, что заставляет его вздрагивать и просить еще, и делал это, не чувствуя усталости, только получая безграничное удовольствие из-за того, во что Гэвин превратился рядом с ним.

Когда Гэвин кончил, Коннор всем корпусом почувствовал его облегчение и инстинктивно напрягшиеся мышцы. Он бережно обнял мужчину, пока его движения были еще вялыми, и опустил рядом с собой на кровать. Коннор не знал, что дальше нужно делать, и ощущал себя не то чтобы усталым, но где-то на этой грани. И уж точно он хотел быть здесь дальше - когда Гэвин уже придет в себя, когда посмотрит на Коннора, когда впервые что-то скажет: впервые после того, что они двое сделали.

Коннор улыбнулся. Ему хотелось поговорить об этом с Гэвином, но нечто внутри пока его останавливало - очень легко сейчас сказать что-то неосторожное, неправильное, которое за мгновение испортит все, что произошло в этой комнате.

- Как ты себя чувствуешь, Гэвин? - он осторожно тронул рукой лицо Рида, погладил волосы, приминая выбившиеся пряди. Стер капельки пота, выступившие на висках и медленно убрал руку, проведя ею по шее Рида.

Это он тоже запомнил - как Гэвин сам себе сжимал шею, как он выглядел в этот момент. Это обязательно нужно будет обдумать и правильно потом использовать; Коннор не собирался спешить, отлично зная, насколько хрупкой была та тема, которую он только начал познавать.

- Я никогда раньше не видел тебя таким, - добавил он чуть тише, заглядывая Гэвину в глаза, словно желая прочитать в них ответ еще до того, как Рид озвучит его вслух. - Спасибо тебе.

Он благодарил за то, что Гэвин доверился ему, позволил остаться здесь, забыть обо всем остальном мире, про который Коннор и до сих пор отказывался вспоминать - так, словно он может усилием мысли уничтожить его и навсегда остаться в квартире Гэвина, не пересекая больше ее порога.

+1


Вы здесь » Re: Force.cross » // актуальные эпизоды » You're so plastic and that's so tragic


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно